Город в северной Молдове

Суббота, 27.05.2017, 20:19Hello Гость | RSS
Главная | о тех, кого помним и знаем, и любим... - Страница 13 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 13 из 19«1211121314151819»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » о тех, кого помним и знаем, и любим... » о тех, кого помним и знаем, и любим...
о тех, кого помним и знаем, и любим...
ПримерчикДата: Воскресенье, 04.05.2014, 09:48 | Сообщение # 181
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 395
Статус: Offline
Одри Хепберн родилась 4 мая 1929 года в Брюсселе. Она была единственным ребенком Джона Виктора Растона и баронессы Эллы Ван Хеемстра, голландской аристократки, в роду которой были французские дворяне и английские монархи.

Большие гипнотические глаза, тонкая фигура и отчетливый голос отмечают ее как настоящую оригинальную актрису в эру, когда фотография Мерилин Монро была приклеена к каждому холодильнику. Располагающая к себе, тонкая до хрупкости, она привнесла в свои роли естественное очарование без всяких усилий.
Хепберн ворвалась в кино в 1948 году, сыграв крохотные роли в нескольких европейских и английских постановках. В 1953 Одри приехала в Голливуд сниматься в роли принцессы в бегах в «Римских каникулах». Она получила за эту роль «Оскара», подтвердив свой только что открытый звездный статус.

Впоследствии она еще четырежды номинировалась на «Оскар». Потрясающая внешность наряду с актерскими способностями обеспечили Одри Хепберн головокружительную карьеру в кино и шоу – бизнесе. Талант актрисы, безусловно, сыграл свою роль. Но в историю она вошла еще и своим умением держаться на публике с достоинством, свойственным только особам королевской крови.

«Римские каникулы», «Непрощенная», «Завтрак у Тиффани», «Моя прекрасная леди», «Как украсть миллион»… Это не полный перечень тех фильмов, где изысканно блистала прекрасная Одри.

В 1960 году у Хепберн родился сын Шон от брака с Мэлом Феррером. После развода с Феррером Одри выходит в 1968 году замуж за итальянского психиатра Андреа Дотти, и через год у них родился сын Люка. В 1976 году, после долгого перерыва, актриса играет заглавную женскую в британском фильме «Робин и Мэриан», где ее партнером был Шон Коннери, а последней работой Одри Хепберн в кино стала роль в фильме Стивена Спилберга «Всегда».

Свое свободное время она посвящала благотворительности и общественной деятельности, была специальным послом ЮНИСЕФ.

Одри Хепберн скончалась от рака кишечника на 64 году жизни, 20 января 1993 года, в маленьком швейцарском городке недалеко от Лозанны.
 
ChuChaДата: Пятница, 09.05.2014, 08:42 | Сообщение # 182
Группа: Гости





Он родился 90 лет назад...

Сейчас смешно вспоминать, но в начале шестидесятых годов прошлого века интеллигенцию наивно разделяли на "физиков" и "лириков". Я был и тем, и другим одновременно, а потому с упрямством физика-теоретика пытался разобраться, в чем же секрет популярности Булата Окуджавы... хотелось Окуджаву почитать, но его тогда практически не печатали.
Правдами и неправдами мне удалось добыть вышедший в 1956 году в Калуге, где Булат Шалвович учительствовал после окончания института, первый сборник стихов поэта "Лирика" - тоненькую книжечку в бумажной синей обложке со скрепленными одной скрепкой, как школьная тетрадь, листами.
Даже у любимого мной Высоцкого найдется очень немного стихов, которые можно было бы отделить от музыки и читать отдельно - так, как читаются стихи Окуджавы.
Вот эти, например, - с которых он для меня и начался:

Осень ранняя. Падают листья.
Осторожно ступайте в траву.
Каждый лист - это мордочка лисья:
Вот земля, на которой живу:
По стволам пробегает горенье,
И стволы пропадают во рву.
Каждый ствол - это тело оленье:
Вот земля, на которой живу.
Красный дуб с голубыми рогами
Ждет соперника из тишины:
Осторожней: топор под ногами!
А дороги назад сожжены!


И я понял, что Булат Окуджава - большой поэт.
В 1959 году в Москве выходит сборник стихов "Острова", который многие считают его первой книгой, не зная о калужском издании.
В это время он стал как бы случайно сочинять свои песни и позже не раз говорил, что одним из самых счастливых дней своей жизни считает тот, когда обнаружил, что может писать песни.
Эти песни, совершенные в поэтическом и весьма своеобразные в музыкальном отношении, были неотразимо обаятельны. Страна влюбилась в его песни, от них струилась доброта, мужество, красота.
Песни Окуджавы лучше всего слушать, когда он поет их сам. Большинство его песен во всей полноте их замысла и тонкости оттенков могут быть восприняты наиболее полно именно и только в авторском исполнении - в этом один из секретов их феноменальной популярности: в единстве стихов, мелодии, ритма, голоса, аккомпанемента.
Исполнить песню Окуджавы на достойном уровне удается немногим.
Среди российских исполнителей это, пожалуй, только Е.Камбурова и Никитины.
Думаю уместно немного вернуться во времени и рассказать о благотворительном вечере "Булата Окуджава в кино", устроенном 16 октября 2001 г. в нью-йоркском Международном дворце Александром Журбиным, в рамках его ежегодного кинофестиваля российских фильмов, который начался с показа записи выступления Окуджавы в 1994 году в редакции "Литературной газеты" - той самой, где он проработал до 1962 года...
"Первая его книга, - вспоминал на вечере Евгений Евтушенко, - мне не понравилась, но было совершенно ясно, что это поэт, обладающий собственным голосом. С конца пятидесятых годов и до последних дней жизни Булата мы с ним встречались довольно часто - и в официальной обстановке, и в тесном дружеском кругу. Популярность первых его песен росла необыкновенно быстро, но очень скоро на Окуджаву обрушился град уничижительных статей с издевательскими заголовками вроде "Цена шумного успеха", "Ловцы дешевой славы" и прочее.
Во время приезда в Москву знаменитого поэта, композитора и шансонье Жака Бреля, я однажды принимал его у себя дома. И в этот же день ко мне зашел и Булат. Концерт, который они вместе дали для меня, единственного в тот вечер их слушателя, был лучшим в моей жизни. Жаль, что мне не удалось его записать на пленку. Впрочем, я думаю, что в дебрях известной организации такая запись существует...
Особое мнение о песнях Окуджавы было и у Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Он сказал однажды, что у Окуджавы настолько органично единство стихов, музыки и исполнения, что нет надобности в том, чтобы профессиональные композиторы писали новые мелодии на тексты уже существующих песен.
По заказу режиссера фильма "Белорусский вокзал" Андрея Смирнова Окуджава написал одну из своих лучших военных песен, знаменитую "Нам нужна одна победа". Вначале песня Андрею Смирнову не понравилась, но присутствовавший на прослушивании композитор Альфред Шнитке сказал, что "в этом что-то есть" и позже на музыкальной теме Окуджавы сочинил мощный финал, которого в первоначальном замысле картины вообще не было.
В 1968 году в своем первом фильме "Короткие встречи" кинорежиссер Кира Муратова использовала юмористическую песенку-зарисовку Окуджавы "Из окон корочкой несет поджаристой".
Как близки стилистике фильма оказались негромкие песни Булата!
Песня из "Коротких встреч" была исполнена Ириной Гинзбург под аккомпанемент её супруга Александра Журбина.
Ирина Гинзбург рассказала о дружбе ее отца, известного переводчика немецкой поэзии Льва Гинзбурга, с Окуджавой, который посвятил Гинзбургу стихотворение...

Как поглядеть со стороны:
Пуста тщета усилий,
Но голоса чужой страны
Он оживил в России:
Никто не знает, чьей вины
Пожаром нас душило.
А может, не было войны?..
Будь проклято, что было!


Из девятого класса Окуджава ушел на войну, был минометчиком, связистом, взводным запевалой. В начале 1942 года был легко ранен в ногу, в 1944 году - демобилизован по тяжелому ранению. Свою самую первую песню "Нам в холодных теплушках не спалось" он написал на фронте, в 1943 году.
О своей встрече с поэтом рассказал и А.Журбин. В свое время он работал с режиссером В.Мотылем над музыкой к фильму "Лес" по А.Н.Островскому. "По ходу пьесы, - рассказывал композитор, - пьющие актеры должны были исполнять приличествующий случаю романс. Стихи для него написал Окуджава. Булат Шалвович согласился, чтобы музыку к романсу написал я, за что я ему благодарен. Как говорили окружающие, романс удался и всем понравился, однако в конце концов в фильм он не вошел...
Известный литератор Александр Генис встречался с Булатом Окуджавой в разное время и по разным поводам: был гостем поэта в его доме в подмосковном поселке Переделкино, общался с ним в 1993 году в Лондоне во время церемонии присуждения Букеровской премии и послецеремониальных мероприятий в "Реформ-клубе".
"Этот талантливейший и добрейший человек всегда оставался самим собой, - сказал А.Генис. - Он был как дерево - рос, не меняясь".
Я случайно оказался в зале рядом с Эрнстом Неизвестным.
- Булат был не просто любимым поэтом, он был моим другом, - сказал Э.Неизвестный. - Я могу рассказывать о нем очень много. Но если я сделаю это сейчас, мне трудно потом будет говорить со сцены: Э.Неизвестный вышел на сцену после Е.Евтушенко.
"Это правда, что Булат был талантливым, честным, музыкальным. Но он еще был последовательным в своих взглядах и был в какой-то степени философом. Между прочим, он даже внешне походил на Ганди".
Сам Окуджава по этому поводу с улыбкой рассказывал о том времени, когда он лежал в лос-анджелесском госпитале: "...иду по коридору и вижу-прямо навстречу мне идет Ганди. Ничего не могу понять. Подхожу ближе - а это зеркало!"
...Это было трудное время.
Когда Окуджава гостил в Калифорнии у А.Половца, ныне президента Всеамериканского благотворительного фонда Окуджавы, Булату Шалвовичу внезапно потребовалась неотложная операция на сердце. Ее могли сделать в одном из частных лос-анджелесских госпиталей, но для этого срочно понадобились очень большие деньги.
В своей книге "Булат" А.Половец рассказывает:
"Кажется, Эрнст Неизвестный был первым, кого мы застали телефонным звонком в Нью-Йорке. Его реакция была мгновенной: "Старик, я могу заложить дом - но ведь это недели". Чуть позже позвонил Евтушенко: "Смогу набрать тысяч десять".
Звонили Аксенов, Надеин, Шемякин, Вознесенский, Коротич, Егор Яковлев, даже из московских газет...
Тысяч 20 собрали эмигранты. Я и сейчас храню их письма - трогательные, преисполненные почтительной любви к Поэту, - которыми сопровождались денежные чеки на 5, 10, 50 долларов.
И ни копейки из России. Очнулись советский консулат в Сан-Франциско и посольство в Вашингтоне: "Что с Окуджавой? Какая помощь нужна?"
- "Нужны деньги, 40 тысяч, или хотя бы гарантии на эту сумму - чтобы провели операцию".
После продолжительного молчания: "Будем связываться с Москвой:"
Связываются до сих пор".
А Э. Неизвестный продолжал:
В моей жизни был период, когда по некоторым причинам я довольно долгое время провел в доминиканском монастыре. Однажды настоятель его произнес молитву, которая начиналась словами:

Пока Земля еще вертится, пока еще ярок свет,
Господи, дай же ты каждому, чего у него нет:
мудрому дай голову, трусливому дай коня,
дай счастливому денег: И не забудь про меня.


Мы все сейчас знаем эту песню, она называется "Молитва [Франсуа Вийона]". Но когда Булат написал ее, а это было в 1963 году, ему пришлось замаскировать содержание, и он назвал песню "Франсуа Вийон".
Автору этих строк не случилось быть близко знакомым с Булатом Шалвовичем, но встреча с ним все же была. В 1982 году он приехал выступить в Харьков - украинский город с сильными русскими поэтическими традициями. За Окуджавой все еще тянулся шлейф крамольного поэта, хотя к тому времени он уже был автором и блистательной исторической прозы. Местные партийные органы сделали все возможное, чтобы уменьшить общественный резонанс выступлений поэта: билеты распространялись через райкомы партии, а зал предоставили в клубе Тракторного завода, находящегося в сугубо пролетарском районе, практически за городом, куда общественным транспортом добираться было трудно. Тем не менее, зал был переполнен, и я понимал, что не только познакомиться, но даже взять автограф после выступления мне не удастся. И тогда, взяв с собой маленькую книжку стихов Окуджавы, я пробрался за сцену незадолго до начала выступления. Окуджава стоял за кулисами, гитара лежала рядом на стуле. Он в щелочку глядел в зал, рассматривая публику. Нервничал.
- Булат Шалвович, - позвал я его.
- Да, я вас слушаю, - не оборачиваясь, откликнулся он.
- Можно попросить у Вас автограф? Вот ваш сборник "Март великодушный". Признаюсь, мне нравятся не только ваши песни и стихи, но и, может быть, не меньше, ваша проза. Читая "Путешествие дилетантов", я просто замирал на таких строчках: "И москвичей разнузданных толпа о чем-то бренном клокотала". Это же проза поэта, как "Капитанская дочка":
- Я рад это слышать, - ответил Булат Шалвович, надписывая книгу. - Проза моя нравится далеко не всем. Вот сейчас заканчиваю роман "Свидание с Бонапартом". Критики ищут в моей прозе исторические неточности, а это романы, а не научные трактаты...
Критик-ультрапатриот В.Бушин, ставил, например, Окуджаве в вину, что герои "Путешествия дилетантов" весной закусывают малосольными огурцами - дескать, не по сезону - В.О.)
...Вечер в Международном дворце близился к концу. На сцену вышел приехавший из Бостона поэт Наум Коржавин.
- В отличие от Жени Евтушенко, - сказал он, - первая книга Булата мне понравилась. Но читал ее и мне чего-то не хватало. А когда я услышал стихи Окуджавы под его собственную музыку, я понял - чего именно!
Песни Булата Окуджавы - это подлинная поэзия. Он и в прозе был поэтом!
А главным недостатком современной поэзии я считаю как раз ее прозу. Вот тут говорили: жизнестойкость поэзии Окуджавы в том, что она не на злобу дня, а о вечном! Это еще как понимать злобу дня! Окуджава очень современен как раз в том, что в его стихи перелились его сегодняшние эмоции, его отношение к современным реалиям и современным событиям, а потому они актуальны, но тем и вечны. Иногда кажется, он писал о том, что просто лежит под ногами, только наклонись и возьми:

Вы слышите, грохочут сапоги
И птицы ошалелые летят,
И женщины глядят из-под руки,
Вы поняли, куда они глядят.


Но увидеть это и поднять дано не каждому - только художнику..."

Виталий Орлов



Годы, отделяющий нас от кончины Булата Шалвовича Окуджавы, обозначил масштаб утраты. Любовь и горе плохо способствуют пониманию. Уход Окуджавы стал личной утратой не только для близких и друзей, не только для коллег по цеху, но для всей его необъятной аудитории.
Неисчислимые отклики на смерть Окуджавы удивительно искренни, и при этом удивительно сходны. Люди разного возраста, убеждений, различного житейского и эстетического опыта, знавшие Окуджаву близко или вовсе его не знавшие, пишут практически одно и то же: “Совесть, благородство и достоинство”...
Цитированное бесспорно и, в силу своей очевидности, не приближает, но отдаляет нас от понимания уникальной роли Булата Окуджавы в истории нашей поэзии второй половины века. Нравственные уроки Окуджавы могут быть унаследованы; они, собственно, наследуются бесчисленными благодарными читателями и слушателями. Моцартианская тайна его поэзии — вне толкования. Об эту гармонию обломает зубы не то что алгебра, но любой структурный анализ. В поэзии он наследников не оставил. По крайней мере, пока.
Тайна Окуджавы сопредельна не поэтическому инструментарию, но самой природе лирики, ее небывалому качеству, явленному не только его песнями, стихами и прозой — но самим устройством личности поэта.
Творчество Окуджавы — едва ли не идеальное подтверждение мысли Иосифа Бродского об антропологической функции поэзии.

Виктор Куллэ

...В мае 69-го на гурзуфском рынке я стоял и прикидывал, как бы хитрее истратить трешку с мелочью. Вдруг кто-то сзади тихо дотронулся до меня. Оборачиваюсь: Булат!
Поговорили, а когда расставались, он очень тактично и даже сухо, по-деловому вдруг передает мне 500 рублей: "Я знаю, как тебе сейчас, сам был в такой шкуре. Разбогатеешь - отдашь. А я сейчас могу..." (Я перед этим публично выступил против травли А. И. Солженицына, а также Булата Окуджавы, Владимира Максимова, Наума Коржавина, Эрнста Неизвестного - со всеми вытекающими отсюда последствиями.)
Позже узнал, что он помогал вот так же тихо десяткам людей.
А на прощанье: Приезжай с Ирой к нам в Ялту 9 мая..."
Мы с женой приехали, думая, что на День Победы, а оказалось и на день его рождения. Он тогда сказал: "Я до 45-го года все переживал, что этот день ничем не ознаменован, и на тебе..."
Каждая встреча с ним, каждый его звонок - подарок, лучик счастья.
Когда в 93-94-м годах в "оппозиционной" печати устроили мне травлю за якобы "оскорбление России" (я сказал, что, проголосовав за Зюганова и Жириновского, она "одурела "), он позвонил: "Не обращай внимания. Они бы и Пушкина, и Чаадаева, и Лермонтова затравили, пусти их в те времена..."
" Пусти их в те времена..." Он в тех временах был своим...
Не знаю, кем он будет для будущих. Но очень хорошо знаю, кем он был для меня, для нас, наверное, для десятков, если не сотен тысяч.
Чтобы там ни происходило, его тихий голос, его серебряный камертон все эти 40 лет всегда помогал выплыть, не разрешал утонуть, этот тихий голос заглушил весь тот чудовищный грохот лицемерия, цинизма, лжи, в котором мы жили и о котором сейчас забываем.
Этот голос вдруг напомнил нам, что мы - люди:
Совесть, благородство и достоинство - вот оно, святое наше воинство.
Протяни ему свою ладонь, за него не страшно и в огонь.
Лик его высок и удивителен. Посвяти ему свои краткий век.
Может, и не станешь победителем, но зато умрешь как человек.


Этого напоминания, конечно, не могли стерпеть нелюди.
Ничего, ничего, что его голос сейчас почти не слышен за новым грохотом новых временщиков. "Песенка о Моцарте", "Молитва Франсуа Вийона", "Надежды маленький оркестрик", "Старинная студенческая песня" ("Поднявший меч на наш союз ..."), "Возьмемся за руки друзья" переживут их всех.
Это моцартианско-пушкинское - навсегда.
...В 70-х годах я преподавал литературу в средней шкале. Однажды, в 73-м, ребята меня спрашивают, как же так - почти все академики "единодушно осудили" Андрея Дмитриевича Сахарова, а вы рассказывали, как А. П. Чехов вышел из академии, когда туда не избрали Максима Горького?
И тогда я провел несколько уроков о пушкинском Лицее, а потом написал сценарий "Лицей, который не кончается" для телевидения с внутренним эпиграфом о достоинстве, о непредательстве (режиссер А. Тортенсен, исполняли О. Ефремов и В. Золотухин).
Естественно, решил, что передача должна идти под "Старинную студенческую песню" или "Возьмемся за руки, друзья ...".
Запретили.
Тогда я встретился с Юлием Кимом, прочитал ему композицию, мы поговорили об А. Д. Сахарове, о Булате, и он, Юлик, тотчас же на клочке бумаги начал писать стихи "19 октября", а когда закончил, В. Дашкевич сочинил к ним музыку.
Тоже запретили...

...Все бы жить, как в оны дни,
Все бы жить легки и смело,
Не высчитывать предела
Для бесстрашья и любви
И, подобно лицеистам,
Собираться у огня
В октябре багрянолистом
Девятнадцатого дня.

Как мечталось в оны дни:
Все объяты новым знаньем,
Все готовы к испытаньям,
Да и будут ли они...
Что же загадывать? Нет нужды:
Может, будут, может, нет,
Но когда-то с нашей дружбы
Главный спросится ответ.

И судьба свое возьмет.
По-ямщицки лихо свистнет,
Все по-своему расчислит,
Не узнаешь наперед.
Грянет бешеная вьюга,
Захохочет серый мрак,
И спасти захочешь друга,
Да не выдумаешь - как...


Но вот что было дальше. Эта песня оказалась любимой песней А. Д. Сахарова. А сами авторы всегда исполняли ее с посвящением Булату Окуджаве.
Так естественно все и сошлось: все начала и все концы - Пушкин, Сахаров, Окуджава...

Юрий Карякин (Спец. выпуск "Литгазеты". 1997. Июль.)
 
ГостьяДата: Воскресенье, 11.05.2014, 05:37 | Сообщение # 183
Группа: Гости





Юлия Владимировна Друнина родилась 10 мая 1924 года в Москве. Ее родители работали в школе: отец – учителем истории, мать – библиотекарем. Юлия окончила школу № 131, где работал её отец...
Когда началась Великая Отечественная война, Юле было 17 лет. Она пришла в добровольную санитарную дружину при Районном обществе Красного Креста, работала санитаркой, строила оборонительные сооружения под Можайском. После ранения поступила в Школу младших авиаспециалистов и, окончив ее, была направлена в штурмовой полк на Дальнем Востоке...

Поехав на похороны отца, она не возвращается в свой полк, а получает направление на Западный фронт: воевала в Белоруссии, Прибалтике.
После контузии в 1944 году была демобилизована. За боевые отличия была награждена орденом Красной звезды и медалью «За отвагу».

Война стала главной темой стихов Юлии Друниной.

Я родом не из детства – из войны.
И потому, наверное, дороже,
Чем ты, ценю я радость тишины
И каждый новый день, что мною прожит.

Я родом не из детства – из войны.
Раз, пробираясь партизанской тропкой,
Я поняла навек, что мы должны
Быть добрыми к любой травинке робкой.

Я родом не из детства – из войны.
И, может, потому незащищённей:
Сердца фронтовиков обожжены,
А у тебя – шершавые ладони.

Я родом не из детства – из войны.
Прости меня – в том нет моей вины...


Приехав в Москву и не сдав вступительных экзаменов, Юлия посещает занятия в Литературном институте. В 1945 году ее стихи были опубликованы в журнале «Знамя». В 1950-1980-х годах выходят сборники ее стихов: «Разговор с сердцем», «Ветер с фронта», «Современники», «Тревога», «В двух измерениях», «Я родом из детства», «Окопная звезда», «Не бывает любви несчастливой», «Бабье лето», «Солнце – на лето».

Юлия Друнина пробовала себе в прозе – написала повесть «Алиска», автобиографическую повесть «С тех вершин…», публицистические произведения.

В 1990 году избиралась в Верховный Совет СССР, но разочаровалась в деятельности этого органа.

21 ноября 1991 года Юлия Владимировна Друнина покончила с собой, не желая видеть, «как летит под откос Россия»...
Похоронена рядом с мужем Алексеем Каплером в поселке Старый Крым...
 
отец ФёдорДата: Суббота, 17.05.2014, 06:08 | Сообщение # 184
Группа: Гости





Известный французский актер театра и кино, Офицер Ордена Почетного легиона, лауреат премий Венецианского и Берлинского кинофестивалей и премии «Сезар» - Жан Габен считается одной из величайших звезд французского кинематографа.

Жан Габен (настоящее имя - Жан Алексис Монкорже) родился 17 мая 1904 года в Париже. Его родители выступали в кабаре. Какое-то время Жан работал разнорабочим. А в 19 лет он сыграл первую роль в мюзикле «Фоли-Бержер».

Вскоре он ушел в армию, а после службы продолжил актерскую карьеру. В составе театральной группы совершил турне по Южной Америке, а вернувшись во Францию, начал работать в Мулен Руж. Позже его стали приглашать на серьезные роли в театре, а в 1928 году он снялся в двух немых фильмах...

Актер женился в первый раз в 1925 году на Габи Бассе, но брак их продлился всего пять лет...
Слава пришла к актеру в 1934 году после выпуска фильма «Мария Шапделен».

Звездой французского кинематографа Габен стал в 1936 году, снявшись в военной драме «La Bandera». А еще через год Жан Габен стал всемирно известен, благодаря фильмам «Пепе Ле Моко» и «La Grande Illusion».
Началась Вторая мировая война и Германия оккупировала Францию. Война ударила его больнее, чем тех, кто был в курсе последних новостей. Он был растерян, раздавлен.
К Габену поступило огромное количество приглашений сниматься в различных фильмах в Голливуде и он вслед за Жаном Ренуаром и Жюльеном Дювивье переехал в США, где его оценили по достоинству.
Американцам нравился его, как они считали, «настоящий французский шарм». Габена называли «французским Спенсером Трейси», имея в виду потрясающую и совсем немодную манеру его игры. Жан всегда был естественен, каждый его герой мало чем отличался от самого актера.
Будучи, вероятно, крайне сентиментальным человеком, внешне он, как правило, оставался спокойным и полным достоинства.
Получавший огромное количество приглашений сниматься в различных фильмах в Голливуде, француз до мозга костей, плохо говоривший на английском, он чувствовал себя чужаком... однако судьба преподнесла ему подарок, и им была Марлен Дитрих.
Актриса, яростная антифашистка, еще раньше покинула Европу и случайно встретилась с Габеном летним вечером 1941 года в нью-йоркском кафе «Парижская жизнь». Это была любовь с первого взгляда. Габену не помешал сидевший рядом с актрисой Хемингуэй, который был для Марлен больше, чем друг, не смутили отголоски ее бурного романа с Ремарком и занятные сплетни, ходившие вокруг любившей шокировать публику Дитрих...

Своенравная, обладавшая славой «разрушительницы сердец» Марлен превратилась в кроткое преданное создание...
В 1939 Габен получил развод от Дориан, от которой у него было двое детей за шесть лет совместной жизни...Он был свободен, хотел связать жизнь с Марлен Дитрих.
Но звезда не собиралась разводиться с мужем, с которым даже не жила вместе.

В апреле 1943 года Жан Габен вступил в ряды армии Шарля де Голля. Его отправили в Северную Африку, где во время войны шло жестокое противостояние фашистов и союзных войск.
Сначала он служил на корабле, сопровождавшем конвои, затем, отказавшись от направления в Художественный центр пропаганды Свободной Франции, был назначен инструктором в школу морских пехотинцев. Вскоре за Жаном на войну последовала Марлен. Она не могла больше оставаться в пустом доме, где гулкие шаги и ребенок Габена под сердцем напоминали ей о любимом.
Сделав аборт, Дитрих отправилась в Алжир. Она выступала с концертами в поддержку солдат союзных войск и вдохновляла их на победу.
Немецкое происхождение совсем не обязывало ее поддерживать фашистов, более того, она люто ненавидела Гитлера и все его идеи. Марлен была рада внести свой вклад в победу союзников, но главной ее целью было найти Жана.
Он явно не ожидал ее увидеть здесь, среди клубов пыли, танков и взмыленных солдат, затаившихся перед атакой. Марлен все-таки нашла любимого, выпросила джип с водителем, который отвез ее в бронетанковую дивизию, и на глазах у всех бросилась в объятья Габена. Счастье длилось всего несколько минут - Жан был вынужден проститься со своей Звездой. В слезах она наблюдала, как он запрыгивает в люк своего танка, запоминала черты его лица и ставшие седыми волосы.
Это была их последняя встреча как влюбленных. Война внесла свои коррективы в их роман...
За доблесть проявленную в сражениях в Северной Африке Габена наградили рядом военных наград, таких как «Médaille Militaire» и «Croix de Guerre».
После Нормандской операции, Габен участвовал в освобождении Парижа
.В июле 1946 года Марлен, получила последнее письмо от Габена: «Ты была, есть и будешь моей единственной настоящей любовью. К несчастью, я чувствую, что потерял тебя, хотя нам хорошо было вместе. Я буду вспоминать о тебе с огромным сожалением. Глубокой болью и бесконечной скорбью».
Через два года он женился на модели Доминик Фурнье и, наконец, обрел долгожданное семейное счастье и детей: дочери Флоранс и Валери и сын Матиас.
Жан прожил с Доминик 27 лет, брак оказался удачным...
Чуть позже Габена пригласили сняться в фильме «Au-Delà Des Grilles», который получил «Оскара» в 1949 году.  Былая слава пришла к актеру в 1954 году после выхода фильма «Не тронь добычу!», а в последующие 20 лет он снялся в нескольких десятках картин, многие из которых были сняты на кинокомпании «Gafer Films», которую Габен создал вместе с другим актером - Фернанделем...

Появление Габена в каждом новом фильме можно было сравнить с появлением троянского коня: никто еще ничего не понял, а кино уже получилось. Ему оставалось лишь пожинать лавры. Ценность этого человека заключалась не в умении играть роль. Он был ценен сам по себе.

Уже немолодому Габену довелось встретиться в кадре с юной Бриджит Бардо, с набирающим обороты Жаном-Полем Бельмондо, с Аленом Делоном. Каждый раз их встреча на съемочной площадке грозила превратиться в дуэль, но этого, вопреки ожиданиям любителей острых ощущений, не происходило.
Несмотря на разницу в возрасте они поняли и оценили друг друга именно потому, что их роднила цельность натур.
Они были сделаны из разных материалов, но каждый - без всяких примесей.
В 60-м актера награждают крестом Ордена Почетного Легиона за вклад в культуру и искусство Франции.
15 ноября 1976 года Жан Габен тихо скончался, забрав с собой, как утверждала Марлен, половину ее души. Коллеги сравнивали смерть Габена с внезапным ударом молнии, поразившим старое, но крепкое дерево, которое в детстве дарило вам уверенность в том, что мир вечен.
Некоторое время спустя Марлен Дитрих, больная и постаревшая, заперлась в своей парижской квартире на 13 долгих лет и все эти годы на стене ее комнаты висел портрет ее идеального мужчины Жана Габена...
 
дядяБоряДата: Суббота, 17.05.2014, 17:15 | Сообщение # 185
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 434
Статус: Offline
замечательный актёр, на все времена!
хотел только добавить пару строк из воспоминаний его дочери:

из книги Флоранс Монкорже-Габен "Жан Габен - не худший из отцов"

Однажды он пришел к нам весь взбудораженный: "Я только что видел классного парня по телевизору в американском фильме. Вот это актер!" Мы спросили, о ком он говорит. Он ответил: "Пол Ньюмен". Мы расхохотались: "Да ведь он давно знаменит, папа, а ты только сейчас о нем узнал!"
Когда мы говорили ему о Шоне Коннери, он же Джеймс Бонд, который тогда был на пике популярности, отец чувствовал себя отсталым. "Конечно, я ведь старый дурак. Мне пора на помойку!" Так он выказывал нам свою ревность.

-----------

Переезд на каникулы из Парижа в Орн или в большой довильский дом выглядел довольно комично. На матери лежала обязанность погрузить в свою машину чемоданы, сумки, свертки, двух собак, которые не знали, где им усесться, кота, который отчаянно мяукал в корзинке, майну Бидюль, яростно свистевшего в огромной клетке, которую не удавалось запихнуть на заднее сиденье, канареек, рыбок в банке из-под огурцов, водяных черепах и, наконец, очередную кухарку!
Отец, который вез в своей машине только троих детей и Зель, стоял рядом с барсеткой в руках, курил и невозмутимо наблюдал за погрузкой.
Потом вдруг спохватывался и окликал обессиленную мать "Откуда столько вещей?... Неужели надо каждый раз таскать за собой все это барахло?"
Он забывал, что, уезжая на два месяца в Нормандию, приходилось брать куртки, сапоги и купальники, не говоря о смокинге для торжественного концерта на скачках. Под конец мать просто перестала ему отвечать.
 
shutnikДата: Вторник, 20.05.2014, 16:22 | Сообщение # 186
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 394
Статус: Offline
Он знает, где раки зимуют. И куда запропастился начальник транспортного цеха. И как в Одессе играют свадьбу на 170 человек...

с юбилеем наш дорогой Роман! и до 120-ти!

Роман Андреевич Карцев (настоящее имя Роман Аншелевич Кац) 
родился 20 мая 1939 года в Одессе. В годы Великой Отечественной войны он с матерью и братом был эвакуирован в Омск, а после демобилизации отца вся семья вернулась в Одессу.

В 1956 году после окончания школы Роман пошёл работать наладчиком на швейную фабрику «Авангард». Тогда же он начал выступать в драмкружке дома культуры моряков и вскоре получил приглашение в самодеятельный студенческий театр при одесском институте инженеров морского флота, где и познакомился со своим будущим сценическим партнёром Виктором Ильченко и автором текстов Михаилом Жванецким.
В 1962 году он переехал из Одессы в Ленинград и попал к Аркадию Райкину в Ленинградский театр миниатюр (именно Райкин порекомендовал юному артисту взять сценический псевдоним Роман Карцев). Там он стал знаменитым, получив звание лауреата Всесоюзного конкурса артистов эстрады в 1969 году.

Через год Роман Карцев совместно с Михаилом Жванецким и Виктором Ильченко  открыли Одесский театр миниатюр. Выступая в жанре эстрадной репризы артисты быстро приобрели большую популярность у зрительской аудитории, а благодаря трансляциям по телевидению и выступлениям в программе «Вокруг смеха» известность получили многие юмористические номера в их исполнении. В 1972 году Роман окончил ГИТИС, актёрский факультет (заочно).

В 1979 году Карцев и Ильченко переезжают в столицу и начинают работать в Московском театра миниатюр, а с 1987 года они выступали в Московском театре миниатюр под руководством Михаила Жванецкого.
Тинейджерам его имя вряд ли что-нибудь скажет. А для тех, кто смеялся сквозь слезы над абсурдом советского бытия, Роман Карцев - это "Раки", "Авас", "Кассир и клиент", "Ставь псису!", "Собрание на ликеро-водочном заводе"…
После смерти своего друга и незаменимого сценического партнера Виктора Ильченко Карцев выступает один...
Как соло артист он участвовал в постановках «Моя Одесса», «Зал ожидания».
В репертуаре Карцева, кроме произведений Жванецкого, есть также Чехов, Хармс, Зощенко и другие авторы. Выступал он и в театре «Эрмитаж» Константина Райкина, и в театре эстрады.

На широком киноэкране юморист Карцев впервые появился в 1976 году в фильме «Трудный день – понедельник». Затем был детский телефильм «Волшебный голос Джельсомино». Карцев играл там школьного учителя. Фактически, единственные слова его роли – это перечисление фамилий учеников. Но когда он в очередной раз начинал читать список, зрители просто умирали со смеха. Актер умудряется рассмешить зрителей даже своим молчанием.
Тот, кто хоть раз слышал его монолог «Раки», не забудет никогда.

С успехом исполнив роль Швондера в экранизации романа М.А. Булгакова «Собачье сердце», Роман Карцев стал весьма популярным и среди кинорежиссёров. Он часто снимался у Эльдара Рязанова («Старые клячи», «Небеса обетованные»). Среди его работ в кино в новом тысячелетии - роли в картинах: «Мастер и Маргарита», «Улыбка Бога, или Чисто одесская история», «В стиле Jazz».

Карцев - автор книг «Малой, Сухой и Писатель» и «Приснился мне Чаплин…».

Российский артист эстрады, театра и кино, Заслуженный артист РСФСР, Народный артист России, актер Московского театра миниатюр под руководством Михаила Жванецкого - Роман Карцев и сегодня является востребованным артистом и продолжает свою творческую деятельность.


"Я думаю, мы с Витей Ильченко и Мишей Жванецким нашли свой жанр. Этот жанр позволяет за один вечер прожить жизнь. Он позволяет смеяться и плакать над жизнью",-
 
говорит сегодняшний юбиляр...
 
ПримерчикДата: Четверг, 22.05.2014, 09:39 | Сообщение # 187
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 395
Статус: Offline
Шарль Азнавур  родился 22 мая 1924 года в Париже, его родители – армянские эмигранты, которые бежали от Советской власти из Грузии во Францию. Шарль учился в детской артистической школе, а позже — в центральной школе TSF (Париж).

Начиная с девяти лет маленький Шахнук Азнавурян пел и играл на сцене.
Позже он сменил имя на Шарль Азнавур и начал выступать в дуэте с композитором Пьером Рошом. Вскоре артистов заметила Эдит Пиаф - в 1946 году они приняли участие в её турне по Франции и США. С этого времени начиналась профессиональная карьера Азнавура как шансонье.
Спустя 10 лет певец окончательно закрепился на музыкальном Олимпе, чему способствовала серия удачных концертов в Касабланке и Париже, многие из которых проходили по три раза в день.

Азнавур является автором более тысячи песен, исполнявшихся им самим, а также такими артистами, как Рэй Чарльз, Боб Дилан, Лайза Миннелли, Хулио Иглесиас.
Азнавур выступал в дуэте с Ф.Синатрой, С.Дион, Л.Паваротти, П.Доминго, П.Каас, Э.Сегара и другими известными исполнителями...
Он также сыграл в 60 фильмах и продал более 100 миллионов дисков по всему миру.

В начале 1960-х годов Азнавур уже был довольно популярен, он давал концерты в нью-йоркских залах «Carnegie Hall» и «Ambassador Hotel», а позже на фирме Фрэнка Синатры «Reprise Records» выпустил свой первый американский альбом.

В числе всемирно известных песен Азнавура – «Богема», «Надо уметь», «Вечная любовь», «Немодные радости», «Мама», «Молодость», «Изабелла», «Вчера ещё», «Она», «Аве Мария», «Как говорят», «Нет, я ничего не забыл», «Потому что», «Я уже представлял», «Две гитары», «Унеси меня», «Умереть за любовь» и другие.

Согласно опросу, проведенному журналами Time и CNN, Шарль Азнавур является лучшим исполнителем эстрадных песен 20 века. Он также является автором музыки к опереттам «Monsieur Carnaval» (1965), «Douchka» (1973) и «Lotrek» (2004). А еще написал несколько книг.

Будучи одним из популярнейших исполнителей во Франции, Азнавур также хорошо известен далеко за её пределами. Знаменитый армянин внес большой вклад в восстановление армянских городов, пострадавших от землетрясения 1988 года.
Периодически он посещает историческую Родину с благотворительными концертами. Благодарные земляки назвали улицы и площади вновь отстроенных городов именем Азнавура, а в армянском городе Гюмри ему установлен памятник. С 2009 года Азнавур является послом Армении в Швейцарии и постоянным представителем страны в штаб-квартире ООН.
Кроме того, в 2008 году он стал гражданином Армении.

Офицер и командор ордена Почётного легиона, офицер ордена Канады, лауреат академии Шарля Кро, лауреат различных МКФ, «Национальный Герой Армении» - Азнавур награжден Золотой медалью города Парижа, орденом Отечества (Армения), призом Эдисона, премией Бернара Лакаша и другими наградами.

Сегодня Шарль Азнавур постоянно живет и работает в Швейцарии, но по-прежнему продолжает считать себя армянином и французом.

Легендарный французский шансонье Шарль Азнавур отметит свое 90-летие в Германии. В день своего рождения - 22 мая - он даст концерт "Легенда возвращается" ("Die Legende kehrt zurück") на крытом стадионе O2 World в Берлине.



 
REALISTДата: Понедельник, 26.05.2014, 10:38 | Сообщение # 188
верный друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 131
Статус: Offline
Поздравляем Анжелику с ЮБИЛЕЕМ !

 
papyuraДата: Понедельник, 02.06.2014, 05:06 | Сообщение # 189
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1037
Статус: Offline
Сегодня исполняется 95 лет со дня рождения прекрасного человека и замечательного актёра
ЮРИЯ ТИМОШЕНКО, известного старшему поколению как Тарапунька...
вспомним и улыбнёмся!

 
дядяБоряДата: Четверг, 12.06.2014, 05:37 | Сообщение # 190
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 434
Статус: Offline
Народный артист России Вячеслав Иванович Полунин родился 12 июня 1950 года в городке Новосиль Орловской области в семье служащих.

Еще в школе он был увлечен клоунадой, однако профессионального циркового образования не получил.
После школы работал на заводе, затем поступил на экономический факультет Ленинградского государственного университета, из которого ушел с третьего курса. Окончил Ленинградский государственный институт культуры им. Н. К. Крупской (Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств), эстрадное отделение ГИТИСа.
В 1968 году во ДК им. Ленсовета Полунин создал студию пантомимы, из которой со временем вырос клоун-мим-театр "Лицедеи".
В 1974 году вышел первый спектакль.
С 1981 года театр работал на сцене Дворца молодежи в Ленинграде. За время его существования были созданы спектакли "Фантазеры", "Чурдаки", "Из жизни насекомых", "Асисяй ревю", "Катастрофа", музыкальная миниатюра "Блю-блю-блю канари", выпущено пятнадцать программ.
В 1981 году на телевизионном "Новогоднем огоньке" он выступил с новым номером "Асисяй", изображая маленького, наивного и трепетного человечка в желтом комбинезоне с красным шарфом и в красных лохматых тапочках... однако визитной карточкой актёра стал номер "Низзя".
В 1985 году организовал в Москве Мастерскую пантомимы и клоунады, приуроченную к XII Международному фестивалю молодёжи и студентов, на открытие которой по приглашению Полунина прибыли самые известные в мире клоуны, а в 1987 году в Ленинграде состоялся  Всесоюзный фестиваль уличных театров, на который съехались свыше 200 актёров пластических и клоунских театров...

Через год по инициативе Полунина был запущен уникальный проект "Караван мира" — театр на колёсах, шесть месяцев устраивавший цирковые представления в городах Европы.

Вячеслав Полунин — человек мира, он ведет жизнь бродячего клоуна, побывал в странах, которые имеют очень глубокую традицию культуры, связанную с клоунадой и ярмарочным, народным театром.
За шоу "Живая радуга" королева Великобритании удостоила Полунина звания "Почетный житель Лондона"...



кто из нас не помнит этих замечательных номеров?!

 
Старый занудаДата: Пятница, 20.06.2014, 08:35 | Сообщение # 191
Группа: Гости





Советский бард, киноактёр, журналист, писатель, сценарист и поэт, один из основоположников жанра авторской песни, создатель жанра песни-репортажа, автор более 300 песен, родился 20 июня 1934 года в Москве в семье командира Красной армии...
 Вот фрагмент автобиографии Юрия Визбора:
«Я родился по недосмотру 20 июня 1934 года, в Москве, в родильном доме им. Крупской, что на Миуссах. Моя двадцатилетняя, к тому времени, матушка Мария Шевченко, привезённая в Москву из Краснодара молодым, вспыльчивым и ревнивым командиром, бывшим моряком, устремившимся в семнадцатом году из благообразной Литвы в Россию, Юзефом Визборасом (в России непонятное для пролетариата „ас“ было отброшено, и отец мой стал просто Визбором)»
Отец Юрия был репрессирован в 1937году...
В 1941г. семья переехала на Сретенку, с образом которой впоследствии связаны многие мотивы в творчестве Визбора-барда.
Из автобиографии:
"В четырнадцать лет под влиянием «большой принципиальной любви» в пионерском лагере, где я работал помощником вожатого, я написал первое стихотворение, которое начиналось следующим четверостишием:
Сегодня я тоскую по любимой
Я вспоминаю счастье прежних дней
Они как тучки пронеслися мимо,
Но снова страсть горит в груди моей.
Тетрадка с тайными виршами была обнаружена матушкой при генеральной уборке. Состоялось расследование насчёт «прежних дней». На следующий день на своём столе я обнаружил «случайно» забытую матушкой брошюру «Что нужно знать о сифилисе». Всё-таки матушка была прежде всего врачом.
О себе я полагал, что стану либо футболистом, либо лётчиком. С девятого класса я повадился ходить в аэроклуб, летал на По-2 и Як-18."

Впоследствии многие произведения он посвятит футболу и «небу»...

В 1955 году окончил факультет русского языка и литературы Московского педагогического института, где в одно с ним время учились Юрий Ряшенцев, Юлий Ким, Ада Якушева, Пётр Фоменко, Юрий Коваль.
Работал учителем средней школы в Архангельской области, служил в армии.
 К концу службы был радистом 1-го класса, чемпионом военного округа по радиосвязи. Сочинял стихи и песни на армейские темы, публиковал их в газете соединения и военного округа...
С 1958 года работал на Всесоюзном радио, 1962 году выступил инициатором создания молодежной радиостанции «Юность»...
 

 
ПинечкаДата: Воскресенье, 22.06.2014, 05:49 | Сообщение # 192
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1085
Статус: Offline
Возраст ей к лицу

Мерил Стрип называют 'актрисой с тысячью лиц', 'женщиной-хамелеоном' и в то же время величайшей драматической актрисой современности; ее считают одной из наиболее успешных звезд Голливуда.
Знаменитая актриса является почетным доктором искусствоведения Гарвардского Университета, членом Американской академии искусства и литературы, оратором и спонсором Национального музея истории женщин. Кроме того, Мерил можно занести и в число звездных рекордсменов по прочности семейных уз – она состоит в браке уже 36 лет и имеет четырех детей. Но, пожалуй, основным достижением выдающейся актрисы является то, что ее возраст не становится препятствием ни для творчества, ни для имиджа.


ЮНАЯ СТАРУШКА
СТРИП удивительна во всём. Впрочем, неординарность характера Мэри Луизы (именно такое имя была дано актрисе при рождении) проявлялась ещё в детстве.
«Я родилась в штате Нью-Джерси. Папа был фармацевтом, мама — художницей. У меня есть ещё два младших брата. Я была, в общем-то, странным ребёнком: мне нравилось представлять себя в образе старой женщины. Я брала мамин карандаш для глаз и рисовала линии на своём лице. У меня до сих пор хранится фотография, где я, 10-летняя девочка, съёжившись, сижу в кресле с невероятно печальным выражением лица — так сказать, пребывая в образе», — вспоминает Стрип.
Однако в 12 лет Мерил блеснула на школьном концерте, исполнив рождественскую песенку, а преподавательница вокала даже стала заниматься с ней бесплатно.
Кстати, история, связанная с фамилией актрисы, весьма необычна: предки Мерил были испанскими евреями, которые эмигрировали в Голландию в ХV веке. Оказавшись в новой стране, они, не зная языка, стали подписываться чёрточкой — отсюда появилась фамилия Стрип...
Отличницей Стрип никогда не была. Более того, будущую актрису отчислили из воскресной школы за хулиганское поведение: девочка бессовестно пародировала учителей, чем приводила взрослых в бешенство, а одноклассников заставляла смеяться до слёз. Ролей, сыгранных на сцене школьного театра, было явно недостаточно, чтобы утолить её страсть к перевоплощениям. После окончания школы Мерил стала изучать драматическое искусство в знаменитом колледже Вассара, где в 1971 году получила степень бакалавра...
«В детстве я считалась гадким утёнком, — вспоминает Мерил. — У меня были тёмные волосы, я носила очки и внешне смахивала на маленькую старушенцию. Потом у меня хватило ума пойти наперекор взрослым и сделать всё по-своему…»
«По-своему» — значило перекрасить волосы в радикальный блонд, сменить очки на контактные линзы и избавиться от брекетов, а заодно поступить в Йельский университет на отделение драмы...
«Внешность определяет характер женщины, — считает актриса. — В молодости я порывалась изменить свой длинный нос, но вовремя поняла, что мой нос — мой характер».

НЕВЕСЁЛЫЕ СТАРТЫ
НЕОБЫЧНЫЙ характер, нестандартная внешность и незаурядные актёрские таланты не вызывали у студентов Йельского университета ничего, кроме раздражения и зависти. «В начале каждого месяца мы выстраивались в линейку, и преподаватель выбирал, кто будет играть роли. Из всего класса выбирали всегда одних и тех же. Я всегда была в их числе. Таким образом, между мной и моими менее везучими подругами постепенно назревало напряжение», — рассказывает Стрип.
Поскольку дружеских отношений со сверстниками у Стрип не сложилось, девушка все силы тратила на учёбу и работу — пробовала силы в качестве художника по костюмам, играла в театре и занималась пением (в детстве Мерил утверждала, что станет великой оперной певицей).
В 1975 году будущая звезда получила диплом Йельского университета, в котором значилось — знаток изящных искусств.
Свою карьеру в качестве актрисы Стрип начала в одном из лучших нью-йоркских театров, которым руководил Джозеф Папп.
Накануне Рождества 1975 года директор Public Theater позвонил Мерил и предложил главную роль в спектакле «Око за око», а заодно осведомился, нет ли у неё желания сыграть в постановке «Генрих IV».
Успехи Мерил в кино были менее впечатляющими.
Будучи уже опытной театральной актрисой, игравшей Шекспира, Стриндберга, Уильямса, в 1977 году Стрип получила маленькую роль в картине «Джулия», где ее партнершей и наставницей была знаменитая Джейн Фонда...
Актриса работала с полной самоотдачей, но в процессе финального монтажа почти все кадры с её участием вырезали.
Впрочем, неудачный, точнее, несостоявшийся дебют не стал для Стрип трагедией. Уже за следующую роль в картине «Охотник на оленей», который получил пять 'Оскаров', она получила премию национального общества кинокритиков как «лучшая актриса второго плана», вызвав восторг кинокритиков.
После этого она снялась в минисериале 'Холокост', за который получила премию 'Эмми'...

ПЕРВАЯ ЛЕДИ НА КУХНЕ
Жизнь Мерил продолжалась, она снималась у Вуди Аллена в «Манхэттене», подыскивала новую квартиру и … друзья предложили ей поселиться во временно пустующей мастерской скульптора Дональда Гаммера ... по возвращению из поездки раньше срока тот был очень удивлен присутствием незнакомки, однако через полгода, состоялась их свадьба.
Брак стал для Мерил стимулом к работе – в 1979 году она много снималась, получила 'Оскара' и 'Золотой глобус' за фильм 'Крамер против Крамера' - при том, что в ноябре этого года у актрисы родился сын Генри Вольф, ныне известный автор и исполнитель песен.
Следующим успехом уже признанной звезды была роль Софи в 'Женщине французского лейтенанта' (1981), оцененная 'Золотым глобусом' и премией BAFTA.
Еще большим её успехом стало блестящее перевоплощение в роли польской эмигрантки в 'Выборе Софи' (1982), которое принесло 'Золотой глобус' и статуэтку 'Оскар'...
В августе 1983 года у Мерил родилась дочь Мэри Вилла, сейчас популярная телевизионная актриса.
У Гаммера и Стрип четверо детей — Генри, Мэри, Грейс и Луиза, рождённых Мерил от большой любви к мужу...
Надо сказать, что, обзаведясь домом и семьёй, Мерил обнаружила в себе ещё один талант. Она — гениальная мать, готовая пожертвовать съёмками, если те не совпадают по времени со школьными каникулами (Стрип старается путешествовать только со своей семьёй), и способная часами рассказывать о своих детях...
Будучи первой леди Голливуда, Мерил с лёгкостью может представить, что в какой-то момент перестанет сниматься. Для неё гораздо важнее не оставлять мужа и детей дольше чем на две недели.
«Семья была и остаётся для меня главной ценностью. Думаю, это не изменится, пока меня не положат в могилу».
Впрочем, пока Стрип удаётся совмещать работу и дом. «В молодости я работала официанткой, и самое лучшее, что я могла сделать, — это обслужить 8 столов одновременно. Я очень гордилась этим, — вспоминает актриса. — Сейчас, по прошествии многих лет, практически ничего не изменилось. Всё те же 8 столов — это фильмы, много детей, много родственников, много коллег и дел, которым я должна уделить внимание. Но я справляюсь и очень этим горжусь»...

Фильмы с участием Стрип неоднократно номинировались на престижные премии, пользовались кассовым успехом, критики восхищались мастерством актрисы, но достичь былых высот ей уже не удавалось...
Прорывом стал культовый фильм 'Дьявол носит Прада' (2006), принесший актрисе еще один 'Золотой глобус'.
Эту роль называли стержнем всего фильма, а экранный облик Миранды до сегодняшнего времени является эталоном деловой элегантности.
Те, кто прочёл ироничный и тонкий бестселлер Лорен Вайсбергер, наверняка не разочарованы: 800 страниц текста уместились в 100 минутах фильма без ущерба для романтической истории.
ПРАВДА О «ПРАДЕ»

ОБРАЗ стервозной и нетерпимой Миранды Пристли подошёл Стрип, как идеально скроенный костюм: глядя на то, как героиня швыряет своё очередное норковое манто на стол секретарши и приказывает «достать ей эту штуку из того магазина, причём немедленно», может показаться, что именно так и ведёт себя Стрип в обычной жизни — уж слишком достоверно у неё получается быть коронованной особой.
Кроме того, актриса, которая по числу номинаций на «Оскар» уступает только Кэтрин Хёпберн, наверняка может себе это позволить.
«Она довольна только в том случае, если все вокруг в панике или на грани самоубийства», — говорят про героиню фильма подчинённые и коллеги. В реальной жизни едва ли что-то подобное можно услышать о самой актрисе. Несмотря на десятки удачных работ, вереницу наград (13 номинаций и 3 «Оскара», 28 номинаций и 8 премий «Золотой Глобус», призы Каннского и Берлинского фестивалей, включая 'Золотую звезду' на Аллее Славы и т. д.) и тысячи лестных отзывов критиков, Стрип ведёт себя одинаково вежливо как с известными режиссёрами, так и с простыми осветителями и гримёрами.
На вопрос журналистов, смирилась ли она со статусом первой леди кинематографа, Мерил, смеясь, отвечает: «Нет! Он часто мешает установить нормальные отношения с другими актёрами в начале съёмок. К счастью, после первого же совместного визита в бар наши отношения нормализуются».
Если и существует роль, которая никак не поддаётся актрисе, — это роль королевы. «Слава не может испортить человека, который до сих пор сам гладит себе бельё», — считает актриса.
"Работа над картиной "Дьявол носит Prada" отняла у меня четыре месяца. Я отдала ей столько же сил, сколько, допустим, 20 лет назад фильму "Крамер против Крамера". Но и над менее известными своими лентами, которые не принесли денег, я трудилась с полной самоотдачей. При этом я не отрицаю, что и сама люблю понежиться, поиграть с детьми, поваляться в постели..."

Новыми гранями раскрылся талант актрисы и в мюзикле 'Мамма миа' (2008), в котором она исполняла невероятные трюки и впервые спела с экрана. Неоднозначные отклики и целую коллекцию наград ('Оскар', 'Золотой глобус', BAFTA, и другие премии) актрисе принесла роль в фильм о Маргарет Тэтчер ('Железная леди, 2012 год)...

Актриса утверждает, что никогда не делала и не собирается делать пластических операций, хотя до сих пор может вслух посетовать: 'А все-таки нос у меня длинноват!'..
и ещё пару строк:
Фильм Prime, в российском прокате – «Мой лучший любовник» переводится, как расцвет сил, весна...
– Я играла врача-психотерапевта, но думаю, что каждая мама – это еврейская мама. Нашим фильмом, по-моему, мы доказали это.
Каждая мама пытается уберечь и всегда охранять своего ребенка. Мама всегда остается мамой.
Мне лишь пришлось набрать немного веса, купить определенную одежду и много ожерелий. Моя героиня их постоянно меняет. И сделать соответствующую прическу...
Я думаю, что каждая семья, неважно, кто и где воспитывался, это родовой клан, и за пределами этого клана люди чувствуют себя неуютно. И когда ты приводишь кого-то в свою семью, на свою территорию, случаются не всегда приятные ситуации. Причин тому масса: разница культур, религий, разница в возрасте, наконец... Я верю в разнообразие жизни, в смешанные ДНК, я верю в мирской беспорядок. Так что, если кто-то из моих детей приведет кого-то в наш клан, самое главное быть – вежливым и приятным в общении. Это самое важное.
У меня не всегда было все безоблачно в отношениях с моими детьми. Вернее, с маленькими нет проблем, но, например, когда одна из моих дочерей была тинэйджером – это было время сплошных неприятностей. Спорила она со мной по любому поводу: «Надень носки!» – «Не хочу!», «Надень вот это!» – «Ни за что!» Это был сплошной кошмар!.. Но прошло время, и все наладилось!
Вы знаете, Бог все уравновешивает в этом мире. С возрастом дети становятся твоими друзьями, как моя дочь-студентка, и больше слушают тебя. Правда, они никогда не смотрят моих фильмов. Не желают видеть, как какая-то другая группа людей владеет мною и, к тому же, они очень расстраиваются, если в фильме я заболеваю или умираю. Они просто не могут этого вынести. А так, я обычная мама. Когда на выходные приезжают все мои птенцы, я надеваю передник и встаю к плите (слава Богу, в будние дни у меня есть женщина, которая готовит)...
– А какой prime у Мерил Стрип?!
– (Вздыхает...) Вы знаете, в молодости я работала официанткой и самое лучшее, что я могла сделать, это обслужить восемь столов одновременно. Я очень гордилась этим. Сейчас, по прошествии лет, практически ничего не изменилось. Все те же 8 столов – это фильмы, много детей, много родственников, много вещей и дел, которым я должна уделить внимание. Моя семья и моя работа – вот мой prime на сегодня!

Я не слишком слежу за модой. Для меня что мода, что футбол - и то, и другое совершенно безразлично. Конечно, мне нравятся некоторые дизайнеры. Например, Валентино. Я способна оценить его достижения, ведь в колледже я писала диплом на тему дизайна одежды. Дизайн меня интересует, мода - нет. Тем более различные модные тенденции или марки.
 
МиледиДата: Среда, 25.06.2014, 15:32 | Сообщение # 193
Группа: Гости





замечательная актриса и хороший человек
 
ПинечкаДата: Суббота, 28.06.2014, 15:02 | Сообщение # 194
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1085
Статус: Offline
Сегодня известному актёру и режиссёру Александру Панкратову-Чёрному исполняется 65 лет.

Накануне корреспондент "Вечерней Москвы" побеседовал с артистом:

- На вопрос "Какая ваша любимая роль?" артисты обычно выделяют ту, в которой они сами себе нравятся. Почему это почти никогда не совпадает со зрительскими симпатиями?
- Я всегда говорю, что у меня нет любимой роли. Конечно, я люблю Степу Грушко из "Мы из джаза", поскольку это моя визитная карточка - с этого фильма началась моя актерская карьера. Люблю "Зимний вечер в Гаграх" и "Где находится Нофелет?". Мне нравится моя работа в фильме Владимира Наумова "Десять лет без права переписки". Но выделить любимую роль не могу. Все роли - это твои дети. Есть неудачные фильмы, что делать? И дети, бывает, рождаются с какими-то изъянами. Но это все равно твои дети, а дети всегда любимые.
- В процессе работы над образом джазмена Степы Грушко вы так и не обнаружили в себе музыкальных способностей?
- Почему только я? Музыкальных способностей во мне не обнаруживал никто и никогда. Я глух, как тетеря, ни в одну ноту никогда не попадал. Толя Кролл чуть сознание не потерял, когда попросил меня запеть. Карен Шахназаров со стула упал. Я не придумываю, на самом деле так было. В студии звукозаписи поставили меня к микрофону, дали знак петь, я вступил, и смотрю через стекло, как Шахназаров медленно сползает со стула, а Кролл схватился за голову. Леша Кузнецов, гениальный джазист, который учил меня играть на банджо, говорил Шахназарову: "Карик, только сумасшедший мог утвердить на роль музыканта совершенно глухого человека". Карен рисковал, конечно, и спасибо ему, что он верил в меня. А на самом деле спасал, потому что я уже хотел из кино уходить.
- Вы решили уйти из кино из-за того, что ваш фильм "Похождения графа Невзорова" не пустили в прокат? Это стало для вас травмой?
- Запрет "Похождения графа Невзорова" особой травмы мне не нанес. Когда чиновники кромсали картину и вешали на меня ярлыки, меня это даже забавляло, потому что я знал цену этим негодяям. А вот когда в 1990 году я снял картину "Система "Ниппель", и её запретили к показу - это был удар для меня. Ведь я очень обрадовался переменам, думал, наконец-то пришла истинная демократия, свобода творчества. На фестивале в Европе фильм был очень хорошо принят. Я, окрыленный, вернулся домой, думал, что теперь передо мной открывается нива для работы. Не тут-то было. Потом я узнал, что кто-то из окружения Ельцина назвал фильм вредным, и он восемь лет пролежал на полке. Тогда я решил, что режиссурой больше заниматься не буду. Я в этом фильме предсказал и взятие Белого дома, и ввод войск в столицу, и народные волнения на площади – какое-то мистическое совпадение...
- Многие не выдерживали таких ударов, а вы выстояли и сумели найти себя в актёрской профессии, да ещё в сложнейшем комедийном жанре…
- Карен вовремя вернул меня в кино. Я стал популярным, начал много сниматься, и сейчас снимаюсь, и даже в театр вернулся, играю в антрепризе. Я люблю сниматься в комедиях. Хочу, чтобы люди почаще улыбались. Есть такая хорошая поговорка: "Живёшь – уже праздник".
- Бывает, что сценарий или пьеса при прочтении вызывают гомерический смех, а при перенесении на экран или сцену – не смешно. Почему?
- Да, так часто бывает... снимаешься в комедии, все ржут, режиссёр от хохота слезами обливается, а выходит фильм - и в зале полная тишина.
Комедийный жанр – очень сложный вид искусства, высший пилотаж актерской профессии. Юрий Владимирович Никулин не случайно говорил: "Юмор – это серьёзно".
- Александр Васильевич, 65 лет – это много или мало?
- Кому как. Я, например, возраста не чувствую, как был разгильдяем и шалопаем в молодые годы, таким и остался. Во всяком случае, мои близкие друзья не замечают никаких перемен. Как снимался в комедиях, так и снимаюсь. Как писал грустные, трагические стихи, так и пишу.
- Поэтическое творчество освобождает вас от каких-то комплексов, расширяет горизонты?
- И то, и другое. В стихах важна исповедальность. Я могу высказать что-то личное, свое, - то, чего не выскажешь в фильме. Потому что создание фильма зависит не только от тебя, а то, что написал – это твое.
У меня вышло две книги и их на прилавках не найдешь. Первая книга пять изданий пережила.
- Московские книжные ярмарки показывают, что тяга людей к чтению серьезной, настоящей литературы велика...
- Конечно. Но писатели живут в нищете, тиражи маленькие, печатают редко. Замечательный русский поэт-песенник Толя Поперечный скончался, а похоронить его было не на что – стыдно! Я член Союза писателей и мне в Союзе предлагают издать книгу. Но я стараюсь не отнимать хлеб у профессиональных литераторов, нахожу спонсоров.
- Ваш сын Владимир окончил Высшие режиссерские курсы?
- Да, он готовится снимать фильм, работает над сценарием. В отличие от меня он музыкальный человек, сочиняет песни, мелодии, поет замечательно, у него своя группа есть. Очень талантливый парень.
- С высоты своего опыта, что бы вы посоветовали ему и всем молодым, начинающим кинематографистам?
- Умения терпеть, ждать, верить. Молодым, мне кажется, легче, чем было нам. Они привыкли, что все придет само, что много добрых людей, которые помогут.
А добрых не так уж и много. Поэтому надо работать, надеяться на себя, на свои силы.
И главное – терпеть, не уходить в уныние, добиваться своего.
- "Вечёрка" поздравляет вас с юбилеем, Александр Васильевич, ждем новых встреч с вами, и на сцене, и на экране.
- Спасибо. Привет любимой газете москвичей, пусть вечерние закаты будут красивыми, а утренние рассветы – счастливыми.
 
ФилантропДата: Пятница, 04.07.2014, 03:38 | Сообщение # 195
Группа: Гости





Сегодня исполняется 50 лет с того дня как ушёл от нас лучший переводчик сонетов Шекспира и стихов Блейка, автор множества стихов для детей и непревзойдённый мастер пера Самуил Яковлевич Маршак

Автобиография

Я родился в 1887 году в городе Воронеже.
Написал я эту обычную для жизнеописаний фразу и подумал: как уместить на нескольких страницах краткой автобиографии долгую жизнь, полную множества событий?
Один перечень памятных дат занял бы немало места.
Но ведь небольшой сборник стихов, написанных в разные годы (примерно с 1908 по 1963), в сущности, и есть моя краткая автобиография...


Отец мой, Яков Миронович Маршак, работал мастером на заводах (потому-то мы и жили на фабричных окраинах). Но работа на мелких кустарных заводишках не удовлетворяла одаренного человека, который самоучкой постиг основы химии и непрестанно занимался различными опытами.
В поисках лучшего применения своих сил и знаний отец со всей семьей переезжал из города в город, пока наконец не устроился на постоянное жительство в Петербурге.
Память об этих бесконечных и нелегких переездах сохранилась в стихах о моем детстве.
В Острогожске я поступил в гимназию. Сочинять стихи я начал еще до того, как научился писать. Многим обязан я одному из моих гимназических учителей, Владимиру Ивановичу Теплых, который стремился привить ученикам любовь к строгому и простому, лишенному вычурности и банальности языку.
Так бы я и прожил в маленьком, тихом Острогожске до окончания гимназии, если бы не случайный и совершенно неожиданный поворот в моей судьбе.
Вскоре после того, как отец нашел работу в Питере, туда переехала и моя мать с младшими детьми. Но и в столице семья наша жила на окраинах, попеременно за всеми заставами - Московской, Нарвской и Невской.
Только я и мой старший брат остались в Острогожске.
Перевестись в Петербургскую гимназию нам было еще труднее, чем поступить в острогожскую.
Случайно во время летних каникул я познакомился в Петербурге с известным критиком Владимиром Васильевичем Стасовым. Он встретил меня необыкновенно радушно и горячо, как встречал многих молодых музыкантов, художников, писателей, артистов.
Помню слова из воспоминаний Шаляпина: "Этот человек как бы обнял меня душою своей".
Познакомившись с моими стихами, Владимир Васильевич подарил мне целую библиотечку классиков, а во время наших встреч много рассказывал о своем знакомстве с Глинкой, Тургеневым, Герценом, Гончаровым, Львом Толстым, Мусоргским.
Стасов был для меня как бы мостом чуть ли не в пушкинскую эпоху.
Ведь родился он в январе 1824 года, до восстания декабристов, в год смерти Байрона.
Осенью 1902 года я вернулся в Острогожск, а вскоре пришло письмо от Стасова, что он добился моего перевода в петербургскую 3-ю гимназию - одну из немногих, где после реформы министра Ванновского сохранилось в полном объеме преподавание древних языков.
Эта гимназия была параднее и официальное моей острогожской. В среде бойких и щеголеватых столичных гимназистов я казался - самому себе и другим - скромным и робким провинциалом. Гораздо свободнее и увереннее чувствовал я себя в доме у Стасова и в просторных залах Публичной библиотеки, где Владимир Васильевич заведовал художественным отделом. Кого только не встречал я здесь - профессоров и студентов, композиторов, художников и писателей, знаменитых и еще никому не известных.
Стасов возил меня в музей Академии художеств смотреть замечательные рисунки Александра Иванова, а в библиотеке показывал мне собрание народных лубочных картинок с надписями в стихах и в прозе. Он же впервые заинтересовал меня русскими сказками, песнями и былинами.
На даче у Стасова, в деревне Старожиловке, в 1904 году я встретился с Горьким и Шаляпиным, и эта встреча повела к новому повороту в моей судьбе.
Узнав от Стасова, что с переезда в Питер я часто болею, Горький предложил мне поселиться в Ялте. И тут же обратился к Шаляпину: "Устроим это, Федор?"
- "Устроим, устроим!" - весело ответил Шаляпин.
А через месяц пришло от Горького из Ялты известие о том, что я принят в ялтинскую гимназию и буду жить в его семье, у Екатерины Павловны Пешковой.
Я приехал в Ялту, когда там еще свежа была память о недавно скончавшемся Чехове.
В 1905 году город-курорт нельзя было узнать. Здесь в первый раз увидел я на улицах огненные полотнища знамен, услышал под открытым небом речи и песни революции.
Вскоре после бурных месяцев 1905 года в Ялте начались повальные аресты и обыски. Здесь в это время властвовал свирепый градоначальник, генерал Думбадзе. Многие покидали город, чтобы избежать ареста.
Вернувшись в Ялту из Питера в августе 1906 года после каникул, я не нашел здесь семьи Пешковых.
Я остался в городе один. Снимал комнатку где-то на Старом базаре, давал уроки. В эти месяцы одиночества я запоем читал новую, неизвестную мне до того литературу - Ибсена, Гауптмана, Метерлинка, Эдгара По, Бодлера, Верлена, Оскара Уайльда, наших поэтов-символистов.
Разобраться в новых для меня литературных течениях было нелегко, но они не поколебали той основы, которую прочно заложили в моем сознании Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Некрасов, Тютчев, Фет, Толстой и Чехов, народный эпос, Шекспир и Сервантес.
Зимой 1906 года меня вызвал к себе директор гимназии. Под строгим секретом он предупредил меня, что мне грозит исключение из гимназии и арест, и посоветовал покинуть Ялту как можно незаметнее и скорее.
И вот я снова очутился в Питере. Стасов незадолго до того умер, Горький был за границей. Как и многим другим людям моего возраста, мне пришлось самому, без чьей-либо помощи, пробивать себе дорогу в литературу.
Печататься я начал с 1907 года в альманахах, а позднее в только что возникшем журнале "Сатирикон" и в других еженедельниках. Несколько стихотворений, написанных в ранней молодости, лирических и сатирических, вошло в эту книгу.
Среди поэтов, которых я и до того знал и любил, особое место занял в эти годы Александр Блок. Помню, с каким волнением читал я ему в его скромно обставленном кабинете свои стихи. И дело было тут не только в том, что передо мною находился прославленный, уже владевший умами молодежи поэт.
С первой встречи он поразил меня своей необычной - открытой и бесстрашной - правдивостью и какой-то трагической серьезностью. Так обдуманны были его слова, так чужды суеты его движения и жесты. Блока можно было часто встретить в белые ночи одиноко шагающим по прямым улицам и проспектам Петербурга, и он казался мне тогда как бы воплощением этого бессонного
города. Больше всего образ его связан в моей памяти с питерскими Островами.
В одном из стихотворений я писал:

Давно стихами говорит Нева.
Страницей Гоголя ложится Невский.
Весь Летний сад - Онегина глава.
О Блоке вспоминают Острова,
А по Разъезжей бродит Достоевский...


В самом начале 1912 года я заручился согласием нескольких редакций газет и журналов печатать мои корреспонденции и уехал учиться в Англию.
Вскоре по приезде я и моя молодая жена, Софья Михайловна, поступили в Лондонский университет: жена - на факультет точных наук, я - на факультет искусств (по-нашему - филологический).
На моем факультете основательно изучали английский язык, его историю, а также историю литературы. Особенно много времени уделялось Шекспиру.
Но, пожалуй, больше всего подружила меня с английской поэзией университетская библиотека. В тесных, сплошь заставленных шкафами комнатах, откуда открывался вид на деловитую, кишевшую баржами и пароходами Темзу, я впервые узнал то, что переводил впоследствии, - сонеты Шекспира, стихи Вильяма Блейка, Роберта Бернса, Джона Китса, Роберта Браунинга, Киплинга...
А еще набрел я в этой библиотеке на замечательный английский детский фольклор, полный причудливого юмора. Воссоздать на русском языке эти трудно поддающиеся переводу классические стихи, песенки и прибаутки помогло мне мое давнее знакомство с нашим русским детским фольклором.
Так как литературных заработков нам едва хватало на жизнь, мне с женой довелось жить в самых демократических районах Лондона - сначала в северной его части, потом в самой бедной и густо населенной - восточной, и только под конец мы выбрались в один из центральных районов поблизости от Британского музея, где жило много таких же студентов-иностранцев, как и мы.
А на каникулах мы совершали пешие прогулки по стране, измерили шагами два южных графства (области) - Девоншир и Корнуолл. Во время одной из далеких прогулок мы познакомились и подружились с очень интересной лесной школой в Уэльсе ("Школой простой жизни"), с ее учителями и ребятами.
Все это оказало влияние на мою дальнейшую судьбу и работу.
В ранней молодости, когда я больше всего любил в поэзии лирику, а в печать отдавал чаще всего сатирические стихи, я и представить себе не мог, что со временем переводы и детская литература займут большое место в моей работе.
Одно из первых моих стихотворений, помещенных в "Сатириконе" ("Жалоба"), было эпиграммой на переводчиков того времени, когда у нас печаталось много переводов из французской, бельгийской, скандинавской, мексиканской, перуанской и всяческой другой поэзии. Тяга ко всему заграничному была тогда так велика, что многие стихотворцы щеголяли в своих стихах иностранными именами и словечками, а некий литератор даже избрал для себя звучный, похожий на королевское имя псевдоним - "Оскар Норвежский". Только лучшие поэты того времени заботились о качестве своих переводов.
Бунин перевел "Гайавату" Лонгфелло так, что этот перевод мог занять место рядом с его оригинальными стихами. То же можно сказать о переводах Брюсова из Верхарна и армянских поэтов, о некоторых переводах Бальмонта из Шелли и Эдгара По, Александра Блока из Гейне. Можно назвать еще нескольких талантливых и вдумчивых переводчиков.
А большинство стихотворных переводов было делом рук литературных ремесленников, часто искажавших и оригинал, с которого переводили, и родной язык.
Руками ремесленников делалась в то время и наиболее ходкая литература для детей.
Золотым фондом детской библиотеки была классика, русская и зарубежная, фольклор и те повести, рассказы и очерки, которые время от времени дарили детям лучшие современные писатели, популяризаторы науки и педагоги. Преобладали же в предреволюционной детской литературе (особенно в журналах) слащавые и беспомощные стишки и сентиментальные повести, героями которых были, по выражению Горького, "отвратительно-прелестные мальчики" и такие же девочки.
Не удивительно то глубокое предубеждение, которое я питал тогда к детским книжкам в тисненных золотом переплетах или в дешевых пестрых обложках.
Переводить стихи я начал в Англии, работая в нашей тихой университетской библиотеке.
И переводил я не по заказу, а по любви - так же, как писал собственные лирические стихи. Мое внимание раньше всего привлекли английские и шотландские народные баллады, поэт второй половины XVIII и первой четверти XIX века Вильям Блейк, прославленный и зачисленный в классики много лет спустя после смерти, и его современник, умерший еще в XVIII веке, - народный поэт Шотландии Роберт Бернс.
Над переводом стихов обоих поэтов я продолжал работать и по возвращении на родину. Мои переводы народных баллад и стихов Вордсворта и Блейка печатались в 1915-1917 годах в журналах "Северные записки", "Русская мысль" и др. А к детской литературе я пришел позже - после революции.
Вернулся я из Англии на родину за месяц до первой мировой войны. В армию меня не взяли из-за слабости зрения, но я надолго задержался в Воронеже, куда в начале 1915 года поехал призываться. Здесь я с головою ушел в работу, в которую постепенно и незаметно втянула меня сама жизнь.
Дело в том, что в Воронежскую губернию царское правительство переселило в это время множество жителей прифронтовой полосы, преимущественно из беднейших еврейских местечек. Судьба этих беженцев всецело зависела от добровольной общественной помощи. Помню одно из воронежских зданий, в котором разместилось целое местечко. Здесь нары были домами, а проходы между ними - улочками...
Казалось, будто с места на место перенесли муравейник со всеми его обитателями. Моя работа заключалась в помощи детям переселенцев.
Интерес к детям возник у меня задолго до того, как я стал писать для них книжки.
Безо всякой практической цели бывал я в петербургских начальных школах и приютах, любил придумывать для ребят фантастические и забавные истории, с увлечением принимал участие в их играх.
Еще теснее сблизился я с детьми в Воронеже, когда мне пришлось заботиться об их обуви, пальтишках и одеялах.
И все же помощь, которую мы оказывали ребятам-беженцам, носила оттенок благотворительности.
Более глубокая и постоянная связь с детьми установилась у меня только после революции, которая открыла широкий простор для инициативы в делах воспитания.
В Краснодаре (ранее Екатеринодаре), где служил на заводе мой отец и куда летом 1917 года переселилась вся наша семья, я работал в местной газете, а после восстановления Советской власти заведовал секцией детских домов и колоний областного отдела народного образования. Здесь же, с помощью заведующего отделом М. А. Алексинского, я и еще несколько литераторов, художников и композиторов организовали в 1920 году один из первых в нашей стране театров для детей, который скоро вырос в целый "Детский городок" со своей школой, детским садом, библиотекой, столярной и слесарной мастерскими и различными кружками.
Вспоминая эти годы, не знаешь, чему больше удивляться: тому ли, что в стране, истощенной интервенцией и гражданской войной, мог возникнуть и существовать несколько лет "Детский городок", или же самоотверженности его работников, довольствовавшихся скудным пайком и заработком.
А ведь в коллективе театра были такие работники, как Дмитрий Орлов (впоследствии народный артист РСФСР, актер Театра Мейерхольда, а потом МХАТа), как старейший советский композитор В. А. Золотарев и другие.
Пьесы для театра писали по преимуществу двое - я и поэтесса Е. И. Васильева-Дмитриева.
Это и было началом моей поэзии для детей...
Оглядываясь назад, видишь, как с каждым годом меня все больше и больше захватывала работа с детьми и для детей. "Детский городок" (1920-1922), Ленинградский театр юного зрителя (1922-1924), редакция журнала "Новый Робинзон" (1924-1925), детский и юношеский отдел Ленгосиздата, а потом "Молодой гвардии" и, наконец, ленинградская редакция Детгиза (1924-1937).
Журнал "Новый Робинзон" (носивший сначала скромное и неприхотливое название "Воробей") сыграл немаловажную роль в истории нашей детской литературы. В нем были уже ростки того нового и оригинального, что отличает эту литературу от прежней, предреволюционной. На его страницах впервые стали печататься Борис Житков, Виталий Бианки, М. Ильин, будущий драматург Евгений Шварц.
Еще более широкие возможности открылись передомною и другими сотрудниками журнала, когда мы начали работать в издательстве.
За тринадцать лет этой работы менялись издательства, в ведении которых редакция находилась, но не менялась - в основном - сама редакция, работники которой были убеждены в том, что детская книга должна и может быть делом высокого искусства, не допускающего никаких скидок на возраст читателя.
Здесь выступили со своими первыми книгами Аркадий Гайдар, М. Ильин, В. Бианки, Л. Пантелеев, Евг. Чарушин, Т. Богданович, Д. Хармс, А. Введенский, Елена Данько, Вяч. Лебедев, Н. Заболоцкий, Л. Будогоская и многие другие писатели. Здесь же вышла и книга Алексея Толстого "Приключения Буратино".
Мы и не знали в то время, как внимательно следил за нашей работой находившийся тогда в Италии А. М. Горький, придававший первостепенное значение детской литературе. Еще в самые первые годы революции он основал журнал для детей "Северное сияние", а потом редактировал при участии Корнея Чуковского и Александра Бенуа веселый и праздничный детский альманах "Елка".
Мое общение с Алексеем Максимовичем прервалось еще со времени его отъезда за границу в 1906 году.
И вот в 1927 году я получил от него из Сорренто письмо, в котором он с похвалой отзывался о книгах Бориса Житкова, Виталия Бианки и моих, а также о рисунках В. В. Лебедева, который работал в нашей редакции рука об руку со мной. С тех пор от внимания Горького не ускользала ни одна сколько-нибудь выдающаяся книга для детей. Он радовался появлению повести Л. Пантелеева и Г. Белых "Республика Шкид", выходу "Рассказа о великом плане" и книги "Горы и люди" М.Ильина.
В альманахе, печатавшемся под его редакцией, он поместил вышедшую у нас детскую книгу известного физика М. П. Бронштейна "Солнечное вещество".
А когда в 1929-1930 годах на меня и на всю нашу редакцию ополчились соединенные силы наиболее непримиримых рапповцев и догматиков от педологии, Алексей Максимович выступил с гневной отповедью всем гонителям фантазии и юмора в детской книге...
Помню, как после одного из совещаний о детской литературе Горький спросил меня своим мягким, приглушенным баском:
"- Ну, что, позволили наконец разговаривать чернильнице со свечкой?
И добавил, покашливая, совершенно серьезно:
- Сошлитесь на меня. Я сам слышал, как они разговаривали. Ей-богу!"
В 1933 году Горький пригласил меня к себе в Сорренто, чтобы наметить в общих чертах программу будущего - как мы его тогда называли - Детиздата и поработать над письмом (докладной запиской) в ЦК партии об организации первого в мире и небывалого по масштабам государственного издательства детской литературы.
Когда же в 1934 году в Москве собрался Первый всесоюзный съезд советских писателей, Алексей Максимович предложил, чтобы мое выступление ("О большой литературе для маленьких") было заслушано на съезде сейчас же после его доклада, как содоклад. Этим он хотел подчеркнуть значительность и важность детской книги в наше время.
Последнее мое свидание с Горьким было в Тессели (в Крыму) месяца за два до его кончины. Он передал мне намеченные им для издания списки книг для детей младшего и среднего возраста, а также проект раздвижной географической карты и геологического глобуса.
В следующем, 1937 году наша редакция в том составе распалась: двое редакторов были по клеветническому навету арестованы...
Вскоре я переехал в Москву.
Редакция отнимала у меня много сил и оставляла мало времени для собственной литературной работы, и все же я вспоминаю ее с удовлетворением и с чувством глубокой благодарности к моим товарищам по работе: замечательный художник В. В. Лебедев, талантливые писатели-редакторы Тамара Григорьевна Габбе, Евгений Шварц, А. Любарская, Леонид Савельев, Лидия Чуковская,
З. Задунайская.
И наконец, в 1962 году впервые вышла моя "Избранная лирика".

Сейчас я продолжаю работать в жанрах, в которых работал и раньше. Пишу лирические стихи, написал новые детские книги в стихах, перевожу Бернса и Блейка, работаю над новыми статьями о мастерстве, а в последнее время вернулся к драматургии - написал комедию-сказку "Умные вещи".

С. МАРШАК
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » о тех, кого помним и знаем, и любим... » о тех, кого помним и знаем, и любим...
Страница 13 из 19«1211121314151819»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz