Город в северной Молдове

Среда, 19.09.2018, 18:19Hello Гость | RSS
Главная | от архивариуса - Страница 21 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » НОВОСТИ из различных источников » Немного истории » от архивариуса
от архивариуса
МарципанчикДата: Среда, 08.11.2017, 09:06 | Сообщение # 301
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 408
Статус: Offline
Война чудес
или    Как Иерусалим был освобождён против воли правительства

Правительство Израиля не хотело освобождения Иерусалима и Храмовой горы в ходе Шестидневной войны...
«Кому нужен весь этот Ватикан», - заявил Моше Даян.
Премьер-министр Леви Эшколь договорился с королём Иордании Хуссейном, что будет немного «пиротехники» в районе Армон ха-Нацив, чтобы пустить пыль в глаза президенту Египта Насеру.
Но, видно, вмешалась высшая сила, и Шестидневная война закончилась тем, чему военные специалисты не находят логичного объяснения.
Героизм и мужество наших солдат могли бы объяснить сам факт победы в этой войне, но не её удивительную быстроту и её выдающиеся результаты.


Я называю эту войну Войной Чудес...
Часть этих чудес я обнаружил случайно 10 лет назад, когда услышал в машине по дороге домой интервью с генералом в отставке Авиху Бен-Нуном, участвовавшим в той войне ещё молодым лётчиком. Бен-Нун рассказал, как со всеми ВВС Израиля прошёл на бреющем полете, чтобы их не засекли иорданские радары, и внезапно оказался у цели.
Когда все израильские самолёты пролетают, чуть не задевая верхушки деревьев, при полном молчании в эфире и обходя с фланга над морем, появляются незамеченными над египетскими аэродромами со стороны Каира, при этом не зацепив друг друга, это уже великое чудо.
Но речь идёт о чём-то намного большем.
Во время бомбёжки отведённого ему участка аэродрома Бен-Нун чуть не столкнулся с тяжёлым египетским бомбардировщиком, заходившим на посадку.
Ему пришлось выбирать, ввязаться ли в бой с бомбардировщиком или продолжать выполнять свою задачу, и он выбрал второе.
После этого были сбиты другие египетские самолёты, но опытному лётчику того бомбардировщика удалось уцелеть, применив чудеса аэронавтики...

Перед Шестидневной войной израильское руководство умоляло короля Хуссейна не вступать в войну на стороне египетского диктатора. Молодой король вроде бы соглашался, но как раз в то время, как Бен-Нун и его товарищи бомбили египтян, Насер позвонил Хуссейну и сказал: «Наши самолёты бомбят Тель-Авив и Хайфу с моря, ты хочешь потерять Иерусалим?»
Подозрительный Хуссейн позвонил авиадиспетчеру. (Спустя многие годы, после выхода в отставку, Бен-Нуну довелось встретиться с иорданским бизнесменом, оказавшимся авиадиспетчером, наблюдавшим с вышки из Рамаллы за израильскими аэродромами во время той войны.)

«Хуссейн спросил меня, вижу ли я египетские самолёты над Тель-Авивом, - рассказал позднее Бен-Нуну иорданский бизнесмен. – Я сказал, что ничего такого не вижу, и тут внезапно на экране появились сотни египетских самолётов, направлявшихся к Тель-Авиву, и я сообщил об этом королю».

На самом деле авиадиспетчер, который не мог заметить израильские самолёты на пути в Египет, увидел теперь, как Бен-Нун и его товарищи возвращаются в Израиль, уничтожив египетские ВВС на земле и вернувшись на нормальную высоту.
Он принял их за египетские самолёты, а тот телефонный разговор заставил Хуссейна вступить в войну, которая в конце концов привела к освобождению Иерусалима, Иудеи и Самарии.
Если бы не это невероятное совпадение, восточный Иерусалим так бы и остался в руках иорданцев.
Но чудеса на этом не закончились – они только начались.
«Моя единственная промашка в том день, - закончил Бен-Нун своё интервью, - была в том, что я не сбил египетский бомбардировщик. Ведь позднее оказалось, что в нём находились начальник и все члены генштаба Египта».
И тогда я вспомнил о другом интервью – том, которое дал историк, доктор Ури Мильштейн журналу «Некуда», и вся эта история осветилась по-другому.
Мильштейн не упомянул Бен-Нуна, но сказал, что из-за ошибки израильского лётчика, который не стал сбивать египетский бомбардировщик, удалось уцелеть начальнику генштаба Египта и ...
«Эта ошибка обернулась большой удачей, - продолжил Мильштейн. – Старания египетского лётчика уклониться от удара так напугали несчастного начальника штаба, что он прямо из самолёта послал в армию приказ о немедленной эвакуации всех войск с полуострова Синай».
Здесь следует разъяснить, что все танки и армия Египта окопались на Синае по образцу советской военной доктрины, и выкурить их оттуда можно было только ценой большой крови, а война продолжалась бы гораздо дольше шести дней.
А израильские самолёты дозаправились, снова взлетели и ... ... война на Синае превратилась в основном в погоню за отступающими в панике египтянами.
Здесь не хватит места для описания чудес, происходивших в битвах под Иерусалимом и внутри него, но великий город был в конце концов освобождён вопреки желанию обеих сторон – и арабов, и евреев.


М. Фейглин
Перевод с иврита Н. Буряковской
 
papyuraДата: Воскресенье, 19.11.2017, 09:39 | Сообщение # 302
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1111
Статус: Offline
Эту замечательную историю рассказал спортивный журналист Владимир Гескин...

Итак, лето 80-го. Мне 27, я уже шесть лет работаю в «Советском спорте», являюсь старшим корреспондентом международного отдела, а на время Олимпиады становлюсь чем-то вроде репортёра по особым поручениям. Если происходит что-то неожиданное, должен как можно быстрее оказаться на месте событий — и об этом написать. Или сам это неожиданное найти.

Шатаюсь я по Олимпийской деревне и вдруг вижу маленького пожилого человечка, которого сопровождает эскорт оргкомитетовских бонз. При этом под мышкой у человечка огромный золотой ключ от деревни. Такие вручали только самым почётным её гостям.
Мой клиент! Один из оргкомитетчиков, мой давний знакомый, услужливо шёпотом сообщает: «Арманд Хаммер, президент американской „Оксидентал петролеум“. Большой друг советского народа».
Ну, про друга мне объяснять не надо. Это ведь на его деньги в Москве недавно построили Центр международной торговли (который позже и вовсе будут называть Хаммеровским).
Внедряюсь в группу сопровождения, подсовываю Хаммеру диктофон и, чтобы завязать разговор, задаю в общем-то дурацкий вопрос:
— С таким ключом, мистер Хаммер, вы теперь, наверное, можете приезжать сюда, в Олимпийскую деревню, когда хотите?
Хаммер изучает мою аккредитационную карточку и изрекает:
В этой стране, Владимир, для меня и так все двери открыты!
После чего рассказывает абсолютно фантастическую историю.
О том, как однажды он поздним вечером прилетел в Москву и первым делом попросил привезти его на Красную площадь, где попытался пройти в Мавзолей, который, понятно, уже был закрыт.
Появился начальник охраны, стал объяснять: мол, вы, господин Хаммер, конечно, большой друг (далее по списку), но сейчас в Мавзолей никак нельзя, а вот завтра с утра — конечно, будете первым.
— И тогда я показал ему это, — смеётся Хаммер, предвкушая мою реакцию.
Бережно достает из бумажника пожелтевший листок бумаги и демонстрирует мне.
На листке написано: «Пропускать ко мне товарища Хаммера в любое время дня и ночи».
Подпись: «Ленин».
— Ну и как — пустили вас в Мавзолей? — спрашиваю я.
— Сразу же! Приказа ведь никто не отменял!

Примечание:

Американский предприниматель Арманд Хаммер в 1921 году отправился в РСФСР, чтобы вернуть долг за поставки лекарств во время Гражданской войны.
Но после встречи с Владимиром Лениным, Арманд Хаммер вошёл в круг бизнесменов, приближенных к советским лидерам. 27 октября 1921 года Народный комиссариат внешней торговли РСФСР и хаммеровская «Allied Drug and Chemical Corporation» подписали договор о поставке в Советскую Россию 1 миллиона бушелей американской пшеницы в обмен на пушнину, чёрную икру и экспроприированные большевиками драгоценности, хранившиеся в Гохране.

Вскоре Хаммер стал считаться «официальным другом» СССР.
В 1926 году он предложил создать в СССР первую карандашную концессию, которая в 1932 году была выкуплена государством. Впоследствии это предприятие было известно как Московский завод пишущих принадлежностей им. Сакко и Ванцетти.
Хаммер ненадолго вернулся в Америку, где основал новую компанию — «Allied American Corporation», а затем с братом Виктором отбыл в Москву, где прожил восемь лет, представляя интересы многих американских компаний.
Покупая в конце 1920-х — начале 1930-х предметы старины, картины, скульптуры из Ленинградского Эрмитажа и таким образом собрал большую коллекцию предметов искусства.
В частности, по бросовым ценам вывез из СССР и перепродал на Западе яйца Фаберже...




Брежнев и Хаммер
 
СонечкаДата: Суббота, 25.11.2017, 14:09 | Сообщение # 303
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 279
Статус: Offline
Из рассекреченных не так давно архивов бежавшего на Запад сотрудника КГБ вскрылось, что глава Палестинской автономии Махмуд Аббас c 1983 года был советским агентом под кодовой кличкой «Кротов».
Военный обозреватель Jewish.ru рассказывает, как Ясир Арафат и другие его сподвижники работали на КГБ...

В 1992 году бывший сотрудник архивного отдела Первого главного управления КГБ СССР Василий Митрохин бежал на Запад и ему удалось вывезти с собой большое количество материалов, которые, как он утверждал, были копиями секретных документов, переписанных им во время работы в архиве. В ЦРУ отнеслись к этим материалам с недоверием, а вот британцы из MI-6 заинтересовались.
В итоге все эти документы, названные «архивом Митрохина», на протяжении почти четверти века были предметом внимательного изучения западных разведок.
Для широкой публики архивы всё это время оставался закрытым.

Однако полтора года назад часть документов рассекретили, и материалы попали в руки израильских исследователей из Института Трумэна, которые, как выяснилось, и обнаружили в них информацию о нынешнем лидере Палестинской автономии Аббасе, который, наряду с  Арафатом был одним из главарей террористической организации ФАТХ, ставшей ядром Организации освобождения Палестины (ООП).
В 1982 году Аббас учился в Москве, в аспирантуре Института востоковедения Академии наук СССР, директором которого являлся Евгений Примаков, ставший впоследствии главой Службы внешней разведки России. Аббас защитил кандидатскую диссертацию по вполне характерной для той эпохи теме «Секретная связь между нацизмом и сионизмом». Вероятно, именно в то время он был завербован КГБ...
Несмотря на небольшие сомнения в достоверности «архива Митрохина», тесное сотрудничество между КГБ и Аббасом выглядит для того времени более чем естественно.
О том, что с конца 1960-х годов ООП являлась, по сути, инструментом КГБ в холодной войне со странами Запада и Израилем, рассказал в своих воспоминаниях бывший глава румынской Службы внешней разведки (DIE) генерал-лейтенант Ион Михай Пачепа, бежавший в США в 1978 году. Организатором этого проекта он назвал Юрия Андропова, возглавлявшего КГБ на протяжении 15 лет, с 1967 по 1982 годы, и стремившегося ослабить Израиль и подорвать американские позиции на Ближнем Востоке.
По воспоминаниям Пачепы, в КГБ перевели на арабский язык и активно внедряли в мусульманские страны известную фальшивку – «Протоколы сионских мудрецов», якобы доказывающую стремление евреев захватить власть над миром, а также распространяли другие аналогичные пропагандистские материалы, разжигающие антисемитские, антиизраильские настроения.
Одновременно Арафат усилиями КГБ был превращён из рядового египетского марксиста в лидера не существовавшего до той поры «палестинского народа».
Сначала его обучали на спецкурсах КГБ в Балашихе, потом создали ему новую биографию, по которой родом он был уже не из Каира, а из Иерусалима.
Подобрали подходящий образ идеологического предшественника – иерусалимского муфтия Амина аль-Хусейни, поддержавшего в свое время Гитлера и нацистов. Издавали пропагандистский журнал и от имени Арафата регулярно распространяли его по всему арабскому миру.
И к 1967 году, окончательно сформировав Арафату идеологию, добились его назначения председателем ООП, а уже два года спустя подопечный объявил войну «американскому империализму-сионизму».//
По воспоминаниям Пачепы, в 1972 году Андропов в разговоре с ним рассказал о намерении превратить Арафата пусть и в номинальную, но политическую фигуру и постепенно продвинуть ООП к власти и образованию государственности.
Тот же Пачепа свидетельствует, что
 КГБ вместе со спецслужбами стран румынской «Секуритате» и восточногерманской «Штази» активно тренировали, вооружали и финансировали арабских террористов, учили их проводить диверсии и захватывать самолёты.
По словам Пачепы, за время его работы в румынской разведке КГБ «тайно взял на себя ответственность» – иными словами, отчитался перед руководством об этих операциях, как о своих – за 11 терактов на территории Израиля, включая нападение на аэропорт Бен-Гурион 30 мая 1972 года и взрывы на площади Сион в Иерусалиме 4 июля 1975 года...
Так что новость о тесных связях с КГБ Махмуда Аббаса, возглавившего Палестинскую автономию после смерти Арафата, трудно назвать столь уж неожиданной или удивительной.
 
ПинечкаДата: Среда, 29.11.2017, 15:50 | Сообщение # 304
неповторимый
Группа: Администраторы
Сообщений: 1194
Статус: Offline
много ещё тайн в архивах сокрыто, но и без их рассекречивания знаем мы бандитов и подлецов, до власти дорвавшихся...
 
ПримерчикДата: Вторник, 26.12.2017, 15:43 | Сообщение # 305
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 470
Статус: Offline
На цветной фотографии, которая была опубликована в августе 2001-го в газете “Макор Ришон, видны Перес и Арафат, любовно пожимающие друг другу руки. Под фотографией подпись – “Преступников Осло – к суду!“.
Намерения тех, кто поместил эту фотографию, было, конечно, наилучшими.

Действительно, настало время призвать к ответу тех, кто привёл нас к лживой и кровавой путанице, называемой “соглашениями Осло“...
Но есть в публикации этой фотографии некоторые логические и моральные проблемы.
Уклонившись от них авторы попадают в положение, которого они не заслуживают.
Первая проблема – “техническая“, поэтому она наименее важная.
Эта проблема: “А кто будет судить?“.
Авторы публикации исходят из предположения, что в Израиле есть достаточно объективная судебная система, чтобы найти очевидным преступникам - архитекторам Осло - соответствующее наказание. Каждый, у кого есть голова на плечах, понимает, что в сегодняшнем Израиле судебная система политизирована, идеологизирована и коррумпирована.
Можно сказать с полной уверенностью, что если Шимон Перес и предстанет перед судом существующей судебной системы за свою роль в “ословских соглашениях“, то, скорее всего, он будет оправдан и получит полную легитимацию своим действиям. В результате у Переса появится репутация невинной жертвы преследований, а истцам придется оплачивать огромные судебные издержки.
Но эта «техническая» проблема не отрицает полезности публикации.
Сама идея о необходимости суда над архитекторами Осло свидетельствует о возвращении израильского общества к нормальным ценностям и неизвращенной морали.
Поэтому сам факт публикации очень важен.
Но здесь возникает следующая уже не техническая, а моральная проблема.
И это вопрос не “кто будет судить? “, а “кого будут судить? “...

Мне очень хотелось опубликовать на следующей неделе на том же самом месте, в том же формате и цветовом оформлениии фотографию Нетаниягу, двумя руками пожимающего руку Арафата. А внизу подписать: “Преступников Осло – к суду?“.

Потому что какая, собственно, разница между их преступниками и нашими преступниками?

Перес и Рабин по крайней мере действовали от имени левых, Нетаниягу же дал полную легитимацию Арафату и “ословскому процессу“ от имени большинства читателей этой статьи.
До победы Нетаниягу на выборах было понятно, что полстраны неприемлет “процесс Осло“. Протесты, демонстрации, попытки гражданского неповиновения, не оставляли сомнения, и в израильском обществе и во всём мире, что “ословский процесс“ не стал общепризнаным в израильском обществе.
Поэтому у нового демократически избранного руководства было полное моральное право положить ему конец. Нетанигу был выбран именно для того, чтобы покончить с «Осло» и спасти государство Израиль.
У него было множество формальных оснований сделать это, ссылаясь на прецеденты, предусмотренные в самом соглашении.
Самый лучший момент для этого представился после открытия туннеля Хасмонеев, когда арафатовцы убили 16 наших солдат.
Но, фактически, Нетаниягу даже не нуждался в предлоге.
Мы все заплатили достаточно дорогую цену в борьбе с Осло и с диктатурой левого истэблишмента, чтобы дожидаться ненужных оправданий из уважения к навязаннаму нам кровавому соглашению.
Мы приложили много усилий к избранию Нетаниягу. Но он предал своих избирателей, погнался за поддержкой левых, и продолжил со всей энергией самоубийственный процесс Осло – от имени тех, кто на него надеялся...
Как Рабин и Перес, Нетаниягу продолжал давать оружие палестинцам.
Он отдал им часть нашей Родины, отдал Хеврон - город наших праотцов, (в частности, квартал Абу-Снена, откуда застрелили десятимесячную Шалгевет, да отомстит Господь за её кровь).
Нетаниягу отдал то, что Рабин не осмеливался отдать, и всё это он совершал с обворожительной улыбкой.


Грустно видеть, что правые снова поддаются обаянию этого болтуна.

По крайней мере, один важный вывод мы должны сделать из этой истории: одних популистских трюков не достаточно, чтобы исправить последствия страшной ошибки Осло.

М. Фейглин
 
СонечкаДата: Понедельник, 08.01.2018, 16:27 | Сообщение # 306
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 279
Статус: Offline
Сикстинская Мадонна и Рабинович

...за этим звучащим, как анекдот, заголовком — подлинная жизнь, удивительнейшим образом соединившая в себе мужество, трагедию, случай, благородство, талант.

У человека, который прожил её — юбилей, но его давно уже нет на свете. Почему мы так мало о нем знаем?

1 января 2018 года исполнилось 105 лет со дня рождения талантливого художника и писателя Леонида Волынского (настоящее имя Леонид Наумович Рабинович).

За несколько последних десятилетий его имя было основательно забыто. Будто и не было такого человека...

Миллионы человеческих жизней, человеческих судеб столкнулись, переплелись в мае 1945 года в Германии в последние дни войны. Но именно ему, младшему лейтенанту Рабиновичу, суждено было найти и спасти от уничтожения сокровища Дрезденской галереи, в том числе и «Сикстинскую мадонну» Рафаэля. А уже после войны написать об этом книгу «Семь дней».

Судьба: Спасение красноармейца Рабиновича

О, это особенная история! Вот что рассказывает внучка писателя Елена Костюкевич, уехавшая из Киева в возрасте 10 лет в Москву, и уже более 33 лет живущая в Италии:
– Дед заболел, когда мне было девять лет. Каждая подробность, которую он успел рассказать мне, впечатана в мою память. Осенью 1941 года ушедший добровольцем на фронт Леонид Рабинович, художник Киевского театра оперы и балета, попал в печально знаменитое окружение под Киевом, и в немецкий плен. Раздетый и разутый, дед стоял в шеренге отобранных для расстрела коммунистов и евреев. Перед обреченными прохаживался немецкий офицер…
…Я встретился с ним взглядом, – вспоминал дед – и здесь произошло то, чего не объяснишь никакими другими словами, кроме слова «судьба». Он спросил:
– А ты чего здесь стоишь?
Я молча пожал плечами. Он спросил:
– Комиссар?
Я качнул головой: «Нет». Это была правда. Вряд ли я стал бы лгать в ответ на следующий вопрос. Но больше он ничего не спросил. Видно, моя наружность никак не сходилась с его представлениями о тех, кому следовало умереть.

На какую-то долю секунды все повисло на острие иглы; он повернулся к унтер-офицеру, сказал ему что-то – быстро, отрывисто, а затем крикнул мне:
– Weg! (Пошел прочь!) Лезешь куда не следует…
Что это было? Чудо? Да, но не только.

Это было первое звено в цепи почти невероятных событий, о которых, наверное, так никогда и не узнал тот немецкий офицер.

Да и мог ли он предположить, что спасенный им от безвестной братской могилы во рву пленный, носящий, наверное, самую еврейскую из всех фамилий – Рабинович, сын отца и матери, ставших пеплом Бабьего Яра, бежит из лагеря для военнопленных, сквозь все мыслимые и немыслимые мытарства пробьётся к своим, чудом вывернется из проверочной мясорубки в «органах» Красной армии, вернётся на фронт, дойдёт до сметённого с лица земли авиацией союзников города Дрездена, и войдёт в него не мстителем, а чтобы спасти от неминуемой гибели величайшее достояние немецкого народа — шедевры Дрезденской галереи…

Вот такая получилась грандиозная в своей пронзительной простоте и ясности метафора о том, что никакое добро не бывает бессмысленным.

Как это было: Дрезденская эпопея

Май 1945 года. Прекрасный ещё совсем недавно Дрезден лежит в сплошных руинах. Десятки тысяч погибших. Авиация англичан уничтожила Цвингер – музей-дворец, в котором экспонировались картины знаменитой Дрезденской галереи.
Город занят войсками 5-й гвардейской армии, в составе которой существовал специальный батальон для поиска спрятанных культурных ценностей, вывезенных из оккупированных нацистами стран или хранившихся в музеях Германии.

Группу, которой было поручено узнать хоть что-нибудь о судьбе сокровищ Дрезденской галереи, возглавил 32-летний младший лейтенант Леонид Рабинович. Ведь до войны он окончил Киевский художественный институт и к тому же свободно говорил по-немецки. Группа приступила к поиску сразу же.
Риторический вопрос: мог ли человек, попавший в центр всех этих невероятных событий, не рассказать о них другим людям?!

Так и стал ветеран великой войны, художник Леонид Рабинович писателем Леонидом Волынским.
Он написал не одну книгу, но главная эта – «Семь дней», ведь она о главном деле его жизни.
Вот – первый день:
«Из-за поворота навстречу вырывается мотоциклист. Поравнявшись с нами, он резко снижает скорость и, махнув рукой, успевает крикнуть:
– Сикстины в Дрездене нет!
И уносится дальше, оглушительно треща, окутанный облаком рыжей кирпичной пыли.
Это капитан Орехов из штаба дивизии. Ещё неделю назад, сидя на обочине дороги, мы с ним промеряли по карте расстояние до Дрездена, говорили о предстоящем большом наступлении и о том, что может произойти с Дрезденской галереей, если в городе завяжутся уличные бои…»
Армейская разведка на тот момент не имела никаких данных о местонахождении картин и скульптур.
И вот поисковая группа, в состав которой также входили сержант Олег Кузнецов и шофер Захаров, в разбомбленном дворце: тщательно осматривают развалины, спускаются в подвалы, пытаются вникнуть в содержание разбросанных повсюду бумаг.

Ничего. Картин в Цвингере нет, да и зацепиться в их поиске не за что.
Хорошо владея немецким, лейтенант Рабинович ищет контакты с местными жителями, но успехи незначительны, немцы не доверяют офицеру Красной армии.
Но всё же Леониду Наумовичу удается узнать о некой секретной операции под грифом «М», проводившейся в Дрездене в конце января 1945 го, когда все прилегающие к музею кварталы были оцеплены полицией, а из музеев по ночам что-то вывозилось.

Леонид попытался разыскать свидетелей, сотрудников музея. Их нигде нет.
И только хранительница Альбертиниума (собрание скульптур) после длительных расспросов предположила, что картины могли быть перевезены в здание Академии, стоящее над Эльбой...

Следующий этап – немедленно в обгоревшее здание Академии.
Бойцы осматривают подвал, и вдруг свет фонарика падает на выделяющуюся свежей штукатуркой часть стены.
Оперативно прибыли солдаты с инструментами, стена проломлена. Поисковая группа входит в пролом, и о чудо! – слабый луч фонарика выхватывает из тьмы фрагмент мраморной скульптуры. Вот ещё скульптура, ещё и ещё…
Здесь же группа обнаружила шесть ящиков с толом и детонаторами. провода от них выведены наружу. Взрывчатку тут же обезвредили...
Первый итог: спасена коллекция скульптур Альбертиниума, но картины не найдены.

В углу стоит неприметный шкаф-секретер.
В нём-то и оказалась картотека сокровищ Дрезденской галереи, и в ней, среди документов Рабинович находит сложенный вчетверо лист плотной бумаги.
Леонид Наумович в воспоминаниях рассказывал так: «Разворачиваю. Так называемая немая карта – такие нам раздавали когда-то в школе на уроках географии. В центре Дрезден. Извилистая линия Эльбы. И десятки пометок – буквы, точки, значки».
Это знак: поиск идет в правильном направлении.
Офицер совмещает «немую» находку с военной картой. Остаётся только понять смысл обозначений «PL» и «Т». Зато понятно где это: при совмещении карт получилось, что место, обозначенное буквами «PL», находится в 10 км от города Мариенберг, а место, обозначенное буквой «T», – в 30 км к югу от Дрездена.
На календаре – 9 мая 1945 года.
Группа выезжает на место, а там – чистое поле, не за что взгляду зацепиться.
Бойцов охватывает сомнение: там ли ищем?! На горизонте виднеется какая-то рощица. Что там? Дорога, круто спускаясь вниз, приводит к старой каменоломне. Вход завален камнем и блоками...

…Когда пыль осела, впереди стал виден вход в туннель (вот что обозначала буква «Т»!) и стоящий в нём на рельсах товарный вагон… Он был доверху забит картинами Рембрандта, Джорджоне, Рубенса… Здесь же плоский ящик размером метра 3 х 4. Что в нем? Леонид боялся поверить догадке.
Ящик бережно перенесли в кузов грузовика и медленно, осторожно, оберегая драгоценный груз от малейшей тряски, привезли в батальон. Вскрыли цейсовские замки ящика.
Все подтвердилось! Из ящика на своих спасителей глядела «Сикстинская мадонна»…
Потом, между селами Покау («Р») и Ленгенфельд («L») поисковая группа нашла заброшенную, полузатопленную известняковую шахту, в ней погибали от грибка и влаги около 350 картин. В том числе всемирно знаменитые – «Автопортрет с Саскией» Рембрандта, «Святая Инесса» Риберы, «Спящая Венера» Джорджоне, прославленный «Динарий кесаря» Тициана… Известковая вода уже частично повредила полотна. Их срочно вывезли в Москву и Ленинград для реставрации, но в течение многих лет практически не упоминалось о том, что 478 картин, произведения Рубенса, Лукаса Кранаха Старшего, Лукаса Кранаха Младшего, попали на реставрацию в Киев.

В 1955 году ВСЕ сокровища Дрезденской галереи были возвращены в Германию.

После войны: Киев ничего не помнит…

Он вернулся с Победой в родной Киев. Отец и мать лежали в Бабьем яру…
Жена и дочь чудом спаслись, сумев эвакуироваться в последний момент.
Писатель Леонид Волынский написал не так уж мало, но прожил после войны всего 24 года…
Эти 20-25 послевоенных лет были особенные для Киева.

Внучка писателя Елена Костюкевич – переводчица с итальянского произведений Умберто Эко преподаёт в Миланском университете, а осенью 2012 года принимала участие в работе Львовского форума книгоиздателей.

Она многое знает и помнит о своём деде: «Он умел спроектировать красоту (дизайнер Божьей милостью) и создать мелкие чудеса своими руками, буквально из никаких материалов (из пробки от шампанского… из ореха).

У него был ни с чем не сравнимый, никогда более мне в жизни не встретившийся художественный вкус.
Изящество. Благородство.

Больше всего на свете, кроме жены, он любил искусство.

Из его друзей — а среди них были Виктор Некрасов, Давид Самойлов, Семен Лунгин, Зоя Богуславская, архитектор Авраам Милецкий и многие другие — сегодня в живых остались единицы, перечтёшь по пальцам.

Киев в шестидесятые годы воспринимался моей семьёй как средоточие давления цензурного, кагебэшного вмешательства в личную, интеллектуальную и душевную жизнь человека. Мой дед и его близкий друг Виктор Платонович Некрасов, с которым они каждый вечер общались, и я это могла наблюдать, – они говорили только о том, когда же, наконец, в Москву…

Там, конечно, та же советская власть, но она не такая. Это объясняли так: когда в Москве «стригут ногти» – в Киеве «рубят пальцы».

Дед упивался чужими культурами, написал очерки о Грузии и Армении, книгу о старой русской архитектуре, о Кижах и Валааме, а за границу его выпустили всего один раз, незадолго до смерти – в Болгарию, и он написал очень талантливые фрагменты «Болгарские записные книжки».
Он диктовал их бабушке и маме уже прикованный к постели, а я, ребенок, нажимала на крупные кнопки скрипучего портативного магнитофона «Весна».
Писатель одним из первых честно рассказал о трагедии советских военнопленных. Эти события осени 41-го, которые были частью его судьбы, описаны Волынским в повести «Сквозь ночь».

Его друг, также фронтовик Виктор Некрасов, назвал её лучшим, что есть на эту тему в советской литературе.

Помимо взаимной человеческой симпатии, возникшей вопреки, а может и благодаря различию характеров этих людей, их объединяли общие творческие интересы, сходные увлечения.
Оба на основе опыта личного участия в Великой Отечественной войне создали о ней сильные произведения.
Оба обращались к любимому жанру путевых очерков, жанру, который по цензурным причинам в советское время увядал.
Оба обогащали этот жанр серьезной и тонкой интерпретацией истории и культуры разных народов.

«Он был моим первым читателем, а я его… Он не мог без работы. Он задыхался без неё. Или ездить, смотреть, знакомиться с людьми — или писать», — сказал о своём рано ушедшем из жизни друге Некрасов в небольшой статье-некрологе, предварившей посмертно напечатанные в «Новом мире» «Болгарские записные книжки» Волынского.

«Сикстинская Мадонна» появилась на свет в 1512 году в Пьяченце, где Рафаэль работал над алтарем капеллы монастыря святого Сикста, и оставалась там более двухсот лет, пока саксонский курфюрст Август III не выкупил её за баснословные по тем временам 20 тысяч цехинов...

подробнее читайте здесь: https://evreimir.com/137352....afaelya
----------------------
А Леонид Наумович Рабинович-Волынский родился 19 декабря 1912 года (по новому стилю 1 января 1913 года) в Одессе.

Большую часть жизни Леонид Волынский прожил в Киеве. До войны окончил Киевский Художественный институт и затем работал в Киевском театре оперы и балета художником декоратором.

После войны стал писателем. Книга «Семь дней» выдержала три издания (1958,1960,1971).

По ней в1960 году в ГДР был снят фильм.
Кроме этого Леонидом Волынским было создано несколько книг, жанр которых можно определить как «популярная литература об искусстве».

Это «Лицо времени» — о русских художниках-передвижниках; «Зелёное дерево жизни» — о французских импрессионистах (тема в конце 50-х ещё полузапретная); «Дом на солнцепёке» — о Винсенте Ван Гоге.

***
Леонид Наумович Волынский скончался 28 августа 1969 года.

 
ПинечкаДата: Пятница, 12.01.2018, 08:22 | Сообщение # 307
неповторимый
Группа: Администраторы
Сообщений: 1194
Статус: Offline
Рождество жидово

Никогда не справлял Рождество – просто не мой праздник. Но год назад я впервые выпил за этот день. Мы провели весь тот день в Каунасе – в печально известном Девятом форте, именно там я впервые услышал невероятные подробности знаменитого побега... 

К декабрю 1943 года в Девятом форте осталось всего 64 узника.
Нацисты оставили эту группу в живых, чтобы с её помощью попытаться скрыть следы своих страшных преступлений: их заставляли ... выкапывать трупы из мест массовых захоронений, сжигать их на кострах, а затем растирать обугленные кости в прах и смешивать его с землей.
Сложно представить, что чувствовали эти евреи, но они точно понимали – никто их живыми из Девятого форта не выпустит. Как только они закончат "убирать", их сразу убьют.
Выход был только один – бежать.

Первый план побега Алекс Файтельсон, Берка Гемпель, Шимка Эйдельсон и Моше Левин разработали в начале декабря 1943 года – надо было перебить внутреннюю охрану, потом с помощью захваченного оружия уничтожить охрану по периметру Девятого форта, а затем – бежать.
Но план не прошёл - немецких охранников было слишком много, всех не перебить...

Новый план, утверждённый всеми узниками, предполагал побег через тоннель, в котором хранились дрова. Однако проход в него закрывала  железная дверь, и подкоп под ней сделать было невозможно. Тогда узники самодельными сверлами просверлили множество дырок в двери, за день удавалось просверливать всего несколько отверстий, которые затем залеплялись глиной или хлебным мякишем – чтобы немцы их не заметили.
Всего таких отверстий было 350 – достаточно было удара, чтобы в двери появилась «форточка».

Помню, как я стоял год назад у этой «форточки» и не мог поверить, что через неё вышли на свободу 64 человека. На мой взгляд, в лучшем случае через неё могла пролезть только кошка. Про себя со своей фигурой гиппопотама я вообще не говорю. И ещё я смотрел на ботинки, которые носили узники – весили они килограммов пять.
И как в них вообще можно бежать – непонятно.
Заранее еврейские умельцы изготовили дубликаты ключей камер и лестничных проходов, по которым они должны были спуститься со стены форта.

Сам побег был назначен на исход субботы, в ночь на Рождество – в расчёте на то, что вся охрана форта в этот день перепьётся и не заметит того, что творится у неё под носом.
И этот расчет сработал!
К вечеру немцы дали узникам шесть литров водки и каждому по пачке сигарет, но Алекс Файтельсон водку пить запретил – беглецам необходимо было сохранить трезвость...

Наконец после девяти вечера, когда немцы ушли, Шимка Эйдельсон отодвинул заранее ослабленную штангу двери своей камеры, выбрался в тюремный коридор и начал открывать изготовленными ключами камеры. Люди выходили молча, организованно, стелили на полу одеяла, чтобы охрана не услышала звуков шагов.
Затем одеяла были расстелены вдоль коридора и на лестнице, ведущей к тоннелю.
У входа в тоннель все беглецы в соответствии с договорённостью выстроились в две колонны – каждый точно знал своё место.
Когда дверь в тоннель была проломлена, узники так же организованно бежали из тюрьмы, а потом в маскировочных халатах-простынях с помощью саморучно сшитых тряпичных лестниц спустились со стен Девятого форта.
Немцы спохватились через четыре часа... 
На поиски 64 беглецов были  брошены полиция Каунаса, гестапо, части СС и даже армейское подразделение, но так никого и не нашли.

Судьбы бежавших в ту ночь сложились по-разному: часть из них не дожила до конца войны, погибнув в Ковенском гетто.
Другие выжили, многие спустя десятилетия репатриировались в Израиль.
Сам Алекс Файтельсон, написавший замечательную книгу воспоминаний о тех событиях, скончался в  городе Гиватайме в 2010 году...

В прошлое Рождество в Каунасе дул пронизывающий ветер. Было холодно, но без снега.
В ту ночь, когда они бежали, было, по воспоминаниям Файтельсона, куда холоднее.
Когда мы вернулись вечером в гостиницу, я плеснул себе в стакан виски и поднял бокал в символическом жесте.
Я впервые в жизни пил за Рождество – пусть, возможно, и по другому поводу, чем остальные жители простиравшегося за окном Вильнюса.
Но я пил за Рождество. 
Потому что, если бы не Рождество, вся эта блестяще спланированная операция была бы невозможна. В ту ночь эти евреи родились заново – для каждого из них это было его личное Рождество.


П. ЛЮКИМСОН
 
KiwaДата: Суббота, 20.01.2018, 13:30 | Сообщение # 308
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 399
Статус: Offline
Неизвестная Масада Холокоста

31 августа 2016 исполнилось 75 лет со дня самосожжения евреев города Мозыря...
Это был последний день лета и последний день жизни. Белорусский Мозырь в 41-м ещё не был невзрачным гомельским райцентром и уже не был милым дореволюционным еврейским местечком. Мозырь был областным центром — ​тогда в БССР существовала Полесская область.
Немцы заняли город 22 августа. А 31 августа  —  на девятый день оккупации  —  он стал новой Масадой.


СПРАВКА «НОВОЙ»

В 70-м году нашей эры, подавив восстание евреев, римляне разрушили Иерусалим и Второй Храм. Около тысячи человек бежали из Иерусалима в крепость Масада недалеко от Мертвого моря.
Они удерживали крепость три года.
Когда римские рабы построили осадный вал и стало ясно, что крепость не удержать, Элазар бен Яир призвал защитников крепости добровольно уйти из жизни, чтобы не быть рабами Рима.
Иосиф Флавий писал в «Иудейской войне»: "Он собрал наиболее решительных из своих товарищей и обратился к ним со следующей речью:
Уже давно, храбрые мужи, мы приняли решение не подчиняться ни римлянам, ни кому-либо другому, кроме только Б-га, ибо он один истинный и справедливый царь над людьми…
Пусть наши жёны умрут неопозоренными, а наши дети — ​не изведавшими рабства…
Умрём, не испытав рабства врагов, как люди свободные, вместе с жёнами и детьми расстанемся с жизнью."

Потом жребий определил десятерых, которые должны были убить всех остальных. А затем — ​тоже по жребию — ​из оставшихся был выбран один, которому предстояло убить девятерых, поджечь крепость и покончить с собой...

------------------

31 августа 1941 года, в воскресенье, несколько еврейских семей собрались в доме № 19 на улице Пушкина. Там жили Гофштейны. Что делают немцы с евреями в оккупированных городах, все они уже знали. Многие польские евреи успели сбежать на восток осенью 1939 года и оказались в белорусских и украинских городах.
А 24 августа всесоюзное радио транслировало митинг еврейской общественности. И великий актер Соломон Михоэлс, уже после войны убитый НКВД в Минске, рассказывал по радио, что рейх собирается уничтожить весь еврейский народ.
Рассчитывать, что немцы обойдутся «куркой, млеком, яйком», было невозможно...

В доме Гофштейнов собрались Гутманы, Зарецкие, Гофманы, Домничи, Рогинские — ​сейчас известно уже 32 имени.
Жители Мозыря, пережившие оккупацию (евреев среди них не было: те, кто не сбежал и не поджёг себя, были уничтожены в местном гетто), рассказывали, что всего в том доме было то ли 37, то ли 40 человек.
Вспомнили предков и решили, что уж лучше умереть по собственной воле, как в Масаде.
А значит, нужно, как в Масаде, бросить жребий.
Одному из них придется облить керосином дом, зажечь спичку и бросить её.
Одному из них нужно это сделать, как сделали предки, чтобы не сдаться римлянам.
Один из них обязан не отдать их всех новым римлянам...

Сгореть должны все: от шестилетнего Шлёмы Гофштейна до 81-летнего почтенного Ниселя Гутмана.
Жребий выпал 19-летней Соше Гофштейн. Она подожгла дом.
Евреи горели с молитвенниками в руках. Они сделали выбор.

Остальных спустя несколько дней согнали в Ромашов Ров в гетто и постепенно, «под настроение», небольшими партиями убивали. Последний узник гетто был убит 7 января 1942 года...

------------------

На том месте остался только фундамент. Никто после войны не хотел там строить дом.
А если приезжал неместный и готов был там поселиться — ​ему рассказывали, что произошло в доме № 19 на улице Пушкина в 41-м. И новосёл предпочитал искать что-нибудь другое.
Тем более что в местном краеведческом музее была экспозиция, посвящённая самосожжению мозырских евреев с указанием места.
А потом экспозицию убрали, как будто ничего и не было...

И четыре десятка лет эта история была будто бы легендой.
Но в 90-е внук Ниселя Гутмана Яков, живший к тому времени в Нью-Йорке, начал борьбу за память деда и ещё нескольких десятков еврейских героев и решил увековечить белорусскую Масаду.

В 2003 году он привёз в Мозырь валун с мемориальной доской, где на иврите, по-английски и по-белорусски было написано: «Белорусская Масада. На этом месте будет установлен памятник мозырским евреям, которые совершили самосожжение 31 августа 1941 года. Они посчитали лучшим умереть, чем покориться врагу. Всемирная ассоциация белорусских евреев. Проект сохранения еврейского наследия в Восточной Европе».

Через месяц камень убрали по решению мозырского исполкома.
А через семь лет, после долгой переписки с Яковом Гутманом и еврейскими общественными организациями, после писем Александру Лукашенко от мэра израильского Ашдода, где один из парков назван именем героев Мозыря, — ​всё-таки установили свой, одобренный камень, с политкорректной надписью: «Место самосожжения мирных жителей г. Мозыря в 1941 году».
Ну да, слово «еврей» советским и постсоветским чиновникам почему-то всегда кажется не очень приличным. Его будто бы вслух произносить нельзя.
Так что пусть будут просто мирными жителями.

Но Яков Гутман не угомонился. И накануне 70-летия трагедии, местные власти установили новый камень, где написано, что на этом месте вознеслись в небеса души мозырских евреев, погибших в самосожжении.

Мозырский валун

Про самого Гутмана говорили: ну это же не дело — ​по собственному желанию памятники устанавливать, эдак каждый начнёт валуны с надписями ставить где хочет.
Нет, как раз это — ​дело!

Потому что если бы не внук Ниселя Гутмана, с 1995 года обивавший пороги чиновничьих кабинетов, если бы не его «самоуправство», никакого памятного знака на месте белорусской Масады не было бы до сих пор.
А спустя ещё пару десятков лет и местные бы забыли, что Мозырь — ​это Масада XX века.
Так положено: Сын читает Кадиш усопших в память о покойном отце в течение 11 месяцев со дня его смерти.
Поминальную молитву Изкор читают в память об ушедших родственниках четыре раза в году...


А бьются в стены и двери, чтобы увековечить память родных-героев, — ​до последнего!..
Хоть бы и всю жизнь. Пока не добьются.


Сообщение отредактировал Kiwa - Суббота, 20.01.2018, 13:38
 
REALISTДата: Суббота, 27.01.2018, 02:48 | Сообщение # 309
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 202
Статус: Offline
ПАМЯТИ ПОГИБШИХ В ГОДЫ ХОЛОКОСТА

https://www.youtube.com/watch? v=OcCo3uYLAxQ&app=desktop


Сообщение отредактировал REALIST - Суббота, 27.01.2018, 02:50
 
ПинечкаДата: Воскресенье, 04.02.2018, 16:38 | Сообщение # 310
неповторимый
Группа: Администраторы
Сообщений: 1194
Статус: Offline
...Однажды он сказал Дейлу Карнеги: «Если жизнь подсовывает тебе лимон, сделай из него лимонад».Он, прошедший путь от владельца захудалого ателье до хозяина крупнейшей торговой сети, знал, о чём говорил.

Когда «лимоны» у Джулиуса Розенвальда стали долларовыми, он выжимал из них добро: помогал сиротам, открывал больницы для евреев и тысячи школ для негров.

Джулиус Розенвальд родился в иллинойском городке Спрингфилд 12 августа 1862 года в эпоху Авраама Линкольна и всего в квартале от дома, где тот жил. Достойный сын предприимчивых еврейских эмигрантов из Германии был человеком дела –закончив школу, он решил не тратить время на университеты и перебрался в Нью-Йорк, чтобы работать помощником у братьев отца, которые держали магазин одежды.
Страсть к продажам у Джулиуса была с детства – ещё мальчишкой за два цента он продавал брошюры и литографии с изображением знаменитого памятника Линкольну и подрабатывал в магазине родителей по субботам.
Семья была очень религиозной, но не ортодоксальной – работа в строгий день отдыха была одной из вольностей, которые позволялись торговцам из иудеев-реформистов. Торговля вообще была семейным занятием Розенвальдов – отец Джулиуса успешно продавал готовое платье в Иллинойсе, а мама Августа Хаммерслаф была из семьи, которая еще в Германии владела фабрикой по пошиву мужской одежды. По легенде, именно дядя Джулиуса сшил первые идеальные брюки для нестандартно длинноногого Линкольна...
Нью-Йорк для 17-летнего Джулиуса означал новую жизнь и новые знакомства – одним из его лучших друзей стал банкир Генри Голдман, сын основателя финансовой группы Goldman Sachs, и финансист Генри Моргенто. 
В такой компании молодому торговцу с династическим бизнес- чутьём было грех не создать что-то своё. Родственники доверили ему работу коммивояжера, но патронировать парня всю жизнь никто не собирался. Да он и сам этого не хотел.
Вместе с младшим братом Моррисом предприимчивый Джулиус основал маленькое ателье по пошиву одежды неподалеку от Бродвея, но в 1885 году кризис подточил их начинания. 
Тогда Розенвальд решил сменить стратегию – больше никакого индивидуального пошива, только готовая одежда, и не для жителей мегаполисов, а для фермеров и рабочих.
Из богемного Нью-Йорка братья перебрались в промышленный Чикаго и при поддержке родителей вместе с кузеном Джулиусом Вейлем в 1886 году основали новую компанию по производству и торговле одеждой, Rosenwald and Weil Clothiers.
В 1890 году и сам Джулиус женился на сестре влиятельного торговца Августа Нусбаума. Брак был более чем счастливым – пятеро детей, каждый из которых унаследовал родительские таланты и добродетели, включая желание помогать неимущим.

Но прежде чем Розенвальд занялся крупной благотворительностью, он заработал состояние, которое позволяло бы ему быть щедрым. И тут ему помогли новообретенные родственники со стороны жены. Ричард Сирс, один из владельцев компании Sears, Roebuck & Company, предложил брату жены Розенвальда, Аарону Нусбауму, выкупить долю своего партнера Алва Робака. Компания довольно успешно продавала товары по каталогу почтой, но в последнее время испытывала серьёзные финансовые проблемы.
Нусбаум шанс не упустил, а вместе с собой привел в команду и Розенвальда. 
За 75 тысяч долларов они выкупили половину бизнеса, формальный договор был подписан 13 августа 1895 года... на следующий день после того, как Джулиусу исполнилось 33, и в истории Sears началась новая глава.

Сначала Розенвальд стал вице-президентом компании и её казначеем, а к 1910 году он уже сидел в кресле президента. В первые годы ему пришлось разбираться с невероятным хаосом в организации торговли – всё больше и больше клиентов оставались недовольными сервисом, получая не то, что заказывали.
Опытный  Джулиус очень хорошо знал, что система заработает только тогда, когда потребитель будет уверен, что гарантированно получит свой заказ, а маркетинговые выкрутасы, даже самые ловкие, делу не помогут.
«Финансовый успех на девяносто пять процентов состоит из пота и на пять процентов – вдохновения», –любил приговаривать Розенвальд.

Со временем Sears стал магазином номер один для жителей провинции. По обширному каталогу можно было заказать всё – от плугов и велосипедов до обручальных колец с гравировкой и боксёрских перчаток. Каждый товар был изображён с невероятной точностью и шёл с детальным описанием, чтобы потребитель мог заказать именно то, что ему нужно. 
И настолько же подробно было рассказано, как товар можно вернуть, если вдруг что-то не подойдёт. А ещё каталог Sears был чуть меньше, чем каталоги конкурентов, и поэтому он всегда лежал сверху стопки с прессой и другими коммерческими брошюрами.
Бизнес набирал обороты. 
Потребители верили Sears, заказы текли рекой. Но внутри компании всё было не так радужно. Шурин оказался сложным человеком и тяжёлым партнёром, и в итоге Сирс поставил Розенвальда перед выбором: либо они выкупают долю Нусбаума, либо ищут другие способы его устранить. С учётом родственных связей, подходил только первый вариант, но Нусбаум запросил огромную по тем временам сумму, миллион с четвертью, и только на таких условиях соглашался расстаться мирно. Правда, это «мирно» закончилось тем, что до конца жизни оба Джулиуса, несмотря на уговоры Августы – жены одного и сестры второго, – друг с другом не разговаривали...
Росли масштабы компании, нужны были новые площади. Когда в 1904 году было решено построить дополнительную фабрику-склад, Розенвальд обратился к своему старому другу-банкиру Саксу за ссудой. Тот денег не дал, но посоветовал спасительное решение – сделать компанию акционерным обществом.
Sears стала одной из первых компаний в истории США, которая решилась на такой шаг, а акционерами стали её старые и верные сотрудники.

Завод построили, и он быстро превратился в одну из главных местных достопримечательностей. Процесс комплектации заказов при магазине был настолько слаженным, что, по легенде, Генри Форд вдохновился системой Sears при создании сборочного конвейера.
Когда Сирс по состоянию здоровья ушёл из компании, Розенвальд стал выстраивать структуру компании уже по своему разумению и превратил её в одну из самых прогрессивных на то время. Работники, которые оставались в компании пять лет, получали оплачиваемые больничные и неделю отпуска, премии по итогам года и бонусы. Миллионы покупателей, десятки тысяч сотрудников – магазин Sears, который снабжал всю провинцию Америки товарами по почте, был, по сути, сервисом Amazon того времени.
Джулиус не был самым богатым человеком Америки – первым в то время был Джон Рокфеллер, а Розенвальд занимал всего лишь 57-е место. Его состояние позволяло жить на широкую ногу всей семье, но в их доме роскошь категорически не поощрялась.
В 1904 году журналисты знаменитого журнала Architectural Digest побывали в новом особняке Розенвальдов и немного расстроились: дом поразил их невероятной аскетичностью – «простой и строгий», с «достоинством, без намёка на претенциозность».
Глава семейства строго следил за тем, чтобы дети не тратили лишнего и однажды сурово отчитал сына Лессинга за покупку бейсбольных перчаток за сумму, которая сегодня составила бы менее ста долларов...
Но беспокоиться было не о чём, транжирой никто не стал.
Тот же Лессинг позже достойно управлял Sears и собирал редкие книги и рисунки, которые впоследствии передал Национальной галерее искусств.
Одна его сестра, Марион, была среди прочего главой Нью-Йоркского детского фонда, а другая – Эдит – после своей смерти была названа «главным филантропом» Нового Орлеана.
Другие наследники не уступали, но благотворительные достижения отца сложно было повторить.
В 1916 году журналист Берти Чарлз Форбс, который буквально через год основал знаменитый деловой журнал, описывал Розенвальда так: «В Джулиусе интереснее всего не его деловая хватка, а он сам, не то, что у него есть, а то, кем он является, его характер, личность, искренность, честность, демократичность, вдумчивость, щедрость души, глубина сопереживания, его огромное желание помочь тем, кому в жизни повезло меньше».

С первых дней жизни в Чикаго Джулиус Розенвальд щедро спонсировал добрые дела – в 1906 году, когда Sears стала акционерной, он был самым крупным донором Sinai Relief Fund в городе и возглавил дочернюю организацию, которая помогала сиротам. Реформистский раввин в Чикаго Эмиль Хирш, к которому Джулиус был очень близок, учил его, что «богатство налагает обязанности», а от своих обязательств Розенвальд никогда не отказывался. При его поддержке была построена больница, где еврейские эмигранты из Германии получали медицинскую помощь, он участвовал в совете Еврейского института в Чикаго и поддерживал новых эмигрантов из Европы, которая погромами, по сути, массово выталкивала евреев. Его больно ранило то, что происходило в Старом Свете, но и в Штатах творилось почти то же самое – но не с евреями, а с темнокожими.
Когда в его родном Спрингфилде вспыхнули беспорядки на расовой почве, Розенвальда как никогда остро кольнула проблема неравенства чёрного населения в США. Он прочел «Воспрянь от рабства» борца за просвещение американских негров Букера Вашингтона и «Американский гражданин» социолога и политического реформатора Джона Брукса, проникся их идеями о борьбе и решил, что должен к ней присоединиться. Познакомившись с Вашингтоном в 1911 году, он решил действовать масштабно  и на своё 50-летие, в 1912 году, Розенвальд сделал себе подарок – выделил 700 тысяч долларов (на сегодня примерно 16 миллионов) на благотворительность, и часть этих средств была направлена в Индустриальный педагогический институт для темнокожих в Таскиги, директором которого был Вашингтон.
Этот капитал пошёл на открытие первых школ для темнокожих детей в далёких уголках штата, где раньше ничего похожего попросту не было...
В течение следующих 20 лет при щедрой поддержке Джулиуса по всему югу страны открылось 4977 «школ Розенвальда», и в 1932 году в «его» учебных учреждениях занималось 35% всех темнокожих детей всех Штатов.
Благодаря меценату возможность учиться получили тысячи детей, включая будущего первого темнокожего лауреата Нобелевской премии мира Ральфа Банча, фотографа LIFE Гордона Паркса и оперную певицу Мариан Андерсон.
Но не школами едиными.
Розенвальд помогал немецким и австрийским музеям своими пожертвованиями, но центром его вселенной всё-таки оставалась Америка. Так Музей науки и промышленности в Чикаго также был открыт именно благодаря пожертвованию Джулиуса – сначала он передал на основание музея три миллиона долларов, а затем добавил ещё два. Ещё миллион ушёл на поддержку европейских евреев через Американский еврейский комитет.
Слова благодарности в свой адрес Розенвальд принимал без особого восторга – его главной наградой были результаты.
Даже его похороны прошли тихо, без гражданских панихид и помпезных прощаний. Гениальный бизнесмен и редкий благотворитель Джулиус Розенвальд ушёл из жизни 6 января 1932 года. На его погребении присутствовали члены семьи и самые близкие друзья, а сообщение о смерти появилось только на следующий день.

...Главным наследием Джулиуса оказались не капиталы и даже не крепкая бизнес-модель, а образование и свобода мысли, которые в середине прошлого века получили в его школах сотни тысяч темнокожих детей.
 
duraki1909vseДата: Воскресенье, 18.02.2018, 06:48 | Сообщение # 311
старый знакомый
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Offline
Давайте бросим беглый взгляд на Историю, которую ооновский г-н Додо (сменивший в должности изгнанного за неприятие антисемитизма Ананцо, о котором см. выше - ред.) хочет контролировать, а еще лучше - отменить...

ЛИКБЕЗ ПО ИСТОРИИ ИСЛАМА  ..........(написано 6-7 лет назад)

************

ОРИАНА ФАЛЛАЧИ:  "СИЛА РАЗУМА"

В 635 г. н.э., то есть через три года после смерти Мохаммеда, армии Священного полумесяца вторглись в христианскую Сирию и в христианскую Палестину...
В 638 г. они взяли Иерусалим и Храм Гроба Господня.
В 640 г.захватив Персию, Армению и Месопотамию (нынешний Ирак), они вторглись в христианский Египет и завоевали христианский Магриб, то есть современные Тунис, Алжир и Марокко.
В 668 г. они впервые напали на Константинополь и осаждали его пять лет.
В 711 г. они пересекли Гибралтарский пролив и высадились на в высшей степени католическом Иберийском полуострове, подмяв под себя Португалию и Испанию, где, несмотря на сопротивление героических воинов Пелайо, Сида Кампеадора и других, они оставались целых восемь веков.

И тот, кто верит в  «мирное сосуществование, которым были отмечены отношения между завоевателями и завоеванными» пусть перечитает рассказы о сожжённых аббатствах и монастырях, осквернённых церквях, об изнасилованных монашках, о христианских и еврейских женщинах, которых они запирали в своих гаремах.
Пусть вспомнит о распятых в Кордове, повешенных в Гранаде, обезглавленных в Толедо и Барселоне, Севилье и Заморе.

(Обезглавливание в Севилье было  приказано Мутамидом: он использовал эти отрубленные головы евреев и христиан для украшения своего дворца).
В Заморе головы рубили по приказу Альманцура, визиря, который известен как "покровитель философов и величайший лидер исламской Испании"!

Произнесение имени Иисуса означало мгновенную казнь.
Распятие, разумеется, или обезглавливaние, или повешение, или сажание на кол.
о же самое следовало тем, кто посмел звонить в колокол.
То же самое за ношение зелёного цвета, принадлежавшего исключительно исламу...
Когда мимо проходил мусульманин, каждый еврей и христианин были обязаны отступить в сторону и поклониться. И горе тому еврею или христианину, который посмел отреагировать на оскорбление от мусульманина.
Что же касается той широко афишируемой детали, что неверные собаки не были обязаны переходить в мусульманство и их даже не подталкивали к этому, знаете ли вы, почему не подталкивали?
- Потому что те, что переходили в ислам, переставали платить налоги.
А те, которые отказывались, продолжали платить...

В 721 г. из Испании они проследовали в не менее католическую Францию.
Под предводительством губернатора Андалузии Абд аль-Рахмана они вырезали всё мужское население Пиренеев и Нарбонны, угнав в рабство всех женщин и детей, после чего продолжили свой путь в Каркассон.
Продвигаясь на север, они вырезали монашек и монахов во всех встречавшихся на пути аббатствах. В Лионе и Дижоне они ограбили все без исключения церкви. Их захват Франции длился одиннадцать лет, волнами.
В 731 г. волна, состоявшая из 380 тысяч пехотинцев и 16 тысяч всадников, достигла Бордо и двинулась в Пуатье, а оттуда - в Тур.
И если бы в 732 г. Шарль Мартель не выиграл бой у Пуатье-Тура, сегодняшняя Франция тоже плясала бы фламенко..
В 827 г. они высадились в Сицилии, ещё одной цели их ненасытной жадности.
Вырезая, обезглавливая, распиная, как обычно, они завоевали Сиракузы и Таормину, затем Мессину и Палермо, и за три четверти века (именно это время потребовалось им, чтобы сломить сопротивление гордых сицилианцев) они исламизировали остров.
Они оставались здесь на протяжении двух веков, пока их не выбили норманны.

Но в 836 г. они высадились в Бриндизи, в 840 г. в Бари, в 841 г. в Анконе.
Затем через Адриатическое море они двинулись обратно к Тирренскому морю и летом 846 г. высадись в Остии. Они разграбили и сожгли её и, двигаясь вверх по Тибру, достигли Рима.
Осадив город, однажды ночью они ворвались в него. Они разграбили базилики св. Петра и Павла, разрушили их, и, чтобы избавиться от их присутствия, Папа Сергий Второй вынужден был ввести ежегодную дань в объеме 25 тысяч слитков серебра.

Во избежание дальнейших нападений, его преемник Лео Четвертый возвел Леонинские стены. Покинув Рим, они обрушились на Кампанью. Там они оставались 70 лет, разрушая Монтекассино и терзая Салерно.
Одним из их развлечений в этом городе было еженощное принесение в жертву девственности одной из монашек. И знаете где?
На алтаре католического собора.
В 898 г. они обрушились на Прованс, точнее, на сегодняшний Сан-Тропез.
Обосновавшись там, в 911 г. они пересекли Альпы и вторглись в Пьемонт. Оккупировав Турин и Касаль, они сожгли все церкви и библиотеки, убили тысячи христиан, после чего отправились в Швейцарию. Здесь они добрались до Женевского озера, но были остановлены снегом, развернулись и пришли обратно в теплый Прованс.
В 940 г. они оккупировали Тулон, где обосновались и... ну, вы уже знаете.

Нынче очень модно стало бить себя в грудь и каяться, обвиняя Запад за крестовые походы. Рассматривать крестовые походы как несправедливость, причиненную бедным невинным мусульманам.
Но ещё до превращения Крестовых Походов в серию экспедиций по возвращению христианам Гроба Господня в Иерусалиме (который, припомните, был захвачен мусульманами, а не моей тётушкой), походы эти были ответом на четыреста лет вторжений и оккупации.
Крестовые походы были контратакой с целью прекратить исламскую экспансию в Европе, отвлечь её на Восток (имея в виду Индию, Индонезию и Китай), а затем на всю Африку и в направлении России и Сибири, где принявшие ислам татары уже громили последователей Христа.

Но по окончании крестовых походов сыны Аллаха возобновили свою политику, как прежде и более того.
На сей раз руками турок, которые стояли накануне рождения Оттоманской империи,империи, до 1700 г. концентрировавшей всю свою алчность на Западе и превратившей Европу в излюбленное поле битвы.
Выразители и носители этой алчности, знамeнитые янычары и сегодня обогащают наш язык, будучи синонимом фанатичного убийцы.
А знаете ли вы, кем были на самом деле эти янычары? Эти отборные войска империи, суперсолдаты, способные как на самоуничтожение, так и на войну, убийство и грабёж ?
Знаете ли вы, где их рекрутировали, или, точнее, насильно призывали на службу?
- В странах, подчинённых империей: в Греции, например, или в Болгарии, в Румынии, Венгрии, Албании, Сербии.
Нередко и в Италии, в прибрежных городах, на которые нападали их пираты. На этих берегах вы и сегодня еще можете видеть остатки сторожевых башен, которые строились, чтобы высматривать заранее их приближение и предупреждать жителей окрестных городов и деревень. Там всё ещё слышно эхо вопля, который сегодня используют насмешливо, но тогда это был вопль ужаса и отчаяния:  "Мама, турки!"
Они похищали этих будущих убийц в возрасте одиннадцати-двенадцати лет, вместе с ещё более маленькими детишками, чтобы упрятать их в гаремы султанов и визирей-педофилов, и выбирали их из самых красивых и сильных первенцев выдающихся семей.
После перевода в ислам их запирали в военные бараки и здесь, запрещая им любые тёплые, любовные, человеческие отношения, в том числе и брак, их обрабатывали так, как даже Гитлер не индоктринировал свои Waffen SS.
Их превращали в самую страшную военную машину, которую видел мир с римских времен.

Я не хочу слишком затягивать этот маленький урок истории, который в наших политкорректных школах был бы настоящим моральным грехом, но хотя бы коротко я обязана освежить память забывчивых и лицемеров.
Так вот -
В 1356 г., 84 года спустя после Восьмого крестового похода, турки захватили Галлиполи, полуостров, который тянется на 100 км вдоль северного побережья Дарданелл.
Отсюда они отправились маршем на захват юго-восточной Европы и в мгновение ока захватили Триест, Македонию и Албанию. Они подчинили себе Великую Сербию и на следующие пять лет снова осадили Константинополь, парализовав его и отрезав от остального Запада.
Правда, в 1396 г. они вынуждены были остановиться, так как им пришлось заняться монголами, исламизированными, но не покорёнными.
Однако уже в 1430 г. они возобновили свой поход против Европы и захватили венецианские Салоники. Сломив сопротивление христиан в Варне в 1444 г., они обеспечили себе овладение Валахией, Молдавией, Трансильванией, территорией, ныне называемой Болгарией, Молдавией и Венгрией, затем в 1453 г. снова обложили Константинополь, который пал 29 мая в руки Махмета Второго.
Кстати, знаете ли вы, кто был этот Махмет Второй? Парнишка, который при помощи исламского братоубийственного закона, позволяющего султану убивать членов своей семьи, взошёл на трон, задушив своего трёхлетнего брата.

Вы, скорее всего, не помните хронику падения Константинополя, оставленную нам писцом Францесом. Она может очень освежить память забывчивых.. или, скорее, лицемеров ?

Особенно в Европе, которая оплакивает только мусульман, и никогда - евреев и христиан, или буддистов, или индусов, - было бы политически некорректно помнить подробности падения Константинополя.
Его жители на рассвете, пока Махмет Второй обстреливал стены Феодосии, спрятались в соборе св. Софии и здесь начали петь псалмы, чтобы вызвать божественное милосердие.
...Патриарх при свечах служит свою последнюю мессу и, чтобы снизить панику, громко объявляет: "Не бойтесь, мои братья и сёстры! Завтра вы уже будет в царствии небесном, и ваши имена доживут до конца времен!" Дети плачут в страхе, матери, чтобы придать им мужества, повторяют: "Тихо, тихо, дитя мое! Мы умираем, за нашу веру в Иисуса Христа! Мы умираем за нашего императора Константина XI, за нашу родину!".
Оттоманское войско под барабанный бой врывается через проломленные стены, сминая генуэзских, венецианских и испанских защитников, рубят их на куски своими секирами, врываются в собор и обезглавливают всех, включая детей...
Они развлекаются, сшибая свечи этими маленькими отрубленными головами...

Эта бойня продолжалась с рассвета до полудня и прекратилась лишь тогда, когда великий визирь взошёл на амвон св. Софии и обратился к убийцам: "Отдыхайте. Теперь этот храм принадлежит аллаху".
Тем временем город горит, солдатня распинает, вешает и сажает на колы, янычары насилуют и режут монашек (четыре тысячи за несколько часов) и заковывают уцелевших в цепи для последующей продажи на рынках Анкары.
А слуги аллаха готовят триумфальную трапезу. Трапезу, во время которой (
в нарушение законов Пророка) Махмет Второй напивается кипрским вином и, имея слабость к юным мальчикам, велит привести первенца греческого ортодоксального великого князя Нотараса.
14-летний мальчик славится своей красотой. На глазах у всех Махмет насилует его, а затем посылает за его семьей: родители, бабушки, дедушки, дяди, тети, двоюродные братья и сестры.
Одного за другим он обезглавливает их всех на глазах мальчика.
Он также приказал разрушить все алтари, переплавить все колокола, а все церкви превратить в мечети или базары.

Вот так Константинополь превратился в Истамбул.

Но Додо из ООН и учителя в наших школах не хотят об этом слышать!

Три года спустя, в 1456 г., мусульмане покорили Афины, где снова Махмет Второй превратил в мечети все церкви и... ну, дальше вы уже знаете.

Завоеванием Афин завершилось вторжением в Грецию, которую они потом держали и разрушали четыре столетия подряд.
За этим завоеванием в 1476 г. последовало нападение на Венецианскую республику.


В 1480 г. они снова обрушились на Пулью, а 28 июля армия Ахмет-паши высадилась в Отранто, который на протяжении целых двух недель защищали одни лишь горожане и горстка солдат. Здесь тоже мусульмане ворвались в собор, где немедленно обезглавили архиепископа, дававшего евхаристию. А заодно с архиепископом и всех священников. Всех молодых и красивых женщин отдали солдатам, а остальных поубивали либо взяли в рабство. Под конец они согнали в одну точку 800 выживших молодых людей в возрасте от 15 до 18 лет и отвезли их в лагерь Ахмет-паши, который предложил им ультиматум:
"Вы хотите перейти в ислам или умереть?"
- "Я бы предпочел умереть", - ответил 16-летний текстильщик Антонио Гримальдо Пецулла.
Тогда все пленные стали вслед за ним кричать: "И я тоже, и я тоже!". и Ахмет-паша удовлетворил их желание, порубив всем головы. По сотне в день. Бойня продолжалась ровно восемь дней.
Один лишь какой-то Марио Бернабей спасся, приняв ислам. Но и он вскоре оказался очень плохим мусульманином и в наказание был посажен на кол. (Так рассказывает Пьетро Колонна в своем "Комментарии к Апокалипсису".)

На протяжении следующего века всё продолжалось более или менее в том же духе. Потому что в 1512 г. к власти в Оттоманской империи пришел Селим Беспощадный. Опять же при помощи братоубийственного закона он взошёл на трон, задушив двух своих братьев плюс пятерых племянников плюс нескольких калифов и несказанное число визирей...
Вот от такого "джентльмена" и родился дальновидный султан, стремившийся создать "Исламское государство Европа" - Сулейман Великолепный.
Сразу после коронации Сулейман Великолепный собрал армию в 400 тысяч человек, 30 тысяч верблюдов, 40 тысяч лошадей и 300 пушек. И уже в 1526 г. он направился в католическую Венгрию и, несмотря на героизм её защитников, разгромил её армию менее чем за 48 часов. Затем он дошёл до Буды, современного Будапешта. Он сжёг город и - угадайте, сколько венгров (мужчин, женщин и детей) попали на невольничьи рынки, которыми теперь славился Истамбул?
- Сто тысяч...
Теперь угадайте, сколько попало в следующем году на конкурирующие с Истамбулом рынки, то есть на рынки Дамаска, Багдада, Каира и Алжира.
- Три миллиона.
Но даже это не удовлетворило Сулейманову алчность.
Чтобы создать "Исламское Государство Европа", он собрал вторую армию с ещё 400 пушек и в 1529 г. двинулся из Венгрии в Австрию.
Ультракатолическая Австрия считалась  оплотом христианства. Ему не удалось её взять, это правда. После пяти недель безуспешных атак он решил отступить. Но, отступая, он посадил на колы около 30 тысяч крестьян, которых не счёл достойными продажи в рабство, потому что цена на рабов упала после поставки на невольничьи рынки трёх миллионов и ещё ста тысяч пленных венгров...
Вернувшись в Истамбул, Сулейман поручил реформу своего флота знаменитому пирату Хайр а-Дину, известному под именем Барбаросса, то есть Красная Борода. (Вспомните, европейцы.. а откуда вы знаете слово Барбаросса..)
Реформа позволила превратить Средиземное море в водную арену боя ислама, так что, предотвратив дворцовый переворот посредством удушения двоих своих старших сыновей плюс их шестерых детей, то есть своих внуков, в 1565 г. он обрушился на христианскую крепость на Мальте.

И совершенно не помогло то, что в 1566 г. он умер (аллилуйя!) от инфаркта.
Совершенно не помогло, потому что трон перешел к его третьему сыну, известному под именем не Великолепный , а "Пьяница".


И именно под управлением Селима Пьяницы в 1571 г. генерал Лала Мустафа завоевал христианский Кипр, где совершил одно из самых страшных злодеяний из тех, которыми  "Луч цивилизации" опозорил и запятнал себя.
Я имею в виду мученичество венецианского сенатора Маркантонио Брагадино, губернатора острова. Как рассказывает историк Пол Фрегоси в своей замечательной книге "Джихад", подписав капитуляцию, Брагадино поехал к Мустафе обсуждать условия мира. И, будучи сторонником формы, отправился со всей помпезностью,то есть верхом на изумительном жеребце и облаченный в сенатскую фиолетовую робу. В дополнение к этому, его сопровождали   40 аркебузиров в парадной форме и потрясающе красивый мальчик-паж Антонио Кирини (сын адмирала Кирини), который держал над головой сенатора драгоценный зонтик.

Но ...и тогда тоже было неподходящее время для разговоров о мире, мои дорогие односторонние пацифисты.
Потому что в соответствии с заранее подготовленным планом, янычары немедленно схватили потрясающе красивого Антонио. Его заперли в гареме Мустафы, который обожал мальчиков даже больше, чем Махмет Второй.
Затем 40 аркебузиров были окружены и изрублены в куски секирами. В буквальном смысле слова в куски, как мясо на жаркое.
И, наконец, они сняли с лошади Брагадино, для начала отрезав ему нос и уши. Затем, обезображенный таким образом, он был поставлен на колени перед чудовищем, которое приказало его заживо освежевать. Свежевание и казнь состоялись через тринадцать дней, в присутствии киприотов, которых обязали присутствовать.
Под издевательства и насмешки янычаров, которые насмехались над его безносым и безухим лицом, Брагадино заставили несколько раз пройти круг за кругом по городу, таща за собой мешок мусора и облизывая землю всякий раз, когда он проходил мимо Лала Мустафы.
И вот - последняя пытка. Он умер, когда с него сдирали кожу. Когда свежевание закончилось, Лала Мустафа приказал набить кожу Брагадино соломой и сделать чучело. По его приказу чучело было привязано верхом на корову и ещё раз проехало по городу, после чего было привязано на главную мачту флагманского корабля Мустафы.
Во имя вечной славы ислама.
Не помогло и то, что 7 октября разгневанные венецианцы, объединившись с Испанией, Генуей, Флоренцией, Турином Пармой, Мантуей, Лукой, Феррарой, Урбино, Мальтой, и Папским государством, разгромили флот Али-паши в битве у Лепанто.

К этому времени Оттоманская империя была на вершине своей мощи, и, под управлением одного султана за другим, она продолжала без помех атаковать континент, где Сулейман Великолепный хотел создать свое "Исламское Государство Европа".
Они дошли до Польши, которую орды Священного полумесяца оккупировали дважды: в 1621 г. и в 1672 г.
Не случайно осуществление мечты о создании "Исламского Государства Европа" было остановлено лишь в 1683г., когда великий визирь Кара-Мустафа собрал 600 тысяч солдат плюс тысячу пушек, 40 тысяч лошадей, 20 тысяч верблюдов, 20 тысяч слонов, 20 тысяч волов, 20 тысяч мулов, 20 тысяч быков и коров, 10 тысяч коз и овец, а также 100 тысяч мешков кукурузы и 50 тысяч мешков кофе плюс сотню жён и наложниц.
Собрав всё это изобилие, он вернулся в Австрию и, создав огромный лагерь (25 тысяч палаток в добавок к своей собственной, которая была украшена страусами, павлинами и фонтанами) расположился у Вены, во второй раз осадив её.
Факт,
что в 1683 г. европейцы были куда умнее, чем сегодня...

За исключением французов, которые и тогда любили тесные отношения с исламом (стоит лишь вспомнить Договор о союзе, подписанный Людовиком XIV).
Обещая соблюдать нейтралитет, европейцы ринулись на защиту столицы, которая теперь рассматривалась как оплот христианства.
Все, именно все европейцы - англичане, испанцы, украинцы, немцы, поляки, итальянцы (то есть генуэзцы, венецианцы, тосканцы, пьемонтцы, и примкнувшие к ним подданные Папского государства).
12 сентября они одержали потрясающую победу, которая заставила Кара-Мустафу бежать, бросив своих верблюдов и слонов, своих волов и своих мулов, свою кукурузу и свой кофе, своих страусов и павлинов, своих жён и наложниц..
Чтобы жёны и наложницы не попали в руки неверных собак, Кара-Мустафа перерезал им горло, всем до одной.
Зачем я все это рассказываю?

- Чтобы ясно было, что сегодняшнее нашествие ислама на Европу – не что иное, как исламское Возрождение !

Возрождение многовекового экспансионизма ислама, его многовекового империализма, его многовекового колониализма.
Европейцам это может напомнить чуму Третьего Рейха.
Это хорошее сравнение.. но только фундаментом этой лавины варваров 21 века служит демографический взрыв, плюс ислам, одна из мировых религий, что само по себе гораздо опаснее нацистской теории юберменшей.
Это возрождение ислама 21 века - более хитрое. Более коварное. Гораздо более опасное своей демографической базой.

Сегодня это нашествие характеризуется не только современными Кара-Мустафами или Али-пашами, или Ахмет-пашами и Сулейманами Великолепными, - бин-Ладенами и аль-Заркауи и различными Арафатами и прочими головорезами, которые взрывают себя вместе с небоскребами или автобусами.

Сегодня это возрождение ислама организовано как лавина иммигрантов, которые селятся в наших странах, на нашей родной земле. И вместо уважения к нашим законам они навязывают демонстративно нам свои собственные.
Свои традиции - выше вы немного прочитали об этих традициях - своего бога.

Знаете ли вы, сколько их живёт сегодня на европейском континенте, то есть на земле, протянувшейся от Атлантического океана до Урала?

Около 60 миллионов.
В одном лишь Евросоюзе около 25 миллионов. Вне ЕС - 35 миллионов.
Это включает Швейцарию, где их насчитывается свыше 10% населения, Россию, где их 10,5% населения, Грузию, где их уже 12%, остров Мальта, где их 13%, Болгарию, где их число достигло уже 15%. 18% на Кипре, 19% в Сербии, 30% в Македонии, 60% в Боснии-Герцеговине, 90% в Албании, 93,5% в Азербайджане...
В данный момент их мало только в Португалии (0,50%, в Украине, где их 0,45%, в Латвии – 0,38%, в Словакии -0,19%, в Литве -0,14%, в Исландии - 0,04% (о, счастливые исландцы!).
Но везде, даже в Исландии, их количество быстро растёт.
Этому способствует выработанный еще в Средние Века механизм демоэкспансии – многоженство.. как гордо заявляли и заявляют лидеры ислама – матка женщины в Коране рассматривается прежде всего как оружие !
 
ПинечкаДата: Четверг, 22.02.2018, 01:52 | Сообщение # 312
неповторимый
Группа: Администраторы
Сообщений: 1194
Статус: Offline
интересный исторический материал:

https://isralike.org/2018/02/21/бульвар-ротшильд-сердце-тель-авива/
 
МарципанчикДата: Суббота, 03.03.2018, 08:04 | Сообщение # 313
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 408
Статус: Offline
память о настоящем Человеке...



3600 спасенных евреев. Таков личный счет швейцарца Пауля Грюнингера — командира полиции Санкт-Галлена, улица в честь которого появилась на днях в израильском городе Ришон ле-Цион. 
Церемонию посетил министр экономики Швейцарии Йоханн Шнайдер-Амман, отметивший, что «для Грюнингера этические ценности оказались важнее долга полицейского, он предпочёл гуманизм карьере, социальному статусу и личному благосостоянию».

Министр знает, о чём говорит.
Его страна последовательно отказывала въезжавшим из Германии в статусе политических беженцев, если в их паспортах стоял «еврейский штамп» — буква J.
В 1938-м на совещании сотрудников кантональной полиции Грюнингер пошёл против течения, заявив: «Отказ от приёма беженцев недопустим. Мы должны позволить въехать многим из них!»

А вскоре 47-летний чиновник, в прошлом — школьный учитель — принял главное в своей жизни решение. Гауптман Грюнингер, вопреки указаниям своего правительства, не стал возвращать еврейских беженцев в нацистскую Германию, более того, чтобы легализовать их статус, он фальсифицировал въездные визы — это значило, что в паспортах немецких евреев, пересекавших границу с  Швейцарией, было указано, что они въехали до марта 1938 года, после чего  иммиграция была резко ограничена.
Кроме того, Пауль препятствовал розыску беженцев, незаконно въехавших в Швейцарию, и даже приобрёл на собственные деньги зимнюю одежду для нуждающихся евреев...
Всё это не могло длиться долго.
Немецкие власти сообщили швейцарским коллегам о подвигах полицейского из Санкт-Галлена, и в марте 1939-го он был уволен со службы и отдан под суд.
Процесс длился два года и закончился обвинением в нарушении служебных обязанностей, наложением штрафа и лишением пенсии.
До конца жизни этот человек жил в крайней нужде, перебиваясь случайными заработками.
Несмотря на это, он никогда ни о чём не жалел, объяснив в 1954 году мотивы своего поступка: «Речь шла о спасении людей от смерти. О каких бюрократических правилах я мог тогда думать?»...

В декабре 1970 года швейцарское правительство направило экс-полицейскому сдержанное письмо с извинениями, но не реабилитировало и пенсию не вернуло.
 В 1971-м он получил звание Праведника народов мира, а за два месяца до смерти в 1972-м президент Германии Хайнеманн подарил ему …цветной телевизор.

Лишь в 1995-м окружной суд Санкт-Галлена отменил приговор по делу Пауля Грюнингера, а три года спустя правительство кантона выплатило компенсацию потомкам праведника.
Площадь имени Грюнингера в Санкт-Галлене

Сегодня улицы его имени есть в Санкт-Галлене и Иерусалиме, Кирьят-Оно и  Штутгарте, Цюрихе и Ришон ле-Ционе. 


...улица в Ришон ле-Ционе 

В честь Грюнингера названа школа в Вене, стадион (Пауль профессионально играл в футбол в юности) и один из мостов через Рейн.

На здании полиции Санкт-Галлена теперь висит мемориальная доска, воспевающая нравственное мужество скромного гауптмана.
Что ж, наверное, лучше поздно, чем никогда…

Виктор Маковский 
 
papyuraДата: Среда, 07.03.2018, 08:49 | Сообщение # 314
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1111
Статус: Offline
...Многие готовы судить о поступках тридцать шестого президента Соединенных Штатов по его отношению к войне шестьдесят седьмого года, когда Израиль в очередной раз подвергся агрессии со стороны арабских государств, но… мало кто знает, что Линдон Джонсон приложил немалые усилия для того, чтобы спасти жизни сотен евреев, оказавшихся под угрозой уничтожения в Европе с приходом к власти в Германии национал-социалистической партии… 

Историки, занимавшиеся исследованием этого вопроса, с удивлением обнаружили, что Джонсон имел прямое отношение, как конгресмен Соединенных Штатов к выдаче виз для евреев Варшавы, тем самым помогая им избежать заключения в гетто и поледующего уничтожения.
Более того, именно Джонсон организовал нелегальный канал приёма евреев в США через порт Галвестон, штат Техас.
Одним из ключевых источников знаний о «проеврейской» деятельности является докторская дисертация Луиса Гомулака Prologue: LBJ’s foreign-affairs background, 1908-1948 .

Иследование документов показывает, что интерес Линдона Джонсона к евреям, их культуре, традициям, жизни, был заложен в его семье. Особое влияние на Линдона Джонсона оказала его тётя Джесси Джонсон Хэтчер...
Он имел возможность наблюдать за действиями своего деда — «Большого Сэма» и отца – «Маленького Сэма» особенно в 1915 году, когда еврея Лео Франка линчевала толпа, а техасский Ку-Клукс-Клан угрожал убить и семейство Джонсонов.
Позже Джонсоны рассказали друзьям, что семья будущего президента США пряталась в подвале своего дома, а его отец и дядья несли с ружьями караул на террасе, опасаясь нападения ку-клукс-клановцев.
Намного позже спичрайтер президента Джонсона говорил о том, что именно этот случай в Атланте, в начале ХХ века, и стал импульсом, который привёл Джонсона к нетерпимости антисемитизма и политике изоляционизма.

Уже в 1937 году, когда он избирается в Конгресс, Джонсон поддерживает законопроект об имиграции и натурализации нелегальных эмигрантов: в основном евреев из Литвы и Польши, которые смогли разными путями, всё же, добраться до Америки...

В 1938 году власти США должны были выслать в Австрию, ставшую уже частью Третьего Рейха, молодого еврейского музыканта Эриха Ляйнсдорфа. Но Линдон, направил еврейского музыканта в Гавану, где молодой человек смог обратиться в консульство США и получить вид на жительство…

В том же году Линдон Джонсон в разговоре со своим товарищем Джими Новаком выражает обеспокоенность судьбой европейских евреев и ...передает с ним в Варшаву сорок два бланка американских паспортов по которым впоследствии выехапи еврейские семьи из оккупированной, уже немцами, Польши.

Но для Джонсона всего этого было недостаточно. По словам историка Джеймса Смолвуда, Линдон Джонсон использовал как законные, так и незаконные методы для спасения еврейских жизней.
На его деньги покупались фальшивые документы для евреев, при активной поддержке Линдона Джонсона евреи из Европы бежали в Латинскую Америку, Мексику, на Кубу, а потом самолётами доставлялись в Техас, где он помогал этим людям обустраиваться...

"Джонсон незаконно переправлял в Техас грузовые баржи и самолёты с евреями и ... прятал их в помещении Техасской национальной администрации по делам молодежи.  Джонсон спас, по меньшей мере, четыреста или пятьсот евреев, а, возможно, больше".
Во время Второй мировой Войны Джонсон вместе со своим еврейским другом Джимом Новаком организует сбор средств в пользу воюющей армии и им двоим удается собрать огромную, по тем временам, сумму в 65 000 долларов.

Но Джонсон не забывает о евреях, которые живут и в Палестине и ведут там свою борьбу: один источник, приведённый Смолвудом, сообщает, что "Новы и Джонсон тайно переправили морским путём тяжёлые ящики с табличками "Техасские грейпфруты", содержавшие оружие для еврейского подполья в Палестине".

4 июня 1945 года Джонсон посещает Дахау, и как позже вспоминала его жена: «… и когда он вернулся домой он был настолько потрясён увиденным, что сам не мог поверить в то, что такое могло быть. Он был ошеломлён…»

Десять лет спустя, работая в сенате он сделал всё чтобы заблокировать попытки администрации президента Эйзенхауера ввести санкции протв Израиля в связи с конфликтом 56-го года на Синае. Глава AIPAC в то время, Исайя Л.Кенен, писал: «Неутомимый Джонсон никогда не прекращал давление на администрацию…»

Как лидер сенатского большинства Джонсон последовательно блокировал все антиизраильские инициативы своих коллег демократов. В 1963 году Линдон Джонсон был приглашен на открытие Синагоги еврейской общины города Остин, штат Техас , где члены общины в приветственном слове высказали свою благодарность за деятельность Линдона Джонсона по спасению евреев во время Второй мировой войны. Клаудиа Тейлор-Джонсон была тронута до глубины души происходящим… Линдон Джонсон был стороником поставок всех видов и типов вооружений Израилю ещё до начала войны шестьдесят седьмого года, во время неё - особенно, когда Франция наложила эмбарго на поставки оружия - но и после войны тоже...

В 1967 году на саммите проходившем в городе Гласборо, на котором, кстати говоря, между СССР и США не было достигнуто никаких особых договоренностей, Алексей Косыгин, представлявший СССР спросил Линдона Джонсона: «Почему вы защищаете Израиль где живет всего лишь три миллиона евреев, но не оказываете помощь арабам, которых 80 миллионов?».
На что Линдон Джонсон ответил:
«Мы защищаем евреев потому, что это правильно...» 

Перевод и адаптация текста:
pavel slob
 
ПримерчикДата: Среда, 14.03.2018, 07:40 | Сообщение # 315
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 470
Статус: Offline
В центре Иерусалима расположена площадь Свободы (Кикар ха-Херут), больше известная в народе как площадь "Давидка" - здесь и стоит настоящий миномёт...



"Давидка" внёс существенный вклад в победу над арабами, в особенности на первом этапе Войны за независимость Израиля.
Миномёт изобрёл учитель механики Давид Лейбович, репатриант из Сибири.
Первое орудие он собрал сам в слесарной мастерской сельскохозяйственной школы "Микве-Исраэль". Ласковое имя с окончанием на русский манер - "Давидка" - этот миномёт получил по имени своего изобретателя.
Давид Лейбович родился в Томске, а в Эрец-Исраэль прибыл в 1927 году, вырвавшись из советской России.
Миномёт производился кустарным способом из водопроводных и канализационных труб. Его собирали в подпольных цехах. Он был очень тяжёлый и переносился с места на место нарядом из 8 человек. "Давидка" стрелял не очень точно, но при этом его снаряд весом 40 килограммов производил страшный грохот.
Когда "Давидка" открывал стрельбу в городских условиях, это вызывало такую панику среди арабов, что они разбегались в разные стороны.
До появления первых артиллерийских пушек в ЦАХАЛе эти миномёты были единственным тяжелым оружием на вооружении молодой израильской армии.

Впервые миномёт был опробован 13 марта 1948 года при захвате Абу-Кабира.
Арабские банды, дислоцированные в этом квартале Яффо, бросили свои позиции при первых же звуках страшных разрывов неизвестного ранее "секретного" еврейского оружия...
Всего было произведено 6 миномётов "Давидка" и все они были срочно переправлены на фронты Войны за независимость.
"Давидка" отлично проявил себя в боях по освобождению Цфата, в Хайфе, во время захвата крепости Ирак-Суидан и в боях за Иерусалим.

А сам Давид Лейбович стал основателем военной промышленности Израиля. Наряду с "Давидкой" он изобрел противотанковое оружие "Пиат" и небольшой миномет "Парош" ("клоп").
Все минометы "Давидка" сохранились и выставлены в разных уголках страны - в музее бригады "Гивати" в крепости Йоав, в подземном складе в кибуце Ягур, в музее Армии обороны Израиля в Тель-Авиве и в Гиватаиме, где их производили подпольно.
Великий израильский оружейник скончался в 1969 году.
Через четыре года ему посмертно присвоили Премию Безопасности Израиля - звание, которое выдается за выдающиеся заслуги в обороне и безопасности страны.
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » НОВОСТИ из различных источников » Немного истории » от архивариуса
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz