Город в северной Молдове

Вторник, 24.10.2017, 07:00Hello Гость | RSS
Главная | о тех, кого помним и знаем, и любим... - Страница 5 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 19«12345671819»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » о тех, кого помним и знаем, и любим... » о тех, кого помним и знаем, и любим...
о тех, кого помним и знаем, и любим...
shutnikДата: Понедельник, 14.05.2012, 11:58 | Сообщение # 61
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 391
Статус: Offline
спасибо! любимая мною актриса, помню её по фильму "Без свидетелей", где она с М.Ульяновым держат внимание зала все полтора часа...
 
sINNAДата: Понедельник, 14.05.2012, 12:35 | Сообщение # 62
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Да. И она ещё ко всему - очень хороший, душевный и тонкий человек.
 
дядяБоряДата: Вторник, 15.05.2012, 06:21 | Сообщение # 63
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 431
Статус: Offline
... женщина, не успевшая постареть

"Я ненавижу себя в состоянии "все равно". Мне лучше муки адовы. Я к ним привыкла. Так сложилась моя жизнь, и изменить это нельзя. Мне кажется, что я иногда воспринимаю реальность неадекватно. Можно было бы не обращать внимания на что-то, а я обращаю: должна через все пройти, все пережить."
Наталья Гундарева

Семь лет назад, утром 15 мая, в больнице святого Алексия в возрасте 56 лет умерла Наталья Гундарева - актриса театра и кино, народная артистка России. Она не была ослепительной красавицей, затмевающей всех одним только своим появлением на экране. Но именно ей удалось занять в сердцах советских и российских кинозрителей безусловное звание "народной любимицы", потому что ее героини никогда никого не оставляли равнодушными. Она не появлялась на публике с 2001 года, с тех пор, как перенесла тяжелый инсульт...
Театральная порода
Наталья Георгиевна Гундарева родилась в обычной московской семье. Отец - инженер, мать - инженер-проектировщик. Любовь к театру передалась дочери от матери - та в свободное время играла в самодеятельном театре своего института. Сначала Наталья Гундарева играла в школьном драмкружке, а в 8-м классе записалась в театр при городском Дворце пионеров. Но в качестве актрисы никогда себя не рассматривала, считая, что театр - это не для нее, вроде, мол, и весело, но внешность особых надежд не внушает, так что будем реалистами.
В 10-м классе она перешла в вечернюю школу и устроилась работать чертежницей в конструкторское бюро, готовясь пойти по стопам матери и стать проектировщиком. В 1967 году начала сдавать вступительные экзамены в МИСИ и, скорее всего, поступила бы. Но как это порой бывает, вмешался случай... друг Натальи Виктор Павлов, знавший Гундареву по любительской сцене и считавший, что у нее настоящий драматический талант, уговорил девушку бросить мысли о карьере проектировщицы и вместо этого пойти в актрисы. Уговаривал он ее долго, но в итоге своего добился - она долго отмахивалась от его предложений, но потом согласилась "пойти попробовать", скорее из любопытства, нежели всерьез.
В том 1967-м году конкурс в "Щуку" (Театральное училище имени Щукина) был огромен - 247 человек на место. Но из множества претенденток комиссия все же отобрала Гундареву, смотревшуюся, по сравнению с писаными красавицами, несколько невыигрышно. Комиссия, правда, долго сомневалась - а стоит ли? И крупновата она, и пластики в ней особой нет... Но председатель комиссии, любимый всеми детьми СССР Джузеппе из "Приключений Буратино" Юрий Катин-Ярцев, поставил точку в споре - да, полновата, но это не главное. Внимательный глаз представителя старинного дворянского рода моментально распознал то, что другим редко дано увидеть - породу.
У него на курсе Гундарева и училась. Среди ее однокурсников были будущие звезды - Юрий Богатырев, Наталья Варлей и Константин Райкин...
Папа говорил Наташе: «Пока вокруг тебя обежишь, буханку хлеба съешь». Но пресловутая полнота не мешала Гундаревой становиться первой ученицей, она быстро научилась превращать свой недостаток в достоинство - педагоги отзывались о ней с восторгом...
А прогноз Катина-Ярцева подтвердился еще в училище. На втором курсе Гундарева блестяще сыграла Донну Платоновну из "Воительницы" Лескова. После чего, как рассказывают, ректор Щукинского Борис Захава воскликнул: "Гундаревой уже нечему учиться - пора на сцену".

В 1971 году, когда она окончила училище, ей предложили работу сразу четыре московских театра: МХАТ, "Современник", театр имени Вахтангова и театр имени Маяковского. Гундарева выбрала последний и осталась в нем на всю жизнь, о чем никогда не жалела...
Разразившийся в театре конфликт Андрея Гончарова с Татьяной Дорониной связан прежде всего с приходом в театр Натальи Гундаревой. И дилетанту было ясно: двум таким мощным дарованиям нет места в одной театральной берлоге. На стороне Гундаревой было огромное преимущество — молодость, она им и воспользовалась. В мае 1974 года она всего за десять дней блестяще ввелась на роль Липочки в спектакле «Банкрот». Доронина была повержена, покинула театр, на троне в Маяковке воцарилась новая королева — Наталья Гундарева.
Премьера сразу стала театральной сенсацией и произвела фурор. Затем последовала роль в телеспектакле "Трактирщица", а далее звездная роль Ани Доброхотовой в фильме Владимира Фетина "Сладкая женщина". В 1977 году фильм занял десятое место в советском прокате и собрал аудиторию в 32 миллиона зрителей. Тогда же журнал "Советский экран" провел опрос, по результатам которого Наталья Гундарева была названа лучшей актрисой года - это звание она будет получать еще трижды, в 1981, 1985 и 1990 годах...
Самая любимая женщина
В театре она успешно играла Катерину Измайлову (эта ее роль стала легендарной), Люську в «Беге», в спектаклях «Молва», «Жизнь Клима Самгина», «Виктория». Но широкие зрительские массы знали и любили ее в основном по кино. Она и не думала меняться в разных своих ролях, ее любили такой, какая она есть, — и в Смеральдине («Труффальдино из Бергамо»), и в роли Нины Бузыкиной («Осенний марафон»), и в острохарактерных ролях («О бедном гусаре замолвите слово», «Небеса обетованные»). А ведь еще были «Одиноким предоставляется общежитие», «Вас ожидает гражданка Никанорова». Тут уж простой народ буквально рыдал от счастья, отождествляя себя с любимой актрисой, преклоняясь перед ней и одновременно считая ее совершенно своей...
В 1977 и 1978 годах она одновременно снялась в трех лентах на "Мосфильме", в двух кинофильмах на "Ленфильме", в одном фильме на "Беларусьфильме" и сразу в пяти телевизионных лентах.
Можно сказать, что в 1970-е годы в кино наступила эпоха Гундаревой.
В 1981 году на экран вышел фильм Юрия Егорова по сценарию Аркадия Инина "Однажды двадцать лет спустя". История о встрече одноклассников, каждый из которых добился своего места в жизни, настолько "зацепила" страну, что на фильм ходили не по одному разу. И в первую очередь - из-за Гундаревой. ... "Однажды двадцать лет спустя", несмотря на некоторую "сказочность" названия, оказалось больше жизнью, чем сказкой. Да, в реальности таких классов, в которых были бы военные моряки с орденом, завхозы секретных космических институтов, актрисы детского театра и ведущие телепередачи, было маловато. В большинстве своем половина выпуска 1960-го года растворилась на просторах великой родины: кто-то уехал на Дальний Восток и не писал, кто-то - на Ближний (и не писал тем более), кто-то сел или спился, и только единицы выбились в люди, купили "Жигули", надели кожаные пиджаки и обросли новым кругом знакомств из ресторана ВТО или Дома Актера - об одноклассниках как-то не вспоминали.
Не сыграй в этом фильме Гундарева - про ленту помнили бы только историки кино.
Но роль старосты класса Наденьки - про которую все думали, что она добьется гораздо большего, чем все из ее класса, а оказалась на самом деле самой обычной женщиной - превратила немного ходульную "сиропную" историю из разряда "От всей души" в маленький шедевр. Умница Наденька не достигла ничего - не стала ни ученым, ни актрисой. Зато она стала просто мамой.
Слова "мать-героиня" в эпоху застоя, когда власть говорила одно, а в жизни вела себя по-другому, воспринимались с легкой, едва заметной усмешкой. Строчки из стихотворения Сергея Михалкова "А этот орден носит мать, спасибо скажем ей" поколению, которому в 1980 году было 37, на душу ложились не очень. Во-первых, хотелось пожить для себя и как-то реализоваться. Во-вторых, глухая статистика разводов, порой выплескивавшаяся на страницы "Комсомольской правды", свидетельствовала о том, что в стране грядет новое поколение - дети с "воскресными папами". Куда ближе и понятнее в те годы была песенка "У меня сестренки нет, у меня братишки нет".
И тут на экране появилась настоящая, без фальши, мать-героиня. Просто мама. Наталья Гундарева с ее ямочками на щеках и смешинками в глазах. С кучей рыжих (непременно рыжих!) сорванцов и дочек. С мужем, который внешне не орел, но зато мужик. И просто с любовью. Мама, замотанная постоянной стиркой и глажкой, мама, делающая из своего нового платья костюм для дочки, мама, спокойно информирующая папу, что дочка скоро выйдет замуж. И в глазах у мамы светилось не яркое 18-летнее счастье, а понимание нехитрой истины - была бы любовь, остальное приложится.
Страна оторопела. Женщины украдкой в полутьме зала смахивали слезу, мужчины скептически ухмылялись, но втайне завидовали.
Половина населения СССР была в нее просто влюблена. Не в ослепительный блеск Алферовой, не в хрупкую юность Симоновой, не в симпатичные глаза Яковлевой, а в осанистую красу и невозможное обаяние Гундаревой.
Эта нежность, непосредственность, теплота и понимание, приправленные смешинкой, проходили сквозь все ее фильмы. Будь это история про селянку Катю, которую судьба не раз обманывала, но все же сделала ей подарок, или про ткачиху Веру Голубеву, которая дарит подругам счастье - где бы ни появлялась на экране Гундарева, зритель верил ей безоговорочно, потому что первой, неосознанной реакцией было изумление - я знаю точно такую же!
Слова Пушкина "Глаза, одни глаза. Да взгляд... такого взгляда уж никогда я не встречал" относятся к Наталье Гундаревой в полной мере. Ее глаза неповторимы и тем более необъяснимы. Они всегда притягивали и завораживали. Гундарева очень тонко чувствовала слезы, боль, страх, слабость и смятение. По мнению критиков, именно эти чувства тайно гнездились в основах ее игры, благодаря чему аудитория ощущала полную сопричастность ее силе, поражениям и победам.
Кому подвластны любые роли
Есть разные актеры - одних обожают, другими восхищаются, третьих уважают. А есть те, кого любят, любят не за что-то или почему-то, а просто за то, что они есть.
Молва выдавала ее замуж за Александра Михайлова, потом за Сергея Шакурова, с которым они замечательно играли колоритных и трогательных бомжей-алкашей в «Собачьем пире». На самом деле мужем Гундаревой стал Михаил Филиппов, ее партнер по театру
первой женой которого была дочь Юрия Андропова Ирина.

Вероятно, он долгое время испытывал комплекс маленького мужчины, оказывавшегося всегда рядом с сильными женщинами. Сам хороший актер, он все время находился в тени своей звездной супруги №2. Наверное, переживал, тем более родился в один день с Наполеоном, играл Наполеона в театре, и амбиции маленького императора были ему хорошо знакомы. Постепенно судьба стала к нему благосклоннее, он начал сниматься в сериалах, участвовать в антрепризах, а у Гундаревой же начался другой, более сложный период.
Ушел из Маяковки ее многолетний партнер Джигарханян, постарел, а затем умер мэтр Гончаров, ее время как-то внезапно закончилось.
Да и сниматься она стала заметно меньше, попытавшись восполнить этот пробел общественной работой, став депутатом Государственной Думы...
Гундареву любили. Она всегда была человеком публичным и контактным, но одновременно была очень замкнутой, решительно пресекала малейшую попытку журналистов узнать что-либо о ее личной жизни. "Моя личная жизнь никого не должна интересовать, - говорила она часто. - Я актриса, и меня должны судить по моей работе".
Именно поэтому она была настоящей звездой - не из тех, что вспыхивают ярко и озаряют небо, а той, что ровным светом светит всегда.
Она была великой актрисой, бесподобно умела выразить узнаваемость типажа, точно передать образ, подробности характера и малейшие нюансы чувства. В фильме Эльдара Рязанова "О бедном гусаре замолвите слово" ей досталась небольшая роль Жужу - и она украсила ее, гениально сыграв эпизод, в котором ее предупреждают, что не пустят на квартиры полка. "Это меня не пустят?", - искренне удивляется Жужу, и зритель удивляется вместе с ней - действительно, как же может быть иначе?
У Карена Шахназарова в фильме "Зимний вечер в Гаграх" Гундарева сыграла властную и капризную звезду - полную противоположность тому, чем она была в жизни. Прототип героини Гундаревой узнавался достаточно легко. Но, как рассказывают, сама примадонна советской эстрады, посмотрев фильм, одобрительно усмехнулась. Даже в эту, не слишком положительную роль Гундарева сумела внести свое обаяние, разыграв сцену с Евгением Евстигнеевым так, что у обоих героев на мгновение возникло друг к другу не только профессиональное уважение, но и теплое человеческое чувство.
На театральной сцене в тот же период Гундарева сыграла Люську в "Беге" и Катерину Измайлову в "Леди Макбет Мценского уезда". Последняя роль считается лучшей работой Гундаревой на театральной сцене. В 1986 году актрисе присвоили звание заслуженной артистки РСФСР, а в 1989 году наградили государственной премией СССР.
18 июля 2001 года Наталья Гундарева была доставлена в Институт имени Склифосовского. Обширный ишемический инсульт поразил дыхательный центр коры головного мозга, что привело к нарушению дыхательной и сердечной деятельности. Две недели актриса находилась в коме. Ее состояние было крайне тяжелым, и врачи просто опасались делать какие-либо прогнозы. После первого, самого тяжелого периода, появилась надежда на выздоровление, но недуг не отпускал ее. Чуть оправившись после болезни, Гундарева взялась за работу над книгой. Актриса хотела вернуться на театральную сцену и в кино, но врачи временно запретили ей играть.
Судьба отмерила Наталье Гундаревой очень мало: она не дожила до 57 лет. Когда с ней случилось несчастье, то страна приняла боль актрисы как свою. Люди звонили, писали письма, присылали деньги, молились за ее выздоровление.
И объяснимо это было только одним - инстинктивной потребностью помочь силой народной любви актрисе, которая несколько десятилетий дарила с экрана любовь всем зрителям без исключения.



Сообщение отредактировал дядяБоря - Вторник, 15.05.2012, 06:22
 
ПримерчикДата: Вторник, 22.05.2012, 06:56 | Сообщение # 64
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 419
Статус: Offline
размещаю материал здесь, не только потому что это моя любимая певица ... ... ведь она похоронена рядом с Натальей Гундаревой (пусть и на этих страничках будут рядом)

Она не могла иначе


"...Я, наверное, из другого века, очень несовременна. Если бы меня спросили: «В какое время ты хотела бы родиться?», я выбрала бы девятнадцатый век. Я дочь той эпохи, а время, в котором мы живём… Я словно песчинка в вихре XXI века, а мне не хочется быть песчинкой. При этом есть вещи, которые мне нравятся и в современном мире. Я люблю спортивную одежду, лихачу на машине, у меня, конечно, есть мобильный телефон. Но, вместо того чтобы сидеть, уткнувшись в монитор, я предпочитаю посмотреть на небо, потрогать кленовой листок…"

Валентина Васильевна Толкунова родилась 12 июля 1946 года в городе Армавире Краснодарского края в семье железнодорожников. Если бы не тяжелая болезнь, забравшая у миллионов любимую певицу, она сегодня праздновала бы 64-летие.

Певица глубинки

Толкунову широкая публика узнала и полюбила в начале 70-х. Но ценители джаза знали ее еще в 60-е как солистку «ВИО-66» Юрия Саульского. Пять лет она пела в легендарном квартете, у Толкуновой был свой стиль, она с одинаковым изяществом исполняла как современные, так и классические джазовые композиции, легко и органично импровизировала. Она пела партию высокого сопрано («мой голос соответствует тембру флейты»), но знала и все другие голоса, и многое из того, что играл оркестр, в том числе партии отдельных инструментов. Увы, развод с Саульским привел и к уходу из «ВИО-66», пришлось пускаться в самостоятельное плавание.
И в 1972 г. она вышла на эстраду в новом имидже: длинная коса, скромное платье, никаких лишних движений – спокойная красивая русская женщина. И песни для нее стали писать лирические, задушевные. Валентина Васильевна признавалась, что ее любовь к джазу не прошла, а единственную пластинку «ВИО-66» она хранила как главную драгоценность, никому не позволяла ее трогать – боялась, что оставят на ней царапины. Порой она делала аранжировки новых песен в приджазованной манере, но эти вещи не задерживались в репертуаре – ее публика джаз не любила и не понимала… Джаз, как она со вздохом замечала, это музыка для тысяч людей, а ей хотелось петь для миллионов.

Валентина Васильевна вовремя почувствовала, чего не хватало в 70-е годы советской эстраде – мещанских интонаций. В те времена слово «мещанство» звучало как ругательство, и лишь в послесоветское время певица смогла откровенно говорить о своей публике: «Россия зиждется на крестьянских душах и городской, иначе говоря – мещанской интеллигенции. Мне приятно сознавать, что в первую очередь я нужна в глубинке».

Перед жующими не выступала

Толкунова познакомилась с Юрием Саульским, когда ей было 20, а ему 38 лет: «Это было настоящее чувство, страсть. Юра был удивительно умный человек, благороднейшая личность, дворянин из рода Трубецких. Он увлекся другой женщиной и потом признал, что это была ошибка. Я его простила, но было поздно – мы уже развелись. Расстались мы как интеллигентные люди и потом дружили до самой его кончины, я была в хороших отношениях со всеми его последующими женами, участвовала в его авторских концертах, а он писал для меня песни. Вспоминаю его всегда только добрым словом».

Второй муж, Юрий Папоров, дипломат, журналист-международник, много времени проводил в заграничных командировках, а Толкунова была нужна в первую очередь здесь, так что не виделись они подолгу. Об их отношениях судачили разное, но сама Валентина Васильевна ни одного плохого слова о муже не сказала публично: «Каждый должен хранить то, что у него есть, и не позволять никому грязной мыслью, а тем более грязным словом притронуться к своему очагу. Это же крайне важно – сохранить семью и, какие бы ни были отношения, не выносить личную жизнь для пересудов, сплетен, на радость тем, кому просто хочется о том о сем посудачить...» К тому же она родила Папорову сына (Коле сейчас за 30, он бизнесмен), а это уже не просто брак – настоящая семья. Жалела Толкунова об одном: не родила еще и дочку. Мол, парня рожаешь для другой женщины, а девчонку – для себя. Но признавала: если бы родила еще парочку ребят, перестала бы петь, ушла бы в семейные заботы. Она сделала осознанный выбор.

Многим Валентина Васильевна представлялась женщиной от земли, крестьянского происхождения. На самом же деле она была абсолютно городским человеком: «Всю свою жизнь прожила в многоэтажном доме с горячей водой и с плитой, а не с печкой. Иногда не могу даже камин у себя растопить на даче, потому что теоретически знаю, как это делается, а практически нет».

Она гордилась своим тридцатилетним водительским стажем. В советское время сменила семь «жигулей» («Наезжала не более 75 тысяч километров – и до свидания! Таким образом я очень долго поддерживала отечественного производителя»), но однажды села за руль иномарки и с тех пор к «жигулям» уже не прикасалась. Последней ее машиной был джип Mitsubishi Outlander.

В отличие от большинства нынешних эстрадников Толкунова наотрез отказывалась выступать на корпоративных вечеринках: «Я дала себе слово не выступать в местах, где жуют и где присутствующим нет дела до музыки». Но концертировала много до последних дней – и в России, и за границей. И мечтала, конечно, о новой хорошей песне: «Хотелось бы спеть песню любви, которая как бы на крыльях несла влюбленных. Такую, как в фильме «Титаник». Но ни в коем случае не попсу…»


Сообщение отредактировал Примерчик - Вторник, 22.05.2012, 07:07
 
sINNAДата: Вторник, 22.05.2012, 10:45 | Сообщение # 65
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Cпасибо .
 
ПинечкаДата: Суббота, 26.05.2012, 07:24 | Сообщение # 66
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1105
Статус: Offline
Светлана Тома: «День рождения не отмечаю. Не хочется праздновать свое приближение к смерти»

На свой день рождения Светлана Тома всегда читает стихи Иосифа Бродского. Знаменитый русский поэт, как и популярная актриса, родился 24 мая. Тома полагает, что Бродский смотрит на нее с небес и радуется. Светлана Андреевна уже многие годы в день рождения не накрывает стол и не зовет гостей. Самый большой подарок в этот раз она преподнесла себе сама — закончила съемки в картине режиссера Леры Сторожевой...
Актрису, кажется, стороной обходят годы. Она все так же красива, как ее знаменитая героиня — Рада из фильма «Табор уходит в небо». Только в волосах появилась седина. Жизнь актрисы не назовешь сплошным праздником. Долгие годы ее связывали непростые отношения с режиссером Эмилем Лотяну. В результате Тома и Лотяну расстались, актриса вышла замуж за актера Олега Лачина. К сожалению, он трагически погиб, когда их дочери Ирине было всего восемь месяцев. Светлана Андреевна говорит, что жизнь закалила ее и научила радоваться каждому дню. Она мечтает наконец-то построить дачу и дождаться правнуков. И, конечно, работать…

— Если вы хотите меня поздравить, то можете этого не делать, — довольно строго заметила Светлана Тома. — Я не собираюсь праздновать свой день рождения. Уже много лет не отмечаю его. Для меня дорог каждый день жизни. Счастье, когда светит солнце, все в порядке у моих близких. Ничего другого мне не надо. Если вспомнить мой возраст, то, простите, какой же это праздник?
Трудно возразить.
— Зачем же отмечать день, в который стала на целый год старее! Я праздновала свои дни рождения до 35 лет. Потом будто перешагнула какую-то черту, раз и навсегда закрыв для себя вопрос с днем рождения. Прекрасно понимаю, что всем нам отпущено определенное количество лет, но как-то не хочется праздновать свое приближение к смерти.
Звучит уж очень пессимистично.
— Это совершенно не значит, что я мрачно настроенный человек. Отнюдь. Я люблю жизнь во всех ее проявлениях. Кстати, Новый год тоже не встречаю, для меня он сродни дню рождения.
Сколько раз беседовала с Романом Виктюком, и он всегда признается, что ему всего 19 лет.
— И я его понимаю. У меня тоже нет ощущения груза прожитых лет. Конечно, я не столь молода, как Роман Григорьевич, остановилась на возрасте 35 лет. По крайней мере, душа моя так себя чувствует.
Да и тело ваше в прекрасном состоянии, на зависть многим коллегам.
— Признаюсь, ничего особенного для этого не делаю. И секрет молодости, увы, не разгадала. Профессия актрисы очень благодарна в этом смысле. Когда ты востребована, есть работа, кажется, что молодеешь. Такое чувство, что сама природа меня охраняет. Я все время в движении, мотаюсь по гастролям. По всей видимости, мне по наследству передались хорошие гены и, конечно, я хотя бы 15 минут в день уделяю физическим упражнениям. Никогда не прибегала к услугам пластических хирургов, думаю, не придется и в будущем этого делать.
Вы до сих пор вегетарианка?
— Да, уже 30 лет, как я не изменяю такому образу жизни. Все случилось естественно, никто меня не тянул в вегетарианство. В какой-то момент начала отказываться от мяса и поняла, что стала чувствовать себя при этом лучше. Просто так сработал мой организм — постепенно перестал принимать мясо, жирные продукты, яйца…
А как насчет того, чтобы побаловать себя сладеньким?
— Это позволяю. Честно говоря, и дня не могу прожить, чтобы не съесть что-нибудь вкусненькое. Тут главное не переусердствовать. Кстати, сейчас вот говорю с вами, а у меня в печке готовится яблочный пирог — мое фирменное блюдо. Раскатываю тонко корж слоеного теста, а сверху выкладываю много яблок, посыпая их корицей. Получается даже не пирог, а такое яблочное пюре. Все мои гости обожают это блюдо. Сегодня вечером буду баловать своих домашних. Устроим праздник. Я вообще очень самостоятельный человек. Не люблю, чтобы кто-то мной помыкал или подсказывал, что делать. Даже подарки себе делаю сама. Захотелось — иду в магазин, выбираю одежду или украшение. Причем независимо, есть для этого какой-то повод или нет. Правда, имеется у меня мечта, которую до сих пор так и не реализовала — хочу построить собственную дачу, чтобы копаться в огороде, выращивать цветы…
Вы ведь выросли в селе.
— Да, это была небольшая молдавская деревенька. Часть моего детства прошла именно там. Вся крестьянская работа мне понятна, знакома и любима мною. Девчонкой я знала, как пропалывать огород, сажать растения, доить коров… Мое детство было достаточно безоблачным. Надо признать, маленькой я даже не помышляла о том, что могу стать актрисой. Просто не приходили в голову такие мысли. Кино в моей жизни появилось случайно.
Это произошло на троллейбусной остановке в Кишиневе?
— Именно так. После окончания школы я приехала поступать на юридический факультет Кишиневского университета. Стояла, ждала троллейбус, и в этот момент меня увидел ассистент режиссера. Он стоял на этой же остановке вместе с интересным молодым человеком, которому сказал: «Эмиль, Эмиль, я нашел ее!» Эмилем был режиссер Лотяну. Он пригласил меня на киностудию, и на следующий день я уже была на пробах. Моей первой работой в кино стал фильм Лотяну «Красные поляны».
С тех пор вас стали называть музой известного молдавского кинорежиссера.
— Когда мы встретились с Лотяну, ему было 29 лет, а мне — 17. «Красные поляны» — его вторая картина. Какое-то время я еще думала сдавать экзамены на юридический факультет, но совмещать это со съемками оказалось совершенно невозможно. В конце концов я поступила в Кишиневский институт искусств имени Музическу. Конечно, большую роль в принятии этого решения сыграл Эмиль Лотяну.
Вашей звездной ролью называют Раду в картине Лотяну «Табор уходит в небо».
— Получилось так, что после премьеры этой ленты я проснулась знаменитой. «Табор уходит в небо» стал для меня судьбоносным фильмом. Роль Рады давалась тяжело — героиня совершенно на меня не похожа. Мы снимали в Карпатах в сжатые сроки, всего за четыре месяца. Казалось, что Господь нас охранял, ведь за все это время не случилось ни одного дождливого дня. Лотяну заставлял меня ходить к цыганам (их там жило очень много), наблюдать за образом их жизни, поведением, походкой. Я должна была даже научиться курить так, как это делают цыганки. Съемки были изматывающими. Кстати, в картине снимались и цыгане, которые жили в ближайшем поселке Виноградово. Помню, они с радостью ходили на съемки, а когда Лотяну объявил, что каждому за работу полагается по три рубля, даже обиделись, сказав, что в картине играют ради удовольствия.
Говорят, с Эмилем Лотяну работать было нелегко.
— Он сложный человек, невероятно требовательный. В первую очередь к себе и службам, которые были задействованы в съемочном процессе. Если Лотяну видел, что кто-то не справляется со своей работой или делает ее не так, как хотелось бы режиссеру, он мог вмиг уволить этого человека. На съемочной площадке был абсолютно бескомпромиссным — царем и богом. Но как только заканчивались съемки, Эмиль Владимирович превращался в совершенно иного человека — доброго, нежного, заботливого, сентиментального. После каждого рабочего дня за столом непременно собиралась вся съемочная группа, и Лотяну был душой компании. А на следующий день опять становился требовательным режиссером.
Он был тогда уже в вас влюблен?
— Это слово не подходит к нашим отношениям. Слишком мелкое оно. Наши взаимоотношения — большая история длиною в несколько лет. Лотяну узнал меня, когда я была совсем девчонкой, привел в актерскую профессию. Он был для меня учителем, другом, любимым человеком. В нем был сосредоточен весь мой мир. Он присутствовал в моей жизни всегда, в разных качествах, но неотступно следил за тем, что я делаю, как живу. И я знала о нем все. Так было до его последнего дня. Я чувствовала себя творением Лотяну, как Галатея, которую создал Пигмалион.
Вы счастливы?
— Счастье для меня заключается в том, что я востребована как актриса. Думаю, родители, которые сейчас на небесах, и Эмиль Владимирович смотрят оттуда на меня и радуются. По молодости многого в жизни не ценишь. Помню, я очень активно снималась, страшно уставала, мечтала о паузах, хоть маленьких. А теперь, с годами, хочется больше работать, чтобы уйти из жизни на взлете. По-моему, для актрисы большей награды не существует. А еще хочу дождаться правнуков. Говорят, тогда попадаешь сразу в рай. Моей внучке Маше недавно исполнилось 20 лет, так что шанс есть.
Она тоже, как ее мама и бабушка, выбрала актерскую судьбу?
— Нет, Маша будет режиссером. В нашей семье у всех творческие профессии. Иногда кажется, что даже наша пушистая красавица кошка в прошлой жизни была актрисой. Кошка в чем-то похожа на меня — такая же независимая и свободолюбивая.

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»
 
shutnikДата: Суббота, 26.05.2012, 07:38 | Сообщение # 67
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 391
Статус: Offline
Анатолий Равикович: «В театральный институт меня взяли только потому, что давно не видели такого идиота»
последнее интервью

40 дней назад ушел из жизни известный актер, знаменитый Хоботов из «Покровских ворот»
Нередко актеров называют по имени героя, которого сыграл тот или иной артист. Так, Вячеслава Тихонова все знают как Штирлица, Анатолия Кузнецова — как товарища Сухова… А к Анатолию Равиковичу будто приклеилась фамилия Хоботов. Этого персонажа он сыграл в «Покровских воротах».
Так уж случилось, что умер Анатолий Юрьевич в апреле, в канун 40-летия выхода на экран этой ленты.
В архиве корреспондента «ФАКТОВ» сохранилось интервью с Анатолием Равиковичем, взятое у народного артиста, когда он был в Одессе...

— Одно время я обижался на «Хоботова», но потом перестал, — поделился с «ФАКТАМИ» Анатолий Юрьевич. — Считаю, это большое везение в жизни — сыграть роль, которая будет так широко известна. Да что там говорить! Раньше я играл в кино роли второго плана, эпизоды. А после Хоботова кинорежиссеры обратили на меня внимание. Хотя в части профессиональной работы в этом фильме, честно говоря, не вижу ничего особенного. Просто Михаил Козаков сумел всех нас объединить и сделать такое кино, где на фоне общего успеха приличная актерская работа выглядит значительной. Ну, подфартило мне, повезло попасть в картину, имевшую сумасшедший успех. Больше никакой моей заслуги нет. Атмосфера кино, стилистика, сценарий — все это Михаил Козаков. Именно ему мы, артисты, должны сказать «спасибо».
Счастье для меня, что снимался в фильмах. Могло бы вообще ничего не быть. Фамилия у меня «неправильная», типаж — тоже. Кого я могу играть? Колхозника — нет. Сталевара — нет. Хорошего милиционера — тоже не могу. Способен сыграть мелкого мафиози, гинеколога, стоматолога, иностранца.
Известность к вам пришла, когда были далеко уже не юношей. Не обидно, что слава запоздала?
— С «Покровскими воротами» получилась странная вещь. Когда фильм показали в первый раз, он не имел никакого резонанса. Я, честно говоря, думал, что утром начнутся звонки — будут поздравлять, что-то говорить. Ничего подобного. Единственным, кто позвонил, был Эльдар Рязанов, да и то после предварительного показа в Доме кино. Успех к этой картине пришел лишь со временем. Автор пьесы и сценария фильма драматург Леонид Зорин называл картину памятником собственной молодости. Главный герой Костя Кровин в исполнении Олега Меньшикова — это Леонид Зорин в молодости. После семи лет аншлагов в театре на Малой Бронной режиссер спектакля Михаил Козаков решил снять по этой пьесе фильм.

*Медсестра Людочка (Елена Коренева) и влюбленный в нее Хоботов (Анатолий Равикович). Кадр из фильма «Покровские ворота»
«Прелести» коммуналки вам довелось познать не только в фильме, но и в реальной жизни.
— Детство мое прошло в питерской коммуналке, хотя родители из города Глухова Сумской области. Отец, правда, родился в Чернобыле, в Глухов его семья переехала позже. В Глухове он был секретарем первой еврейской комсомольской ячейки в Украине. Мой папа, ухаживая за мамой, которая была дочерью держателя пекарни, сказал: «Не могу на тебе жениться потому, что я идейный комсомолец». И велел невесте… раскулачить собственного тятеньку. Дал комсомольца в помощь, подводу с лошадьми. Мама взяла мешок с мукой и отвезла его в комсомольскую организацию. Потом ее братья, выяснив, что в доме нечего есть, здорово избили маму полотенцами.
Когда началась война, я с двумя сестрами жил у бабушки в Глухове. Папа оставался тем летом в Ленинграде, где затем всю блокаду проработал. А мы мотались в эвакуации: мама, мои сестры, мамины бабушка и дедушка (очень пожилые люди) и моя беременная тетка. Вот таким караван-сараем бежали от немцев практически через всю Украину. Нас был целый обоз беженцев. Помню, цвели подсолнухи, изумительно красивые поля. Вдруг над толпой пролетел немецкий разведчик, а потом самолет, из пулемета расстреливавший людей. Пули, попадая в волов, тащивших повозки, не убивали их сразу, и раненые животные сходили от боли с ума, начиная крушить все, что попадалось им на пути. Тогда больше людей погибло от давки, чем от пуль. Однако мне было очень любопытно. Я выглядывал из какого-то чахлого кустика и высматривал этот самолет. Представляете, я видел очки, шлем летчика, его совершенно невозмутимое лицо. И он рассматривал нас…
Но самое страшное мое воспоминание о войне — это посадка в поезд в городе Белая Церковь. Немцы подступали уже вплотную, и эшелон, отправляющийся дальше на восток, был последним. Была ночь, подали состав, и совершенно обезумевшая толпа бросилась к вагонам. Какие-то люди стреляли в воздух, чтобы остановить толпу, но это было совершенно невозможно. Нас, детей, и беременную тетку (она орала как сумасшедшая) закинули в вагон через окно, а мама не села в этот поезд. К счастью, ей удалось уехать товарняком… Я был так раздавлен этим ужасом, что и теперь, когда на железнодорожных станциях слышу гудок паровоза, внутри меня поднимается чувство необъяснимой тоски и тревоги.
Синдром боязни толпы?
— Нет, толпы я не боялся. Демонстрации, на которые нас в институте гоняли, тоже толпа. Но там я себя чувствовал как рыба в воде. Был воспитан в семье, проявлявшей лояльность к советской власти. Отец был фанатичным коммунистом, да и мама любила советскую власть.
Выбор вами профессии был осознанным?
— Нет, как раз таки случайным. Начиналось все стандартно: с кружка в Доме пионеров. Но я ходил туда не из-за особой любви к театру. Просто нравилась компания. Я ведь учился в «мужской» школе, тогда образование было раздельным. А в кружке было много девочек. Меня больше интересовала околотеатральная жизнь: вечера, пикники. В спектаклях играл «по обязанности».
Когда пришло время поступать, понял, что в престижный вуз не попаду. Отец кричал: «Ты будешь чистить клозеты!» Друзья говорили, иди в театральный. Действительно, думаю, хоть родители отвяжутся. Но когда отец узнал, тоже было нехорошо: «С ума сошел! Артисты, это знаешь кто? У нас в Глухове, когда приезжали артисты, бабы снимали с веревок белье, потому что артисты воровали!» В конце концов с отцом договорились, что в театральный подаю копию аттестата, а в серьезный вуз — подлинник. Отец хотел, чтобы я учился на киноинженера. Я документы отдал, но на экзамены не ходил, только врал: «По математике — «четыре». Зато в театральном подготовил для поступления героический репертуар: деревянным голосом читал Маяковского, в басне «Волк на псарне» изображал Кутузова, для наглядности закрывая один глаз рукой. Для пения взял «По долинам и по взгорьям». Героическую, но нудную песню с бесконечным числом куплетов. Когда закончил петь, комиссии не увидел — она каталась под столом от смеха. Оказывается, они давно кричали: «Пусть он замолчит! Уведите его!» — но я не слышал. В институт меня приняли. Наш мастер, по его словам, взял меня только потому, что давно не видел такого идиота. Я показался забавным, и он предположил, может, действительно из меня что-то получится?
Получилось же!
— Вроде бы. Кстати, часть моей творческой биографии связана с Одессой. Да и много родни отсюда: дядька, тетка, две двоюродные сестры. Мое первое свадебное путешествие, после третьего курса института, также было в Одессе.
Запомнились съемки «Приморского бульвара», в котором я играл писателя, корпящего над сценарием. Есть там эпизод: мой герой выбрасывает мусор, в который, как оказывается, он случайно запихивает свой сценарий. Мы на улице договорились с «мусоркой», заплатили деньги. Пять человек массовки и я ждем ее приезда. Осветительной аппаратуры не было, так как достаточно солнечного света, поэтому о том, что идет съемка, мало кто знал. И вот подъехала «мусорка», режиссер командует: «Начали!» А в те времена приезд мусорной машины сопровождался звоном колокольчика. Представьте, как только раздался звук колокольчика, со всех подъездов высыпали люди с ведрами мусора и ринулись к нашей машине! Безумная очередь набежала! Водитель беснуется. Режиссер в ужасе: «У нас съемка!» А люди с мусорными ведрами отвечают: «Что съемка! У нас три дня «мусорки» не было!» Пока не забили под завязку нанятый мусоровоз, съемок не было.
Приходилось ли вам совершать в жизни мужественные поступки?
— Только дважды. Первый раз в 1953 году, когда гремело «дело врачей». Однажды около дома меня окружили человек шесть приятелей, с которыми я в футбол играл. «Ты — еврей?» — спрашивают. «Да», — отвечаю, хотя, разумеется, мог отрицать. Тем более, что у нас в доме национальные вопросы никогда не обсуждались, по-еврейски не говорили, религиозные праздники не отмечали. Но я посчитал, если скажу «нет», что-то предам. «Ну, готовься…» — говорят. Один из них (я заметил, как ему было не по себе) спросил, давая мне хоть какую-то возможность выкрутиться: «Но мать-то у тебя русская?» «И мама еврейка», — ответил твердо, хотя у нее была типичная славянская внешность: курносый нос, светлые волосы, серые глаза, украинский говор.
А второй раз, когда влюбился в Иру Мазуркевич и ушел из семьи. При этом ни жена, ни Маша (дочь от первого брака.- Авт.), которую я очень любил, передо мной ни в чем не провинились. Было очень тяжело. Стоило большой крови. На меня как цунами налетело. Влюбившись в свои 42 года в 20-летнюю, я оказался в самом начале пути: без квартиры, без ничего. Оставил абсолютно все и ушел к Ире в общагу. В ее комнате мы спали на тюфяке. Больше там ничего не было. Только лампочка, как в тюремной камере. Я не мог на это смотреть, пошел в театр, украл проволочную корзину для бумаг и повесил ее как люстру…
Я тогда уже был известным артистом, а из-за разницы в возрасте у нас с Ирой почти никто из знакомых не верил, что наша связь будет долгой. И все же я бросился в эту бездну. Время стерло все. Сейчас у нас с Машей прекрасные отношения, а Ира знакома с моей первой супругой, мы общаемся. Отметили с Ириной серебряную свадьбу, более 30 лет мы официально вместе. Помнится, как-то я был в Минске на съемках, а Ира приехала туда к родителям. Она пригласила меня в гости как старшего товарища по работе. Родители, конечно, ни о чем «таком» не догадывались. Только младший брат Иры, который учился тогда в 8-м классе, спросил после моего ухода: «Это твой жених?» Она поинтересовалась, почему он так решил. «Когда он ел салат, у него на брюки упал кусочек, ты взяла пальцами и съела», — ответил школьник. Вот так прокололись…
С Иркой нам очень комфортно вдвоем, что, согласитесь, не так уж часто встречается в актерских семьях. Каждый вечер, если мы не в отъезде, ставим на стол бутылку водки и выпиваем ровно две рюмочки. В общей сложности 50-60 граммов. Это у нас ритуал такой, совместный ужин. Больше этих двух рюмок я не пью. Я вообще, можно сказать, не пью, не курю… Так что театральная зарплата уходит в основном на лекарства.
На жизнь хватает?
— Странный вопрос. Кому нынче хватает? Я — веселый нищий. Помнится, в непростые годы, когда было неясно, что дальше будет с театром, мы сидели на полной мели. А у нас маленький ребенок. Тогда Ирка надела парик, села за руль и поехала «бомбить».
Нынче у меня две дочери: Маша — от первого брака, Лиза — от второго, три внука. Маша очень хотела стать артисткой. Я ей сказал: «Помогать не буду. Не вижу у тебя большого дара». Рассказал, как тяжела артистическая жизнь, пояснил, что блата здесь быть не может. Дочка обиделась на меня, но потом поняла, что я прав. В какой-то степени Маша осуществила свою мечту. Окончила институт культуры, преподает в школе эстетическое воспитание. Младшая дочь окончила Институт сервиса и экономики.
К кому большую привязанность испытываете: детям или внукам?
— Больше люблю внуков, в особенности младшего — Матвея, но, скажу честно, боюсь к ним привязываться. По буддийской формуле, человек свободен, когда у него нет привязанностей. Тогда боли нет. Знаю, что я человек нездоровый и мне недолго жить, поэтому не могу позволить себе сильно привязываться. Я абсолютно всем доволен в жизни, кроме здоровья. Считаю, что рано себя подковырнул, можно было бы подольше продержаться…

Александр ЛЕВИТ, «ФАКТЫ» (Одесса)


Сообщение отредактировал shutnik - Суббота, 26.05.2012, 07:44
 
ПинечкаДата: Вторник, 05.06.2012, 06:27 | Сообщение # 68
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1105
Статус: Offline
Вспомним любимого всеми певца

http://stav.kp.ru/online/news/1166676/
 
МарципанчикДата: Вторник, 12.06.2012, 07:43 | Сообщение # 69
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 370
Статус: Offline
"Предчувствовать смерть и смеяться, не значит ее не бояться"

— У нас появился поэт, который не читает, а поет свои стихотворения, — нахваливал Булата Окуджаву своим парижским друзьям его коллега Андрей Вознесенский в начале 1960-х. — Стихи самые обычные, музыка непрофессиональная, поет посредственно, а все вместе — гениально.
Пока Окуджава выступал по квартирам, о нем на литературном Олимпе мало беспокоились. Хотя его почитателей становилось все больше, они охотились за его песнями, записанными-перезаписанными на магнитофонных бобинах. Подпольная слава стала официальной в начале декабря 1961-го — в Ленинграде фанаты Окуджавы чуть не разнесли Дворец искусств.
— Когда я подошел к дворцу с женой, увидел громадную толпу, которая забаррикадировала вход, — вспоминал тот ленинградский концерт математик Леонид Руховец, который сейчас живет в США. — Она заполнила проезжую часть проспекта Невы, и конная милиция направляла транспорт в другую сторону. Поклонники без билетов просто ворвались внутрь. Их волна сметала все на пути, в том числе бабушек-билетерш. Наши билеты не помогли попасть во дворец — зал уже был забит. Нам отвечали в духе Ильфа и Петрова: "У всех есть билеты". Вдруг я увидел какого-то артиста, который пробирался к входу с фразой: "Я член президиума Театрального союза!". Его пропустили, потому что "член президиума" звучало убедительно.
Руховец с женой прошли следом за артистом. В концертном зале яблоку негде было упасть, люди забили все проходы.
Старшие коллеги-литераторы такого успеха Окуджавы простить не могли. И уже через две недели после концерта, 26 декабря 1961 года, на сессии Союза писателей СССР устроили обсуждение песен Булата Окуджавы.
Советские "литературные динозавры" должны были приспосабливаться, чтобы сделать карьеру, а молодым с началом хрущевской "оттепели" все давалось слишком легко. Карьера того же Окуджавы строилась сама по себе: его песни пел весь СССР. Если бы эти песни были хоть путевыми — советскими, а то непонятно что.
К тому же напетые под гитару — блатной, мещанский инструмент. Следовательно, Окуджаве решили сильно промыть косточки, выгнать из Союза. Это должен был быть разгром.
— Ну, поразвлекались, а теперь — за розги, — сыронизировал после обсуждений-наездов писатель Владимир Солоухин.
— А... пусть споет! — перебили его выкрики коллег. — То, что на вечерах своих исполняет!
Темноволосый, бледный, с блестящими, как от лихорадки, глазами, Окуджава сдержанно говорил:
— Я все спою.
— Нет, ты спой то, что в Ленинграде!
— Хорошо, я спою то же. Может, не все так страшно.
Взял почти вертикально гитару и запел: "До свидания, мальчики" и "Арбат", "Бумажный солдат" и "Полночный троллейбус". На исходе выступления атмосфера судилища изменилась.
"Талант исполнителя, особенность голоса и соответствующая энергетика от тех в зале, кто был дружелюбно настроен, сделали свое дело, — пишет в дневнике писатель Андрей Гладков. — Стало ясно: "прорабатывать" Окуджаву не удастся. Поэт победил".
— В Союзе я остался, но власть с 1961 года со мной боролась, — вспоминал Окуджава.
За ним следили люди из КГБ, в доме стояли "жучки", даже в кровати. Больше 10 лет — все 1960-е — его не пускали на телевидение и радио. Зато пластинки с песнями выходили за рубежом, там же публиковали его произведения. Легче стало в 1970-1980-х: кинематографисты считали хорошим тоном включать песни Окуджавы в свои ленты. Так в "Белорусском вокзале" зазвучала "А нам нужна одна победа", "Соломенная шляпка" — в одноименном фильме, "Ваше благородие, госпожа Удача" — в "Белом солнце пустыни", песенка кавалергарда — в "Звезде пленительного счастья".
Во время гастролей в США в 1991 году Булату Окуджаве стало плохо с сердцем. Нужна была срочная операция стоимостью $50 тыс. На помощь пришли друзья, издатели. Эмигранты присылали чеки на $10, $50. Год спустя часть долга перед больницей покрыло американское правительство. Советскому было не до того — страна разваливалась...

После операции Окуджава прожил шесть лет. В середине мая 1997-го он приехал в Париж. Заболел гриппом, который перешел в воспаление легких. Барда положили в один из лучших госпиталей французской столицы. У Окуджавы открылась язва, началось внутреннее кровотечение. 11 июня жена Ольга крестила его. Получил имя Иоанн. На следующий день барда не стало. Через полгода жена нашла в кармане его пиджака листок со строками: "Предчувствовать смерть и смеяться, не значит ее не бояться".

"Только раз я видела его пьяным"

По возвращении с войны Булат Окуджава поступил на филологический факультет университета. В 1947-м женился на однокурснице Гале Смольяниновой — дочери подполковника.
— Муж не прокормит семью стихами, — упрекал тесть Булата.
Тот как мог пытался вжиться в простую русскую семью, но стать своим у него не получалось. "Булат запомнился нам замкнутым, скупым на шутки, он ревниво оберегал свои занятия от чужого взгляда, — вспоминает в мемуарах сестра его жены. — Галя мужа любила бездумно. Она собирала его стихи, увлекалась ими, ни в чем ему не противоречила". Но супруги все большие отдалялись друг от друга. Конец их браку положила песня Окуджавы, где были строки:
А в чем ты повинна?
А в том и повинна,
что рада была
любви половинной:
любимой слыла,
да ненужной была.
— Я не люблю этого стихотворения, — сознался Окуджава впоследствии в интервью. — Я написал его сгоряча. И очень несправедливо было то, что я написал. Я оскорбил замечательную женщину, которая меня любила. А самое подлое, что я начал эту песню исполнять в том кругу, в котором мы оба вращались. Я сразу пожалел об этом, но было поздно: песня "пошла по рукам"...
Официально он оформил развод с Галиной в 1964-м — чтобы она могла получить квартиру. После этого женился на физике Ольге Арцимович, с которой давно имел отношения. В следующем году она родила ему сына, тоже Булата.
В том-таки 1965-м — ровно через год после развода — первая жена Окуджавы умерла от острой сердечной недостаточности. От первого брака у Окуджавы был сын Игорь (1954-1997). Его воспитывала тетя — мамина сестра. Сменил несколько профессий, от музыканта до мясника, страдал алкоголизмом и наркоманией. Умер за полгода до отца.
В 1981-м Булат Окуджава влюбился в младшую на 31 год певицу Наталию Горленко. Она подошла к нему на вечеринке после одного из концертов в Москве...
Ради барда бросила мужа. До встречи с ней Окуджава восемь лет ничего не писал. А когда вспыхнул роман — опять пошли стихи и песни. "Он любил гостей, любил готовить, — пишет в воспоминаниях Наталия Горленко. — Делал это прекрасно, вдохновенно. Любимое блюдо — сырная запеканка. Ели икру, зелень, сыры всякие, пили коньяк. Говорил, что женщину не нужно спрашивать: что вы пьете? Нужно спрашивать: вы будете водку или коньяк? Только раз я видела его пьяным. Да, он выпивал, но знал меру. Любимый его тост — "Выпьем за это мгновение. Будут другие, но этого уже не будет".
Жена Ольга иногда порывалась уйти от барда, а иногда — он сам хотел оставить семью...
Чтобы прекратить общие страдания, от Окуджавы через пять лет ушла Наталия Горленко...

памяти барда, поэта и человека-
сегодня 15 лет со дня его ухода...


Сообщение отредактировал Марципанчик - Вторник, 12.06.2012, 07:46
 
sINNAДата: Вторник, 12.06.2012, 08:46 | Сообщение # 70
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Добавлю и я в день памяти Булата Шалвовича...

http://www.youtube.com:80/watch?v=hUgl1c7k_zc


Сообщение отредактировал sINNA - Вторник, 12.06.2012, 15:59
 
shutnikДата: Вторник, 12.06.2012, 13:07 | Сообщение # 71
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 391
Статус: Offline
спасибо за интересный фильм!..
 
sINNAДата: Вторник, 12.06.2012, 19:15 | Сообщение # 72
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Рада, что Вам понравилось. Я тоже очень люблю Окуджаву..
 
shutnikДата: Воскресенье, 17.06.2012, 06:27 | Сообщение # 73
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 391
Статус: Offline
Евгения Симонова: главная роль - женская


"Ну что мне рассказывать по этому поводу? Я же не женщина-вамп. Меня и секс-символом никогда не избирали, даже нашего подъезда, не говоря о других масштабах", - так однажды ответила Евгения Симонова на вопрос по поводу того, что общественность желает знать тайны ее личной жизни. На самом деле "тайн" узнавать никаких и не хочется, а "вампов" в отечественном кино хватает, притом почти каждая из представительниц этого класса вольно или невольно вызывает ассоциации со знаменитым рассказом Тэффи "Демоническая женщина". Но вот кто по-настоящему женственен, так это героиня Симоновой из легендарного фильма Марка Захарова "Обыкновенное чудо".
Зачем скрывать возраст?
Евгения Симонова, появившаяся на свет 1 июня 1955 года в Ленинграде, в отличие от многих соратниц по актерскому цеху, к своему возрасту относится спокойно. "А чего скрывать, если картины, по которым, надеюсь, меня помнят зрители, вышли более тридцати лет назад. Так что, сколько мне примерно лет, все догадываются, - говорит Евгения Симонова. - А что касается внешности... Я никогда не была безумно хороша, поэтому по поводу появляющихся морщин не очень переживаю".
"Она с самого детства мечтала стать актрисой", - это фраза, ставшая уже клише, к Евгении Симоновой никак не относится. Нет, девочка с огромным бантом и сжимающая в руках букет гладиолусов, впервые отправившаяся "в первый раз, в первый класс", даже став старше, бегая на уроки в музыкальную школу, а затем - на занятия конным спортом, думала о чем угодно, только не об актерстве. Не могли предположить, что их дочь станет актрисой и родители Евгении Симоновой: мама - преподавательница иностранного языка и отец - крупный ученый. Все, как это часто бывает, решил случай. Отцу Евгении пришлось как-то читать лекции в школе - студии МХАТ и он так живописал быт студентов, что его дочь вместо того, чтобы идти сдавать экзамены в пединститут, как планировала сделать раньше, отдала документы в Щукинское училище.
Как помочь Афоне
Еще будучи студенткой, Евгения получила роль в картине Леонида Быкова "В бой идут одни старики" (1973 год). Трогательная Маша - "Джульетта" сразу же пленила зрительские сердца, сделав и без того грустную картину еще более трагичной.
Известной на всю страну Евгения Симонова стала после того, как на экраны вышел фильм Георгия Данелии "Афоня" (1975 год). Медсестра Катя, искренне полюбившая непутевого слесаря Борщова, явилась для многих символом настоящей женщины, которая, при всей своей "тихости", обладает большой внутренней силой. Успех фильма был огромен. Евгению Павловну поклонники буквально засыпали письмами. Ею восхищались, признавались в любви, предлагали руку и сердце.
Еще один светлый образ Евгения Симонова создала в картине Марка Захарова "Обыкновенное чудо" (1978 год). И здесь вновь, несмотря на непосредственность "царской дочки", в ней чувствуется настоящая сила и внутренняя чистота, благодаря которым и возможны чудеса.
Прививка от звездной болезни
Казалось бы, у Евгении Симоновой должна была закружиться голова от свалившейся на нее всесоюзной славы. Не тут-то было. "Я никогда не питала иллюзий относительно себя, - говорит актриса. - Вот сейчас пересматриваю свои старые фильмы, кажется, что не так уж плохо и сыграла. А тогда мне казалось, что я все сделала плохо, переживала, плакала. На что мама кричала: "Да тебе надо пойти к психиатру!" Видимо, все эти переживания, связанные с низкой самооценкой, стали хорошей прививкой против "звездной болезни".
Евгения Симонова создает впечатление спокойного уравновешенного человека. Она никогда не хотела вырваться вперед, оставив конкурентов за спиной. Она просто работает. "Я никогда не умела ничего доказывать, - рассказывает актриса. - У меня напрочь отсутствуют и бойцовский характер, и чувство азарта. Наверное, поэтому изначально не любила всевозможные конкурсы, соревнования. И еще: я всегда могла позволить выбирать роли по принципу "интересно - неинтересно".
Должен ли муж-режиссер снимать свою жену?
В 2004 году на экраны вышел телефильм "Дети Арбата", снятый мужем Евгении Симоновой Андреем Эшпаем, где она, Евгения, появилась в роли матери Саши Панкратова. В эту картину Евгения попала вовсе благодаря родственным связям: Эшпай сначала вообще не хотел, чтобы его супруга снималась в телесериале. Евгении Павловне удалось уговорить мужа разрешить ей хотя бы пройти кинопробы... А в "Многоточии" у Эшпая Симонова сыграла женщину-скульптора. "Я всегда была уверена, что Эшпай не станет меня снимать только потому, что я его жена!", - признается Симонова.
Евгения Симонова не любит громких слов. От нее не услышишь: "Я бросила все ради профессии!" Наоборот, она утверждает: "Честно говоря, я мало чем пожертвовала ради работы. Самое главное - родила и вырастила двух дочерей (старшая дочь Зоя - от первого мужа Симоновой - актера и режиссера Александра Кайдановского). И для меня это всегда было на первом месте".



ИГРА СЛОВ
Когда Евгении Симоновой исполнилось сорок, один из друзей написал ей:
"В стране бальзамов и селедки
Осмелюсь пошутить слегка:
Ваш возраст - это крепость водки
И неплохого коньяка".
А спустя десять лет Евгения Павловна получила такое четверостишие:
"Мы сто разделим посередке.
Ваш возраст - это Божий дар.
Забудем коньяки и водки,
Вы сами по себе нектар".
 
papyuraДата: Воскресенье, 24.06.2012, 05:06 | Сообщение # 74
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1043
Статус: Offline
она повсюду так искренне играет... молодчина!
 
ПинечкаДата: Понедельник, 25.06.2012, 13:55 | Сообщение # 75
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1105
Статус: Offline
Вчера исполнилось 100 лет со дня рождения народного артиста РСФСР Сергея Филиппова, легенды советского кино, удивительно талантливого человека, фразы из ролей которого давно ушли в народ, став крылатыми.
Смешные злодеи

"За успех астрономии! - За это, конечно, нельзя не выпить", "Люди-и, ау!", "Видим две звездочки, три звездочки, четыре звездочки, лучше всего, конечно, пять звездочек. Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе - это науке неизвестно. Наука пока что не в курсе дела!"
Кто из нас не помнит Никодилова, "лектора по распространению" в исполнении Филиппова, маленькая, но блестящая роль которого стала одним из главных украшений знаменитой советской комедии "Карнавальная ночь"?
Константин Станиславский часто повторял слова знаменитого русского актера Михаила Щепкина: "Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры".
С полным основанием это можно отнести к Филиппову, человеку высокого роста, с выразительным, "лошадиным" лицом, сочетавшему в своей игре яркий, комедийный гротеск с живой, выразительной мимикой, необыкновенной пластичностью и неповторимым, надтреснутым голосом.
Практически ни одна его роль не оставалась не замеченной публикой, которую как магнит притягивало обаяние исполнителя, в каком бы образе он не появлялся на экране. Даже внешняя угрюмость черт не могла скрыть от зоркого зрительского глаза блестящее чувство юмора актера, которое окрашивало практически любые его образы.
Его злодеи не страшили, а смешили.
Причем Филиппов никогда специально не комиковал. Тем не менее он иной раз доводил зрителей до истерического смеха. Не случайно известный советский кинорежиссер Сергей Юткевич назвал Филиппова великолепным буффоном.
При этом актеру были свойственны не только яркая индивидуальность, но и отсутствие подражания кому-либо из коллег, в том числе и именитым. Зритель узнавал его даже в самом маленькой, проходной роли, благо Сергей Николаевич был одним из самых востребованных актеров своего времени, снявшись в более чем 100 фильмах.
Синтетический актер

Он обратил на себя внимание аудитории с самой первой роли - белофинна из картины 1937 года "За советскую Родину", несмотря на то что даже не был упомянут в титрах.
В большинстве фильмов Филиппов играл отрицательных персонажей - саботажников, вражеских солдат, спекулянтов, жуликов и даже палачей (как, например, в сказке Александра Роу "Кощей Бессмертный"). На вопрос, почему он играет в основном злодеев, отшучивался: "Посмотрите на мое лицо. Разве с таким лицом можно сыграть председателя партийной организации?"

На самом же деле положительные, правильные образы были неинтересны этому одаренному актеру. Ему вообще была ближе не столько система Станиславского, с ее бесконечными репетициями и постепенным погружением в подлинные переживания исполнителя драматической роли, сколько мейерхольдовская синтетичность спектакля, где актер должен играть условно обобщенные образы, умея импровизировать в ходе представления, и при этом быть человеком разносторонним. То есть уметь петь, хорошо двигаться на сцене.
Кроме Филиппова, пожалуй, лишь один отечественный комедийный артист был столь же одарен - Сергей Мартинсон, который превосходно пел, танцевал и был блестящим эксцентриком и мастером буффонады и гротеска. Однако, в отличие от Мартинсона, чьи интеллигентные родители обожали театр и с детства прививали сыну любовь к драме, опере и балету, Филиппов, родившийся в рабочей семье слесаря и портнихи, во многом был самородком.
Его в прямом смысле слова вывели в люди... ноги.
В конце голодных 20-х годов в родном Саратове рабочих мест для молодого парня не нашлось. Тогда он, обожавший танцевать, двинулся на покорение столиц. Счастье улыбнулось ему в Ленинграде, где он окончил эстрадно-цирковой техникум, преподаватели которого прочили выпускнику большое будущее в хореографии.
Однако судьба в лице руководителя Ленинградского театра комедии Николая Акимова задала молодому актеру другое направление творчества. Филиппов 30 лет работал в этом театре (с 1935-го по 1965 год), считая Акимова своим основным учителем.
"Он научил меня работать над ролью, привил хороший вкус, развил во мне понимание природы комического и умение профессионально пользоваться ее выразительными средствами", - вспоминал позднее актер.
Вместе с Акимовым, собравшим в стенах Ленинградского театра комедии лучших ленинградских актеров, Филиппов играл и классику, и современные пьесы. И каждый раз это было смешно и талантливо.
Нервный и жесткий

Филиппов не любил долгих репетиций, практически сразу схватывая рисунок той или иной роли. Его легковозбудимой и нервной натуре, они были скорее противопоказаны. Он, как и многие комедийные актеры, был человеком нелегкого, замкнутого характера, любил книги, поэзию, классическую музыку, но порою очень жестко реагировал на поведение коллег или публики.
В частности, в театральных кругах давно стала крылатой его фраза, брошенная одному из молодых коллег: "Не по таланту пьешь!"

Обладавший большим внутренним достоинством, он категорически не терпел панибратства со стороны поклонников, которые зачастую отождествляли героев Филиппова с ним самим. Мог даже полезть в драку. Или, напротив, так жестко разыграть нахала, набивающегося в друзья, что у того было только одно желание - побыстрее унести ноги.
Тенденция усиливалась параллельно росту популярности актера, который стал широко узнаваем с середины 50-х годов, после выхода на экраны комедийного фильма "Укротительница тигров".
Роль наглого и самовлюбленного дрессировщика Казимира Алмазова получилась столь яркой, что Филиппов стал навсегда любимцем публики, страстную любовь которой он, глубокий интроверт, с трудом переносил.
Следующие его кинороли продемонстрировали зрителям палитру возможностей актера. Он предстал в роли Фабиана, слуги из комедии "Двенадцатая ночь", поставленной по одноименной пьесе Шекспира, эксцентричного лектора из "Карнавальной ночи", романтичного паромщика Федорова в лирической комедии "Медовый месяц", лесника из картины "Осторожно, бабушка!" и в других фильмах, как правило, юмористического характера. Немного особняком стоит образ смешного Лесничего в музыкальном фильме-оперетте "Летучая мышь", где Филиппов совершенно не потерялся на фоне блестящего актерского ансамбля...
Однако подавляющее большинство режиссеров, охотно приглашавших его в свои фильмы, крупных ролей ему не предлагали. Не было подходящего материала, ведь внешне Филиппов был совсем не похож на того положительного советского человека, образ которого хотели видеть в кино партия и правительство.
Подарок судьбы

Тем большей удачей для актера и для нас, зрителей, обернулось приглашение одного из лучших советских комедиографов Леонида Гайдая на роль Ипполита Матвеевича Воробьянинова в своем фильме "12 стульев".
Любопытно отметить, что Анатолий Папанов, позднее сыгравший эту роль в 4-серийном телесериале Марка Захарова "Двенадцать стульев", не прошел пробы у Гайдая. Кроме того, сыграть предводителя уездного дворянства очень хотел Ростислав Плятт, однако именно Филиппов показался Гайдаю лучшим исполнителем роли. Как показало время, он не ошибся.
Эта блистательная работа не только вошла в золотой фонд отечественного кинематографа, но и лет на 20 продлила Сергею Николаевичу жизнь.
Уволенный к тому времени из театра за злоупотребление горячительными напитками и страдавший жестокими головными болями из-за опухоли мозга, он буквально вцепился в роль, посчитав ее подарком судьбы.
За время съемок он не выпил ни грамма, а после их окончания ему сделали операцию (удаленная опухоль оказалась доброкачественной), и он озвучил своего героя.
"Роман с Гайдаем" развивался и дальше, подарив нам встречи с любимым актером в таких фильмах, как "Иван Васильевич меняет профессию", "Не может быть", "Инкогнито из Петербурга", "За спичками", "Спортлото-82", "Опасно для жизни", "Частный детектив, или Операция "Кооперация".
Как вспоминала о Филиппове вдова Гайдая, актриса Нина Гребешкова, "он был гениальным актером. Играл всем, чем только можно, - глазами, бровями, носом. На одном только крупном плане он мог довести зрителей до истерического смеха".
"Частный детектив" стал последней картиной Филиппова, который умер на следующий год после смерти жены, не перенеся потерю...

Сергей Варшавчик
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » о тех, кого помним и знаем, и любим... » о тех, кого помним и знаем, и любим...
Страница 5 из 19«12345671819»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz