Город в северной Молдове

Суббота, 19.08.2017, 02:40Hello Гость | RSS
Главная | о тех, кого помним и знаем, и любим... - Страница 6 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 20«12456781920»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » о тех, кого помним и знаем, и любим... » о тех, кого помним и знаем, и любим...
о тех, кого помним и знаем, и любим...
shutnikДата: Четверг, 28.06.2012, 11:07 | Сообщение # 76
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 394
Статус: Offline
Александр Панкратов-Черный: «Снимаюсь ради денег, иначе - зубы на полку»
Сегодня у народного артиста день рождения


Актер для зрителя в первую очередь персонаж комедийный. В жизни же он полная противоположность экранному образу, и мысли о современном российском кино у Александра Васильевича совсем невеселые.

«Сценарии сериалов пишут рабы»

- Вы сейчас много ездите по стране, участвуете в антрепризах. Изменили кино?
- Я 40 лет не выходил на сцену. Но Нина Усатова меня уговорила вернуться в театр, и теперь мы играем в антрепризных постановках с большим удовольствием.
- Неужели в отечественном кинематографе все так печально?
- Появилась талантливая молодежь, есть интересные ребята. Но им трудно, потому что кинематограф стал сейчас бизнесом, коммерческой структурой. Мы без работы сидели, потому что нам цензура запрещала, а сейчас, чтобы реализовать себя, нужно найти деньги. В этом проблема.
- У вас желание есть вернуться в кино? Есть предложения или пошли на принцип?
- Я в последнее время ни от чего не отказываюсь. Дают - работаю. Я по нескольку лет сидел без работы в советское время, меня запрещалось снимать. А сейчас откажешься, а на что жить?
У меня сестра в Сибири, у нее дети, а муж-шахтер погиб. У меня сын учится, тоже платить надо. Значит, сиди без работы, зубы на полку. Это меня не устраивает. Другое дело, что, согласившись участвовать в проекте, я ругаюсь с режиссерами, с продюсерами. Предлагаю свои варианты, тем более что я и актер, и режиссер, и продюсером был на многих картинах. Ищем компромисс - не хочется позориться в дешевом сериале ради денег.
- Приходится выбирать лучшее из худшего?
- Сценариев у меня куча лежит в квартире, кипы. Бывают сценарии, когда известный драматург нанимает рабов и они лепят сериалы. Читаешь - одна серия не похожа на другую. Встречаешься с этим драматургом, говоришь: ну как же не стыдно, голубчик, я же тебя знаю столько лет. Это ужасно...

«Счастье - не попасть в ад»

- Вспомните вашу самую любимую работу, которой вы гордитесь.
- Я горжусь всеми работами, которые были у меня с Кареном Шахназаровым, Владимиром Наумовым. За этими ролями есть философия, есть характеры. У Ивана Соловова был «Караван смерти» и «Горячая точка» о пограничниках, где я сыграл, я считаю, очень трагические роли. «Палата № 6» у Карена Шахназарова, одна из последних моих работ.
Но я люблю и душевные фильмы, где нет философского подтекста, но есть человеческая история, например, «Где находится нофелет». Мы с Герой Бежановым там и ругались, и ссорились. Он говорит: «Саша, поверь мне, картина выйдет на экран, тебя каждый прохожий будет останавливать на улицах и спрашивать, где находится нофелет». Он оказался прав.
- Вы приехали из глубинки и осуществили мечту миллионов, покорили Москву. Все задуманное сбылось?
- Не совсем. Я хотел заняться живописью. У меня не получилось - не было денег на краски. Мы очень бедно жили. Во ВГИКе, когда учился, мыл машины в 7-м таксопарке. Даже с великой Зоей Федоровой снимался в каком-то пожарном рекламном ролике. Тележку катал операторскую. Так что жизнь - жестянка, по ней бьешь, она звенит.
- Александр Васильевич, что для вас счастье?
- Не попасть в ад. Но ждут ли меня в раю, этого я предсказать не могу.
Главное, не обидеть никого, кто рядом. Потому что, я знаю, есть истина.
Юлия ХОЖАТЕЛЕВА


биографическая справка:
Самый веселый актер кино и телевидения, будущий режиссер, продюсер и просто веселый человек, явился миру в 1949 году, летом, в Алтайском крае. Его семья переживала тогда не лучшие времена, сильно бедствовала, брат Александра и его сестра умерли во времена голода.
Александр с самого раннего детства привык не сдаваться и, окончив семь лет школы, подался в театральное училище города Горького.
В 1969 году Александр Панкратов-Черный успешно заканчивает факультет по актерскому мастерству, после которого несколько лет работает драматическом театре города Пензы, в качестве актера.
Настал момент, когда Панкратов решил проявить себя как режиссер и поступил на факультет режиссуры ВГИКа. Именно тогда, в мастерских Ефима Дзигана, в фамилии Александра появляется приставка «Черный».
Первая роль в ленте «Сибириада» — и первая известность и слава. Картину снимал Михалков-Кончаловский.
В восьмидесятых снимаются картины «Зимний вечер в Гаграх», «Мы из джаза», с которыми актер получает небывалую известность и узнаваемость. Весь Союз уже отлично знает Панкратова-Черного.
За последние двадцать лет он снимался в шести десятках фильмов и на многих проектах телевидения.
Дебют его режиссерской карьеры пришелся на 1979 год, когда вышел фильм «Взрослый сын». Позже свет увидел другие работы Панкратова-Черного: «Салон красоты», «Похождения графа Невзорова», «Система Ниппель».
Интересов и талантов у Панкратова-Черного достаточно, однако не все они связаны с кино. Панкратов отлично умеет петь и прекрасно играет на музыкальных инструментах...
Сейчас Панкратов-Черный живет со своей второй супругой Юлией Монаховой, которая является для актера помощником и соратником. От первого брака актер имеет дочь Светлану, а от второго у него растет сын Владимир.

 
papyuraДата: Понедельник, 02.07.2012, 15:18 | Сообщение # 77
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1039
Статус: Offline
а какие стихи у него!..

во всём талантлив Александр.
 
ПинечкаДата: Пятница, 06.07.2012, 10:22 | Сообщение # 78
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Сегодня день рождения великой певицы.
ПОЗДРАВЛЯЕМ, Тамара Ильинична!


из интервью газете "Труд":
...- Как-то мало пишут о ваших родителях - кто они?
- Рассказать могу только про маму, так как отца я не знала. У мамы был красивый голос, в молодости она даже пела в церковном хоре. Но образования не получила: была старшей среди детей, после нее в семье родилось еще четверо ребят. Мама зарабатывала как могла, ни от какой работы не отказывалась - надо было меня кормить. И, как видите, неплохо кормила - девушка выросла упитанная. (Смеется.)
Конечно, маме помогали - ее родная сестра, моя тетя. Да и просто добрые люди поддерживали. Тогда уклад жизни был другой - можно сказать, меня растили всем двором. Мы жили у Сретенки, в самом центре старой Москвы. Для меня мир кончался Колхозной площадью, нынешней Сухаревской, но обычно меня туда не пускали - это казалось запредельно далеко от дома.
- В школе за вами, наверное, мальчики табуном ходили: красавица, певунья...
- Да какая красавица... Мальчишки со мной дружили, это правда. Именно дружили, рассказывали о своих сердечных тайнах, о чувствах к другим девочкам. Уж не знаю, чем я так привлекала к себе. Наверное, тем, что умела хорошо слушать. А может, нравилось, как я пою.
- Известно, какую высокую оценку дала вам Мария Каллас на конкурсе имени Чайковского в 1970 году. Вы с ней общались?
- Совсем немножко. Мы после конкурса пришли проводить ее, фотографировались на память. Но до этого, еще на гала-концерте победителей, я почувствовала, что она мне симпатизирует. Когда я пела "Сегидилью" из "Кармен", то своими глазами видела, как она, сидя в зале, вместе со мной беззвучно артикулировала. Никогда не забуду.
- А свой первый спектакль в Большом театре помните?
- Еще бы! Это было в 64-м, еще до всяких конкурсов, я только-только окончила училище при консерватории. Дали мне маленькую партию крестьянки в "Свадьбе Фигаро", я там пела в дуэте с Кларой Кадинской. Позвала на свой дебют маму. Потом спрашиваю ее: ну как? Думала, она сейчас скажет: как хорошо у тебя звучал голос, как славно ты выглядела... А она вместо этого говорит: знаешь, я тебя не узнала...
- Вы так много путешествовали... А в какой стране мира хотели бы жить, если не в России?
- Так даже вопрос не ставится. Только в России. Недавно побывала в Париже, мысленно попрощалась как певица с моими местами: театром "Гранд-опера", залом "Плейель", где когда-то пела, гостиницей, где жила во время гастролей... И подумала: как же я обожаю этот город. Но вернулась в Москву и в который раз почувствовала: дом - только здесь..
Когда вы выходили за Муслима замуж, понимали, на что идете? Ведь в Муслима Магомаева была влюблена как минимум половина женского населения СССР.
- В тот момент, когда влюбилась, не понимала. Очень удивилась словам певицы Ирины Ивановны Масленниковой, сказанным, когда она и ее супруг режиссер Борис Александрович Покровский пришли к нам с Муслимом в гости: "Тамарочка, вас ждет тяжелая жизнь - серная кислота в лицо и все такое..." Конечно, это было сказано отчасти в шутку. И серной кислотой в меня, слава богу, не плескали, зато прочих проявлений ревности со стороны по-клонниц довелось повидать. Не хочу сейчас об этом говорить. Я понимаю, что у такого артиста должны быть поклонницы, и я их никогда не разгоняла. Может, поэтому все-таки обошлось без кислоты. (Смеется.)
Когда раздавались нежданные звонки в дверь, я открывала, забирала у восторженных дам огромные букеты и извинялась за то, что Муслим не может их принять лично. Все обходилось мирно.
- Как вас приняла азербайджанская родня Муслима Магометовича?
- Какая родня? Его отец погиб за несколько дней до Победы. У мамы уже была другая семья...
Родней для нас стал Гейдар Алиевич Алиев, глава Азербайджанской Республики, уникальный, мощный, гениальный человек. Он и его потрясающая супруга Зарифа Азизовна, их дети Севиль и Ильхам, нынешний президент Азербайджана, приняли меня как родную.
- Чему вы за долгие годы брака научились у Муслима Магометовича?
- Упорству, терпению, сдержанности.
- Муслим Магомаев - и сдержанность?..
- Я имею в виду упорство в работе, серьезный подход к музыке, ко всему, что он делал... А по жизни - конечно, горяч. Какие там у нас ураганы самые знаменитые - Катрин, Рита, Эндрю? Вот все их соедините - и получите Муслима в гневе. Шучу, конечно - это всегда ненадолго, минуты на две, и без пострадавших.
- А он у вас чему научился?
- Трудно сказать. Ну, помягче стал, помягче.
- Говорят, он потрясающе разбирался в технике.
- В отличие от меня. Мгновенно освоил компьютер, создал свой сайт.
- Да, когда в интернете запрашиваешь информацию об Элвисе Пресли, то одной из первых появляется ссылка на сайт Муслима Магомаева - там большой раздел посвящен его любимому певцу.
- И не только ему. Там много о Фрэнке Синатре, Тито Гоби, Джузеппе ди Стефано, Карузо, Каллас... Он же и книги о них писал. Готовя книгу о Марио Ланца, за свои деньги ездил на месяц в Америку, подружился с дочерью Ланца Элисой и ее мужем. Когда он там запел, они были поражены, насколько его манера исполнения похожа на манеру Ланца. Хотя у того был тенор, а у Муслима - баритон, но очень богатый, в нем и теноровые, и басовые краски.
- Ваши таланты столь же разнообразны, как таланты Муслима? Как, например, обстоит дело с кулинарными способностями?
- Практически отсутствуют. Хотя сейчас я иногда занимаюсь этим, так сказать, совершенствую мастерство. Муслим мне говорил: что ж ты столько лет молчала, да у тебя, оказывается, способности...
- Вы следите за сегодняшним шоу-бизнесом?
- Нет. Какой смысл следить за творчеством певца, который открывает рот под фонограмму?
- Но на "Евровидении" поют вживую...
- Все равно - этот дым на сцене, мелькающий свет, полуголые танцовщицы... Невозможно сосредоточиться на самом голосе певца.
- Сами-то вы когда пели, казалось, благороднее и красивее звука представить себе невозможно.
- Спасибо. Хотя у меня бывали проблемы со здоровьем - я, как говорится, "дама с каменьями", приходилось даже операции по этому поводу делать. А после них не то что петь, дышать становилось трудно. Но об этом мало кто знал, судачили на мой счет: она ленится петь... Мне Лена Образцова, моя подруга, недавно сказала: ну чего говорить, Синюля, мне бы твой голос - весь мир бы у меня в ногах валялся... Я смеюсь: согласитесь, услышать такое от Образцовой чего-то да стоит...
и ещё немного...
Немало женских сердец было разбито, когда красавец Муслим Магомаев женился на красавице-примадонне Большого театра Тамаре Синявской. 35 лет на концертной сцене и в жизни они были вместе.
Тамара Ильинична Синявская до сих пор не может придти в себя после смерти любимого супруга Муслима Магомаева. И всякий раз, когда она слышит его голос, на глаза наворачиваются слезы…
Смерть всегда неожиданна. Даже если человек долго болеет или находится в преклонных годах. Но она вдвойне трагична, когда уходит человек, который был не просто кумиром нескольких поколений, а настоящим другом на протяжении 35 лет.


В последнее время они были неразлучны - избегали тусовок, посещая только хорошие музыкальные вечера с серьезной публикой. Это был замечательный семейный дуэт, в котором голос каждого звучал также ярко и неповторимо, как и на сцене. Даже когда Муслим Магометович был серьезно болен, Тамара Ильинична верила: ее супруг сможет победить недуг, как он побеждал все жизненные невзгоды.
Первое знакомство
Они познакомились в Баку в 1972 году, на декаде русского искусства в Азербайджане, где артистка Большого театра Тамара Ильинична была гостьей. Хотя певица не хотела приезжать в Баку.
Тамара Синявская: "Я безумно не хотела ехать. Но мне сказали, что "надо укрепить бригаду" в Баку. "Я заболела", - отнекивалась я. "Да вы там отогреетесь", - был ответ. Приехала - тепло, фрукты на каждом углу, лук в связках, горы арбузов, дынь, огромные гранаты - тогда это для нас было в диковинку. Так красиво! Я просто влюбилась в город, филармонию, носящей имя великого азербайджанского композитора Муслима Магомаева, деда Муслима, нас подвели друг к другу Роберт Рождественский с супругой.
Он мне протянул руку и очень застенчиво так, потупив взор, сказал: "Муслим". Она улыбну­лась: "И вы еще представляетесь? Вас ведь знает весь Союз".
Муслим Магомаев: " А через несколько дней глава государства Гейдар Алиев распорядился нагрузить яствами паром, курсировавший между Баку и Нефтяны­ми Камнями. Ему хотелось показать гостям этот чудо-го­род на сваях, с домами, магазинами, кинотеатрами.. Когда паром уже отчалил, Гейдар Алиевич своим зор­ким взглядом обнаружил мое отсутствие. Помощники развели руками: "Магомаев почему-то не пришел... И со­листки Большого театра Тамары Синявской почему-то нет...". И этот красавец паром, и наши экзотические Нефтя­ные Камни тогда были нам ни к чему. Нам с Тамарой хо­телось не шумного общества, а уединения: хотелось пого­ворить, приглядеться друг к другу".
И с тех пор они практически не разлучались. Расстались только на год, когда Тамара уехала в Италию на стажировку, а вернувшись, в 1974 году вышла за него замуж. Хотя, по словам Муслима Магомаева знакомство произошло значительно раньше…по телевизору.
Муслим Магомаев: " Летом я был у моего друга Ивана Семеновича Козловского в Баку. Мы хорошо отдыхали. Смотрели конкурс им. Чайковского. И вот на сцену выходит Тамара. Выглядела она совсем как девочка, которой, может быть, я и не заинтересовался. Она начала петь, и я от изумления даже рот открыл. Помню, я сказал: "Вот это меццо-сопрано! Настоящее!". Она потрясла меня своим искусством!".
От развода до московской свадьбы
Однако во время их знакомства, Тамара была замужем и с мужем были прекрасные отношения…
Т. С. "Муслим - порядочный человек, и для него мой брак был серьезным препятствием. И мне, конечно, приходилось вести себя так, чтобы не обидеть ни того ни другого. Очень мучилась, конечно. У меня с мужем были прекрасные отношения. Но тут… "Любовь нечаянно нагрянет!" Наверное, встреча наша была предначертана".
М.М.:"Романтика ухаживания продолжалась, а вопросы оста­вались: что с нами будет и как? Мы всё не решались сде­лать необходимый шаг. Первый шаг сделала Тамара - она развелась с мужем. А другой шаг...Сидели мы как-то в моем номере в гостинице "Рос­сия". Зашел "на огонек" наш друг, знаменитый худож­ник Таир Салахов. Накрыли стол, начался обычный в таких случаях разговор... И вдруг Таир сказал нам реши­тельно: - Ну что вы ходите-бродите, время тянете? Чего еще испытывать?.. Давайте-ка ваши паспорта. У меня в Союзе художников помощник есть шустрый, он все устроит. - Гипноз Таира был таков, что мы подчинились, молча пе­реглянулись и отдали ему наши паспорта… Это, наверное, судьба. После первой своей женитьбы я боялся скреплять свои отношения с женщинами. А вот в этот раз, не знаю почему, но что-то, видимо, меня толкнуло на этот шаг".
До женитьбы они почти каждый день разговари­вали по телефону. Позже они узнали, что их разговоры с удовольствием слушали телефонистки. Муслим дарил Тамаре огромное количество подарков и цветов, вместе посещали банкеты.
Т.С.: "Был случай, когда Муслим, возвращаясь с какой-то поездки, завернул ко мне на гастроли в Казань. Я пела Любашу в "Царской невесте", и в антракте, когда я вышла на поклон, мне поднесли огромный букет - меня за ним не было видно. Там было сто пятьдесят четыре гвоздики! Представляете, что это за букет? Весь зал ахнул. И, конечно, когда он появился в ложе, зрителям было не до оперы. Весь зал шумел...
Когда я, например, своим подругам рассказывала, что Муслим мне присылал цветы в Италию, они сидели и плакали. Потому что у нас, в лучшем случае, дарят цветы до женитьбы, а после, ну если кто, так сказать, хорошо воспитан, из интеллигентных семей, может быть, к празднику 8 марта. А так просто принести цветы для жены - это довольно редкое явление. А ведь это праздник, когда чуть-чуть, на сантиметр, но ты поднимаешься над землей. И вроде у тебя сегодня что-то необычное. Это очень хорошо не только для женщины, это очень хорошо для мужчины. Мужчина еще больше становится мужчиной, когда он дарит цветы женщине. Муслим до сих пор дарит мне цветы".
Они расписались 23 ноября 1974-го года. Свадьбу решили "тайно" отпраздновать в московском ресторане "Баку", но не получилось. 100 человек сидело в зале, за столом, а более 300 поклонников толпилось за окнами. В зал они, естественно, не могли попасть, поскольку он был закрыт для других посетителей. Люди стояли на морозе и ждали, когда Муслим начнет петь. Он попросил открыть большие окна и пел им 40 минут через открытые окна, а потом два месяца ходил с бронхитом. А затем было десятидневное свадебное путешествие, оно прошло в Баку, где Гейдар Алиевич устроил им свадьбу в узком кругу у себя на даче
Т. С.: "Я коренная москвичка, но меня приняли в Азербайджане, как гялин. Гялин - это невестка всего Азербайджана. Поскольку Муслим - сын всего Азербайджана, поэтому я - гялин"...
Свадебный поезд Гейдара Алиева для Муслима Магомаева
Из книги Муслима Магомаева "Любовь моя - мелодия"
"Когда Гейдара Алиева перевели в Москву, среди его много­численных обязанностей как первого заместителя Предсе­дателя Совета Министров СССР было и курирование культуры...
Еще в пору моей холостяцкой жизни Гейдар Алиевич часто говорил мне: "Тебе давно пора жениться! Ведешь себя плохо". Дело в том, что в Москве, где у меня не было своего жилья, я сначала обитал в гостинице "Россия". Стоило это достаточно дорого, и тогда дядя Джамал предложил мне: "Перебирайся в гостиницу постпредства. Здесь тебе будет подешевле".
Действительно, оказалось подешевле, но зато я был, по сути дела, под надзором. Алиеву, минуя дядю Джамала, докладывали о моем пове­дении: кто, когда ко мне приходит, с кем я вожу дружбу, сколько мы выпили, до какого часа засиделись, когда мои гости разошлись... Сообщали о том, что мальчик гу­сарит, погуливает... Потому Гейдар Алиевич и уговаривал меня жениться.
И вот пришло время сказать ему: "Гейдар Алиевич, женюсь!" Он обещал принять нас с Тамарой, поздра­вить. Жили мы с ней тогда в гостинице постпредства. Собрались с друзьями у нас за столом, но ждали при­глашения к Гейдару Алиевичу. Наступил вечер, а его все не было. Я знал, что на следующий день Алиев должен был уезжать, и решил, что для встречи с нами у него просто не хватило времени. Потому мы позволили себе погулять до четырех утра. Мой помощник, администра­тор нашего оркестра Феликс в пять утра принес хаш, и мы стали его есть, чтобы обрести новые силы. Вдруг ча­сов в девять раздался звонок. Слышу строгий голос дяди Джамала:
-Подготовься, Гейдар Алиевич ждет вас с Тамарой в своем кабинете... Днем он уезжает.
-Дядя, я сейчас не очень готов. То есть я, конечно, готов...
Дядя Джамал сразу все понял, но одернул меня, при­казал немедленно принять душ, пожевать чаю, чтобы от­бить запах чеснока, лука и прочих приправ, и выглядеть "как огурчик".
Естественно, я смог исполнить только первые два ука­зания строгого дяди. Что же касается огурчика, то... В лучшем случае я был похож на маринованный...
Пришли мы в здание постпредства. Тамара осталась в приемной, а я по возможности бодро пошел первым в кабинет к Алиеву. Он посмотрел на меня с удивлением:
-Что это у тебя с лицом?
-Я, Гейдар Алиевич, жену к хашу приучал...
-Ну что ж... Поздравляю вас от всего сердца. А посидеть, если хотите, можем в поезде - прокатитесь со мной до Тулы. Тогда уж и тосты будут, и "горько". А во­дитель за вами поедет туда...
Проехались мы тогда с ветерком. Это был настоящий свадебный поезд: хороший стол, необычная, но очень милая обстановка... Так с легкой руки Гейдара Алиевича мы с Тамарой и мчимся по жизни на своем поезде вот уже четверть века..."
Кто в доме хозяин или особенности семейной жизни
Муслим Магомаев был главным в семье, потому что считал, что женщина все равно существо слабое.
М. М.: "В семейной жизни есть очень хороший момент, он заключен в том, что человек узнает истинную цену тем людям, которые были рядом. И остаются рядом только самые, самые, самые.
Если женщина - глава семьи и командует в доме, мне сразу кажется, что мужчина должен быть какой-то шибздик, маленький, щупленький, в очках, который выносит ведра с мусором, стирает..."
Т. С.: А женщина - как на скульптуре Мухиной.
М. М.: Конечно, мужчина должен уметь все делать - на всякий случай, если надо жене помочь в чем-то. Но быть под каблуком - это, знаете...
Т. С.: Надо, чтобы жена, не дай Бог, не стала товарищем. Уж лучше госпожой. Потому что это обращение сохраняет какую-то дистанцию. А когда "товарищ", то ты можешь свою жену, как собутыльника, хлопнуть по плечу - не надо так. Вообще мы с Муслимом очень долго были на "вы". И я старалась это сохранить, потому что такое обращение устанавливает какую-то дистанцию, свидетельствует об уважении друг к другу. А женщинам, я считаю, надо избавиться от повелительных интонаций в голосе, тогда муж будет делать все…Единственное, что не может Муслим делать однозначно и стопроцентно, - это мыть посуду. Но зато он очень вкусно готовит, но только под настроение. Однажды мороженое сделал из фанты. Очень необычное получилось угощение, гостям понравилось
Секрет любви Муслима и Тамары
Никто до сих пор не вывел настоящую "формулу любви", а истории неблагополучных браков, полных скандалов и разрывов, встречаются на страницах прессы гораздо чаще, чем истории браков счастливых. И может быть, дело не в том, что о скандалах и разводах читать интереснее, а в том, что почти невозможно раскрыть тайну идеального союза…
Тамара Ильинична ласково называла супруга то Кутиком, то Мусиком, то Тяпой. Муслиму даже становилось неловко, когда Тамара иногда обращалась к нему так в общественных местах. Хотя самой нравилось, чтобы Муслим обращался к ней исключительно по имени. Но все же, как в семье обойтись без разногласий? В первое время после женитьбы они часто ссорились, иногда доходило до развода. И в таком случае, Муслим Магомаев, как ни странно, уступал.
Т. С.: "И он меня этим, собственно, и покорил. Потому что вообще в принципе должна уступать женщина, потому что она мудрее. Вы обратили внимание, что больше всего ссор происходит именно в семье, между самыми любящими, родными и близкими людьми? Если помудреть пораньше, у нас бы многого плохого могло не произойти с Муслимом... Я считаю, что это была моя вина. Потому что это сейчас я немножко поумнела, помудрела. А он всегда поступал очень мудро, просто я этого не замечала".
М. М.: "Я не скандалил, сидел у себя в квартире, успокаивался или же просто брал билет и уезжал в Баку. Я думаю, что секрет в том, что браки заключаются на небесах. Потому что иначе мы могли бы давно развестись и разойтись в разные стороны, но что-то все время удерживает и создает равновесие. Мне трудно сформулировать, что такое любовь, но вот если с Тамарой что-нибудь случается или она заболевает, я места себе не нахожу. Она просто неотъемлемая часть меня. Если она нездорова, то, значит, и я нездоров. А вообще-то у меня характер не из легких. Вообще дипломатия между мужем и женой должна быть. Дипломатия, может быть, не очень подходящее сюда слово, но в какой-то степени надо уметь уступать. Трудно, я понимаю. А для меня, восточного человека, особенно трудно было. Еще повезло, что у меня характер вспыльчивый, но отходчивый".
Т. С.: " Пройдя уже какой-то определенный и очень даже большой отрезок жизненного пути вместе с Муслимом, я понимаю, что мне до сих пор с ним интересно. Он человек непредсказуемый. Муслим сейчас раскрывается совершенно по-новому. Это не тот Муслим, которого и я знала, и знала вся страна. Это абсолютно другой человек… Слава Богу, что у него непростой характер. У талантливых людей и не бывает все гладко. Но самое главное, он не злопамятный, очень быстро отходит, очень добрый, скромный человек… Нас больше объединяют общие интересы и во многом похожее отношение к жизни, к людям. В каких-то вопросах мы расходимся, но на многое, самое глубинное, смотрим одинаково.
М.М.: Да мало ли мужчин, которые по гроб жизни любили своих жен и при этом не могли объяснить, за что. Вопрос "За что?", мне кажется, вообще из другой оперы, не про любовь. Да, прекрасная певица, прекрасная женщина! Но все это другое дело. Иногда бывают ссоры. Хотя даже ссорами их не назвать. Скорее размолвки. Я вообще не понимаю семьи, в которых все очень благополучно. Тишь да гладь. По-моему, это уже какое-то равнодушие. Между людьми, которые живут под одной крышей, смотрят вперед, должны быть и споры, и ссоры - все, что сопровождает совместный путь.
Романтика на даче
Семейная пара часто жила на даче в Подмосковье, но Муслим не любил там отдыхать, потому что его тянуло в Москву, к любимому компьютеру и интернету, за которым он и отдыхал по - настоящему. А на даче Муслим любил писать музыку, делать аранжировки и рисовать картины. Среди его художественных произведений портреты Людвига Ван Бетховена, Петра Чайковского, Сергея Рахманинова, Джузеппе Верди.
Талантливый человек талантлив во всем. В этом очередной раз убеждаешься, когда смотришь на живописные работы. Помимо художественных полотен, создавал скульптуры и работал в графике. А в это время Тамара аккомпониировала ему на рояле. Хотя со временем, отдых на даче ему все же стал по душе, тем более что он купил себе ноутбук.
М.М.: " Я люблю на даче сидеть на балконе, дышать воздухом, бродить по лесу. Тамара радуется, что есть своя зелень к столу, а мне кажется, лучше на рынке все купить. Видимо, я очень городской человек. У нас довольно скромный дом - одноэтажный, но широкий. Загородная такая тишина, покой, цветочки, как будто ты уже умер. (Смеется.)
На самом деле летом в жару люблю сюда приезжать, в бассейне поплавать. Я человек не пассивного отдыха и никогда в жизни не был в санаториях.
С Тамарой мы всегда отдыхали в Баку, на берегу моря. Гейдар Алиев предоставлял нам один домик среди правительственных дач. Купались, ели шашлычок под водочку, поправлялись на несколько килограммов, а потом возвращались в Москву и худели".
Муслим Магометович всегда был готов оторваться от ноутбука, чтобы полюбоваться садом. Это их с Тамарой Ильиничной самая настоящая гордость - зелёный мир, где поместился и кусочек настоящего леса с грибами, и альпийская горка с фонтаном, и газоны, и пруд, и маленький огород, на котором растут огурцы, морковь, кабачки. А ещё - великолепный сад с 30 видами деревьев и кустарников - от яблони и боярышника до экзотического манчжурского ореха. К одной из елей специально подвели электричество, чтобы зажигать огни на Новый год. Самое же необычное растение в их чудо-саду даже названия не имеет. Однажды Магомаев нашёл на дороге непонятную веточку с листочком, на авось воткнул в землю на участке. И выросло огромное дерево, перед которым разводят руками опытные садоводы, а потому именуется оно неопознанным объектом.
Но всё же самые любимые деревья - те, о которых сложены песни: клён, рябина, берёза, каштан. А в холодные осенние вечера хозяева дачи любят посидеть у камина, где, как говорил Муслим Магометович, "никто не мешает нам размышлять, думать о будущем или вспоминать прошлое".

ДОСЬЕ
Тамара Синявская родилась в Москве. Окончила в 1964 году Музыкальное училище при Московской консерватории, в 1970-м - ГИТИС. Тогда же, на пару с Еленой Образцовой, завоевала первую премию на конкурсе имени Чайковского. Народная артистка СССР (1982). Пела в Большом театре с 1964 по 2002 год. До сих пор имеет договор с ГАБТом, где в любой момент может принять участие в спектакле "Царская невеста"...

 
МарципанчикДата: Воскресенье, 08.07.2012, 21:15 | Сообщение # 79
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 356
Статус: Offline


Ни одной морщинки, лучистые глаза, энергия через край, яркие наряды — так хорошо выглядеть просто неприлично. Кто-то скажет — от лёгкой жизни всё, ведь в лотерее под названием «жизнь» ей выпал счастливый билет. Девочка из Махачкалы с наскока покорила столицу. Престижный ВГИК, Герасимов, «Тихий Дон», любовь миллионов... Да и за успех не пришлось платить «кровью» — за всю жизнь один муж, двое красавцев-сыновей.Казалось бы, живи и радуйся.
Но именно теперь Зинаиде Кириенко стало по-настоящему страшно
Зинаида Михайловна, чем заняты сейчас? Какие дела покоя не дают?
— Ну, какие — самые разнообразные. То фестивали, то концерты выездные.
Отчего же дома не сидится?..
— А по мне можно сказать, что надо уже отдыхать? У каждого свой биологический возраст, и это не химеры, это правда. Пока ещё бегаю — значит, надо бегать. Очень трудно человеку, который всё время работал, вдруг в один миг изменить свою жизнь. Не все могут переключиться на дачи, на домосидение, не все могут начать вязать.
А вы по своему характеру смогли бы?
— Сидеть на даче, цветочки поливать? Ой, нет! Не представляю даже. Я вот 10 дней в Шарм-Эль-Шейхе была — уже мне отдых этот надоел. Всё-таки, хорошего понемножку. Да я и в течение всей жизни, по-моему, только три раза ездила отдыхать.
Есть люди, которые отдыхать не умеют...
— Вот я одна из них. Для меня отдых — это просидеть, пробродить по квартире. В ночной рубашке одной, накинув халатик. Вот это отдых.
И снова в бой!
— Слава Богу, работа спасает — на пенсию ведь особо не разживешься. Но даже не столько материальная сторона тут важна, сколько духовная. Всё-таки встречи с людьми, да ещё когда тебя принимают горячо, да когда желают жить бесконечно, — вот что стимулирует.
А надоесть это может?
— Ну, если человек работает на износ... Помню, в Воркуте у меня в один день было пять встреч. Представляете?! В 11 утра началась первая встреча, в 11 вечера закончилась последняя. И вот 12 часов не выходя из зала: ля-ля-ля, ля-ля-ля...
После этого, наверное, дня три можно молчать.
— Я не три дня молчала — я два года после этого не ездила никуда, до того устала. Такое было перевозбуждение, переутомление — уж не знаю, как это назвать. Вот уже третья, четвёртая встреча: а я не помню, что говорила, чего не говорила, — состояние полного сумбура. А это же фантазия каждый раз. И каждый раз нужно заразить зрителя. Вот тогда я зареклась, что больше ни-ни.
Какие самые популярные вопросы были тогда из зрительного зала?
— Ну, например: «А остался у вас шрам на шее?» И я говорила: ну вы же видите. Потом уже специально стала носить глубокие декольте, чтобы не возникало вопросов. Ну и рассказывала, как шрам этот получился, как «повредила нужную жилу», как пишет Шолохов, и меня перекосило. Это была первая сцена, с которой началась моя роль, — когда Наталья приходит к Аксинье в Ягодное и говорит: «Отдай мне Григория». Я за кулисами стояла, собиралась, чтобы слёзы были рядом. Входила и говорила: «Мне бы напиться». Аксинья указывала мне на кадку с водой: «Пей»... Нормально, в общем, сцена пошла. И вдруг, когда у меня слёзы уже стали наворачиваться, Герасимов говорит: «Стоп!» «Почему остановили камеру, Сергей Апполинариевич? Я верно чувствую сцену!» — слёзы у меня так и брызнули. А он: «Да вижу, что верно. Но куда твою голову повело?» А у меня, скособоченной на одну сторону, действительно голова почему-то пошла в другую.
А это был первый ваш фильм?
— Нет, на первом курсе я снялась ещё у Герасимова — была такая картина «Надежда», короткометражка. История про молодую девушку, которая окончила 10 классов и едет поднимать целину.
Первый курс, зелёная совсем ещё. А тут мастер, и его нельзя подвести.
— Я думаю, Герасимов меня и брал в институт, готовясь к съёмкам «Тихого Дона». И в «Надежду» взял меня, возможно, чтобы лишний раз проверить, убедиться... Вообще, всё дело случая, конечно. Я же изначально к Райзману поступала, и меня приняли условно — то есть ни общежития, ни стипендии: мол, когда кого-то вышибут, тогда и зачислят. Сижу как-то, думаю: как же быть? И в это время подходит Макарова. «Знаешь что, — говорит, — ты приезжай на следующий год — мы с Герасимовым будем курс набирать, ты нам понравилась». Так я и сделала.
А вы одна из Махачкалы приехали покорять Москву?
— Нет, это родилась я в Махачкале, а тогда мы жили уже в Ставрополье, в станице Новопавловская. Ну да, одна приехала. Поступать во ВГИК — такая мечта была.
И уверены были, что получится стать актрисой?
— Вы знаете, когда мама ходила мной, она читала роман о греческой актрисе, «Аида» книга называлась. И мама, во-первых, была уверена, что будет девочка, и во-вторых, что станет она драматической актрисой. Она и назвала меня Аидой. А когда надо было идти регистрировать, отец подумал: ну что это, русская девочка и — Аида? И записал меня — Зинаида. С мамой истерика. Отец говорит: «Шура, что ты переживаешь? Зина, Ида — вот тебе сразу два имени». И я Идой была ещё в институте: все меня так звали, я другого имени не знала, пока титры не надо было писать в первую картину. Герасимов тогда спросил меня: а как твоё полное имя? Я сказала... Так что даже мысли не допускала, что не поступлю, я почему-то с детства была уверена, что стану артисткой.
А конкурс тогда какой был?
— 569 человек на место. Отсеивали пачками. И уже когда последний коллоквиум был, Герасимов меня спрашивает: а почему ты решила стать актрисой? Ответила: хочу играть, чтобы зрители сопереживали мне так же, как я сопереживала Марецкой и Тарасовой.
Вы вытащили очень редкий и счастливый билет. Во-первых, конкурс. Потом Герасимов, «Тихий Дон». Всё, судьба сделана!
— Конечно, и это без преувеличения. Хотя, думаю, я всё равно бы снималась. Может, даже не было бы такого клейма, как, знаете, на Борисе Бабочкине. Жаль всё-таки, что «Тихий Дон» был у меня на заре актёрской. Лет через десять бы — поснималась бы где-то уже, разную себя показала. А получилось, что снималась я относительно немного. Могла бы больше, конечно, но нужно было идти на, так сказать, предлагаемые обстоятельства — вы меня понимаете. Или стать женой режиссёра.
А вами увлекались режиссёры?
— Один — так очень. Ершов, он потом снимал на «Ленфильме». Да и другие ребята предлагали мне руку...

И дождались.
— И дождалась. В Грозном я снималась в «Казаках». В один из дней иду на концерт Райкина — какой-то молодой человек на улице ко мне подходит. «Вы Зинаида Кириенко?» — «Да». А я тогда только из Мексики приехала, шпильки оттуда привезла. Шпильки в 60-м году — это было нечто, и, надо думать, они его сразили наповал, — во всяком случае, так Валерий потом говорил.
Вы его шпильками взяли, а он вас чем зацепил? Вы же из совершенно мругого мира были — столичная богема. А тут — студентик из Грозного.
— Лицо потрясающее, вот эти ресницы лохматые. Да и вся его статная фигура: тонкая, длинная, спортивная, — всё это мне понравилось. Не знаю, судьба, наверное. Помню, маме тогда сказала: что мне делать? «Да если любишь, — говорит, — выходи, а то будешь потом всю жизнь маяться».
Свадьба где у вас была?
— Там же, в Грозном. У бабушки его частный дом был недалеко от вокзала, и там мы свадьбу сыграли. Потом сели на поезд и поехали в Москву — я как раз тогда комнату получила. А на следующий год родился уже первый мальчик.
В Москве Валерий кем устроился?
— Экономистом, он же перевёлся из Грозного в МГУ, закончил экономический факультет.
Его как мужчину не задевало, что жена-актриса часто выезжает на съёмки, что месяцами ее не бывает дома?
— Он же знал, на что шёл. Да, дети были в основном на нём, и меня это вполне устраивало. Я, знаете ли, не из тех женщин, которым комфортно сидеть за спиной мужа-добытчика. Конечно, он жертвой оказался. Валера был человек одарённый, мог бы сделать карьеру. И не сделал.
Обычно наоборот бывает, правда? Женщина жертвует собой ради мужчины. Помните «Москву слезам не верит»? Если жена зарабатывает больше мужа, это уже не семья.
— Да глупости! Вы знаете, каждая семья — это свой мир и свои взаимоотношения между супругами. Что же, выйдя замуж, я должна была почивать на лаврах и сидеть дома, только обеды готовить? Нет уж, увольте — не мой стиль жизни. Да, и в киноэкспедиции ездила, и в театре часто играла, и концерты — чаще всего вечера у меня были заняты. Была необходимость, надо было зарабатывать деньги. И я считаю, мы зарабатывали их вместе — мне было на кого детей оставить.
И кто при этом был главой семьи?
— А никто, вместе были.
Олег Анофриев вспоминал как-то: дескать, муж у Кириенко дюже ревнивый был.
— Ну конечно, ревнивый — вырос же на Кавказе. Один раз заехал мне даже... Был фильм такой — «Живая вода», я там героиню играла. И вот сдача в Госкино, с Украины приехали режиссёр, оператор, директор картины, из актёров кто-то. Поселились они в гостинице «Россия». После просмотра позвали нас с Валерием к себе в гости: посидеть, отметить. В центре внимания была я — одни мужики ведь. И он приревновал. С ума сходил, хотя повода не было. А у меня сумка из броненосца была — из Мексики привезла, и когда мы вышли на улицу, я разбила об него этого броненосца. Ну, потому что замучил ревностью своей, да ещё и «под этим делом». А он меня звезданул по лбу так, что у меня кровь пошла, — перстнем, наверное, зацепил. Но поругались — на следующий день помирились. Он всё причитал: как я мог! как я мог! — просто плакал и извинялся. «Нет, не мужик я! Не мужик!» Вот такой случай был. Единственный за всё время.
Но был же, я слышал, ещё один повод для ревности. Когда вас добивался всесильный чиновник из Госкино. Как эту щекотливую ситуацию Валерий пережил?
— А там-то чего переживать? Он переживал, потому что работы не было. Ведь этот чиновник вычеркнул меня из всех списков, когда получил от ворот поворот. А по поводу его ухаживаний я не распространялась, эта тема закрытая была, и для Валерия тоже. Зачем буду огорчать человека, теребить душу его? Неприятно же... Нет, я не давала мужу повода для ревности. И Валерий был очень постоянным, верным человеком.
Детей Валерий смог достойно вырастить: поднять, устроить?
— Старший наш, Тимур, выучился на военного переводчика. Стал разведчиком, пять лет отслужил в Германии. А когда вернулся в Москву, бросил службу. Но тут любовь, тоже из Грозного. Потом они разошлись... А младший, Максим, окончил Институт культуры. К сожалению, не стал устраиваться по специальности. Вот в этом у меня, наверное, претензии к мужу. Надо было строже заставлять сыновей грызть гранит науки. Чего-то мы, наверное, упустили. Сыновья оба на фирме работали — у нас фирма была своя, Валерий в начале 90-х организовал. Занимались мороженым, детским питанием. Другие бы сделали капитал на этом, а мы нет — в праздники всю улицу кормили мороженым. А после смерти мужа сыновья поработали ещё пару лет и продали фирму.
Долго болел ваш муж?
— Нет. Сердце, обширный инфаркт... В тот день мы с Максимом поехали в город — туфли мне надо было купить. Звонит Валерий. Раз позвонил, второй. На третий раз я уже отдала трубку Максиму, думаю: чего он без конца названивает? А может, он уже чувствовал тогда... Едем на дачу. По дороге мне пить захотелось, Максим пошёл воду покупать, — я вижу: телефон у него зазвонил, разговаривает с кем-то. Вернулся, сел, голову опустил. Я говорю: «Мак, что случилось? Кто звонил?» Он меня за руку взял: «Папе плохо...» А он умер уже тогда... Вот так случилось. Ужасно...
Столько лет уже прошло. Тяжёлый период?
— Невероятно тяжёлый. Дом осиротел. Для всех... Конечно, время лечит. Если раньше просто невыносимо было, то сейчас живёшь уже как живёшь. Но почему-то страшно стало. Раньше, когда я думала о старости, я вспоминала эту чудную композицию Райкина — там шли пожилые люди под ручку: «Осенние листья шумят и шумят в саду. Знакомой тропою я рядом с тобой иду»... Я думала, и мы с Валерием будем идти так: вдвоём, сгорбленные, может, под зонтиком. То есть скорее лирическая сценка мне представлялась. А теперь — жуть какая-то. Ты один, ты уже не идёшь с любимым человеком, со своим человеком. Одиночество...
Но у вас же двое сыновей, внуки.
— Это другое одиночество. Был человек, который принадлежал тебе, твой человек. У детей свои семьи, свои проблемы. Они и внимание проявляют, и звонят постоянно. Но всё равно я одна. И я учусь быть одна. Продолжаю учиться...

Беседовал Дмитрий Тульчинский

Отец Зинаиды Кириенко - Георгий Константинович Широков (1900 г. рожд.) был родом из состоятельной семьи. Он окончил Тбилисское юнкерское училище - отделение кантонистов по классу трубы.
В 1919 году его вместе с другими юнкерами отправили на пароходе в Англию. Но, как оказалось, там они оказались никому не нужны. Восемь лет он мыкался на чужбине, пока, наконец, не вернулся в 1928 году на Родину настрадавшимся и надломленным...и обосновался в Дагестане, где и встретил Александру Петровну Иванову, которая была моложе его на девять лет.
Александра Петровна была волевой, энергичной, красивой и отчаянной женщиной. Работая на рыбоконсервном заводе в Махачкале, она руководила кружком Ворошиловских стрелков. Лихо скакала на коне, рубила лозу, брала призовые места на соревнованиях...
...Когда Зине еще не исполнилось еще и трех лет, она развелись.
Этот развод впоследствии спас Зину и ее маму - в 1939 году Георгия Широкова арестовали. Что с ним было дальше, никто не знает. Тогда многие навеки пропадали в сталинских лагерях…
Выйдя замуж за другого человека, мама Зинаиды Кириенко предпочла сменить девочке и фамилию, и отчество.
Так из Широковой она превратилась в Кириенко. Отчим полностью заменил девочке отца, а о судьбе своего настоящего родителя Зинаида Михайловна Кириенко до сих пор ничего не знает..
 
sINNAДата: Суббота, 14.07.2012, 00:42 | Сообщение # 80
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Элизабет Тейлор, евреи и Израиль

Когда я узнал, что умерла Элизабет Тейлор, то вместе с сожалением пришло осознание того факта, что ушёл из жизни большой друг нашей страны, женщина, которая на протяжении всей жизни поддерживала Израиль и ради евреев готова была пожертвовать собственной жизнью.
Увы, среди многочисленных статей, приуроченных к дате смерти Элизабет Тейлор, я не видел ни одной, посвященной именно этой стороне жизни Великой Актрисы.

Элизабет родилась в христианской семье, и ее переход в иудаизм в 1959 году был шоком для всех ее родственников. Что так сильно повлияло на решение актрисы принять иудаизм, можно только догадываться.
За семь лет до этого, в 1952 году, Элизабет сыграла еврейскую девушку в фильме по роману Вальтера Скотта "Айвенго", или, может быть, на нее сильно повлияли отношения с ее мужьями, на тот период бывшим и будущим: Майклом Тоддом и Эдди Фишером. Оба они были евреями.
Но иудаизм Тейлор - не сиюминутное увлечение актрисы, не баловство взбалмошной миллионерши, - на протяжении всей жизни она словом и делом помогала евреям и Израилю...
Она совершила поступок, о котором не любят вспоминать в современном Голливуде, но о котором должны помнить евреи. Особенно те, ради которых она была готова пожертвовать собой... но об этом далее.
2 февраля 1959 года Элизабет Тейлор купила государственные облигации Израиля на огромную сумму: 100 000 долларов. Кроме нее ценные бумаги купили и другие звезды Голливуда, но Тейлор купила больше всех.

Реакция арабов и ненавистников Израиля не заставила себя долго ждать.
Уже 18 марта того же года Госдепартамент получил известие о том, что власти Объединенных Арабских Эмиратов запретили все фильмы с участием Тейлор в своей стране.

В 1961 году актриса с мужем Эдди Фишером приезжает в Москву на кинофестиваль, а для солдат американской армии, расквартированных в Москве при посольстве, на концерте исполняют песни на иврите.
Ровно через год и 2 дня после этого события, 20 июля 1962 года, власти Египта запрещают въезд в страну актрисе, а все потому, что она перешла в иудаизм, поддерживает Израиль.

Актриса внесена в черный список Лиги арабских государств, но через два года власти Египта вычеркивают ее из этого списка и все же разрешают показ фильма "Клеопатра" с ее участием, так как этот фильм "поднимает имидж страны в глазах международного сообщества..."
12 июня 1967 года Элизабет Тейлор, вместе с другими друзьями Израиля, проводит в Лондоне благотворительный вечер и собирает 840 000 долларов в помощь государству Израиль.
Через 2 недели, 28 июня, представитель Тейлор сообщает на пресс-конференции, что актриса отказывается от посещения Московского кинофестиваля, в качестве протеста против позиции Советского Союза по отношению к Государству Израиль.
Вместе с Тейлор отказался посетить Советский Союз и Тони Кертис.
В августе 1974 года, Тейлор и Бартон посещают Израиль, а Киссинджер сетует на то, что она помешает ему в его миссии в Израиле...
В 1975 году Элизабет Тейлор была одной из шестидесяти женщин, кто осудил ООН за ее резолюции против сионизма: "...мы потрясены, что насквозь расистская резолюция применяется к национальному движению еврейского народа... Эта резолюция ставит под угрозу все моральные принципы, на которых основана Организация Объединенных Наций..." - говорилось в этом письме.

Когда же 26 июня 1976 года арабские террористы и европейские леваки угнали самолет "Эр Франс", следовавший маршрутом из Тель-Авива в Париж, когда весь мир облетела эта ужасная новость, что самолет находится в Уганде и что евреи подверглись селекции, Элизабет Тейлор громогласно заявила, что предлагает себя в заложники в обмен на всех евреев, находившихся на борту самолета.
Но именно израильтяне убедили ее не делать такого шага. Операция по освобождению всех заложников уже находилась в стадии разработки и подготовки.
Теперь об операции "Энтеббе" знают миллионы людей во всем мире. Этому событию посвящено несколько фильмов, в одном из которых Тейлор играла небольшую роль. Но мало кто помнит о героическом поступке Элизабет Тейлор.
В 1983 году госпожа Тейлор снова посещает Израиль, где встречается с Менахемом Бегином и предлагает свое участие в переговорах между канцелярией премьер-министра Израиля и президентом Ливана...

В 1987 году Тейлор подписывает письмо - обращение к Раисе Горбачевой с требованием выпустить из страны евреев - отказников...
...Жизнь Элизабет Тейлор была неразрывно связана с евреями и Израилем.
Увы... мы потеряли хорошего, настоящего друга!
Таких друзей у нас больше нет...
 
ПинечкаДата: Суббота, 21.07.2012, 15:52 | Сообщение # 81
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1094
Статус: Offline

Муслим МАГОМАЕВ

Вспоминает бывший сокурсник Магомаева по Бакинской консерватории Али Усупов: "Однажды, когда мы готовились к Дням культуры России в Баку, стало известно, что Тамара тоже приедет. Магомаев ко мне, как сумасшедший, прибежал. "Али, – говорит, – выручай! Ты же с Людой Зыкиной общаешься? Попроси, чтоб она нас познакомила! За мной – хороший ужин на четверых!" Девушки тогда как раз скучали в гостинице. А тут – природа, шашлыки, вино… романтика!"
У самой Тамары Синявской та встреча с Магомаевым отложилась в памяти следующим образом: "В филармонии имени деда Муслима, великого азербайджанского композитора Муслима Магомаева, нас подвели друг к другу, по-моему, Роберт Рождественский с супругой. Магомаев протянул мне руку и очень застенчиво, потупив взор, сказал: "Муслим". Мне стало очень смешно, потому что мы уже как бы были знакомы. Его знали все, и не просто знали, а поклонялись, любили…"
После бакинской встречи Магомаев с Синявской встречались несколько раз в Москве, однако до романа дело тогда так и не дошло – в отличие от Магомаева, Синявская в то время была замужем.
Однако когда в середине января 1973 года певица отправилась на стажировку в Миланский театр "Ла Скала", Магомаев стал регулярно звонить ей по телефону. И, как вспоминает сама Тамара, Муслим очень своеобразно объяснялся ей в любви: ставил на проигрыватель пластинку с подходящей к моменту мелодией. Она отвечала ему тем же: находила в своей фонотеке другую пластинку и тоже ставила на проигрыватель.
Стажировка Синявской продолжалась более полутора лет. За это время она успела развестись с мужем и к моменту своего возвращения в Москву была уже свободна. Однако официально оформлять свои отношения с Магомаевым она не торопилась. Так продолжалось до тех пор, пока их общий знакомый не отнес их паспорта в ЗАГС.
23 ноября 1974 года Магомаев и Синявская расписались. В тот же день в одном из столичных ресторанов состоялось застолье на сто персон. Еще человек триста, прослышав об этом событии, собрались возле ресторана и дружно скандировали, чтобы Муслим исполнил их любимые песни. В такой день певец не смог отказать страждущим и в течение получаса пел на бис через раскрытое окно ресторана... затем месяца три ходил с бронхитом.
После шумного торжества в Москве молодые отправились в свадебное путешествие на родину жениха – в Баку.
Синявскую приняли там как "гялин" – невестку всего Азербайджана. Сам первый секретарь ЦК КП республики Гейдар Алиев устроил молодоженам по этому случаю торжественный прием на своей даче.
Между тем первые несколько лет супружеской жизни Магомаева и Синявской не были безоблачными: две сильные творческие личности никак не могли поделить между собой семейный пьедестал. Из-за этого между ними возникали ссоры, некоторые из них приводили к временным разлукам – в таких случаях Магомаев брал билет на самолет и просто улетал в Баку. Однако такие его отъезды довольно быстро заканчивались воссоединением сторон, при этом первым шаг к примирению делал обычно Магомаев. Очень часто эти примирения, учитывая широкую восточную натуру Муслима, обставлялись им весьма торжественно и пышно.
Тамара Синявская вспоминает: "Был случай, когда Муслим, возвращаясь из какой-то поездки, завернул ко мне на гастроли в Казань. Я пела Любашу в "Царской невесте", и в антракте, когда я вышла на поклон, мне поднесли от него огромный букет – меня за ним просто не было видно – сто пятьдесят четыре гвоздики! Весь зал ахнул. И, конечно, когда Муслим появился в ложе, зрителям было уже не до оперы…"
В эстрадной среде брак Магомаева и Синявской считался одним из самых крепких – они были вместе почти 30 лет. Сам певец сказал так: "У нас с Тамарой нормальные человеческие отношения. Мы часто ругаемся и кусаемся. Я вообще не понимаю семей, где не бывает ссор. Я очень вспыльчивый человек, она – тоже. Но отходим мы быстро. Вообще же мы просто уважаем друг друга…"
В 1997 году две малые планеты Солнечной системы были названы именами Муслима Магомаева и Тамары Синявской. На вручении свидетельств о присуждении планетам их имен Магомаев пошутил: "На своей планете клочка земли не имеем, а в космосе аж две планеты, хоть и малые. Скажите только, как туда добраться"...
Дочь Муслима Магомаева от первого брака – Марина – в детстве подавала большие надежды в музыке: хорошо играла на пианино. По словам отца, он сумел бы уговорить ее стать музыкантом, но мать избрала для дочери совсем другую профессию – картографию. Сегодня Марина работает в одной из коммерческих фирм. Замужем за певцом Александром Козловским – сыном Геннадия Козловского, друга Магомаева.

Муслим Магомаев - пародирует Георга Отса, Рашида Бейбутова, Полада Бюль-Бюль оглы.
Материал взят с сайта Муслима Магомаева:



 
shutnikДата: Вторник, 24.07.2012, 06:22 | Сообщение # 82
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 394
Статус: Offline
П О З Д Р А В Л Я Е М !

Ирина Мирошниченко:
«Я стеснялась петь на людях»


«У нее иконописное лицо». Так сказал об Ирине Мирошниченко Андрей Тарковский.
«Андрей Арсеньевич меня случайно увидел в кафе гостиницы «Националь» и пригласил на пробы, – вспоминает Ирина Петровна. – Он предложил мне сыграть Марию Магдалину…»
Это было почти полвека назад. А сегодня у Ирины Мирошниченко – большая дата, юбилей.
Поздравить замечательную актрису придут коллеги, которые играли вместе с ней в кино и театре.
И, конечно же, поклонники. Те, кто видел ее замечательную игру на театральной сцене – в спектаклях «Три сестры», «Дядя Ваня», «Вишневый сад», «Валентин и Валентина», «Татуированная роза»…
И те, кто знает Ирину Мирошниченко только по фильмам: как юную Катю из «Я шагаю по Москве», как маму главной героини Катюши из «Вам и не снилось…», как Клавдию из киноленты «Старый Новый год», как Юлию из трилогии «Зимняя вишня». Без нее невозможно представить фильмы «Пришел солдат с фронта», «Миссия в Кабуле», «Их знали только в лицо», «Единственная дорога»…

Ее роли вошли в золотой фонд российского кинематографа. Вся Страна Советов в нее влюбилась после выхода на экраны фильма «Это сладкое слово – свобода!» И во многом благодаря игре Мирошниченко фильм литовского режиссера Витаутаса Жалакявичюса получил три престижные награды: Золотой приз VIII Московского кинофестиваля, взял премии на кинофестивалях в Роттердаме и Антверпене.
В каждой роли, в песнях, которые исполняет Ирина Петровна, она предстает настоящей женщиной – искренней, сильной, любящей, борющейся за свое счастье.

Она родилась в разгар войны в Барнауле, в эвакуации. Но по праву считает себя коренной москвичкой.
- В Барнауле я провела только первые две недели своей жизни, и как только немцы отступили от Москвы, мы вернулись… Мама была актрисой, училась у Александра Яковлевича Таирова, знаменитого в довоенное время актера и режиссера.
Она изумительная и талантливая женщина, красавица с роскошными рыжими волосами – не гнушалась никакой работы, с детства умела делать все...
В их семье было много детей, мама была самой младшей. Ее мама, моя бабушка, умерла от тифа, папа, мой дедушка, женился на другой, и мачеха отдавала детей пожить на время в соседские семьи. У чужих людей, конечно, приходилось делать все по хозяйству, и мама уже с детства умела многое. А оказались они в эвакуации после того, как папу забрали на военные сборы в поселок Кубинка, что под Москвой. Маме с папой как мужу и жене дали землянку, утром папа побежал в казарму. А там – никого! Потом узнал, что ночью немцы подошли к лагерю, и солдаты пошли в бой с учебными ружьями. А про папу забыли – это его и спасло…
А потом всех поездом отправились в Сибирь. Папа доехал с ними до какой-то ближайшей станции, откуда его отправили на фронт, а мама с Рудиком добрались до Барнаула, где она меня и родила…
Петр Исаевич, отец актрисы, дошел до Берлина.
- Папа вернулся домой, в Москву, в нашу маленькую девятиметровую комнатку на Тверском бульваре. Какой же радостью для всех нас был его приход! – вспоминает Ирина Петровна. – Но папа вернулся инвалидом…
У меня перед глазами до сих пор стоит наш маленький дворик и небогатая обстановка комнатки… Но мы были счастливы. По вечерам мы с мамой сидели на нашем Тверском бульваре – мама мне читала, что-то рассказывала. А когда опускались сумерки, я видела, как вдалеке, от памятника Тимирязеву, шел со службы папа. Он был в галифе, сером пиджаке, перетянутом поясом с большой железной пряжкой. Папа кричал мне: «Дочка!» – раскидывал руки, и я бежала к нему.
Мама звала брата, который играл во дворе с мальчишками или гонял голубей. Рудька влетал домой, и мы садились ужинать. Мама подавала замечательные пироги…
У нас были и кошка, и собака, а когда брат поехал по путевке на целину, привез мне оттуда живого ежика, и он тоже жил у нас. Мы все так любили друг друга! Для меня это было изумительное время! Невзирая на то, что проходило оно в крошечной комнатке, да и жизнь была тяжелой…
Но, несмотря на нехватку денег, родители в шесть лет отдали меня учиться игре на скрипке. Потом я освоила и аккордеон. Мечтала играть на арфе, но ее негде было ставить дома… Правда, потом наш дом расселяли и нам выделили просторное жилье – две комнаты в трехкомнатной квартире на Ленинском проспекте…

Воплощенная мечта
- Маленькой девочкой я мечтала стать балериной, а потом – актрисой, – говорит
Ирина Мирошниченко. – Всю свою страсть к актерской профессии мне передала мама, актриса Москонцерта.

Когда я сказала, что хочу попробовать поступить в театральный вуз, мама стала готовить меня в школу-студию МХАТ. Она, наверное, больше меня хотела, чтобы я туда поступила. Мама отдала мне все свои знания, и я успешно выдержала экзамены.
Она всегда была моим главным критиком и очень сурово относилась ко всему, что я делаю, требуя от меня успехов. Она была и моим главным зрителем, и почитателем – на всех моих спектаклях и концертах сидела в центре зала, и я всегда ей отдавала все подаренные мне цветы… Мама обожала меня до последних дней своей жизни – как и я ее!

На этом свете ее нет со мной уже семь лет, но я не могу расстаться с ней, с ее безграничной ко мне любовью. Это истинное счастье – иметь таких родителей, такого изумительного брата, с которым я была до последних его дней. И так горько, что все они уже ушли…
Ирина Петровна признается, что все ее героини ей близки:
- Они все сотканы из меня, но я не являюсь ни одной из них, – говорит актриса.
Во МХАТе ей довелось работать с выдающимися режиссерами XX века: Борисом Ливановым, Иосифом Раевским, Олегом Ефремовым, Романом Виктюком…
А кинокарьера Ирины Мирошниченко началась с картины Георгия Данелия «Я шагаю по Москве». Катю, сестру Коли – персонажа Никиты Михалкова, она сыграла, еще будучи студенткой...

- Мне предложили маленькую роль, и я согласилась. Меня потом долго ругали на всех студенческих собраниях и чуть не отчислили: сниматься студентам МХАТа было строго-настрого запрещено!
А кинематографисты очень ценили студентов именно нашего вуза, ведь отбор во МХАТ был чуть ли не тысячу человек на место, и уже одно поступление туда требовало титанических трудов и говорилоо твоих способностях. Я знала, что потом могут быть неприятности, но мне так хотелось попробовать себя на съемочной площадке. Подумала: может быть, никто этого фильма и не увидит… Знаете ли, такая страусиная тактика. С тех пор искореняю в себе эту черту, ведь чтобы ты ни сделал, рано или поздно это станет известно...
А через три года ее снимал Тарковский в своем фильме «Андрей Рублев».
- Но для меня особо дорога роль Елены Андреевны в картине Андрея Кончаловского «Дядя Ваня» по пьесе Чехова.
Прежде всего –это Чехов, это восхитительные партнеры: Смоктуновский, Бондарчук, Зельдин, Купченко… И конечно, изумительный режиссер… Фильм вошел в историю, получил массу международных призов и занял достойное место в мировой кинотеке.

Жизнь и песня
Особое место в творчестве Ирины Мирошниченко занимает песня.
- Я пою с детства, но многие годы очень стеснялась петь на людях – пробовала делать это потихоньку, исподволь.
А однажды вышла в Ленинграде на сцену с потрясающим актером Александром Горковенко и спела песню «Театр» моего друга композитора Владислава Успенского, который писал музыку к фильму «Миссия в Кабуле».
Позже, когда я исполняла эту песню уже в Москве, меня услышал за кулисами Лев Лещенко и предложил на его 50-летие в концертном зале «Россия» исполнить вместе с ним песню «Ах, как жаль». Конечно, я согласилась и очень обрадовалась этому предложению.
Уже через несколько дней в красивейшем туалете от Валентина Юдашкина вышла на эту прославленную сцену на юбилей прекрасного певца с замечательной песней. И с той минуты песня прочно вошла в мою жизнь...
Вот так я стала петь в концертах и спектаклях, записывать сначала пластики, а позже – диски… В новой же постановке МХАТа «Моя дорогая Матильда», где я играю главную роль, родилась идея в конце спектакля исполнить знаменитую песню Шарля Азнавура «Богема», что я делаю с огромным удовольствием.

Пою и песни военных лет, ведь это – дань памяти всем героям Великой Отечественной войны, которые отстояли Москву, всю нашу страну, положили свои жизни и здоровье во имя всех нас, ныне живущих.
Это благодарность моему папе, который прошел всю войну, маме, которая работала в тылу, брату, который мальчишкой рвался на фронт… Это – то малое, чем могу отблагодарить всех ветеранов войны.

- Когда я стала взрослой и у меня за плечами уже были некоторые успехи в театре и кино, мама рассказала мне, – вспоминает Ирина Петровна, – что когда я родилась, было ранее утро, и на синеватом небосклоне она увидела звезду. Глядя на нее из окна палаты барнаульского роддома, мамочка загадала, чтобы ее дочка стала звездой…
Надо ли говорить, что заветное желание мамы сбылось.

Наталья Колобова

и ещё парочка строк из интервью журналу "Вокруг ТВ"

Вы никогда ни на что не жалуетесь, не вспоминаете плохое. Вас родители так воспитали или это мудрое отношение к жизни пришло с годами?
Ирина Мирошниченко: Прежде всего это заслуга родителей. Особенно мамочки. Она всегда мне говорила: «Ты должна ощущать себя королевой, ходить с высоко поднятой головой и улыбаться, чтобы все думали, что у тебя все хорошо». У нее самой это получалось лучше, чем у меня. Я более открытая, демократичная… Никогда не забуду один случай. Московский Художественный театр был на гастролях в Австрии. Мы собрались, чтобы ехать на репетицию, ждали автобус. Все вокруг чем-то озабочены, что-то обсуждают. А у меня было потрясающее настроение. Я подошла к одной группе коллег: «Посмотрите, какая красота вокруг!», потом к другой: «Какой прекрасный день сегодня!» И тогда Владлен Семенович Давыдов – изумительный артист, умнейший человек, которого не стало совсем недавно, – мне говорит: «Ирина, что у тебя про­изошло? Ты как щенок летаешь!» Смешной образ – летающий щенок… Я тогда приутихла: вроде как серьезная артистка.
Вы по-прежнему востребованы театром, у вас есть концертные программы, а новых ролей в кино не ждете?
Ирина Мирошниченко: Знаете, я никогда ничего не жду. Это помогает мне жить. Ну что я буду канючить роль у Олега Табакова – директора нашего театра, которого бесконечно уважаю. Он сам все знает и понимает. Когда ему принесли пьесу «Моя дорогая Матильда», он позвонил мне и сказал: «Ира, кажется, есть работа». И я, счастливая, полетела в театр. То же самое в кино. Просить – не в моем характере. Более того, глядя на работы коллег, я никогда не думаю: «А вот если бы мне досталась эта роль...» Никогда никому не завидую. Это залог внутренней гармонии.

Бабье лето Ирины Петровны

http://www.youtube.com/watch?v=kZ68ethUjLk
 
papyuraДата: Суббота, 28.07.2012, 06:40 | Сообщение # 83
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1039
Статус: Offline
да уж, судьба-а-а-а!
 
ПинечкаДата: Воскресенье, 29.07.2012, 12:48 | Сообщение # 84
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1094
Статус: Offline
В кино Валентина Талызина дебютировала еще в 1963 году ролью Инны в детективе «Человек, который сомневается». Но активно сниматься актриса начала лишь с конца 60-х. Одной из первых больших удач Талызиной на экране стала роль Марии Суконцевой в приключенческой ленте «Путь в Сатурн». Запомнилась актриса и по блестящей комедии Эльдара Рязанова «Зигзаг удачи», где ей довелось поработать с Евгением Евстигнеевым и Георгием Бурковым. Валентина Илларионовна вспоминает, что поначалу очень волновалась, ведь Евстигнеев к тому времени был уже настоящей звездой. Но очень скоро актеры по-настоящему сдружились. Съемочная группа даже стала называть их в шутку «Полупанов, Фирсов и Харламов» - по аналогии с неразлучными хоккеистами.
«Все время мы проводили вместе, - рассказывает Валентина Илларионовна, - травили анекдоты, что-то рассказывали, показывали. Я от души с ними смеялась и так, помню, была счастлива... Теперь понимаю: это были лучшие съемки в жизни».

В «Иронии судьбы» Валентина Талызина не только сыграла свою роль, но и «подарила» свой божественный голос главной героине - ведь у Барбары Брыльски, исполнительницы роли Нади, был явный польский акцент. Для Талызиной это был первый опыт озвучания, и он оказался очень успешным. Во многом благодаря ее озвучке фильм, что называется, «пошел». К сожалению, тогда не многие это оценили. Барбара Брыльска, например, получила за свою роль Госпремию, но даже не удосужилась поблагодарить актрису вместе с ней создавшей образ Нади. Все это привело к взаимной неприязни, протянувшейся на долгие годы.
Совсем другие отношения сложились у Валентины Талызиной с Лилитой Озониней, которую она озвучивала пять лет спустя в фильме режиссера Алоиза Бренча «Долгая дорога в дюнах».
Для русской актрисы судьба латышской женщины оказалась необыкновенно близкой. Валентина Илларионовна вспоминает: «Не скажу, что меня что-то кольнуло в сердце, но я помнила, как приехали к нам в сибирский совхоз ссыльные латыши... Как старушка упала с грузовика в грязь, потому что никто не подал руки ей... Мне было лет 10... Слава Богу, в нашу с мамой комнату их не подселили, а вот у подруги латыши жили. Я то и дело спрашивала: «Ну как они там?». Она сердилась: «Да отстань ты. Соберутся в углу и сидят». Затем один покончил жизнь самоубийством, другой, одна отравилась, вторая, третья... В совхозе же все друг о друге знают... Потом мама подружилась с какой-то латышкой…
Встав к пульту, я сказала Алоизу: «Вы только мне не мешайте - я сделаю женщину, которую полюбит весь Советский Союз».
Уже после выхода на экраны фильма «Долгая дорога в дюнах» Лилита Озолиня подошла к Талызиной и сказала: «В некоторых местах вы озвучили меня так, как я не сыграла». Для Валентины Илларионовны это было самой лучшей похвалой.

В 70-е – 80-е годы Валентина Талызина активно снималась в кино. Ежегодно на экраны страны выходило по нескольку картин с ее участием. Героини Талызиной были самыми разными. В замечательной комедии Георгия Данелии «Афоня» актриса сыграла мастера ЖЭКа Людмилу Ивановну Вострякову, безуспешно пытающуюся взывать к сознательности главного героя; в фильме «Верой и правдой» Талызина создала образ тётки Сергуни, шумной уличной торговки, говорящей фразами трамвайного кондуктора, а в комедии «Вечерний лабиринт» предстала в образе администратора гостиницы (ее известная фраза: «Были Вы, но Вы ушли, как Вы просили»). Остались в памяти зрителей: королева Январия из фильма-сказки «Кольца Альманзора», мисс Гримбл в научно-фантастической ленте «За пять секунд до катастрофы», сваха Фекла Ивановна в экранизации гоголевской «Женитьбы», воспитательница в пионерлагере Анна Петровна в детской ленте «Завтрак на траве», провинциальная актриса Анна Петровна Спешнева в музыкальной трагикомедии «О бедном гусаре замолвите слово», капитан милиции Нина Андреевна Токмакова в мелодраме «На чужом празднике» и многие другие роли Талызиной.
При всем разнообразии героинь Талызиной, всех их объединяло одно – их просто невозможно было не заметить, они всегда притягивали в себе внимание зрителей.
Наверное, дело тут в том, что актриса всегда пыталась проникнуть во внутренний мир своего персонажа (неважно главная это роль, или эпизод). Она никогда не играла на «актерском опыте», считая, что каждая новая роль – это прыжок в неизведанное.
Одной из самых любимых своих героинь сама актриса считает Женю из фильма Сергея Бодрова–старшего «Непрофессионалы» (1985). В этой картине Валентине Илларионовне пришлось сниматься с обычными людьми, живущими в доме престарелых. Задача сама по себе не из легких, и как при этом Талызина сыграла! Она была очень органична, очень естественна в своей роли, создавалось впечатление, будто бы скрытая камера наблюдает за самой обычной женщиной…

... Валентина Илларионовна - человек предельной честности по отношению к себе и окружающим. Поэтому с ней очень легко, не нужно изощряться в несусветной политкорректности. Да и некогда ей в лукавстве упражняться...

- А сейчас вас просят вернуться?
- Сейчас это скорее ультиматум: или вы сыграете спектакль "Мораль пани Дульской", или ...
- А если сделать ход конем, как у Моэма в «Театре», - прийти и всех их сделать своим профессионализмом?
- Знаете, профессионализм ведь всегда очень дорого достается. Это ведь только кажется, что скрипачу играть легко. А он для этого по 6 часов каждый день одно и то же пилит.
Поэтому «сделать кого-то»... А что это изменит?
Однажды Женя Евстигнеев сказал с большой горечью, что он играл с одной артисткой, так она все время была пьяная. Раз пьяная, два пьяная, три... Он сказал мне: «Я сам не святой, но я больше не могу», - и ушел из спектакля. Это единственная возможность отстоять свое достоинство.

- Ну у вас и школа о-го-го! Вам посчастливилось работать с той же Раневской...
- А еще с Марецкой - она была моей наставницей, с Серовой, Орловой, Сошальской, Оганезовой. Это великие актрисы. А Раневская меня сначала не очень-то любила. Я была для нее некрасивая. Она говорила про меня: «Ух какая она некрасивая!» Только когда я начала играть с ней, Раневская поняла, что красота - это хорошо, но есть другие способности. О как!
«ПРО ПРИТИРКИ МЕНЯ НЕ СПРАШИВАЙТЕ!»
- Первая мысль, когда вы просыпаетесь, какая?
- Я открываю глаза и говорю: «Где я?» Если я вообще спала, а тем более выспалась, я считаю это счастьем.
- А потом в кухню - и сделать что-нибудь вкусное к кофе? Что вы любите готовить?
- Ничего. Но тут вдруг сочинила супчик: овощи - все, какие есть - заливаются водой и варятся без соли. Бывает, маслом заправлю, если есть хорошее. Очень вкусно!

- Аскетизм, однако. Но у вас есть домработница Маша, так почему же вы супчик Маше варите, а не она вам?
- Маша плохо варит суп. Маша из еды может только сырники сделать. Но у нее много других дел.
- Н-да... С другой стороны, от вкусной еды - один вред для внешности. Вы, наверное, что-то делаете для красоты каждый божий день...
- Когда надо, я, конечно, соответствую. Только про всякие маски и притирки меня не спрашивайте. Однажды я попала на конференцию по долголетию. И один старый профессор мне сказал, что для красоты и долголетия нужны три вещи. Первое - каждое утро, пардон, опорожнять свой кишечник, в обед выпивать полстакана красного вина и никогда никому не завидовать.
- Вы не завидуете?
- Нет. Вот этого у меня нет, слава богу

ЧУДОМ СПАСЛАСЬ ОТ РАССТРЕЛА
- Как вы думаете, откуда в вас такая человеческая настоящесть? Даже ваш резкий характер - это тоже все настоящее.
- Думаете? Я вообще человек близорукий, тихий, люблю, чтоб меня было не видно и не слышно. Но бывает, когда я уже больше не могу. Думаю, это у меня от польского прадеда по отцу, галицкого пана, которого сослали в Семипалатинск за участие в восстании Костюшки (Польское восстание 1794 года. - Прим. ред.).
- Ваша жизнь вообще в историю крепко вписана.

- Я, кстати, войну помню. Мы жили у поляков в Барановичах и слышали Гитлера по радио. Рвались бомбы. Папа меня взял из детского сада 22 июня ровно в 12.00 А через час детсад был разбомблен. Немцы сильно наступали, железнодорожный узел был уже разбомблен, папа куда-то исчез. Кого-то там спасал. Сказал, что уходили по крышам вагонов. Мама пришла к этим полякам и говорит: «Я остаюсь. Что вам, то и мне будет». Поляки к ней хорошо относились и сказали: «Нет, нам с вами будет разное. Уезжайте». А потом я у Эренбурга читала, что немцы на следующий день расстреляли всех жен и детей коммунистов. Месяц мы добирались до Омска. Мне тогда шесть с половиной всего было.
- Слава богу, у вашей внучки другое детство. Вы ее в балет отдали, а в актрисы категорически не хотите.
- У Насти способности, она с трех лет начала танцевать. Сейчас ей десять. Не знаю, что получится. Уланова как-то сказала: «Наша профессия - это каторга в кружевах».
НАУЧИЛАСЬ ИГРАТЬ В РУЛЕТКУ
- А что у вас сейчас в работе?
- Хотиненко пригласил в сериал про Достоевского. На роль Александры Федоровны Куманиной, тетки Достоевского, которая его и воспитывала. Еще спектакль «Госпожа министерша». Жила обыкновенная женщина, а ее муж вдруг стал министром. И у нее поехала крыша. Она захотела быть гламурной, элитной дамой. А как? Казино, стриптиз, рулетка!

- Ну а у вас в жизни как с гламуром-то?
- Да как-то скромно пока. Была однажды в шикарном казино. Там надо было вручить кому-то приз. Дали мне там коробочку с фишками - сыграть. А я же впервые в жизни увидела рулетку и зеро. И одна мысль у меня была: скорее все это закончить. Клянусь! Я выиграла 600 долларов, советчикам отстегнула и уехала. Ну абсолютно никакого азарта я не испытала!
«МОГУ МУЖУ ЗАПЛАТИТЬ ЗА ПОРТРЕТ»
- А если оглянуться назад, поменяли бы свои творческие вершины на счастливую семейную жизнь?

- Ну не получилась она!
- Меня мама учила: дщерь, самые лучшие мужья - таки евреи. А вы вот взяли и разошлись со своим таким...
- Но он был не просто еврей, а сильно пьющий еврей! Художник. Я с ним не спилась только потому, что мой организм пятую рюмку уже не принимал. Все шло обратно. И потом, у меня была мама, дочка - и компанию я ему составить не могла. Вот мой Леонид и нашел себе такую же «художницу». А потом уехал в Мексику.
- А этот прекрасный ваш портрет, что на стене висит...
- Это он нарисовал, уже когда вернулся. За две тысячи долларов. Он же меня всю жизнь упрекал, что я живу с ним ради денег. А теперь вот могу сама ему за портрет заплатить.
- А дочери - Ксении - сколько лет было, когда вы разошлись?
- Пять. Но они общались. Я сама безотцовщина, поэтому, боже упаси, никаких препятствий не чинила. А когда он приехал из Мексики, они подружились. Я и сейчас не вмешиваюсь. Каждый сам себе набивает шишки. Ксюша очень красивая. А у красивых женщин свои понятия о жизни, о своем месте. У них есть свои сдвиги, я бы сказала. Когда сдвиги кончаются - все становится на свои места.

- А потом замуж так и не вышли?
- Это было невозможно. Были увлечения, но все какие-то пьющие попадались.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»
Валентина Илларионовна ТАЛЫЗИНА родилась 22 января 1935 года в Омске. Отец - Талызин Илларион Григорьевич. Мать - Талызина Анастасия Трифоновна. Дочь - Талызина Ксения, актриса Театра Российской армии. Внучка - Анастасия. Дома у актрисы живут три рыжие кошки и кот - бобтейлы.
В 1958 году окончила ГИТИС. Играет в Театре имени Моссовета. Живет в Москве. Блистательно работает на эстраде как чтец. «Крестная мама» фестиваля «Амурская осень». Народная артистка РСФСР (1985).
Лучшие фильмы: «Зигзаг удачи», «Ирония судьбы, или С легким паром!», «Уроки французского», «О бедном гусаре замолвите слово», «Афоня», «Женитьба», «Гений», «Петербургские тайны».
 
ПинечкаДата: Пятница, 03.08.2012, 08:26 | Сообщение # 85
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Сошлись три гения - Пушкин, Гёте, Смоктуновский.
Это нечто большее чем прочтение стихов...




Памяти великого артиста

Он играл гениев и неврастеников, говорил, что его характер сформировали пережитые страдания, считал себя типичным порождением своего времени. «Я – актер космического масштаба», – говорил Смоктуновский. При этом умудрялся быть человеком скромным и скандальным одновременно. Перед камерой в работе над картиной порой робко шептал слова, а в жизни устраивал шумные драки с мордобоем и битьем тарелок...
Внешность аристократа – крестьянское происхождение – сломанная судьба...
Говорили, что он – обласканный властями, успешный советский артист. Но никто не предполагал даже, что все сыгранные им роли замешены на чудовищном личном горе...

Кеша с мамой и братом

Учился Смоктуновский плохо, оставался на второй год. После школы мобилизовали и сразу отправили на фронт – в самый ад – на Курскую дугу. Уже через несколько месяцев Иннокентий Смоктуновский оказался в… фашистском плену.
Рассказывая позже об этом времени своей жизни, актер говорил, что всегда чувствовал, что его кто-то защищает. Он верил в чудеса. Уверял, что ни разу, побывав в самом пекле войны, не был ранен.
«Когда я был на фронте, рядом со мной падали и умирали люди, а я жив… Я ведь тогда еще не успел сыграть ни Мышкина, ни Гамлета, ни Чайковского – ничего! Судьба меня хранила».
Рукой провидения он считал и то, что его, сбежавшего от фашистов, умирающего от истощения мальчишку, пустили в дом, спасли, выходили в крестьянской избе совершенно чужие ему люди, которых нашел и отблагодарил после войны.
Он был замкнутым и тревожным. В юности актером быть и не мечтал даже.

Приятель поступил в студию при Красноярском драмтеатре, и он пошел за компанию. Профессию, которая стала делом жизни, получал с 1945 по 1946 год, вернее, всего 3 месяца – потом его выгнали за драку с формулировкой «Противопоставил себя коллективу». Сразу же «обнаружились» факты его пребывания в плену. И тогда он сам себя сослал в Норильск. Уехал туда, рассуждая так: дальше, чем этот город-лагерь, ссылать некуда.
Именно тогда он и поменял фамилию Смоктунович на Смоктуновский.
Ему предлагали фамилию Славянин – не согласился...
В 1955 году Смоктуновский едет в Москву. Его никто не ждет и не зовет туда. Живет у друзей, пытается найти работу в театре – не берут. Ночует в подъездах на подоконниках...
И тогда произошло чудо: «Как хорошо жить, до удивления хорошо просто жить, дышать, видеть. Я есть, я буду, потому что пришла она».
Смоктуновский встретился со своей будущей женой – Суламифью в Ленкоме. Она работала костюмершей. «Я тогда впервые увидел ее… Тоненькая, серьезная, с копной удивительных тяжелых волос. Шла не торопясь, как если бы сходила с долгой-долгой лестницы, а там всего-то было три ступеньки, вниз. Она сошла с них, поравнялась со мной и молча, спокойно глядела на меня. Взгляд ее ничего не выспрашивал, да, пожалуй, и не говорил… но вся она, особенно когда спускалась, да и сейчас, стоя прямо и спокойно передо мной, вроде говорила: «Я пришла!» Ну вот поди ж узнай, что именно этот хрупкий человек, только что сошедший ко мне, но успевший однако уже продемонстрировать некоторые черты своего характера, подарит мне детей, станет частью моей жизни – меня самого».
Будущая супруга – 28-летняя Суламифь имела много друзей в столичной артистической среде. Она ни разу не была замужем и не торопилась. Была счастлива и самодостаточна... Смоктуновского представили Ивану Пырьеву, который распорядился пристроить актера в Театр-студию киноактера.
Смоктуновский был актером, нарушающим все правила и совместившим все противоречия. Великим юродивым, своим в доску и не от мира сего. Барином и крепостным.
Может, и не советским, но родным...

***
Трудно быть женой... - интервью с Соломеей Михайловной Смоктуновской

... "гуляя" по Интернету, я наткнулся на материал, в котором Соломея Михайловна рассказывала, что видит призрак мужа.

" - Можете думать что угодно, но даже после смерти Иннокентия Михайловича я по-прежнему вижу его, говорю с ним. Это происходит перед разными событиями в нашей жизни. Это всегда неожиданно. Просто это постоянно где-то в подсознании. Я всегда думаю о нем, помню о нем каждую минуту своей жизни, а в какой-то момент возникает ощутимое и не очень веселое состояние- Наверное, это не надо вслух высказывать, такое состояние не всем свойственно. Я знаю одно - при том, как мой муж любил семью, вполне объяснимо, что он не покидает нас и после смерти. Это естественно, что я вижу Иннокентия Михайловича ".

-Простите, Соломея Михайловна, - спрашиваю я вдову Иннокентия Михайловича Смоктуновского, - в каком городе вы родились ?

- В Иерусалиме я родилась, в Палестине. В 1925 году. (Все приготовленные вопросы, все домашние "заготовки" мигом выскакивают из головы. - В. Х.). Вот мое свидетельство о рождении, паспорт. Что там написано ? "Иерусалим, Палестина, Шуламит".
Моей мамочке, Шире Кушнир, было шестнадцать лет, а папе, Хаиму Хацкелевичу, - чуть больше, когда в 1922 году они, вместе с дочкой, моей старшей сестрой Рут (она живет сейчас в Ашкелоне), решили уехать в Палестину - строить новую жизнь, жить в коммуне. Дети-идеалисты, еврейские Ромео и Джульетта. Да выключите вы диктофон ! Вам никакой пленки не хватит! Это же такие жизни! Такие истории!

- Все же попробуем. Лучше всего - начать сначала. Откуда ваши родители приехали в Палестину?

- Из местечка Кроки Шяуляйского уезда. В Литве они бросили дом, замечательную семью, родителей и уехали в Палестину. Поселились в Рамат- Рахели. В моей памяти из рассказов мамочки сохранились несколько ивритских слов: "гдуд", "иври", "кибуц". Папа работал в каменоломнях. Но постепенно коммуна распалась. Распалась и семья. Моя мамочка, она была такой необыкновенной женщиной! Ну просто Голда Меир - романтик. О ней восемь лет назад был снят документальный фильм. Мама умерла несколько лет назад в Ашкелоне.

- Соломея Михайловна...

- Понимаю, понимаю, рассказывать нужно по порядку. Так вот, мамочка взяла троих детей: Рут, меня и крошку Эличку и вместе с некоторыми коммунарами уехала в Советский Союз. В Одессе у них отобрали сельскохозяйственное оборудование, которое они взяли с собой, английские фунты и отправили в Крым. Там, недалеко от поселения Саки, образовывалась новая еврейская коммуна "Войо Нова".

- Сколько вам тогда было лет?

- Мне было пять, но я хорошо помню свои руки От голода и холода они были как подушечки. Помню саманные домики, степь, мамочку в ватных брюках, скачущей на лошади. Она заведовала фермой.
Судьба еврейских коммунаров ужасна. Большинство из них были арестованы и погибли. Нас с мамой спасло чудо. В 1932 году в коммуну из Москвы приехала группа московских художников. Среди них был Михаил Ефимович Горшман. Он познакомился с мамочкой и влюбился. В нее невозможно было не влюбиться! Через год он увез всех нас в Москву. Все его друзья от этого поступка обалдели. Мама стала работать в еврейском детском доме в Малаховке, начала писать детские рассказы на идише. Рут и я пошли в еврейскую детскую школу на Селезневке. Но в 1937 году ее, как и другие национальные школы, закрыли, и нас перевели в русскую школу. В этом же году родился мой брат. Он живет в Москве, достойнейший человек.

- А о судьбе вашего отца, Хаима Хацкелевича, известно что-нибудь?

- Какое-то время он писал мне письма.

- На каком языке?

- Аф идиш, конечно! Вот они! Знаю, что он участвовал в войне в 1948 году. Знаю, что умер в конце 60-х годов и похоронен в кибуце Эйн-Харод. Иннокентий Михайлович и Маша, наша дочь, приехав в гости в Израиль, съездили в этот кибуц, но кладбище было закрыто, и могилы они не увидели...

- Окончила я школу рабочей молодежи, потом художественно-театральное училище. В 1951 меня распределили в театр имени Ленинского комсомола.

- В Ленком...

- Это сейчас его так назвал великий коммерческий деятель, Марк Захаров. Чепуха!.. ладно, пусть -"Пипл хавает"...
Я работала заведующей пошивочным цехом. В 54-м году в театр пришел Иннокентий Михайлович.

- Из издания в издание кочует легенда о том, как благополучная девушка, красавица, москвичка, нашла под театральной лестницей бездомного провинциального актера и с помощью связей в театральном мире вывела его "в люди".

- Бред! Бред! В последнее время я не даю интервью и не встречаюсь с журналистами. Разговариваешь - вроде бы нормальный человек, а откроешь газету, увидишь, что он написал... Я от этого впадаю в стрессовое состояние. Но чему удивляться в наши дни, когда министр культуры Михаил Швыдкой по телевизору объявил, что без мата нет русского языка.
Абдулова однажды спросили, почему он так много работает, зачем ему столько денег. И этот человек ответил: "Я же не могу жить в театре под лестницей, как жил Смоктуновский, и чтобы меня кормила женщина". Весь этот бред печатается в газетах. Я категорически против интервью - исказят, переврут... А заголовки?! "Гамлета сделала Суламифь", "Тяжелая жизнь гениального Кеши". Как безвкусно, пошло!

- Ну да Бог с ними, с халтурщиками. Как вы познакомились с Иннокентием Михайловичем?

- В 54-м он приехал в театр из Сталинграда. Его пригласила Софья Владимировна Гиацинтова. Выдающаяся актриса! Благороднейшая женщина, дворянка. Она предложила ему до нового сезона поработать, как говорят в театре, "на выходах" - в массовках, эпизодах. А к новому сезону Софья Владимировна обещала "выбить для него "штатную единицу".

- Иннокентий Михайлович действительно ночевал в театре под лестницей?

- Вранье! Иннокентий Михайлович обо всем этом написал в своей книге. Он жил у актеров Бахтиных. Они очень дружили. Потом у актеров Марковых. Гиацинтова предложила ему снять комнату, которую ему будет оплачивать театр.

- Как мы познакомились? Прошло почти пятьдесят лет, но я хорошо помню костюм, который он у нас в цеху примерял. Я спросила: а где заявка на костюм, а где наряд на работу за подписью зав. постановочной частью, где накладная на ткань? Обычная советская бюрократия. Тут он, как говорится, на меня глаз и положил. А в театре знаете как? Все забегали, зашушукались - новый актер неравнодушен к Соломее. Иннокентий Михайлович стал часто приходить к нам в пошивочный цех. Часами сидел, читал книжку, никому не мешал. Только просил открыть форточку, ему было у нас душно.

- Вашей маме, когда она встретила свою любовь, было пятнадцать лет, а вы в 1954 были взрослым человеком.

- Мне было 29, не замужем, судьбу свою "оседлать" не успела.

- Но вы работали в театре, где кипит жизнь и бурлят страсти. Были, наверное, и увлечения?

- Что вы! Никаких увлечений не было! Я, наверное, пошла в своего отца. Иннокентий Михайлович в меня влюбился - и всё. Я была для него одна-единственная.

- Когда вы познакомились, увидели Иннокентия Михайловича, то поняли, почувствовали, что перед вами - гений?

- Если не ошибаюсь, первым, кто назвал Иннокентия Михайловича гением, был внук Достоевского. Он сказал это после спектакля "Идиот".
Ну а я ни после первой встречи, ни после второй ничего такого в нем не увидела. Человек как человек. Но у него был необыкновенный, очень внимательный взгляд. И эти глаза! Удивительные!

- Существует еще одна легенда, о том, как Георгий Александрович Товстоногов никак не мог найти актера на главную роль в спектакле "Идиот". Однажды на репетиции он закричал: "Глаза! У него - глаза! У этого, из фильма "Солдаты", у Свистуновского!" И пригласил Иннокентия Михайловича в ленинградский БДТ.

- Это правда. Главное у художника - интуиция. Инстинктивно Товстоногов понял, что за актер Иннокентий Михайлович.

- Пока существует театр, актеры всего мира - старые и молодые, худые и толстые, талантливые и убогие - будут мечтать о роли Гамлета. Ваш муж сотнями критиков и миллионами зрителей признан лучшим Гамлетом всех времен и народов. Выше - только небо. Муж - гений. Но как жить с гением? Как домашний быт: булочная, водопровод, грязное белье, кашель у детей, соседи... и так до бесконечности - уживается под одной крышей с гениальностью?

-Но я ведь не за гения выходила замуж ! Я выходила замуж ответственно - по любви. Между двумя свободными людьми возникло чувство, и мы поженились. Кто же знал, что произойдет такое... Что будет восхождение, и все скажут - гений. Мы же поднялись на Олимп!
А когда его пригласили на роль Гамлета, все вокруг говорили: "Ну какой из Иннокентия Гамлет?"

- А быт? Быт можно соединить с чем угодно. Никакой человек не может жить без быта. Творческому человеку нужно этот быт организовать. Все в нашей семье было четко разделено.
Творчество - это он. Быт - это я. Когда Иннокентий Михайлович готовился к роли, для него, кроме этого, ничего не существовало. Моя жизнь была служением Актеру и Гению. Художник должен иметь безукоризненные условия. Каждая его клеточка живет творчеством. Сергей Аполлинариевич Герасимов сказал: "Смоктуновский - эталон актера. Он даже не перевоплощается. Ему не нужно перевоплощаться. Он становится этим человеком. Становится Гамлетом, Мышкиным, Чайковским. Окружающие видят, что на их глазах рождается чудо".

- Если Гамлет женится на Офелии, то из их брака, наверное, ничего не получится?

- Гамлет, Офелия... Судьба - это Божий промысел. Шуламит, родившаяся в Иерусалиме, и Иннокентий, родившийся в сибирском селе Татьяновка, находят друг друга в этом мире! Кстати, из-за белорусской фамилии Смоктунович, которую Иннокентий Михайлович по требованию директора одного из театров изменил, злой, глупый, ничего не понимающий в искусстве тележурналист Караулов объявил: "Да он, Смоктуновский, еврей, только скрывает это".

-Как отреагировал Иннокентий Михайлович, узнав, что ваше имя Соломея, что выродились в Иерусалиме?

- Его это удивило. Но я хочу, чтобы вы и читатели поняли - Иннокентий Михайлович был человеком Божьей милостью. Это не многие понимают. Чем больше времени проходит с тех пор, как его нет, тем больше я над этим думаю...

- Когда Иннокентий пришел в нашу семью, он сразу же гениально "подыграл" моей мамочке, общительному и жизнерадостному человеку. Он сам был такой. Актеры - такие актеры - всегда жизнерадостны. Жизнь для них так многослойна, что они радуются любому ее проявлению.

- Иннокентию понравился и мой отец - я называла его отцом, Михаил Ефимович Горшман. Он был человек искусства, художник, иллюстратор книг Пушкина, Шолом-Алейхема. Его друзьями были художники Куприянов, Фаворский... Он умер в 1971 году. Иннокентий очень любил смотреть, как Михаил Ефимович работает, любил его картины. Вот на стене висит написанный им портрет Иннокентия. Когда встал вопрос, а где же нам жить после свадьбы, и мы подумывали, не подождать ли до тех пор, пока появится свой угол, Михаил Ефимович настоял, чтобы мы поженились. "Жить пока можно и в одной комнате", - сказал он. И жили все в одной комнате, на чердаке.
Иннокентий Михайлович сразу потянулся к нашей семье. Он считал, что все это не случайно - Соломея, Иерусалим... Мое имя у окружающих всегда вызывало удивление: "Вы татарочка? Еврейка? А вы на евреечку совсем не похожи".
Когда Иннокентий Михайлович заполнял анкеты для поездок, ему говорили: "Вы бы имя жене изменили. Оно какое-то иностранное!". А еще раньше, когда мы собирались пожениться, друзья-актеры недоумевали: "Михалыч, ты чего? Не мог русскую бабу найти ? Соломея - девушка очень хорошая, но смотри, намаешься с ее "пятым пунктом". Особенно старался актер Юра Лихачев. Да и сейчас...
Вот Михаил Козаков в журнале "Знамя" написал, что жена Смоктуновского его "ожидовила"...

- Иннокентий Михайлович не терпел, когда кто-то при нем плохо высказывался о евреях. "Евреи, - говорил он, - добрые, замечательные люди. И вообще, оценивать людей по их национальности - расизм". Иннокентий Михайлович должен был получить звание "Почетный гражданин Земли".. Правда, его именем названа планета.

- Практически сразу же после вашей свадьбы начался триумфальный взлет актера Смоктуновского. Это вы принесли ему удачу?

- Да, безусловно. И это тоже Божий промысел.

- Иннокентий Михайлович гениально (я часто, но, надеюсь правильно употребляю это слово) сыграл три роли евреев: Фарбера ("Солдаты"), Моисея Моисеевича ("Степь") и Исаака ("Дамский портной"). Работая над ними, он советовался, консультировался с вами?

- Нет. Но он видел Михаила Ефимовича, его иллюстрации к Шолом-Алейхему. Он видел мою мамочку. Он, в конце концов, жил в еврейской семье. А о том, как он сыграл эти роли, написано очень много. Мне кажется, что его Моисей - это постаревший Иисус Христос.

- Иннокентий Михайлович был глубоко верующим христианином. А вы - верующий человек?

- Я верю в высшие силы, в космическую Совесть. Нужно быть с ними в гармонии: любить природу, не придавать значение мирской суете, заниматься только своим делом - как Иннокентий Михайлович.
Он был в восторге от Израиля! Он говорил мне: "Соломка (он всегда, да и вся наша семья, называли меня Соломкой), дружочек, тебе нужно обязательно туда поехать". Для него Израиль был Святой землей, а Иерусалим - Святым городом.

- Вы ни разу не были в Израиле. А когда и почему туда уехала, а точнее, вернулась, ваша мама?

- Она уехала в 1989 году, она и Рут. Она прожила здесь интересную жизнь. У нее было много русских друзей: писатели, художники, музыканты. Она печатала свои рассказы в "Советиш геймланд", под псевдонимом Гоман вышли несколько ее книжек для детей.
Но по-настоящему она могла жить только среди евреев. Поэтому мамочка на старости лет и уехала в Израиль. Сначала она решила съездить погостить, встретиться с кем-то из коммунаров. Но - ностальгия, воспоминания о молодости... И она осталась. В Израиле она еще раз вышла замуж за очень славного человека, Даниэля. Он приезжал к нам в гости в Москву, и говорил: "Я ваш папа!" А я... Я не могла уехать. Всё на мне - дом, сын, дочь, внучка. Я очень ответственный, обязательный человек. С годами это из достоинства превратилось в недостаток. Моя дочка говорит: "Мама, да брось ты все, поезжай". А как я могу оставить внучку Настю? Она учится в театральном институте. У нее репетиции, приходит поздно. Кто ей приготовит, кто ее накормит, подаст, постирает, книжки нужные достанет? Я ей и подсказать что-то могу...

- В последние годы жизни Иннокентий Михайлович снялся в нескольких картинах, которые яйца выеденного не стоят. Играл он блистательно - боссов современной мафии. Как ваш муж относился к такому изменению репертуара?

- А чего стоит вся нынешняя жизнь? Иннокентий Михайлович был актером-лицедеем. Он очень любил это слово - "лицедей". Иннокентий должен был все время играть. Без этого он не мог жить. А с этими ролями его просто "доставали".
"Соломка, - говорил он мне, - ну что же делать, играть надо...". Ну и семью содержать нужно было. Машину хотелось купить, видеокамеру, мир посмотреть... Но и к этим ролям он относился творчески, с полной отдачей. Как всегда.

- Ваш муж понимал, что он - гений?

- Иннокентий все знал. Знал свою судьбу. Знал, "кто есть кто". Понимал, что он - гений.

- Гении дружат с кем-нибудь?

- Со своими ролями!

Мишель Курно, которого называли самым злым критиком Франции, писал: "Если вы хотите увидеть Бога на сцене, идите на "Дядю Ваню" в исполнении Смоктуновского".

Писатели-фантасты утверждают: "Трудно быть Богом.

Но наверняка еще труднее - быть его женой!!!".
Прикрепления: 4654883.jpg(36Kb) · 7449894.jpg(19Kb)
 
papyuraДата: Пятница, 10.08.2012, 11:22 | Сообщение # 86
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1039
Статус: Offline
В мае Софико Чиаурели исполнилось бы 75 лет (увы, она не дожила ...)
Друзья, коллеги, родные собрались вместе в Доме актера. Они решили не превращать юбилей в заунывный вечер памяти, а сделать из него праздник с песнями и танцами. Хотя у России и Грузии в политическом плане не все гладко, связи, которые остались у двух народов в сердце, никто не порушит; слишком много общего - в том числе Софико, которую любили все, кто был с ней знаком.
Алла Сурикова выбрала Чиаурели на роль, которая стала одной из самых известных в ее фильмографии: в комедии «Ищите женщину». Действие разворачивается в Париже, но по понятным причинам съемки проходили в павильонах «Мосфильма».
- Единственной нашей поездкой была поездка в Тбилиси, - вспоминает Сурикова. - Нужно было сделать всего одну фотографию Чиаурели. С самолета я, директор картины и оператор попали в объятия гостеприимной Софико - дружественные, теплые и, конечно, слегка алкогольные. Прекрасно провели пять дней - и в результате вернулись, ничего не сфотографировав… Хорошо еще, что в Москве нашли календарь с изображением Софико - пересняли портрет и на худсовете представляли именно его.
Потом были съемки. Мама Софико, великая актриса Верико Анджапаридзе, уже болела, и Чиаурели не могла надолго отлучаться из Тбилиси в Москву. И она попросила снять картину так, чтобы ее не надо было потом переозвучивать. Современных тихих камер, позволяющих записывать звук прямо на площадке, тогда не было и в помине - актеры обычно сами дублировали свои роли в студии. Мы выстелили пол толстым ковролином, я отдала Софико «бесшумные» босоножки из тончайшей кожи, купленные мной в валютном магазине, а оператор, когда снимал, накрывался одеялом.
И мы записали чистый звук.
Единственное слово, которое у нее не получалось по-русски, - «сейчас». Она говорила абсолютно грузинский вариант «шичаш», и нам с монтажером приходилось отрезать по кадрику, чтобы из звука «ш» сделать «с»…
Она часто бывала у меня в гостях в Москве. Однажды попросила отвезти ее в меховой магазин. Мы сели в мой «Запорожец», который ломался практически на каждом перекрестке. Софико тогда сказала: «А можно я сяду за руль?» Вышла, что-то пошептала, села за руль и машина поехала. Вот так «шептать» она умела любому, мир вокруг нее заводился и начинал жить.
Она умела себя дарить - так красиво, открыто, нежно…
Николай ЦИСКАРИДЗЕ, солист Большого театра:
- Когда рухнул Советский Союз, Софико с племянником Рамазом приехали в Москву, чтобы играть спектакль в театре им. Ермоловой. Стояло лето, жара, но зал был набит битком.
Их так принимали – они стояли на сцене, публика их не хотела отпускать.
И они от такого поразительного приема просто расплакались, потому что это были слезы по той ушедшей жизни.
Роберт СТУРУА, театральный режиссер:
- Хотел бы отметить удивительную вещь – есть гениальные актеры, но они не становятся столь известными, как другие. Никто не может понять, почему артистов с одинаковым талантом ждут разные карьеры.
Один становится выразителем народа, а другой в памяти как-то не задерживается..
. Я Софико знал с детства, и она всегда был хулиганкой. Причем не очень красивой. Но вот произошло чудо – закончив школу, она начала меняться.
Смотришь – кактус, а из него неожиданно вырастает цветок. И если вы обратите внимание, то увидите – она превратилась не просто в красивую девушку, а больше, чем в красивую. В ней появилось нечто, наверное, что-то связанное с духом.
Леонид ЯРМОЛЬНИК, актер:
У американцев есть Мэрил Стрип, а у нас – Софико Чиаурели.
Они одного уровня и одной палитры актрисы, правда, Софико эксцентричней – она же с гор спустилась.
Мы с Сашей Абдуловым снимались еще совсем молодыми в фильме «Ищите женщину», в котором Софико стала нашей партнершей. С ней было очень просто работать – складывалось ощущение, что Алла Сурикова попросила Софико, чтобы ты с нами позанималась и помогла сыграть роли.
Вот такая мать или сестра, или подруга – в общем, очень близкий человек.
Я помню, всегда ее спрашивал – с позиции своей молодой наглости: «Софико, я знаю, чем отличаются горцы от кавказцев. А чем отличаются женщины-горянки?».
Софико тут взвивалась: «Тебе сейчас при всех показать?». И Куравлев, играющий инспектора, вставлял мимоходом: «То же самое всё»...

а все подробности-здесь:

http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=619
 
ПримерчикДата: Понедельник, 20.08.2012, 09:15 | Сообщение # 87
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 410
Статус: Offline
всеми забытая ...

http://rutv.ru/brand/show/id/5068

небольшая справка:

Советская актриса и талантливая исполнительница драматических ролей Маргарита Володина известна не одному поколению зрителей. С молодости она отличалась яркой внешностью, и родители советовали ей поступать «на артистку».
О таланте актрисы можно судить по тому факту, что в ЛГИК Маргарита поступила без обязательного третьего тура и почти без перерыва успешно сдала экзамен выездной комиссии из Школы-студии при МХПТ.
На Школе-студии она и остановила свой выбор, и благополучно закончила это учебное заведение в 1959 году.
Следующие два года (1959-1961) Маргарита Владимировна – актриса Московского театра «Современник», который сменяет на «Центральный Театр Советской Армии.
В 1961 году она становится актрисой Театра–студии киноактера.
В 1963 вместе с фильмом «Оптимистическая трагедия» Маргарита Владимировна становится участницей Каннского кинофестиваля...
Всего на ее счету более тридцати ролей в кино, например в фильмах «Три сестры» (Маша), «Ярость» (Лёлька), «Белая мазурка» (Наталия Полл), «Поздняя встреча» (Гущина). Большинство ее героинь были любимы зрителями, в 1964 году Маргарита Володина по результатам опроса читателей журнала «Советский экран» признана лучшей актрисой страны 1963 года.
А в 1973 получила звание Заслуженной артистки РСФСР.
Сейчас Маргарита Владимировна живет в Париже, пишет роман-воспоминания – это уже вторая ее литературная работа, первой была автобиографическая «Исповедь актрисы».
 
sINNAДата: Понедельник, 20.08.2012, 22:23 | Сообщение # 88
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Большое спасибо, Примерчик, за то, что Вы поместили этот материал.
 
ПинечкаДата: Суббота, 25.08.2012, 17:07 | Сообщение # 89
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1094
Статус: Offline
С юбилеем, МАРГАРИТА БОРИСОВНА!

Маргарита Терехова родилась 25 августа 1942 в городе Туринске Свердловской области. В юном возрасте она вместе с семьей перебралась в Ташкент, где и прошло ее детство. С ранних лет красивая девочка обращала на себя внимание окружающих мальчишек. Вспоминает режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич: «Мы с Ритой росли в Ташкенте в одном дворе. Рита была такая яркая девушка, с характером, подвижная. В нашей мальчишеской аудитории была очень известна! У нее были очень красивые, стройные ноги, хорошая фигура, у нее рано появилась грудь, и это нас всех тревожило!»

Школу Маргарита окончила с золотой медалью. Проучившись два года (с 1959 по 1961 г) в Ташкентском университете, девушка решилась отправиться покорять Москву. Поначалу ей ужасно не везло. Оказалось, что приехала она поздно – большинство вузов уже завершили прием абитуриентов. Оставался шанс пробиться во ВГИК, но там педагоги не разглядели в юной провинциалке будущую звезду.
Маргарита не отчаялась, и ее упорство было вознаграждено. Девушку приняли в Школу-студию при Академическом театре им. Моссовета. Талант Тереховой быстро проявился, - она заняла лидирующее положение в труппе. Как это часто бывает, талант юной актрисы вызвал зависть всей женской половины труппы. Однако саму Маргариту это нисколько не смутило. «А я не обращала внимания, потому что была наивна и независима. Жить было негде, даже косу длиннющую вынуждена была отрезать - некогда было расчесывать», - признается Маргарита Терехова.

По окончании Школы-студии Маргарита Терехова стала актрисой Театра им. Моссовета.
На его сцене актриса сыграла немало интересных ролей, среди которых: Клеопатра в «Цезаре и Клеопатре» Б.Шоу (1964), Мари в спектакле «Глазами клоуна» по роману Г.Бёлля (1968), Соня в спектакле «Преступление и наказание по роману» Ф.М.Достоевского (1971), Елизавета в «Царской охоте» по пьесе Л.Зорина (1977), Любовь Сергеевна в «Теме с вариациями» С.Алешина (1979).

Первые роли Маргариты Тереховой в кино в какой-то степени были перебором вариантов. Впервые на экране она появилась в 1965 году. Ее Таня - легкая, светящаяся надеждой девушка – вносила в картину армянского режиссера Фрунзе Довлятяна «Здравствуй, это я!» ощущение радости и веры в счастье.

Вслед за этим Маргарита Терехова снялась сразу же в двух ролях в романтической драме Павла Любимова «Бегущая по волнам» (поставленной по одноименному произведению Александра Грина). Ее героини - Биче Саниэль, жена капитана Геза, и Фрэзи Грант, девушка из легенды - стали воплощением двух разных миров.

Первое время актриса снималась не часто, но зато каждая из картин с ее участием становилась событием. Это относится и к знаменитой киноповести Андрея Смирнова «Белорусский вокзал», где Терехова сыграла Наташу Шипилову, и к драме Ильи Авербаха «Монолог» (Тася Сретенская)...

Уже в своих первых картинах Маргарита Терехова ярко демонстрировала свою сильную притягательность, внутреннюю независимость и непокорность, что не могло пройти мимо Андрея Тарковского. Видимо он почувствовал некое «родство душ», поскольку, приступая к очередной своей картине «Зеркало», доверил Тереховой сразу две главные роли – матери (Марии) и жены (Натальи). Тарковский не ошибся. В своих героинях Маргарита Терехова в полной мере выразила замысел режиссера.
Ирина Шилова («Советский экран»):
«В создаваемый Тарковским мир вошла актриса, обладающая даром прозрения, равного замыслу масштаба. Не объяснить, не раскрыть, не разгадать, но дать возможность встречи с женщиной, вдохновлявшей поэта,— вот смысл первого появления Марии. Это зыбкое состояние метерлинковского ожидания, исполненное мимолетностей и нечаянных ощущений. Случайный прохожий нарушил чистоту, ясность, сосредоточенность чувств. Мария отвечает на вопросы, манит и отталкивает, интуитивно отделяя случайное — вот этот разговор — от того, что происходит в ее душе. Она красива, великолепна в скромном дачном наряде, с тяжелым пуком волос, с таинственной полуулыбкой, ибо она и здесь, сейчас, и в не известном никому прошедшем — далеком и близком.
Ситуация с обменом сережек. Образ бедствия, голода, нищеты и образ богатого дома, покоя, благополучия сомкнулись. Здесь и искушение, и принесение в жертву. Здесь — сердце на разрыв, но не предательство себя. Актриса открывает предел возможного унижения, предел возможной жертвенности для своей героини и для себя — Маргариты Тереховой. Из-за ее упорства, неуступчивости Тарковский изменил замысел эпизода, понял и принял кредо своей актрисы.
...Бежит по улице под проливным дождем Мария. В движениях, в размахе рук, в откинутой голове мучительная напряженность, исступленность. Случилось страшное, нужно успеть исправить ошибку и тем самым спастись. Лихорадочно скользят глаза по страницам текста. Нашла — ошибки нет. Воображение, подгоняемое неотступным страхом, сыграло шутку. Усталость, апатия, прострация — плата за пережитое. Возвращаясь к жизни, Мария словно бы становится ребенком; слезы застилают глаза, мешают видеть, слезы обиды, горечи, всепоглощающего отчаяния от несправедливости мира».

Со своим будущим мужем Саввой Хашимовым(умер в январе этого года) Маргарита Терехова познакомилась еще в 1966 году в Болгарии на съемках фильма «Бегущая по волнам». В то время Хашимов, популярный болгарский актер, красавец и любимец женщин, был женат, но это его нисколько не остановило. Между Саввой и Маргаритой закрутился роман, приведший к беременности. Об этом Хашимов узнал, когда Терехова была уже в Москве. Он тут же написал Маргарите письмо, в котором сообщил о своем решении жениться на ней. Такая самоуверенность поначалу возмутила Терехову, однако противостоять напору его любви она не могла...
Новоиспеченные супруги поселились в театральном общежитии, и вскоре у них родилась дочка Анечка. Хашимов вспоминал: «Мы были счастливы! Нам было вместе очень хорошо. Любили в саду «Эрмитаж» гулять с Анечкой - катали ее в коляске. Это было счастливое, романтичное время!»
К сожалению, этот брак был обречен с самого начала, и причиной тому стала их профессия.
У молодых практически не было домашнего хозяйства, которое могло бы их связывать. К тому же Хашимов категорически не хотел жить в Москве, он стремился в Болгарию, где его ждала интересная работа, а Терехова не собиралась покидать столицу.
Спустя полтора года они расстались. Расстались тяжело, с большими переживаниями, хотя и остались в последствии друзьями.

Маргарита Терехова очень тяжело пережила расставание с Саввой Хашимовым. Этот разрыв сделал актрису даже внешне более холодной и суровой. Взять ту же Марию с ее завораживающей холодностью в «Зеркале» Тарковского. Дальше – больше. Имидж Маргариты Тереховой стал меняться в сторону коварной, роковой красавицы.
Началом этой вереницы образов положила ее Диана из «Собаки на сене» (1977), поставленной режиссером Яном Фридом по одноименной пьесе Лопе де Вега. Актриса создала незабываемый, емкий образ стервозной женщины, завлекшей в сети своей любви Теодоро (Михаил Боярский), и самой же испытывающей душевные муки от невозможности соединиться с любимым человеком.
Следующей в этой череде стала коварная Миледи в культовой картине режиссера Георгия Юнгвальд-Хилькевича «Д’Артраньян и три мушкетера»…

Поначалу на роль Миледи Юнгвальд-Хилькевич планировал пригласить Елену Соловей. Но осуществлению его плана помешала беременность актрисы. Тогда режиссер и вспомнил о Маргарите Тереховой.
В свое время (еще в 1969 году) Юнгвальд-Хилькевич хотел снять Маргариту в главной женской роли в своей картине «Опасные гастроли». Но руководство Госкино настояло на кандидатуре Лионеллы Пырьевой. Для того чтобы оставить в картине Высоцкого, режиссеру пришлось пойти на уступки, что тогда очень обидело Терехову...
И вот теперь он вновь набирал ее номер. «Ритка, спасай!» - обратился к ней Юнгвальд-Хилькевич. «Хоть ты и сукин сын, но я согласна», - ответила Маргарита.
Утверждение на роль было отнюдь не гладким.
Госкино хотело видеть в роли Миледи Пенкину. «Миледи - Пенкина?! Когда я услышал это, швырнул документы, запил и уехал в Питер, - рассказывает режиссер. - Я сказал: «Не буду я снимать ваших «Мушкетеров» или буду снимать так, как хочу».
Госкино пришлось пойти на попятный, и Терехову вызвали на пробы…

Вспоминает Юнгвальд-Хилькевич: «Надели на Риту шифоновую кофточку, и впервые в истории советского кинематографа в кадре была видна женская грудь не в течение одного стыдливого мгновения, а практически постоянно. У Тереховой грудь, как у Марии-Антуанетты (сохранился слепок из стекла), - это образец, самый красивый бюст в мире. Я говорю об этом не как мужик, а как художник. Миледи получилась абсолютной формы. Сексуальная, вероломная!»
Однако прежде чем приступить к съемкам, пришлось заняться еще и переделкой всего сценария. Вспоминает Маргарита Терехова: «Хилькевич был от сценария в ужасе; авторы пусть меня побьют – они живы и дееспособны, – но я и сейчас скажу, что это была готовая оперетта и я в этой пошлятине играть не собиралась. Так и сказала. Хилькевич радостно воскликнул: «Слава Богу! Ты уже второй человек!» В общем, мы многое сумели восстановить и выправили даже некоторые огрехи Дюма».

Работа над образом велась Маргаритой очень серьезно.
Актриса, окунувшись в историю, выяснила, что прототипом ее героини была реальная агент кардинала Ришелье, которая разоблачала политические интриги Анны Австрийской.

Исходя из этого, Тереховой был создан яркий образ коварной интриганки, нашедшей в кардинале своего защитника-покровителя, и под его крылом осуществляющего свои планы.
«Прекрасна, как ангел небесный, как демон, коварна и зла!» - этот эпиграф как нельзя лучше подходит к ее героине.
Работая над своим персонажем, Терехова придумала немало фраз и реплик, в том числе и знаменитое: «Бросьте жертву в пасть Ваала, киньте мученицу львам». Эту цитату актриса нашла в томике Лопе де Вега.
О серьезности вхождения в образ говорит и то, что во время съемок у актрисы на плече проступило красное пятно в виде лилии. Потрясенный Хилькевич собрал всю съемочную группу. Художнику оставалось лишь обвести это пятно, и клеймо было готово...

В 80-е Маргарита Терехова вступила уже необыкновенно популярной актрисой (тому немало способствовали «Собака на сене» и «Д’Артаньян и три мушкетера»).
В 1980 году на экраны вышла еще одна картина, где Терехова проявила себя в полном блеске. Речь идет о телевизионной музыкальной комедии Яна Фрида «Благочестивая Марта», где она сыграла главную роль.
Именно в этот период в стране развернулась грандиозная травля Андрея Тарковского, человека, который был очень близок и дорог Маргарите Тереховой. Актриса помогла выстоять своему другу, а в своем дневнике записала: «Запомни, Рита, этот момент отчаяния. Интересно, что будет дальше?»

Сама Терехова впоследствии признавалась, что в тот критический момент ее спасло рождение ребенка. Сын Саша родился в 1981 году. О том, кто его отец Терехова никому никогда не говорила...

Последующие работы Тереховой в кино подтверждали ее высокое мастерство, хотя и не имели такого большого успеха, как Миледи, Диана де Бельфлор или Донья Марта.
Терехова одинаково органично смотрелась и в мелодрамах («Давай поженимся», Елена), и в исторических картинах («Русь изначальная», Феодора).
В 1989 году актриса продемонстрировала способности играть гротесковые, подчеркнуто стилизованные роли, снявшись в трагикомедии режиссера Сергея Овчарова «Оно», а в картине эстонского режиссера Авро Ихо «Только для сумасшедших» (1990) блеснула филигранной психологической игрой.
За роль в фильме «Только для сумасшедших» Терехова получила призы МКФ за лучшую женскую роль (М.Терехова) в Сан-Ремо-91, Руане-92, Норд-Плайде-93 (Бельгия), Брюгге-93.

В 90-е годы Маргарита Терехова отошла от кинематографа, но полностью связи с кино она не теряла. Актриса изредка снималась и вынашивала идею постановки чеховской «Чайки». Заявку на съемки фильма со сценарным планом на 24 страницах она подала еще в 1996 году. Одновременно на экранизацию «Чайки» поступила и другая заявка, от Дмитрия Долинина. Однако тогда Госкино ответило отказом им обоим.
Воплотить в жизнь свою мечту Маргарите Борисовне удалось лишь спустя шесть лет - в 2002 году.
На главные роли Терехова определила себя (Аркадина) и своих детей: Анна Терехова сыграла Нину Заречную, а Александр (в титрах он значился по фамилии отца - Тураев) – Константина Треплева.
В других ролях Маргарита Борисовна задействовала Юрия Соломина (Сорин) и Андрея Соколова (Тригорин).
Съемки фильма происходили в усадьбе Антона Павловича Чехова Мелихово и в окрестностях Переславля на Плещеевом озере...

Игорь BIN
 
sINNAДата: Пятница, 31.08.2012, 12:08 | Сообщение # 90
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Светлый человек,прекрасный актер и достойный гражданин своей страны.
Один из тех немногих представителей интеллигенции, которые никогда не лебезили перед властью, не были конъюктурщиками и духовно были всегда со своим народом.
Он один из немногих, кто достоин называться интеллигентом...



Он пропускал через себя любую чужую боль и спасал людей не только в программе «Жди меня», но и в реальной жизни. (однажды, отдыхая на море, он вытащил из воды во время шторма тонущего мальчика...)
С полной самоотдачей Игорь Кваша вел и свою знаменитую программу. В одном из выпусков «Жди меня» он настолько растрогался, что ушел за кулисы прямо во время съемок, проплакав там несколько минут. Потом Кваша попросил режиссеров вырезать этот эпизод, но зрители, увидев запнувшегося и отвернувшегося ведущего, все равно уловили ту невероятную муку, которую в тот момент он испытал...

Редкому умению делиться сердечным даром в трудную минуту с теми, кто действительно в этом нуждается, Игорь Кваша учился с раннего детства. Когда началась война, семья была эвакуирована в Сибирь, где и началось увлечение театром. Маленький Игорь посещал местную студию, а спустя короткое время уже играл главную роль в спектакле «Морозко» в госпитале перед ранеными бойцами.
Добавим, что в 1943-м отец Кваши пал под Сталинградом...

Он пришел в знаменитый "Современник" в 1956-м, в очень удачное, как потом напишут, время, став вместе с Евстигнеевым и Табаковым основоположником и одним из главных актеров, без которых этот театр невозможен.
"В жизни я многое пропустил и многое упустил, — говорил Игорь Кваша. – Но одно у меня есть, то, что меня греет: это то, что мы сделали этот театр".
Позднее Кваша не раз вспомнит, как на сцене ДК "Правды" — временном пристанище "Современника" — им впервые "зарубили" спектакль — военную пьесу Галича, и как молодой Евстигнеев выпалил свой финальный монолог, пристально глядя в глаза цензору из райкома.
"Когда вернутся наши, когда вернутся русские, они повесят тебя как бешеную собаку", — он так говорил это, этот монолог, что все за кулисами смотрели и рыдали, и я рыдал белугой совершенно, — вспоминал Игорь Кваша. — Как он вел эту сцену — Женя! Передать этого нельзя".

Все спектакли с его участием смотрятся на одном дыхании. Восторженные зрители нередко даже прерывают реплики актера аплодисментами.
Игорь Кваша точно и выразительно играл разные роли — и серьезные, и комедийные. Особняком стоял Лука, герой одного из программных спектаклей "Современника" — "На дне". А была еще роль соратника Ленина Якова Свердлова из спектакля "Большевики". Потом была большая работа актера — роль молодого Карла Маркса , и наконец, роли Иосифа Сталина. Отца народа Кваша убедительно сыграл сразу в нескольких сериалах. Но самой выразительной оставалась роль Сталина в проекте телеканала "Россия" "В круге первом"...

Его герои удивляли, покоряли, заставляли сочувствовать и ненавидеть. Блистательный актерский дуэт Андрея Миронова и Игоря Кваши продолжался долгие годы. Это, конечно, и совместная работа в "Соломенной шляпке", где Кваша сыграл потрясающего служаку — лейтенанта Тавернье. С Андреем Мироновым они будут играть и во всенародно любимом "Человеке с бульвара Капуцинов", где Кваша воплотит образ пастора – коварного, в лучших традициях изощренного злодея.

Своей блистательной игрой, интуитивным, подсознательным чувством каждой роли он очень быстро покорил зрителей. Мало кому из артистов удавалось так сыграть "благородное предательство", как Игорю Кваше.
Его роль Бургомистра в "Том самом Мюнхгаузене" оставалась историей талантливого предательства со слезами на глазах. И это было — как и все в исполнении Кваши — удивительно виртуозно.

В последние годы Игорь Кваша неожиданно стал телеведущим — вел на Первом канале программу "Жди меня". К чужому горю Игорь Владимирович относился с неподдельным переживанием и искренностью, пропуская через свое сердце невероятное количество трагедий и драм совершенно посторонних ему людей.

"Живешь-живешь, и все кажется, что все еще впереди, — рассуждал Игорь Кваша. — Но потом понимаешь, что жизнь уже ближе к концу. Но пока ты помнишь, пока ты можешь что-то вспомнить – надо это вспоминать и помнить".
Таким он был в жизни.
Таким останется в нашей памяти.
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » о тех, кого помним и знаем, и любим... » о тех, кого помним и знаем, и любим...
Страница 6 из 20«12456781920»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz