Город в северной Молдове

Среда, 13.12.2017, 11:58Hello Гость | RSS
Главная | о тех, кого помним и знаем, и любим... - Страница 18 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 18 из 20«121617181920»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » о тех, кого помним и знаем, и любим... » о тех, кого помним и знаем, и любим...
о тех, кого помним и знаем, и любим...
ПинечкаДата: Воскресенье, 15.05.2016, 02:57 | Сообщение # 256
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1117
Статус: Offline

Владимир Константинович Трошин родился 15 мая 1926 года в посёлке Михайловский Свердловской области и был десятым из одиннадцати детей в семье.
Когда в 1935 году по всему Уралу шел набор наиболее искусных рабочих для Уралмаша, его отца, первоклассного токаря, также пригласили сюда, и вся семья переехала в Свердловск.
Здесь Владимир оканчивал школу, подрабатывал на погрузке-разгрузке в пристанционных пакгаузах.
Отец тосковал по родному Михайловску, все хотел вернуться и выучить сына своей профессии. Может, так бы оно и получилось, но война нарушила планы.
Старший сын Михаил воевал в авиации.
Константина Михайловича оставили «по брони» на «Уралмаше» и в 1942 году его не стало: нагрузка на людей в тылу была ничуть не меньше, чем на фронте.
Владимир Константинович иначе и не говорил о смерти отца, как погиб. И это на самом деле так…
Владимир с детства был коммуникабельным, легко сходился с людьми, в нем рано начали проявляться артистические способности, любовь к песне, что неудивительно: ведь в поселке пели все – от мала до велика. Прекрасно пела мама Владимира. Глава семейства Константин Михайлович обладал красивым сильным голосом, выступал в концертах заводской самодеятельности, участвовал в самодеятельных оперных спектаклях, исполнял партию Ивана Сусанина.
Ни один выходной или праздник, когда собирались гости, не обходился без песен. В памяти осталось и красивое
многоголосье, и культура пения, которая издавна существовала в этом удивительном краю, за небывалую красоту названном «Уральской Швейцарией»...
О театре Владимир тогда не думал, долго выбирал, кем стать – геологом, астрономом или врачом. Трудно сказать, как бы сложилась его судьба, если бы однажды он не пришел за компанию с другом в Дом культуры «Уралмаша». Пришел – и остался в драмкружке.
Ежегодно кто-то из членов заводского драмкружка пытался поступить в Свердловское театральное училище. В 1942 году вместе со своими приятелями отправился в училище и Владимир Трошин...
Успешно сдал экзамены и был принят в число студентов.
В составе бригад артистов Трошин выступал в военных госпиталях Свердловска – читал стихи, пел...

Когда в 1943 году умер крупнейший реформатор русского театра В.И. Немирович-Данченко, в Свердловск прибыла специальная комиссия по набору талантливой молодежи в Школу-студию МХАТ. Это был первый набор после 21-летнего перерыва - завещание В.И. Немировича-Данченко, беспокоившегося о достойной смене.
Из 280 человек после двух туров московская комиссия отобрала четверых, в том числе и Трошина.
В Москве после заключительного тура осталось всего 27 самых достойных. Вместе с Владимиром Трошиным на 1-й курс Школы-студии МХАТ были зачислены Владимир Дружников, Михаил Пуговкин, Владлен Давыдов, Евгения Ханаева, Анатолий Вербицкий, Маргарита Анастасьева, Константин Градополов и другие, впоследствии очень известные актеры. Среди педагогов первого набора – целое созвездие выдающихся театральных имен: Народные артисты СССР Мария Осиповна Кнебель, Григорий Григорьевич Конский, Василий Иосифович Топорков, Вера Дмитриевна Бендина.

Общежития у студии пока не было, и Владимира поселили в большой комнате при театре, где помещались пожарные. Каждый вечер он проходил в театр и, сидя на ступеньках верхних ярусов, упивался игрой великих мхатовских актеров. Позднее Трошину посчастливилось быть участником спектаклей «Царь Федор Иоаннович» и «Вишневый сад», в которых играли корифеи сцены Василий Иванович Качалов, Иван Михайлович Москвин, Михаил Михайлович Тарханов, Ольга Леонардовна Книппер-Чехова..

Свою первую роль во МХАТе – начальника штаба лейтенанта Масленникова - Трошин сыграл в 1946 году в пьесе Константина Симонова «Дни и ночи». Его партнерами в этом спектакле были Дмитрий Орлов, Ирина Гошева, Василий Топорков, Алексей Грибов…
В 1947 году Владимир Трошин окончил Школу-студию с отличием и был принят в труппу МХАТа, которому он преданно прослужил более 40 лет.
Вокальные способности Владимира Трошина ярко проявились уже в годы учебы в Школе-студии МХАТ. Педагог по вокалу Наталья Макаровна Куприянова часто говорила ему: «Вам, Володенька, надо идти в консерваторию – у вас настоящий голос». А Трошин даже думать боялся о том, чтобы стать певцом, он был счастлив, что его взяли во МХАТ, и другой судьбы для себя не желал.
Учитывая музыкальный талант Трошина, в спектакли специально для него стали вводить вокальные номера. Когда он играл «Дни и ночи», художественный руководитель МХАТа М.Н. Кедров пригласил специально для него композитора Блантера, а Константин Симонов написал стихи «Подруженька-гитара», и родилась песня, которую его герой, мальчик-лейтенант, в перерывах между боями пел под гитару...

Совсем молодой еще актер прочно вошел в «основной состав» одной из лучших в мире театральных драматических трупп. В 1951 году (в 25 лет) Владимир Трошин стал лауреатом Государственной (Сталинской) премии..

С годами умножался опыт, росло мастерство, признание зрителей, многие из которых – завзятые театралы – уже ходили во МХАТ «на Трошина».
На отечественном музыкальном небосклоне взошла яркая звезда молодого артиста МХАТа, который после того, как «Двенадцатая ночь» была показана по ЦТ, стал знаменит на всю страну и любим десятками миллионов зрителей.
В том же 1954 году Эдуард Колмановский представил Владимира Трошина в Союзе композиторов СССР.
Артист исполнил песни из спектакля «Двенадцатая ночь». Присутствовавшие при этом Аркадий Островский, Никита Богословский, Марк Фрадкин и другие композиторы были удивлены, что прилично звучащий артист может еще и по-актерски донести каждое слово, мысль, превращая песню в маленький спектакль.
После этого выступления композиторы и поэты буквально засыпали Трошина предложениями.
Вскоре он начинает петь песни, созданные уже независимо от театра и кино.

За 2 года Трошин записал несколько сотен песен. Особенно большой спрос на его выступления был на Центральном телевидении.
В 1956 году Владимир Трошин, как известный исполнитель песен советских композиторов, был приглашен на Студию документальных фильмов, чтобы записать две новые песни для документальной ленты «Спартакиада народов СССР». Здесь в одной из студий он случайно услышал мелодию, которая сразу запала ему в душу. Это были «Подмосковные вечера» Василия Соловьева-Седого на слова Михаила Матусовского.
Но как ни были знамениты поэт-песенник и композитор, песня, по их же собственному мнению, «не задалась»… Уж очень она звучала вяло, бесцветно, скучно, неинтересно.
И тут к расстроенному мэтру Соловьеву-Седому скромно подошел Трошин и стал настойчиво просить разрешения дать попробовать ему исполнить ее так, как он ее понимает и чувствует. Трошин упросил поэта Матусовского показать ему текст – мелодию он уже запомнил. В конце концов ему поставили микрофон, оркестр заиграл, и случилось то, чего никто не ожидал: Трошин спел «Подмосковные вечера», да так, что эта песня с первого же дубля в его сольном исполнении вошла в кинофильм и стала украшением картины.
Но самый главный звездный час артиста-певца еще не пробил..
Вскоре знаменитый дирижер Виктор Кнушевицкий, которому пришлась по душе песня в исполнении Трошина, взялся за ее аранжировку для солиста, хора и симфонического оркестра. Он «вставил» в песню знаменитый вокализ женского хора, на фоне которого «Подмосковные вечера» в исполнении Владимира Трошина обрели крылья и полетели по всему миру.
Через год они стали главной песней на Международном фестивале молодежи и студентов в Москве.
Где бы ни гастролировал артист, его визитной карточкой всегда были «Подмосковные вечера», ставшие также своеобразным музыкально-поэтическим символом страны.

С 1964 года и по сей день начальные звуки ее мелодии являются позывными круглосуточной государственной информационно-музыкальной радиостанции «Маяк».
Ее популярность перешагнула границы всех стран и континентов и стала своей – народно любимой почти в любом государстве. Сегодня, пожалуй, нет на Земле человека, который бы не знал «Подмосковные вечера».
Так артист МХАТа Владимир Трошин буквально спас авторский клавир и дал жизнь одной из великих песен ХХ века.


Администрация и художественное руководство МХАТа ревниво относились к съемкам своих актеров в кино. Так, Владимира Трошина, утвержденного на киностудии на роли Михаила Глинки и Михаила Фрунзе, не отпустили на съемки. Однако ему все же удалось сняться в 25 кинофильмах, таких как «Олеко Дундич», «Гусарская баллада», «Дело было в Пенькове», «Из жизни Федора Кузькина», «Вход в лабиринт», «Серые волки».
На экране Трошину часто приходилось играть вождей и политических лидеров. Он сыграл Климента Ворошилова (в пяти фильмах - например, «Олеко Дундич»), сэра Уинстона Черчилля в фильме «Крах», секретаря обкома в фильме «Из жизни Федора Кузькина», Николая Подгорного в картине «Серые волки».
Песни в исполнении Владимира Трошина звучат за кадром в 69 фильмах.
Многие из них, такие как «За фабричной заставой» и «Мы жили по соседству», сразу становились шлягерами и получали самостоятельную жизнь на эстраде.

Музыка стала для Трошина второй профессией, а когда он ушел из театра после разделения мхатовской труппы, то и основным делом жизни.
Владимира Трошина по праву называют легендой советской и российской эстрады, ведь на его песнях выросло не одно поколение, а такие песни, как «За фабричной заставой», «Мы жили по соседству», «Березы», «Течет река Волга», «Одинокая гармонь», «Тишина», «Морзянка», «Зеленый огонек», «Люди в белых халатах», «Товарищ мой», «Журавленок», «А годы летят», «Рано или поздно», «Светлана», «Тихий дождь», «Вальс о вальсе», «Идут белые снеги», «Наши мамы» и многие другие в его исполнении, продолжают жить, все так же волнуя слушателей своей задушевностью и лиризмом.
В общей сложности Владимир Трошин исполнил более двух тысяч песен, вышло около 700 записей певца, около 150 компакт-дисков с его участием.
«Трошин – это история нашей эстрады», - сказал о нем поэт Николай Доризо.
Трошин пел о людях в белых халатах, о журналистах, устремляющихся на передний край жизни ради нескольких строчек в газете и космонавтах, шагающих по пыльным тропинкам далеких планет...

Оставив театр, В.К. Трошин значительно расширил круг своих музыкальных исканий, обратившись к творчеству Сергея Есенина, русскому романсу, бардовской песне.
У Владимира Трошина была своя манера исполнения, свой неповторимый творческий стиль.
С концертами Владимир Трошин не раз объехал всю Россию, много гастролировал за рубежом: в Японии, Израиле, Франции, Югославии, Чехословакии, Болгарии, США, Германии.
правительство Марийской АССР приняло решение присвоить Владимиру Трошину звание Заслуженного артиста Марийской АССР (1967). В 1985 году В.К. Трошин был удостоен звания Народного артиста России, которое он уже давно носил в сердце народа...
29 апреля 2003 года прошел творческий вечер Владимира Трошина «Все, что на сердце у меня…» в ГЦКЗ «Россия», по окончании которого на Площади звезд перед концертным залом состоялась торжественная церемония открытия его «именной звезды».
 
KiwaДата: Воскресенье, 05.06.2016, 05:29 | Сообщение # 257
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 358
Статус: Offline
Сегодня 75-летний юбилей отметит  Барбара Брыльска



«Я не буду ничего устраивать, потому что 75-летие – это не праздник, а похороны, – поделилась Брыльска. – Понимаете, в таком возрасте каждый год как пропасть! Поздравить приедут сын Людвиг с невесткой Александрой. Может, кто-то из подруг заглянет, если вспомнит про этот день. Но специально звать никого не буду. Сейчас главное для меня – здоровье. Годы дают о себе знать. Вот недавно радикулит разбил. Стало трудно делать все так же быстро, как раньше. Пришлось нанять женщину, которая за мной ухаживает. Она приходит несколько раз в неделю, живет неподалеку с семьей».

33-летнего сына Людвига Брыльска до сих пор мило называет Дуда и старается во всем ему помогать.
У него свой бизнес – небольшой автосервис, но пока дела идут не очень гладко.
Несколько лет назад Барбара дала Людвигу и его жене Саше большую часть денег на покупку квартиры.
«Зачем заставлять детей ждать собственной смерти и наследства? – говорит артистка. – У Людвига двое сыновей – одному два года, второму шесть. Иногда их привозят ко мне, чтобы они подышали чистым воздухом. Мне очень нравится сельская жизнь. Здесь я не крашусь и хожу, как хиппи. Мне большего не надо».
Однако те, кто давно знает актрису, признаются – она лукавит.
«Если говорит вам, что одевается во что попало, не верьте, – рассказала Светлана Крючкова, игравшая вместе с Брыльской в спектакле «Квартет». – Она тщательно следит за своим гардеробом. Потому выглядит отлично даже в повседневной жизни...




"Что бы я попросила на день рождения? Лекарство от возраста"
, – говорит Барбара.
 
etelboychukДата: Среда, 15.06.2016, 01:50 | Сообщение # 258
старый знакомый
Группа: Пользователи
Сообщений: 46
Статус: Offline
Греческий соловей Демис Руссос


Демис Руссос (Demis Roussos, настоящее имя Артемиос Вентурис Руссос) родился 15 июня 1946 года в египетском городе Александрии, где его отец работал по контракту архитектором.
Семья Демиса была музыкальной: мать была певицей, а отец играл на классической гитаре...
В 1950-х годах во время Суэцкого кризиса, обеспеченная семья Руcсос, оставив имущество, вернулась в Грецию.
Демис Руссос получил образование в афинском Музыкальном колледже, где учился играть на трубе, контрабасе и органе.
В середине 1960-х годов играл в составе разных групп в Афинах на кораблях и в отелях, развлекая туристов и приезжих ... выступал как в качестве трубача, так и басиста.

Но только лишь в группе We Five ему удалось продемонстрировать публике свои певческие способности.
В 1968 году, после военного переворота в Греции, группа перебралась в Париж, где добилась успеха благодаря песне Rain & Tears.

Первый сольный альбом Демиса On The Greek Side Of My Mind вышел в ноябре 1971 года.
Второй сольный альбом был записан и вышел в апреле 1973 года. Именно в 1973 году Демис оказался на вершине успеха в Европе, Латинской Америке и Канаде и выступал с концертами по всему миру.
В 1974 году во время своего первого концерта в зале Ahoy в Роттердаме (Голландия) он впервые исполнил свой сингл Someday Somewhere.

А в 1975 году три альбома Демиса Forever And Ever, My Only Fascination и Souvenirs возглавили десятку лучших альбомов в Англии.

В 1970-х годах популярность Руссоса была так велика, что имя певца попало в Книгу рекордов Гиннесса по количеству проданных записей.

В 1980-е годы Руссос давал по 150 музыкальных программ в год...
Всего на счету певца чуть меньше трех десятков пластинок, которые неизменно пользуются популярностью у слушателей всего мира.
Артист активно гастролировал, его концерты собирали публику во многих странах. Россию впервые Руссос посетил в 1986 году, после чего неоднократно приезжал в страну с концертами.
В 2012 году его концерт был посвящен 45-летию творческой деятельности певца...


Известный греческий певец, звезда эстрады 1970-1980-х годов Демис Руссос ушел из жизни в Афинах  в возрасте 68 лет...
 
duraki19vseДата: Вторник, 02.08.2016, 06:21 | Сообщение # 259
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 140
Статус: Offline
2 августа 1921  умер Энрико Карузо ...

Эмоциональный и темпераментный итальянец страстно влюбляется в Мюзетту, которая живет в Неаполе. Но приехав в Нью-Йорк, молодой певец не в силах бороться с чувством к Дороти, дочери одного из директоров. Обе девушки отвечают Карузо взаимностью, но против их отношений выступают отцы: один из них считает, что пение - не занятие для настоящего мужчины, второй приветствует пение, но не может одобрить роман дочери с юношей крестьянского происхождения. Завсегдатаи оперных залов Нью-Йорка вначале тоже относятся к молодому певцу с недоверием...

посмотрите этот фильм, снятый по мотивам книги воспоминаний его вдовы и рассказывающий о творческом пути великого певца: от детских лет и до смерти на сцене, о труде артиста, о его возлюбленных, о его друзьях и недругах. Кинолента построена на чередовании игровых эпизодов «из жизни» и выступлений певца на концертах, спектаклях.


https://my-hit.org/film/16460/
 
ПинечкаДата: Понедельник, 08.08.2016, 03:02 | Сообщение # 260
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1117
Статус: Offline
Квант таланта и порция цимеса

Прошёл ровно месяц со дня, когда Игорю Мироновичу Губерману великому, могучему и прекрасному русскому поэту Моисеева завета исполнилось восемьдесят – многие лета!..



Живу я с удовольствием на свете,
хоть возраст у меня – смурной и смутный,
а то, что в голове гуляет ветер –
так он попутный.


Губерман как некий стихийный «боинг», поэтический «аэробус», вольно и плавно несет свои крылатые оды, полет муз проходит нормально:
Любая мне мила попойка,
душе дарящая полет,
я выпил в жизни этой столько,
что не любой переплывет.


Нынче у Игоря Мироновича юбилей – в самом слове приятное бульканье, льющееся звучание! Сказывали мне разумные люди, что в этот день надо усесться за стол и выпить четыре бокала вина, соответствующие четырем проявлениям свободы, упомянутым в Книге, и четырем строкам «гарика», дарованного Губерманом:
Когда выпиваю под вечер,
я чувствую чье-то касание,
как будто небесный диспетчер
одобрил мое расписание.


В науке есть понятие «уровень цитируемости». Если применить его к сегодняшней русскопоэзии, то Губерман, вестимо, в авангарде, шагает впереди. Мало того, он еще своеобразный гуру для многих и многих, читающих вслух и заучивающих вхруст «гарики»-губермантры.
Ему пишут письма и заваливают записками на выступлениях от Нью-Йорка до Оймякона, спрашивая про жизненно важное: «Игорь Миронович, а Бог есть? И откуда Вы это знаете?», «Подскажите, как мне выйти замуж за еврея?», «Как Вы думаете, чем все закончится?»...

Любовью наслаждаюсь я народной –
вчера я тронут был почти до слез,
когда по вольной воле благородной
читатель мне бутылку преподнес.


В свое время Шем присел на корточки возле Моше и дал ему книжку-раскраску, каменную флэшку, а тот уже понес в песочницу к избранным друзьям-приятелям. Но Губерман, признаться, куда демократичней – он ко всему народу выходит, всем является, никого не выделяет – ни эллина, ни иудея, ни прола, ни профессора.
Его отличает, пользуясь достоевщинкой – «всемство».
Поэтому-то надутые снобы вперемешку с эстетами набитыми, случается, бурчат, что «гарики» якобы просты, как песня песней, и мы тоже сложим псалмов не хуже, выдадим на-гора погонными метрами. Развелись и скачут множественные, как сам Игорь Миронович отмечал, «марики, жорики и даже ирики». Вся эта топорно-графоманская хмарь – цирк лилипутов, и так и подмывает накатать статейку-с «Губерман в стране шмуликов»...

Полно дураков на ристалище нашем,
различных повадкой и лицами.
Дурак из евреев особенно страшен –
энергией, хваткой, амбицией.


Да, «гарики» сконструированы на первый взгляд вполне доступно, но полнятся и еще чем-то загадочным, подспудным, будто нострадамусовы катрены – этакий квант таланта, порция цимеса поэзии.
Четыре уровня понимания, голова ты садовая! Поэтому смешно и грустно, когда цветет «гарик», а вокруг нарастают размалевано-подмороженные подражания. Как существует охвоенная разница между елкой и палкой, так и пролегает огромная пропасть между истинным стихотворчеством(краткие подлинники Губермана!) и поделками «второй свежести». Ведь судя по всему, Единый предпочитает первичное, вначальное…
Губермана приятно не просто читать, ан паче того – почитать тянет! Покоряет его любовь к жизни, неиссякающий интерес к слову, окружающим существам, перемещениям по миру.

И обниму я жизнь за плечи,
и тихо ей шепну на ухо:
за утро, долгий день и вечер –
спасибо, дивная старуха.


Игорю Мироновичу Губерману – восемьдесят, и эта восьмерка в годовых кольцах, словно знак бесконечности, вставший на дыбы, вьющаяся прямая судьбы, выписывающей кругаля – заманчиво и замысловато…
Золотой возраст – четыре раза по двадцать. Две трети пройдено пути – осталось до 120-ти!

Я ничего не членский активист,
мой мир сейчас – осенняя аллея;
сегодня я осенний желтый лист
и падаю, кружась и сожалея.


Краеугольно-шестикрылый символ его книг – свобода. «Очень уж охота на свободу!» - исходный рефрен в «Прогулках вокруг барака». На библейской фене «барак» - это молния.
Губерман поистине живет с молнией, всю жизнь прогуливается вокруг молний: идет направо – прозу вводит, налево – «гарик» говорит…
Желаем вам, Игорь Миронович, продолжать играть с огнем!

Михаил Юдсон, Иерусалим



-----------------------------


и - чтобы лучше узнать юбиляра - старое интервью с ним:

...Вы писали, что ваш лагерный опыт был едва ли не веселым.
Я говорил, что он был положительным. Я жил весело и дико интересно. А для меня слово «интересно» — некий главный критерий, определяющий жизнь.


И потом — невозможно, несправедливо, да и просто глупо сравнивать истребительные, смертельные, гибельные лагеря, в которых сидели Шаламов, Солженицын и миллионы других, которые не написали, с теми жалкими легкими лагерями, которые были в мое время. Они стали такими от дряблости и дряхлости режима...
Если сегодня встречаю в застолье кого-то, кто жалуется на чудовищные, невыносимые условия, которые были у него в лагере, я на нем ставлю крест как на человеке.

Вам принадлежат слова о том, что некоторые воровские законы направлены на то, чтобы сохранить в человеке личность.
К примеру, ты впервые попадаешь в барак. К тебе подходят и говорят: сегодня ты моешь пол. Соглашаться нельзя. Если скажешь — не буду, тебя помнут, побьют. Не покалечат — так, немножко потопчут.
Но второй раз к тебе не подойдут. А вот если помыл пол — тебя по этому пути продолжат гнать. И через два-три месяца ты увидишь себя за столом для педерастов.
Там людям предлагается замечательная дилемма: стучать или жить очень плохо.
Стучать — значит жить хорошо, получать посылки, быть в безопасности. На это соглашается чудовищное количество людей, которые еще хвалятся, что они блатные.
Стучит большая часть лагеря. Знаете, лагерь 60-70-х годов — это необыкновенно точная и подробная модель всей страны.
Мы же все жили в лагере. Он ведь так и назывался — лагерь социализма, мира и труда.
И эта модель начала стремительно раскручиваться, когда наступила свобода.
Сегодня — лагерная ситуация. Сегодня хозяева жизни — бывшие надзиратели, охранники, бывший воспитательный состав.
Имею в виду партийно-советскую власть, комсомол, гэбэ. И уголовных паханов, «шерстяных», «подшерстков». Мне кажется, эта социально-психологическая модель объясняет и то, что сегодня происходит в России и вообще в СНГ.

Как вы ладили с блатными?
Замечательно. Как все, кто сидел легко, люблю на эту тему разговаривать. Дело в том, что сейчас воров в законе не осталось. Те, кто выдает себя за них, на самом деле нагло врут. Уже не найдется, к сожалению, никого, кто на пересылке разоблачил бы самозванца и наказал простейшим способом. Хиротония, рукоположение в воровской сан, пресеклась, думаю, в конце 50-х.
«Суки» победили воров. Это совпадало с целями советской власти. Среди «сук» были замечательные люди — бывшие военнопленные, воины советской армии. Но они не могли быть ворами в законе, потому что сотрудничали с администрацией. Те выжившие считанные единицы воров в законе — я встречался с двумя — сегодня заняты смешным делом. Они ездят по всему миру в качестве авторитетов при разборках...

Теперь обо мне и блатных, раз вы задали этот вопрос. Они меня довольно быстро в лагере нащупали. Мы поговорили. И я, оставаясь «мужиком», так и жил «мужиком». Но поскольку интеллигент, то я был фраер. Я не был ни «ломом подпоясанным», ни «один на льдине» (есть и такие градации), ни «шерстяным», ни «подшерстком». Оставался, повторюсь, «мужиком», но с блатными очень дружил.
И это помогало жить.
Один из них, по кликухе Одесса, поразительный собеседник, сказал: «Старик, я таких, как ты, в своих лесах не встречал». Я говорю: «Я тоже». Поэтому был под незримой защитой.

Губерман и девушки
Одна журналистка из Киева отзывалась обо мне следующим образом: «Про Губермана говорили, что он грубиян и пошляк. А он совсем не такой.
Мы вот шли вместе по снегу, он нас заботливо поддерживал и постоянно предупреждал: «Девочки, осторожно, не ебнитесь!»...


Я пристегнут цепью и замком
к речи, мне с рождения родной:
я владею русским языком
менее, чем он владеет мной.


Вы известны как ярый сторонник равноправия ненормативной лексики…
Да, конечно.
…и говорили, что запретить писателю использовать в тексте мат — все равно что лишить художника какой-нибудь краски. А со сцены вы рискуете читать на языке родных осин?
Приходите на концерт, батенька, сами все услышите. Я сначала публику приучаю, делаю некую дезинфекцию, и люди очень быстро привыкают. Когда я начинал читать стишки с неформальной лексикой, то сталкивался с недоумевающими взглядами, покраснением кожи лица, возмущенными звонками.
И тогда стал применять анестезию: с самого начала рассказываю слова великого знатока русской литературы Юрия Михайловича Олеши, который однажды сказал, что он видел много всякого смешного, но не видел ничего смешнее, чем написанное печатными буквами слово «жопа».
И вы знаете — после этого светлели лица даже у пожилых преподавателей марксизма-ленинизма.
Они, очевидно, полагали, что раз Олеша! член Союза писателей! — то все в порядке. (Губерман не обманул: почтенные алматинские зрители привыкли к изящно вплетенным в стихотворные строки матам мгновенно и живо откликались на каждый: поначалу хихиканьем, а затем раскатами гомерического хохота. — В.Б.).
Я считаю ненормативную лексику неотъемлемой частью великого и могучего, правдивого и свободного. Поэтому прибегаю к ней не из эпатажа или стремления выпендриться.

Так, значит, писатель вообще никакой епитимьи не должен на себя налагать?
Писатель не должен употреблять языковые штампы. Нельзя употреблять слов, которые скомпрометировала советская власть. Например, до смерти уже не напишу «патриотизм», «романтика», «любовь к Родине». Не только из застенчивости, а оттого, что слова эти затоптаны, чудовищно испохаблены. Сегодня есть большое количество авторов, которые компрометируют мою любовь к мату. Они употребляют ненормативную лексику точно так же, как 13-летние подростки в подъездах, чтобы показать свою половую зрелость..

А вы не думаете, что если русский народный язык окажется «в законе», он потеряет свое запретное обаяние, как это произошло с легализованным английским матом?
Ничего страшного не произойдет. Ненормативная лексика уже естественно и спокойно возвращается в лоно литературы. Это видно по толстым журналам.

Губерман и поклонник
Два года назад я достиг пика известности. Меня в Испании, в Мадриде, в музее Прадо, в мужском сортире опознал русский турист. Стоим мы, друг на друга не глядя, тесно прижавшись к своим писсуарам. (Почему тесно, вы знаете, да? В старой Одессе над писсуарами часто бывала надпись: «Не льсти себе — подойди поближе»). Вдруг он наклоняется к моему уху: «Вы ли тот Губерман, который пишет стихи?» Я говорю: «Я». И он, не прерывая процесса, стал мне жадно комплиментарные слова на ухо шептать. А я в это время вижу, как он из правой руки перекладывает в левую, чтобы пожать мне руку! Я не стал дожидаться и спешно ретировался...

Бог следит за течением моих финансовых дел

Всегда у мысли есть ценитель,
Я всюду слышу много лет:
Вы выдающийся мыслитель,
Но в вашей кассе денег нет.

Как можно определить ваше отношение к такой приятной вещи, как деньги? Это дружба, безответная любовь, презрение? И как это отношение менялось в течение жизни?
Мое отношение к деньгам не менялось никогда. Откуда оно возникло, я не знаю.
Я вырос в бедной еврейской семье, где проблема денег была существенной. Кто меня отучил от этой любви, я тоже не знаю. Но к деньгам отношусь чудовищно потребительски.
Они мне необходимы, чтобы кормить семью, выпивать с друзьями, не отказывать себе в покупке произведений искусства, которые мне доступны (я собираю наивную живопись, что дешево обходится).
И больше никаких претензий к деньгам у меня нет. Я не хотел бы иметь их на счету или в чулке. Там они мне просто не нужны.
У меня такое ощущение — простите мне это богохульство, — что Господь Бог очень пристально следит за течением моих финансовых дел и не дает им выйти на высокий уровень.
Я всегда самыми разными способами зарабатывал себе на пропитание и на удовольствия: был инженером-наладчиком, старшим прорабом, писал научно-по­пулярную литературу и сценарии — это все меня кормило. Приехал в Израиль 13 лет назад, готовый нищенствовать, — и вдруг у меня оказались сотни читателей.
Я стал издавать свои стишки. Оказалось, что могу прокормить семью литературным трудом.
И квазиартистическим — потому что выступаю. А отношение к деньгам осталось точно такое же.
У меня есть на кормежку и на выпивку. А больше мне, видит Бог, не надо.
Однажды трое очень сильно упакованных господ, которые хорошо относятся к моим стишкам, предлагали мне деньги…
За что?
Просто так, от любви. Я всем отвечал одной и той же фразой, и, если понадобится, они придут на Страшный суд и подтвердят.
Я говорил каждому: «Старик! На всю жизнь ты мне все равно не дашь. А если просто дашь какую-то сумму, это испортит наши взаимоотношения, но мою жизнь ничуть не изменит».

Человек не скотина — ко всему привыкает

Пришел в итоге путь мой грустный,
кривой и непринципиальный,
в великий город захолустный,
планеты центр принципиальный.


Игорь Миронович, вы давно уже обитаете в Святом городе. Я был там.. И осталось впечатление, что жить в Иерусалиме — все равно, что жить в Мавзолее. Или, по крайней мере, на Красной площади. Как вы с этим справляетесь?
Это очень унизительное сравнение, потому что я не хотел бы жить рядом с Лениным — лучше б сразу повесился. Но жизнь там действительно немножко музейная, потому что чувствуется близость святынь. Всяких: и христианских, и еврейских, и мусульманских — их там дикое количество. У меня личное ощущение, что в Иерусалиме камни готовы заговорить. То, что это святое место, — безусловно.

Вы были свидетелем каких-нибудь чудес?
Конечно. Вот наша семья приехала и прижилась. Это полное чудо — не должны были: должны были умереть с голоду.

Как удается жить и чувствовать себя комфортно — и удается ли вообще — в обстановке взаимной ненависти с палестинцами?
Вы знаете, этой ненависти нет. Абсолютное большинство арабов хотят жить в мире, рожать детей, гулять, работать и так далее. Но вот эта раковая опухоль, которая называется фундаментализм… Я бы так не называл даже…
Еще не придумано название для этой гибельной штуки, которая всему миру сейчас угрожает. Однако это все на периферии где-то, и для нас это сказывается взрывами, страхом, омерзением, опасностью для жизни. А так жить очень легко и комфортно. У сибирских животноводов есть замечательная пословица: «Человек не скотина — ко всему привыкает»

В чем корень палестинской проблемы? В Арафате?
Не-ет. Арафат — человек гениальный (умер 11 ноября 2004 года в парижской клинике. — В.Б.).
Думаю, в историю он войдет как профессиональный убийца, как чудовищный подонок по отношению к собственному народу. Кроме того, что он и его приближенные воруют абсолютно все деньги, которые присылают разные страны, чтобы палестинцы не умирали с голоду: ничего до них не доходит, — Арафат не хочет, чтобы было палестинское государство. Он не хочет жить в мире. Он хочет умереть борцом. Великим борцом за освобождение.
А государство ему ни к чему, потому что придут заботы строительные, конструктивные, экономические. Корень всего — не в Арафате. Там еще десятки людей, озаренных кровью и гибелью. Вместо Арафата придет кто-то, более злобный и менее политик. Арафат — хитрая лиса, он все умудряется сглаживать. Придут бойцы. Прольется кровь — и не только у нас.
Те фанатики, которые у нас взрываются, — там смесь бизнеса, политики и темного религиозного фанатизма. Настолько темного, что он материалистичен.
То есть смертник до того верит, будто через десять минут после взрыва он окажется в раю, где его ждут фонтаны, тепло и семьдесят гурий-девственниц, что свой хер он перевязывает пластиковым пакетом, веревкой и проволокой — чтобы при взрыве уцелел..

Байка от Губермана
В соседнем с моим лагерем сидел старый еврей, «бытовик», что-то украл у себя на заводе. Фамилия у него была — Райзахер. Так ему дали кличку — Меняла...

В Алма-Ате первым делом мне налили

Когда поднимается рюмка,
любая печаль и напасть
спадает быстрее, чем юбка
с девицы, спешащей упасть.


Бог с ней, с политикой. Давайте от нее отойдем.
Да, давайте лучше выпьем и закусим. Я все ем и пью, кроме керосина. Со свиданьицем и за субботу! (С чувством вкушает рюмку «Адиля»). Оч-чень хорошая водка, очень! М-м!

Тогда вопрос по теме. Почему литераторы, пишущие на русском языке, никогда не стесняются, а порой и бравируют своим пристрастием к выпивке?
А почему человек должен стесняться выпивки? Выпивка — естественная часть стола во всем мире. Неумеренной выпивки можно стесняться, хотя я бы ее тоже не стеснялся.
Расскажите, пожалуйста, об эволюции ваших взаимоотношений с водкой.
Не было никакой эволюции — мы дружили всегда.
Я считаю водку естественной частью еды, дружеского застолья. Если ко мне пришел приятель со своими проблемами, я ему чашку кофе поставлю только после водки, коньяка или виски. Потому что я его уважаю, и ему от этого хорошо.

А творчество и водка — это единство и борьба?
Я выпивкой совершенно не пользуюсь для работы. Работается ли, когда поддашь? По-моему, нет.
Как-то сочиняли стишки в пьяном состоянии — бывало, но наутро я их выбрасывал.
Как допингом пользоваться этим не получалось. Но если бы получалось — употреблял бы.
Давайте выпьем за присутствующих здесь дам! Изумительно — я впервые в жизни во вкусном еврейском ресторане, потому что нет ни одного еврейского блюда, — и это счастье. (Справедливости ради надо сказать, что в ресторане «Звезда Давида», где проходила эта беседа, готовят и рыбу фиш, и штрудель, но, похоже, Губермана еврейская кухня притомила. — В.Б.).
Кстати, я был в сотнях городов Америки, Австралии, Европы, Израиля и России, но нигде меня не принимали так гениально, как в Алма-Ате. Незнакомый человек встретил в аэропорту, усадил в машину — и тут же налил рюмку!

Байка от Губермана
Пожилой врач, профессор Владимир Львович Кассиль, сын того Кассиля, которого мы все когда-то читали, рассказал мне замечательную историю. Когда он был еще молодым ординатором, к ним в больницу привезли пациента с первичным диагнозом: «Ушиб мошонки о Каширское шоссе»...

Стишки выделяются, как желчь

Я в сортир когда иду среди ночи,
то плетется мой Пегас по пятам,
ибо дух, который веет, где хочет,
посещает меня именно там.


Игорь Миронович, вы называете себя лентяем и пофигистом. Но для того, чтобы написать такой толстый роман, как «Штрихи к портрету», нужна как минимум самодисциплина…
Я написал не одну толстую книжку. Еще я писал научно-популярные книжки и романы за членов Союза писателей.
«Негритянская» работа?
Точно. Один даже могу назвать — в Политиздате вышел большой роман про народовольца Николая Морозова «Побежденное время». Под фамилией Марка Поповского.
Его написал я — от буквы до буквы...
Марк в это время писал свою самую лучшую книжку про хирурга Войно-Ясенецкого и отдал мне этот договор.
Марк был единственным, кто об этом громогласно объявил, когда меня посадили.
Остальные мои «белые» господа молчат, поэтому и я не могу говорить..
Так вот, толстые книжки не опровергают моей глубокой уверенности, что я лентяй и бездельник.
Стишки пишутся сами, и о них можно не говорить. Я написал их более пяти тысяч.
Они — как желчь из печени — просто выделяются.
А вот проза… Все, что я писал, я писал с большим азартом и подъемом. И это время как бы вычеркивается из времени ленивой расслабленности.

Евреи наш воздух вдыхают…

Всю Россию вверг еврей
в мерзость и неразбериху:
вот как может воробей
изнасиловать слониху.


Зачем же вы льете воду на мельницу антисемитов?
Не лью. Меня в свое время активно печатала черносотенная газета «Пульс Тушина». К сожалению, она канула в вечность — я очень ее любил. Грязная, злобная, а самое главное — бездарная газета. И в ее статьях очень часто приводились мои стишки.
Но! Эти ревнители русского языка, желающие освободить его от присутствия нас, русскоязычных инородцев, все время проявляли жуткую глухоту к своему любимому языку.
Они печатали мои смешные стишки, которые самим своим строем противоречили тому, что в них написано. Например:
Евреи клевещут и хают,
разносят дурманы и блажь,
евреи наш воздух вдыхают,
а вон выдыхают не наш.


Надо быть полностью глухим к родному русскому языку, чтобы считать этот стих антисемитским.

Мент дал в рыло — и уже имеет право

Растут растенья, плещут воды,
на ветках мечутся мартышки,
еврей в объятиях свободы
хрипит и просит передышки.


Игорь Миронович, вы разочаровались в демократии?
Нет. Здесь про евреев, потому что подходило к слову, но и россиянин, и казах в объятиях свободы хрипят и просят передышки. С вашего позволения приведу цитату гениального писателя Герцена: «Как ни странно, но насильственное рабство легче переносится народами, чем неожиданный дар свободы». Согласитесь, что это абсолютно точные слова. Поэтому та свобода, которая в Россию, да и к вам, пришла сверху… Вы же видите, что происходит.

В чем разница американской, израильской демократии и постсоветской?
В англиях и америках человек вот с такого возраста вырастает в ощущении privacy, частности своей приватной жизни, ее неприкосновенности. Отчего он — личность свободная. Он точно знает, что забрать его невозможно, побить без основания в полицейском участке, предъявить ему обвинение огульно — невозможно.
Советским людям ценности демократии спустили сверху. Они в них не верят: эти качества не от рождения, не нутряные. Они могут вяло сказать менту: ты не имеешь права. Мент даст по рылу — и уже имеет право. Англичанина не побьешь. Он замкнется от этого, но раскалываться не станет. В СНГ такое будет еще не скоро.

Лучшая в мире публика

Я хотел прожить много лет
и услышать в часы, когда пью,
что в стране, где давно меня нет,
кто-то строчку услышал мою.


В чем для вас отличие публики эмигрант­ской и отечественной?
Публика в бывшем Союзе — это самая лучшая в мире публика. Здесь до сих пор сохранилось уважительное отношение к слову. Изумительно слушают. Правда, у этого уважительного отношения есть и отрицательная черта: так же уважительно слушают речи всяких мерзавцев и подонков..

Что касается заграницы, то наш советский человек, выехав, мгновенно становится членом потребительского общества. Поэтому в кресле он сидит с некой вялой снисходительностью или надменностью. И на лице у него написано: я за тебя заплатил 10 долларов — подпрыгни, удиви меня и расскажи. И слушает он совсем по-другому. Поэтому российская публика — а я не разделяю алматинскую, скажем, и российскую — лучше всех.

Поживите с мое — тоже огорчитесь

Усталость сердца и ума –
покой души под Божьим взглядом;
к усталым истина сама
приходит и садится рядом.


Я заметил, что «Иерусалимские гарики» в сравнении с «Гариками на каждый день», написанными еще в Союзе, больше печальны, чем смешны…
А вы поживите с мое — тоже огорчитесь.

Как воспринимаете неизбежность конца?
Отношение двойственное. С одной стороны, страшно. А с другой — дикая надежда на перевоплощение.

Жену люблю — потому и боюсь

Любовь не вздохи на скамейке
и не прогулки при луне,
а кто женился на еврейке –
тот это чувствует вдвойне.


О чем мы не успели поговорить?
О женщинах, о славе, о любви совершенно не говорили.

Вы сами как-то объявили табу на тему любви.
Я не колюсь со случайными людьми насчет женщин. Но разговариваю — ради Бога.

Тогда — как относитесь к жене?
Жену я боюсь. Очень. Очень люблю и поэтому боюсь. Думаю, это связанные вещи. Вообще мужик, который не боится свою бабу, — он порочит наше мужское достоинство. Женщины все делают лучше нас. Просто из гонора мы не можем этого увидеть. Не хотим.

Спасибо за беседу, Игорь Миронович.
Вам спасибо. Нет, правда — спасибо!.. Ведь журналисты попадаются разные.
Расскажу о нижнем пределе:
Приходит как-то девка молодая и с легким стеснением говорит: «Игорь Миронович, вы меня извините и поймите правильно. Я работаю в газете «Вечерняя Москва» третий день. Мне сказали: езжай к Губерману и бери у него интервью. Скажите, чем вы занимаетесь, а то я даже не знаю».
Я решил покуражиться и отвечаю: «Девочка, я очень знаменитый гинеколог и дикий профессионал. Если у вас есть какие-нибудь неполадки, сейчас мы все сделаем. И даже перчаток не нужно».
Потом, конечно, все надиктовал…


Будьте здоровы! Чтоб мы так жили, как мы сидим!

Из записок Губерману

* Игорь Миронович, а правда ли, что после концерта евреям вернут деньги за билеты?
* На Губермана — без оглядки:
Раз в год случается.
И этот вечер, словно блядки,
Пусть не кончается!
* Получал удовольствие от ваших стихов. Оно было бы большим, если б зал отапливался. Рабинович.
* Мне стыдно за вас, представителя Израиля, и за еврейскую молодежь, сидящую в зале, в то время как вы со сцены употребляете названия злачных мест (жопа).
* Не ваш ли это тонкий лирический рассказ, который кончается словами: «Догоню — убью к ебени матери»?

Алма-Ата, декабрь 2001 года.
Опубликовано в газете «Время»
 
papyuraДата: Четверг, 18.08.2016, 14:52 | Сообщение # 261
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1055
Статус: Offline
НЕМНОГО О СЕГОДНЯШНЕМ ЮБИЛЯРЕ...

14 октября 2014 года оскароносный Роберт Редфорд — актер, режиссер, продюсер и т.д. и т.п. был награжден премией имени Чаплина.
Он стал 42-м лауреатом этой престижной премии, учрежденной в 1973 году, за выдающиеся заслуги в области кинематографии.
27 апреля 2015 года, в Линкольн центре состоялось торжественное чествование Роберта Редфорда. Лауреата представляла Барбра Стрейзанд, 40-й лауреат премии Чаплина, давний друг и партнер.
На чествовании были приглашены звезды Голливуда: Джей Чандор, Джейн Фонда и Джон Туртурро.
В зале Элис Тали, где должно было состояться торжество, шли последние приготовления к Гала-концерту. Тротуары пестрели изображениями актера. У входа был, воздвигнут шатёр для желающих запечатлеть его образ.
Роберт Редфорд прибыл незадолго до начала и, сопровождаемый эскортом полицейских, проследовал в шатёр.
Этот волнующий момент я пропустила, поскольку досматривала фильм «Обыкновенные люди» в постановке лауреата... забыла сказать, что через дорогу, в кинотеатре Монро, три дня шел фестиваль фильмов Редфорда. Всего было представлено семь фильмов — капля в море его необъятной фильмографии.
Воспользовавшись коротким перерывом между сеансами, я вооружилась аппаратом, и попыталась проникнуть в шатёр, но подступы к звезде были плотно заблокированы. Поклонникам оставалось только высоко над головой вздымать свои айфоны и айподы, в надежде схватить счастливый кадр. 65-я улица была перекрыта, транспорт шел в объезд...

 В полночь,когда публика выходила из кинотеатра после последнего сеанса, шатер уже был разобран, и заграждения убраны.
— Мистер Редфорд, вы как-то сказали, что устали быть легендой мирового кино. Значит ли это, что вы собираетесь уйти из кинематографа?
— Да боже упаси! Но все легенды связаны с далеким прошлым, а я пока живу настоящим. Я пока в пути. У меня еще много идей и хитрых планов. (Из интервью).

Парадоксально, но «легенда мирового кино» ни в детстве, ни в ранней юности не связывала свое будущее с кинематографом. 
С чем угодно: с бейсболом, с живописью, с театром. Кино присутствовало в его жизни в виде семейных культпоходов по пятницам. Среда была библиотечным днем. Это все, что родители могли дать своему единственному ребенку.
И это было много. Семья была бедной. Отец в молодости работал разносчиком молока, потом выучился на бухгалтера. Мать была домохозяйкой. Она умерла, когда сыну не было и двадцати.
Родился Роберт в Санта-Монике, детство провел в бедном рабочем районе Лос-Анджелеса, учился Университете Колорадо. Его приняли охотно, потому что он был универсальным спортсменом, и отлично вписывался в университетскую бейсбольную команду.
Впрочем, вскоре его выгнали …за пьянство — была такая неприятная страничка в биографии будущей звезды..
Роберт не слишком опечалился, но решил отныне неукоснительно следовать своему истинному призванию. Хотя кто знает, что было его истинным призванием?
Не стань я актером, я стал бы бейсболистом, — признавался впоследствии Редфорд — потешил бы свое эго.

Он приехал в Нью-Йорк, и поступил в Нью-Йоркский университет на факультет искусств. Там он усердно штудировал сценографию — хотел стать театральным художником..
По окончании университета поехал в Европу — знакомиться с шедеврами мировой живописи. Вернувшись, поступил в университет Пратт на отделение сценографии.
Так, шаг за шагом, он приближался к намеченной цели.
Его не останавливало скептическое отношение отца к свободной профессии, которая, он был уверен, не способна обеспечить ему кусок хлеба. Отцова любимая присказка — «Картины нельзя кушать!».
В 1959 году Роберт начал играть в эпизодах на Бродвее. Потом ему стали давать небольшие роли.
Он был рад: ему представлялся шанс стать бродвейским актером (о своем призвании художника он на время забыл). Отец не возражал, но теперь взбунтовался дед:
Ты пополнишь ряды никчемных фигляров без царя в голове. Будешь приходить на ужин в приличные дома, если тебя, конечно, туда пустят. А после твоего ухода хозяева будут проверять, на месте ли столовое серебро.

Под такой оптимистический семейный аккомпанемент состоялась его судьбоносная встреча с Сидни Поллоком в корне изменившая его жизнь и определившая будущее.

У Поллока был идеальный нюх на молодые, еще не раскрывшиеся таланты. В 1962 году он снял его в фильме «Военная погоня». С этим фильмом Редфорд вступил в Большое Кино. Он стал любимым актером Поллока.
Первый громкий успех пришел к нему в 1966 году — с экранизацией бродвейского мюзикла «В парке босиком». Он снялся вместе с юной Джейн Фондой, для которой это был дебют. Впоследствии их пути не раз скрещивались перед камерой.
Мировая слава пришла к Редфорду 1969 году с фильмом «Буч Кэссиди и Сэнданс Кид».
Это — реальные клички двух легендарных бандитов, грабивших поезда и банки дикого Запада в ХIХ веке. Режиссеру Джорджу Рой Хиллу пришла в голову безумная идея: поручить роли двух бандитов самым красивым и обаятельным актерам американского кино — Роберту Рэдфорду и Полу Ньюмену.
Результат получился ошеломляющим.
Два часа я наблюдала, как преступники грабили поезда: надо было со спины лошади прыгнуть на крышу мчащегося поезда, перебежать к почтовому вагону, и остановить поезд. Если перепуганный кассир отказывался дать ключ от сейфа, применялся проверенный метод: поджигался бикфордов шнур, после чего надобность в ключе отпадала сама собой. Ошалелые зеваки бросались подбирать долларовые купюры, которые сыпались на них с неба. Это напоминало игру. Довольные произведенным эффектом друзья напихивали карманы «зеленью» вскакивали на лошадей, и были таковы. Два часа экранного времени они убегали от погони. Сначала на двух лошадях, потом на одной, потом ползком, пока они не оказываются в ловушке над водопадом, бурлящим где-то далеко— далеко внизу. И – прыгают! В бездну. (Кэссиди — Ньюмен не умел плавать).
Все трюки актеры выполняли сами. Без участия каскадеров.
Я от всей души хотела, чтоб они спаслись. Но у них не было шансов — против них двоих выставили целый взвод. Они умерли с оружием в руках, как настоящие мужчины. Они стали любимцами нации, а нация не хотела, чтоб они умирали и требовала, чтоб их оставили жить. Редфорд не соглашался.
— Как я вообще могу подумать о продолжении «Бутча Кэссиди и Санденс Кида?
» Парни погибли в конце. Что же это, по-вашему, может быть — фильм про призраков, что ли?.

Еще более сильное впечатление произвел на меня вестерн Сидни Поллока «Джеремия Джонсон».
По сути, это робинзонада, только не на необитаемом острове, а зимой в Скалистых горах.
Как и почему Джонсон решил покинуть цивилизацию неясно, но это было продуманное решение со всеми вытекающими последствиями. Он охотился, ловил рыбу руками, извлекал огонь, натирая одну деревяшку о другую, мок под дождем и снегом, ел то, что удавалось добыть.
Физически выдержать во время съемок такой образ жизни невероятно трудно, но Редфорд чувствовал себя естественно, будто всю жизнь только так и жил.
— Кто-то в трудный момент отправляется к психотерапевту. Я отправляюсь в Юту… Я живу в горах. И два, три или четыре часа в день провожу на лошади. В какие-то дни я могу заблудиться, но все равно счастлив.

Дружественные отношения в фильме с индейцами кончились, когда они убили его жену-индианку и приемного сына. Но в жизни Редфорд всегда выступал другом и защитником прав индейцев. В этом фильме у Редфорда почти нет текста — тем выразительнее его мимика, особенно, прищуренный взгляд из под рыжих ресниц.
— Я люблю вестерны и ненавижу, когда кто-то говорит, что это устаревший жанр. Вестерны— это часть американской истории.
Он не любит город и всегда мечтал быть ближе к природе:
— Я скупил сотни акров земли вокруг своего дома (Напа-Вэлли — Б.Е.) и теперь у меня достаточно пространства для того, чтобы почувствовать себя наедине с природой. Собственно, это и есть жизнь. Здесь, в горах мне больше всего нравится, что я никого не знаю вокруг.
Количество фильмов, где Редфорд снимался, как актер — около 70-ти, из них лучшими признан 31.
Многие стали классикой.
Сам он признавал удачными «Великий Гэтсби» по роману Скотта Фитцжеральда, «Какими мы были», «Три дня Кондора», «Вся президентская рать». В двух последних он проявил себя как гражданин: высказал свое критическое отношение к ЦРУ в фильме «Три дня Кондора» и к президенству в фильме «Вся королевская рать»— об Уотергейтском скандале.
Я сделал все что мог, — вспоминает он, — показал правду, облеченную в шутку.
В фильме «Какими мы были» Сидни Поллака он играет в паре с Барброй Стрейзанд.
Эта любовная история началась в колледже, когда дурнушка Кэти Мороски, еврейка и убежденная лефтистка, проводящая время на митингах и демонстрациях, влюбляется в первого красавца школы, талантливого умного и удачливого Хаббла.
Спустя 8 лет они встречаются снова, и Кэти удается затащить Хаббла, на чашку чая, в результате чего он оказывается в ее постели, так и не выпив чаю, и не воспользовавшись ситуацией, поскольку был мертвецки пьян..
Их отношения вполне ложатся на пушкинские строки:
«Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой».

Кэти настойчиво убеждает Хаббла в преимуществах социалистической системы над капиталистической, и необходимости следовать примеру Советского Союза.
Он сопротивляется ее напору и ее убеждениям, и пытается порвать их отношения. Иногда ему это удается.
Кажется, роман столь разных людей долго длиться не может, но он тянулся десять лет, потому что в основе его была любовь. Встретившись в Нью-Йорке в 60-е эти двое сохранили теплое чувство друг к другу.

Фильм получил множество премий, в том числе Оскара за лучшую песню и номинацию за лучшую женскую роль.
Редфорд не получил ничего.
Он, легенда мирового кино, блистательно сыгравший множество ролей самого разного плана, ни за одну из них не получил Оскара.
Но ирония судьбы заключалась в том, что первый же снятый им, как режиссером, фильм — психологическая драма «Обыкновенные люди» — получил Оскара в двух номинациях. В том числе за лучшую режиссуру.
С тех пор он снял несколько фильмов. К своей ипостаси в качестве режиссера Редфорд относится достаточно иронично: «Как режиссер я не ценю себя в качестве актера, но как актер я ни во что не ставлю себя в качестве режиссера».
Человек не тщеславный, он обиделся только за одну роль — в фильме All is Lost (Все пропало).
В русском прокате — «Не угаснет надежда» ..
Он, 77-летний, сыграл роль человека, чей катер полузатонул в открытом море. Он — один на судне, ему некому помочь, не с кем разговаривать. Фильм, практически, немой.
Я видела этот фильм. Он прекрасен. Напряжение достигается виртуозной игрой актера. Излюбленная ситуация Редфорда: человек в борьбе со стихией.
Среди критиков Редфорд в этой роли считался одним из наиболее вероятных претендентов в номинацию «лучший актер». Всё-таки он, в конце-концов, получил своего Оскара — не за какую-нибудь конкретную роль, а по совокупности заслуг. Такого Оскара дают старикам, для которых экранная жизнь кончилась...
Мне было обидно за Редфорда.
Личная жизнь «легенды мирового кино» может разочаровать его фанатов.
Роберт Редфорд был женат всего два раза. В первый раз он женился в 22 года на своей сокурснице Лоле ван Вагенен. Они прожили в браке 28 лет, и родили четырех детей: двух мальчиков и двух девочек. Пятый ребенок умер в двухмесячном возрасте. Брак распался потому что - как он объяснял - Лола устала бороться с последствиями его славы.
На самом деле причина была в другом: Редфорд влюбился в актрису Соню Брага. Последовал развод. Один за всю жизнь. Ни любовниц на стороне, ни скандалов в прессе, ни сплетен в интернете.
И это «легенда мирового кино?» Кумир миллионов женщин?!.
— Спешу сообщить, что и сегодня я полон энергии и продолжаю ловить восхищенные взгляды женщин...
О женщинах:
— Поклонницы ходили по пятам, и я наслаждался массовым обожанием. Но я никогда не был плейбоем.
Я привык себя сравнивать с летчиком-бомбардировщиком: сбросил бомбу — снял очередное кино — и назад, домой, в свой аэродром. (Улыбается).
Но после фильма «Непристойное предложение» на меня обрушился такой шквал женского обожания, что я тысячу раз пожалел о том, что снялся в этой картине. Одна леди предложила мне миллион долларов за ночь (смеется).
Другой раз меня чуть не разорвали на части и один раз даже хотели убить..
С Лолой у него сохранились хорошие отношения.
С детьми и внуками (у Редфорда три внука и две внучки) — тоже.
Вторая жена Бредфорда — его верный соратник и помощник.
Мне пришла в голову фраза, сказанная в позапрошлом веке неким кавалером об известной красавице:
— Она так красива, что может позволить себе не иметь никаких других достоинств.



Применительно к Редфорду эту фразу можно перефразировать так: при такой красоте он еще и прекрасный актер,  талантливый художник, и спортсмен-пятиборец, и режиссер, и основатель фестиваля Санданс и киноинститута, и защитник окружающей природы, и друг и защитник в индейцев. И что-то еще. Не много ли для одного? Но главное — он умен, обаятелен и ему свойственно потрясающее чувство юмора.

Белла Езерская
 
ПинечкаДата: Среда, 24.08.2016, 01:49 | Сообщение # 262
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1117
Статус: Offline
Памяти Якова Ароновича Костюковского


23 августа 1921 г. -  11 апреля 2011 г.

Яков Аронович Костюковский - автор сценариев к фильмам "Операция "Ы" и другие приключения Шурика", "Кавказская пленница"," Бриллиантовая рука" и многих других кинематографических шедевров - один из тех чародеев комедии, чье творчество дарит радость уже нескольким поколениям зрителей...

На улице Костюковского не узнавали - да и откуда было народу знать в лицо соавтора диалогов, которые учит наизусть уже пятое поколение россиян? Он был слишком мудрым, чтобы огорчаться этой безымянности.
Когда мы познакомились, Якову Ароновичу было уже под восемьдесят, и он был - красив. Глаза, светлые от природы, светились еще и красотой прожитого.
Так светится морская вода под солнцем, когда осядет всякая дрянь, загрязняющая ее.
Ладный, маленький, доброжелательный. Скромный.
Невозможно было представить себе Костюковского, рассказывающего пионерам о своей жизни.
А рассказать было что! И фронтовые годы, и легендарные друзья...
Напутствие Евгения Петрова, доброжелательное внимание Зощенко, дружба с Олешей, уроки Эмиля Кроткого...
Но зачем это пионерам?
А для нынешних все это вообще - каменный век.
Эпоха...
Банально, но она уходит каждый день. Учителей он пережил чуть ли не на полвека, да и ровесников уже почти не оставалось...
В марте 2010-го года мы встретились на посмертном юбилее Григория Горина, в театре Эстрады, и Яков Аронович предупредил: - Виктор, я вам сейчас скажу слова, которые мне почти некому сказать.
И после паузы произнес:
- Я рад вас видеть...

Его юмор, как и полагается юмору мудреца, был замешан на горечи самой высокой пробы.
Ему давно - да никогда, собственно! - было нечего делать там, где смешат в лоб, заходя со стороны задницы...


В. Шендерович

**************************

Я
ков Аронович вспоминает:

- Михаил Аркадьевич, спасибо вам за книжку и особенно за автограф, но именно из-за него я не могу никому вашу книжку показать.
- Из-за автографа? А что я насочинял?
- Вы написали: "Яшуне Костюковскому, гиганту поэзии, от такого же. Михаил Светлов"...
 
ПенелопаДата: Воскресенье, 04.09.2016, 07:20 | Сообщение # 263
Группа: Гости





Евгений Леонов умер вместе с советским кинематографом, в начале 90-х ...

Тогда за несколько лет мы лишились множества выдающихся артистов, но среди
всех них, при всем уважении, Леонов был самым любимым.


Может быть несколько малоизвестных фактов из его жизни расскажут о нем больше:

Выделял он в своем творчестве работы прежде всего драматические: в "Белорусском
вокзале", в "Донской повести", в "Старшем сыне"...


О КОРОЛЕ

Марк Захаров вспоминал, что на съемках "Обыкновенного чуда" Леонов в каком-то
смысле учил его - театрального режиссера - снимать кино. "Он говорил
примерно так: «Давайте снимем, как вы этого просите, а потом один
«актерский дубль» — то есть я сделаю это же самое, но несколько
по-другому".
В павильоне моя версия выглядела интереснее, а на пленке в просмотровом зале то, что делал Леонов, оказывалось всегда
более точным и комедийным".

Правда, в какой-то момент Захаров убедил Леонова сделать так, как ему казалось смешнее: заставил его
поднять руку в приветствии, спародировав членов Политбюро на Мавзолее в
день парада.
Леонов со вздохом сказал: «Маркуша, будем переснимать и за те же деньги», но ... каким-то чудом вариант в фильме оставили. И в
день премьеры в Доме кино на этой сцене (на которую сегодняшний зритель
просто не обратит внимания) весь зал хохотал и рукоплескал.
Возможно, все прошло так легко, потому что Леонов пользовался необыкновенной любовью как у простых людей, так и у начальства.

О ЛЮБВИ

По словам Геогия Данелия, Леонов был самым популярным актером изо всех, с кем он работал.
Благодаря всенародному обожанию он мог добиться чего угодно от кого угодно;
однажды пошел в исполком и запросто выбил однокомнатную квартиру для
монтажницы, которую хотели переселять из густонаселенной коммуналки в
еще более густонаселенную, и которая была в отчаянии...

А еще Данелия вспоминал:

"Когда снимали «Совсем пропащий», мы все жили на корабле. Сидели мы с Юсовым в
каюте, обговаривали сцену и вдруг слышим истошный вопль в мегафон:
— Леонов, уйди с палубы, твою мать! Спрячься! У меня сейчас корабль на
хрен!.. — орал капитан проходящего мимо нас пассажирского трехпалубника
«Тарас Шевченко».
Леонов курил на палубе. Кто-то из пассажиров заметил его, заорал: «Ребята, там Евгений Леонов стоит!» И тут же все — и
пассажиры, и матросы, и обслуга — высыпали на борт посмотреть на него. И
корабль действительно дал критический крен"...

О МЕЛАНХОЛИИ

Леонов жаловался друзьям на одиночество и бессонницу; а вообще он очень любил
тишину и покой, несмотря на то, что жизнь постоянно заставляла его
торопиться.
В "Письмах сыну" он вдруг сообщает: "Знаешь, Андрей, мне всю жизнь казалось, что я недополучаю любовь. Мне казалось,
что моя мама больше любит брата, чем меня, мне казалось, что Ванда и ты
мало меня любите. Я всегда больше отдавал, чем получал взамен. И меня
это не огорчало, нет, но я даже от этого заплакать мог".
И дальше:
"Мне казалось, что я вырос на серии каких-то обид. Вроде бы все нормально, а
у меня такое ощущение есть: была обида – я ее проглотил; была обида – я
ее съел".
Он все это забывал через несколько дней, но, судя по тому, сколько в его книге размышлений об обидах и одиночестве, вовсе не
навсегда.
И он был болезненно стеснительным.
"После пятидесяти лет я примирился с самим собой, я как-то перестал бороться со своими
недостатками. У меня недостатков очень много: я страшно мнительный
человек, а стеснительный был такой, что на радио не мог записываться.
Только и думал, как все будут смотреть на меня, когда я приду. Сейчас я
прикрываюсь званием, а раньше, когда приходил и на месте только узнавал,
кого буду играть, у меня пересыхало во рту, голос становился скрипучим,
язык цеплялся за нёбо"...

1993 год, Евгений Леонов на премьере фильма "Американский дядюшка".
Фото Татьяны Кузьминой

О СЕРДЦЕ

Одна из выдающихся ролей Леонова - в фильме "Слезы капали", который мало кто любит: это фильм о тяжелой депрессии. На съемках оператор Юрий Клименко стал жаловаться на сердце - и Георгий Данелия отправил его в местную больницу вместе с Леоновым, чтоб тот очаровал врачей и Клименко быстрее обследовали.
Клименко посоветовали на всякий случай купить валидол, а Леонова положили в больницу на две недели...
А через шесть лет у него случился обширный инфаркт, клиническая смерть и долгая кома. Еще
через пять с половиной лет сердце не выдержало.
Жена вспоминала, что в последний день он был неожиданно раздражительным, не мог найти себе
места, говорил, что не может взять себя в руки, странно кашлял...

"Надел рубашку, - вспоминала она, - "стал переодевать брюки - театральный костюм у него был дома - и вдруг пошатнулся и упал. Я думала, что он на штанину наступил.
Закричала: "Женя, ты что?", подбежала к нему, а он выпрямился - и все. В одну секунду его не стало. Приехали врачи, сказали, что это - тромб".

Естественно, ни один зритель не сдал билет на "Поминальную молитву", которая в этот вечер шла в "Ленкоме" - и оказалась единственным спектаклем в жизни Леонова, который он сорвал...
 
ПинечкаДата: Воскресенье, 25.09.2016, 03:07 | Сообщение # 264
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1117
Статус: Offline
да, это был настоящий гигант кинематографа!
 
ПинечкаДата: Среда, 28.09.2016, 09:40 | Сообщение # 265
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1117
Статус: Offline
один из первых, кого мы узнали и полюбили

 
ШульбертДата: Среда, 28.09.2016, 09:55 | Сообщение # 266
Группа: Гости





точно!
помню его и Джанни Моранди ещё со школьной скамьи и позволю добавить сюда недавно увиденный мною концерт из Вероны, вернувший мне тёплые воспоминания тех далёких дней:

 
KiwaДата: Вторник, 01.11.2016, 16:45 | Сообщение # 267
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 358
Статус: Offline
Смерть вечного актера

Он был похож на Дон Кихота, которого так часто играл, – старомодный и чуть наивный, борющийся за честь, добро и настоящую любовь.
Он был во всех фильмах, которые мы так любим  и оставался на сцене до последнего дня.


Вчера на 102-м году жизни умер актер Владимир Зельдин...

Через несколько месяцев он планировал приступить к репетициям спектакля к своему 102-летию.
Праздновать дни рождения на сцене театра для Владимира Михайловича Зельдина стало уже доброй и многолетней традицией. И несмотря на отложенные спектакли и новости о госпитализации, все верили, что эта традиция не прервется и будет жить дальше...
К сожалению, уже нет. Она оборвалась вместе с жизнью великого актера, уступив место добрым воспоминаниям.
Да и как забыть ту энергию, которой заряжал зал Владимир Зельдин?! Даже в столь почтенном возрасте он жаловался разве что на зрение. Конечно, он уже не танцевал на сцене так, как всего несколько лет назад, но и не занимал место в кресле за столом, философствуя о былых днях и ностальгируя. Его встречали стоя и аплодисментами, даже если он просто присутствовал на спектакле в качестве зрителя. Что уж говорить о его бенефисных спектаклях, где полные залы зрителей с упоением смотрели на прожившего более века и, возможно, последнего настоящего Дон Кихота.
Играя эту роль, Зельдин словно призывал зрителя прислушаться и приглядеться к тому, как
 «в век, когда люди забыли о совести, в наше жестокое время человек борется за добро, честь, милосердие и настоящую любовь».
Именно с этой настоящей и неподдельной любви, подмеченной учителями в его глазах при игре на сцене, и начался творческий путь Владимира Зельдина.
«Лирический любовник» – именно так было обозначено его официальное амплуа и записано в дипломе после окончания актерского курса при театре Московского Губернского Совета Профессиональных Союзов, позже ставшего основой Театра имени Моссовета.
На эти курсы Владимир Зельдин был принят в начале 30-х годов прошлого века, параллельно он осваивал азы слесарного дела на местном заводе. Однако после училища он все-таки остался работать в театре.
И вот в одном из спектаклей молодого актера, игравшего роль пограничника Гоглидзе, заметил ассистент кинорежиссера Ивана Пырьева, который собирался снимать «Свинарку и пастуха», так что ассистент пригласил Зельдина поискать счастья в пробах на главную мужскую роль пастуха Мусаиба.
Зельдин оказался удачлив – роль досталась ему. Правда, обойти остальных претендентов на финальном этапе ему помогли женщины. Режиссер обратился ко всем женщинам на съемочной площадке с вопросом, кто же из кандидатов вызвал наиболее волнительные чувства в их девичьих сердцах. Ответ был единогласным – Зельдин.
Ту же самую гамму чувств картина вызвала и после премьеры у зрителей, и так на советский кинонебосклон взошла звезда Владимира Зельдина.
Впрочем, в жизни Зельдина все было, конечно, не так безоблачно.
До актерской карьеры он стал свидетелем революции и Гражданской войны в России. Семья, где отец жертвовал всем ради лучшей жизни детей, постоянно переезжала. В итоге они оказались в Твери.
Здесь получивший музыкальное образование отец организовал и возглавил первый профессиональный симфонический оркестр. Однако Зельдин в какой-то момент решился на переезд в Москву, и это начало самостоятельной и взрослой жизни, к сожалению, сопровождалось почти одновременной смертью родителей и сестры. Да и первая главная роль в фильме Пырьева была прервана войной, а когда съемки все же продолжились, последовала трагедия личная – в эвакуации умер двухлетний сын. Вспоминая о нем, в одном из интервью он не так давно сказал:
 «Сейчас сын, наверное, был бы уже дедом, внуков мне подарил бы, правнуков. С другой стороны, такие зловещие времена наступили, что пришлось бы постоянно переживать за родных».

В кино Владимир Зельдин сыграл более пятидесяти ролей, последнюю – уже переступив столетний рубеж.
«Учитель танцев», «Карнавальная ночь», «Укрощение строптивой», «Дядя Ваня», «Дуэнья», «Десять негритят» – эти и многие другие фильмы с его участием любимы зрителями всех возрастов.
Но все же главным в творческой жизни Зельдина был театр, в одном он проработал более семидесяти лет. Много чего изменилось за эти годы.
Менялись правители, период оттепели сменялся временами застоя и перестройки, менялась страна, в которой он жил, и люди вокруг него.
Театр Красной армии, который Зельдин называл своим домом, три раза поменяв название, превратился в Театр Российской армии.
Бессменным все это время на его подмостках оставался лишь сам Зельдин, сыгравший здесь множество ролей.
В роли Альдемаро, учителя танцев в одноименной пьесе Лопе де Веги, так и вовсе с неизменным успехом он появлялся на сцене больше тысячи раз!
И это был отнюдь не единственный рекорд Зельдина. Так, два месяца, пока огонь Олимпийских игр Сочи в 2014 году не добрался от Москвы до Новосибирска, он был самым возрастным факелоносцем за всю историю Олимпиад.
Ну, и стоит ли говорить, что встречавший на сцене родного театра свой 101-й день рождения Зельдин по праву значился старейшим действующим актёром планеты в Книге рекордов Гиннесса.

«Природа подарила мне такую энергию, которая существует во мне до сих пор, – рассказывал он. – Но секрет молодости заключается в другом. Нужно уметь удивляться жизни, интересоваться всем новым, никогда никому не завидовать. И поддерживать в себе состояние влюбленности – в свою профессию, в людей, которые тебя окружают, в жизнь во всех ее проявлениях. Если мне не напоминают, то я и не думаю о своем возрасте. Зачем расслабляться?»
Ссылаясь с улыбкой на возраст, он соглашался с теми, кто называл его старомодным, и не признавал «новаторств» в спектаклях, когда классические произведения подгонялись к современным реалиям весьма откровенными, а порой и извращенными способами. «Я на другом воспитан, – говорил Зельдин. – Мне эпатировать публику ни к чему. Не могу понять, зачем переделывать творения великих драматургов, писателей? Хочешь самовыразиться – напиши свою оперу или пьесу! Только не трогай Шекспира, Пушкина, Чехова».
Легендарный и «старомодный» актер классического воспитания жил в скромной, меньше тридцати квадратных метров квартире и ездил, пока позволяло здоровье, на стареньком автомобиле отечественного производства. «Ни “мерседесов”, ни танков от Министерства обороны не получал», – смеясь, отвечал он на вопрос, что же еще было ему преподнесено на юбилеи помимо грамот...
И к нему, светлому и всегда радушному, шли за советом и просьбой, а он никогда и никому не отказывал. Если и ходил по высоким кабинетам, то не для себя, а для людей.
К примеру, после одного из таких хождений он добился гранта для театра, распределив его не между ведущими актерами, как это принято, а между всеми работниками театра, включая уборщиц.
И только во время таких хождений по высоким кабинетам надевал Владимир Михайлович свой костюм, количеству орденов и медалей на котором даже он не знал числа. Обладатель множества советских, российских и международных премий, он не понимал, «зачем выпячиваться?». Тем более что главной наградой на протяжении всей жизни для него была любовь и признание зрителя, который до последних дней считал его «вечным актером».


Алексей Викторов
 
ПинечкаДата: Понедельник, 21.11.2016, 06:42 | Сообщение # 268
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1117
Статус: Offline
 Вундеркинд, человек мира, выдающийся пианист Евгений Кисин редко даёт интервью, но согласился заглянуть в студию RTVi во время своих триумфальных гастролей в Нью-Йорке.
Разговор получился по нынешним временам необычный: о его советском детстве и еврейских корнях, о поэзии в музыке и музыке в поэзии, о его собственных стихах и переводах на идиш, о любимых композиторах и учителях. Кажется, что безумный темп двух последних десятилетий обошел его стороной.
В своих ответах Евгений Кисин нетороплив, обстоятелен, и по-детски открыт, но даже для тех, кто хорошо знаком с его творчеством, он откроется с неожиданной стороны
.

Итак, прямой разговор в «Непрямом эфире»:

 
etelboychukДата: Четверг, 08.12.2016, 15:32 | Сообщение # 269
старый знакомый
Группа: Пользователи
Сообщений: 46
Статус: Offline
9 декабря исполняется 100 лет со дня рождения великого КИРКА ДУГЛАСА

По признанию самого Дугласа, большую часть сыгранных им ролей составляют разные "сукины дети".
Но это он кокетничает. Кирк Дуглас был мастером психологических портретов. Ему отлично давались роли в вестернах и исторических боевиках. Так что совсем не зря звезда с его именем украшает голливудскую Аллею славы.



Даже сегодня в нём всё ещё ощущается нерастраченный потенциал творческих возможностей. Талант юбиляра  многогранен: он не только актёр, но и режиссёр, продюсер, писатель.
Кирк Дуглас — автор семи изданных книг. Среди них — две автобиографические и две книги на еврейские темы для детей...

Я вырос в Нью-Йорке в бедной семье — мой отец был старьёвщиком. Но в хедере я считался одним из лучших учеников, и наша община решила собрать нужную сумму денег, чтобы послать меня в ешиву учиться на раввина.
Их желание пугало меня, ибо абсолютно не совпадало с моими устремлениями - к тому времени во мне уже окончательно созрела мечта стать актером.
Поверьте, мне пришлось выдержать большой натиск и приложить много усилий, чтобы в конечном итоге доказать, что не каждому еврею обязательно становиться раввином. Переломным для меня стал момент, когда в четырнадцать лет я прочитал про Авраама и Исаака.
Время от времени мистерия иудаизма вновь начинала меня притягивать. Но при этом слишком многое меня останавливало.
Я, например, не представлял своего полноценного существования в общине среди бородатых людей в чёрных шляпах и с длинными пейсами.
Однако шло время, я взрослел и менялся. Первым толчком к переменам был вопрос моего сына Михаэля о том, откуда происходит его дедушка. В этот момент я болезненно ощутил, насколько я мало знаю о своем происхождении и родословной.
Все, кто мог бы рассказать мне об этом, уже умерли и эта мысль буквально убивала меня.
Я понял, что у меня нет предков!
Может ли человек знать, кто он есть на самом деле, если ему неизвестно, кем были его предки?
Я лежал в своей комнате и смотрел на стену над кроватью, где висела моя коллекция литографий Марка Шагала, библейская серия. Там были мои предки!
Вот известная группа — Моше, Авраам, Иаков… Я стал читать о них, и чем больше я читал, тем больше во мне росло ощущение счастья. Счастья от возможности ощутить свою близость и родство с ними — изображенными на картинках.
У всех этих библейских героев были проблемы.
Каин убил Авеля. Иаков обманул своего отца. Казалось бы, мы видим грешников, однако эти библейские герои преодолели стоящие перед ними преграды и свершили великие дела...
Какое вдохновение может почерпнуть такой грешник, как я, в этих образах и связанных с ними событиях!
Огромный груз свалился с моих плеч. Я был очень благодарен Шагалу за своевременное напоминание о том, какую блестящую родословную я имею. Затем я узнал некоторые подробности биографии художника.
Оказалось, что Шагал — российский еврей, приехавший из белорусского Витебска, города, расположенного рядом с Могилевом, родным городом моих родителей (та самая черта оседлости, где разрешалось жить евреям).
И мой отец, и Шагал покинули Россию. Шагал стал всемирно известным парижским художником.
А мой отец — старьёвщиком в Нью-Йорке... Таланты евреев разнообразны.

Чем больше я изучал еврейскую историю, тем больше она пленяла и очаровывала меня. Каким было наше существование?
Мы были рассеяны в различных уголках мира, среди чужеродных культур, и постоянно подвергались преследованиям. Наши гонители переживали взлёты и падения, мы же продолжали оставаться на своих позициях. Вавилоняне, персы, греки, римляне — все проходили, а мы оставались.
И это — несмотря на все преследования.
И тогда я начал думать, что мы должны быть благодарны за эту долгую жизнь в первую очередь нашим благочестивым людям — носящим чёрные шляпы, пейсы и бороды.
Эти люди понимали что-то такое очень глубокое, чего никогда не знали светские люди, а если и знали, то забыли.
Б-г дал нам Тору — и это сделало нас совестью мира. Я понял, что наши гонители всегда напомнят нам про это, даже в том случае, если мы сами забудем...

Вот что писал Гитлер в «Майн Кампф»: «Это верно, что немцы — варвары, и это является для нас почётным титулом. Я свободен от бремени души, от разрушающих страданий, создаваемых за счет фальшивого понятия, именуемого совестью. Евреи наделены двумя человеческими пороками: обрезанием своего тела и совестью своей души. И то и другое — сугубо еврейские изобретения. Борьба за власть над миром идет только между двумя лагерями, евреями и немцами».

Гитлер был прав, это действительно была борьба между добром и злом.
Я стал осознавать, что значили эти качества для нас, евреев. Неудивительно, что некоторые евреи пытались спастись за счёт ассимиляции. Но она в конечном итоге всегда превращалась для них в западню.
Перед приходом нацистов к власти ассимиляция евреев в Германии достигла наибольших размеров. Иудаизм в этих кругах был предан забвению. Некоторые немецкие евреи — такие как Гейне и Маркс, даже славились своим антисемитизмом.
Но настали другие времена, и немцы, раскрывающие до времени широкие объятия еврейской ассимиляции, сомкнули их железным кольцом. И это не единственный пример в истории — таких примеров множество.
В 1492 году, в то время как Колумб открывал Америку, Торквемада предпринимал активные действия, чтобы избавить Испанию от евреев. Эти сведения были почерпнуты мною из Еврейской энциклопедии рабби Йосефа Телушкина. Я считаю, что эта книга должна быть в каждом доме.
Возвращаясь к Испании…
Ситуация данной эпохи очень напоминает ту ситуацию, которая спустя пятьсот лет имела место в Германии. Еврейская ассимиляция в Испании достигла невиданного размаха, евреи были видными, уважаемыми членами общества. Но Изабелла Кастильская с помощью святой инквизиции начинает гонения на евреев. Вопреки широко распространенному мнению, инквизиция была направлена не только против иудеев, но частично и против тех евреев, кто перешел в христианство.
Случайно ли то, что все наиболее тяжкие события в еврейской жизни происходят тогда, когда мы отказываемся от иудаизма?
Возможно, Б-г таким образом хочет сказать нам что-то важное?
Я начинаю думать именно так...

Как бы ни складывалась моя жизнь, всегда оставалась нить, связывавшая меня с иудаизмом, — Йом-Кипур.
Это был единственный день из прочих, знаменательных для евреев, который я отмечал. Было что-то пугающее для меня в образе Золотой Книги, в которой записывается, кто должен жить, а кто умереть, в моем случае — кто погибнет в авиакатастрофе, а кто, как я, выживет. Та авиакатастрофа прояснила в моем сознании то, что долгие годы оставалось неясным...

Недавно после двенадцатилетнего перерыва я побывал в Израиле и  дал там четыре представления. Это был далеко не первый мой визит в Святую Землю, но я переживал восхитительные ощущения и неимоверную радость от того, что имел возможность вновь всё увидеть. Когда меня и мою жену проводили в наш номер в гостинице, я был чрезвычайно растроган: на всех предметах — полотенцах, постельных принадлежностях, банных халатах — были выведены мои инициалы. Но моя жена напомнила мне: «Дорогой, это же отель «Царь Давид»...

Я подошел к окну и увидел открывающуюся панораму Старого города, стены времен Оттоманской империи, поросшие травой и цветами. Я вспомнил, что первый раз этот вид открылся передо мной сорок лет назад, когда я приезжал в Израиль со спектаклем «Фокусник» — о человеке, пережившем Холокост, который потерял свое еврейство и обрёл его вновь в Израиле.
Но тогда из этого же окна на месте цветов и травы я видел арабских солдат в грязной военной форме.
Тогда же я нанес визит бывшему премьер-министру Израиля Давиду Бен-Гуриону в его офисе-трейлере.
После нескольких первых минут он прервал меня: «Идите делать свой спектакль — «У меня есть страна, куда убежать». Израиль в то время переживал голод, пища выдавалась по карточкам; каждому полагалось одно яйцо в месяц. Но при этом я не видел ни одного недовольного — напротив, все выглядели счастливыми...
Конечно, я знал много молитв, но никогда ранее не знал фразы, выученной мною тогда и произнесённой на иврите: «Ани роце леабир эт симхати а-раба леиздамнут ашер натна ли ливакер Исраэль, а-арец а-ктана, бе мидата вэ а-гдола бе-руха» — «Я счастлив, что имею возможность посетить землю Израиля, такую маленькую по своим размерам, но такую большую по своему духу».

Я с того первого раза побывал в Израиле не однажды и смог убедиться воочию, что большинство из этих устремлений воплотились в реальности. Я ощутил, как изменился Израиль и сколько нового здесь произошло.
Но самое важное и ценное — это незыблемое старое. Именно оно привело меня сюда.
Даже не переодевшись, я отправился к Стене Плача. Энергия, исходящая от всех молящихся, была потрясающей.
С трудом пробравшись сквозь толпу, чтобы прикоснуться к Стене, я огляделся в поиске места, куда бы мог положить свою записку с просьбой, и, когда я опустил её в глубь стены, мои пальцы нащупали множество других записок. Я очень надеюсь, что все эти просьбы будут выполнены...
На другой день я совершил прогулку по туннелю Западной стены, уходящему глубоко вниз под мусульманский квартал. Медленно продвигался я со своим гидом, ощупывал камни, покрывающие подножие разрушенного Храма.
Затем мы сделали кратковременный привал. Мой гид — девушка, приехавшая в Израиль из Петербурга, внезапно произнесла: «Это подножие горы Мориа»...
Я посмотрел на чёрный камень. «Гора Мориа? — переспросил я. — Вы имеете в виду…»
Она закончила за меня: «Да, именно сюда привёл Авраам своего сына Исаака, чтобы принести его в жертву».

В моей памяти всплыла картинка из школьного учебника. Но она больше не пугала меня. Теперь я уже знал, что Авраам жил в то время, когда принесение ребенка в жертву идолам было обычным делом.
Урок, преподнесенный Б-гом на горе Мориа, заключался в том, что Он не хочет человеческих жертв и не является источником страха.
В туннеле было спокойно и прохладно.
Голос моего гида перешёл в шёпот: «Здесь все начиналось»...
От волнения я не мог говорить. Она была права. Место представляло собой начало моих сомнений. И в то же время — их конец. Вот тёмный туннель, касающийся горы Мориа. Я вырос…

В тот вечер я встречал Шаббат в доме рабби Аарона, молодого раввина, школа которого находилась в центре еврейского квартала. Мы пели субботние песни. Через окно я мог видеть другие дома, освещённые мерцанием свечей, и слышать отголоски других песен в ночи. Это были счастливые песни, и мне было необычайно хорошо.
В эту ночь я почувствовал, что наконец-то вернулся домой.

И ещё я знал, что моё путешествие не окончено. Мне предстоит  долгий путь. Иудаизм — это целая жизнь, проведённая в учении, а я ещё в самом её начале. И надеюсь, что ещё не слишком поздно...



Если Б-г терпелив, возможно, он даст мне время познать всё необходимое, чтобы понять, что делает нас, евреев, совестью мира.
 
ПинечкаДата: Вторник, 13.12.2016, 04:59 | Сообщение # 270
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1117
Статус: Offline
есть лишь одна актриса старше него, та, что исполнила роль Мелани Уилкс в фильме "Унесённые ветром"
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » о тех, кого помним и знаем, и любим... » о тех, кого помним и знаем, и любим...
Страница 18 из 20«121617181920»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz