Город в северной Молдове

Суббота, 21.10.2017, 20:30Hello Гость | RSS
Главная | Поговорим за жизнь... - Страница 16 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 16 из 24«1214151617182324»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » Наш город » ЗЕМЛЯКИ - БЕЛЬЧАНЕ, ИХ ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО » Поговорим за жизнь... (истории, притчи, басни и стихи , найденные на просторах сети)
Поговорим за жизнь...
sINNAДата: Воскресенье, 18.08.2013, 04:38 | Сообщение # 226
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Я  так   люблю её...

Близка мне осени печаль…
Я так люблю её. Но жаль,

дождя жемчужин мне на нить
не нанизать. И не носить...

И унесётся листьев смерч,
забрав  с  собой  осколки встреч,

обломки счастья давних дней
И искры радости моей…


Близка мне осени печаль.
Я так люблю её…


Сообщение отредактировал sINNA - Воскресенье, 18.08.2013, 13:26
 
shutnikДата: Четверг, 29.08.2013, 09:25 | Сообщение # 227
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 391
Статус: Offline
Спасибо, Инна!
 
sINNAДата: Четверг, 29.08.2013, 12:16 | Сообщение # 228
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Вам  спасибо.
 
papyuraДата: Суббота, 28.09.2013, 12:26 | Сообщение # 229
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1043
Статус: Offline
Педагог с Теленештской улицы

У Менахема Вайнбойма – тридцатилетний педагогический стаж в Израиле, причем половину этого срока уроженец Теленешт посвятил объединению своих земляков. Он – директор школы ОРТ им. И. Ядина, председатель землячества, редактор общеизраильской газеты «Теленештская улица». В прошлом году Менахем стал лауреатом конкурса «Человек года» в своём городе Ришон ле-Ционе.
…Они уезжали втроем. В 1979-м году семья Вайнбойм – Менахем, его жена Рахель (Раиса) и сын Александр – вышли из самолета в аэропорту им. Бен-Гуриона. В зале ожидания их встретил родственник, приехавший в Израиль на несколько месяцев раньше.
Ульпан, куда репатриантов направили изучать иврит, находился в Кирьят-Гате. Хотя поселение к тому времени уже имело статус города, тем не менее это было унылое захолустье, которое мало изменилось со времени легендарного сражения Давида и Голиафа (а оно, по легенде, происходило именно в этих окрестностях).
До приезда в Израиль Рахель (после окончания иняза) работала в Бельцкой СШ № 16 (с английским уклоном), а Менахем преподавал русский язык и литературу... Однако здесь нужно было как можно скорее осваивать иврит, который  репатриантам преподавала военнослужащая...
После ульпана супруги перебрались в Ришон ле-Цион. Сняли квартиру и занялись поиском работы – небольшое денежное пособие (корзины абсорбции тогда не было), которое они получили, быстро закончилось. Рахель поступила на полугодичные курсы учителей английского языка, их в Иерусалиме вели американские тренеры. Речь носителей языка так отличалась от нашего вузовского английского, что Рахель сначала даже не понимала своих педагогов. Но её старание и трудолюбие взяли свое. Она не только успешно выдержала испытание по специальности, но и сдала экзамены по Танаху, истории Израиля и другим неязыковым дисциплинам.
С израильским дипломом нашу землячку приняли на работу в школу по подготовке к сдаче экзамена на аттестат зрелости (багрут) в Ашдоде, где Рахель Вайнбойм была учительницей английского языка четверть века.
А Менахем после обеда мыл чаны на молочном заводе, а с утра занимался на курсах переподготовки учителей в Тель-Авивском университете, где осваивал ведение бухгалтерии и управление финансами.
Занятия вела преподавательница по имени Дорит, двоюродная сестра известного в Союзе певца Эмиля Горовца, который в своё время имел отношение и к Молдавии: в далёком 1955 году, после окончания вокального отделения института имени Гнесиных, будущую звезду советской эстрады направили преподавателем вокала в Молдавскую филармонию…
Как-то Менахем наткнулся в городской газете на объявление: в Ришоне в школу ОРТ по подготовке интендантских специальностей временно требовался учитель. И хотя на место претендовали шестеро соискателей, оно досталось Менахему. Однако его радость скоро сменилась отчаянием - даже по сравнению с учениками Бельцкой школы рабочей молодежи (где Вайнбойм работал перед отъездом), имевшими не один привод в милицию, их израильские сверстники вели себя на уроках более чем раскованно.
«Почему они меня не слушают, – терзался учитель, – как совладать с этой вольной публикой?»
Он стал искать возможности для беседы с каждым учеником в отдельности. И заметил, что после разговора «в четыре глаза» даже отъявленные сорванцы на его уроках прекращали бузить.
Ежедневная практика общения на иврите быстро улучшала его познания в языке. И Менахем принялся пересказывать (применительно к теме урока) известные сюжеты классической литературы. Ученики с возрастающим интересом слушали «истории» нового учителя по финансам и бухгалтерии. Три месяца промелькнули, будто три дня, – из декретного отпуска вернулась преподавательница, которую замещал Менахем.
Директор школы Сара Сапир, прощаясь с Вайнбоймом, и пообещала найти возможность принять его обратно, но Менахем отнесся к ее словам как к проявлению вежливости...
34-летнему репатрианту ничего не оставалось, как попроситься на переподготовку в армию. Во время службы ему сохранялся размер заработной платы с предыдущего места работы. Каково же было его удивление, когда, завершив через полгода свою военную карьеру, он вернулся домой и увидел письмо из школы. «В Израиле порой к обещаниям относятся вольно, – улыбается мой собеседник, – сначала слово дают, а потом его «забирают». Но мой директор не подвел – Сара предложила мне постоянную работу».

В 1988 году директор выдвинула Вайнбойма на должность завуча, а через два года предложила ему, единственному русскоязычному педагогу, занять ее место.
В Израиле школьный учитель, проработав шесть лет, может взять оплачиваемый годовой отпуск.
Сара Сапир решила стационарно завершить обучение в университете и  Менахему пришлось встать у руля производственной школы с 30 педагогами и 250 учениками...
А потом наступили 90-е. В Израиль хлынул «русский миллион», как иногда называют репатриантов тех лет из бывшего Союза. И школа, где всегда звучал только иврит, вдруг заговорила по-русски, так директору Вайнбойму неожиданно пригодились знания и опыт учителя-словесника…
Теленештское землячество в Израиле существовало с незапамятных времен. Выходцы из этого бессарабского местечка участвовали в становлении нескольких израильских населенных пунктов. Например, поселения Пардес Хана, появившегося на карте страны в 1929 году и названного так в честь Ханны, жены барона Ротшильда. Теленештцы имели отношение к истории Кфар-Гилади.
Это один из первых в стране кибуцев, жители которого участвовали в охране поселения и границы, во время британского мандата помогали незаконной репатриации евреев.
Кстати, многие выходцы из Молдовы, как и её граждане-евреи, хорошо знают брата Менахема – Льва Вайнбойма, исполнительного директора «Бейт Бессарабия».)
В 1994 году Менахему предложили возглавить землячество. «Получив «портфель» председателя, – рассказывает он, – я решил идти «ленинским путем»... Газета! Вот что могло помочь моим землякам, рассыпанным по разным уголкам страны, ощущать себя единой семьей, сохранять память о прошлом еврейского местечка Теленешты, выражать свою позицию по ключевым вопросам жизни страны».
В 1998-м М. Вайнбойм выпустил на собственные деньги первый номер газеты «Теленештская улица».
С тех пор главный редактор издает ее вот уже 14 лет. За это время круг читателей-земляков сильно расширился, получатели, как и авторы заметок, появились в Америке, Канаде, Германии и в других странах... свежий номер Менахем, как правило, отсылает в несколько библиотек – в Теленешты, Кишинев и Иерусалим. Выход издания приурочивается к традиционной ежегодной встрече теленештцев. Она обычно проходит летом в популярных ресторанах «Белый аист» (Ришон ле-Цион) и «Бессарабия» (Хайфа), хозяевами которых являются выходцы из Молдавии.
В конце каждого такого слёта его участники собирают средства на выпуск очередного номера ежегодника, в котором главный редактор обязательно публикует финансовый отчет о доходах и расходах сообщества за истекший год. Землячество не теряет связи и с родными пенатами. Израильтяне регулярно отправляют на малую родину средства на содержание старого еврейского кладбища – починку ограды, ворот и удаление дикой поросли...
Сыну Александру теперь 44 года, он работает в области израильского хайтека. Дочь Эйнат родилась в 1986 году, она - студентка Тель-Авивского Университета.

Татьяна Соловьёва
 
sINNAДата: Воскресенье, 29.09.2013, 15:22 | Сообщение # 230
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
                         ЗНАК

                                            Шуре.

Знак  от  тебя    пришёл   оттуда  -
Из   дали,   чуждой   и   немой…
И  я, не  верящая  в   чудо,  -
Ловлю  сквозь ливень  голос   твой...

И  он   звучит.   Он  осязаем.
И  пусть на  миг,  но  мы  вдвоём…
И  вновь  потери  боль  пронзает
Под  неожиданным   дождём…

24.09.13.


Сообщение отредактировал sINNA - Воскресенье, 29.09.2013, 15:23
 
ИмммигрантДата: Понедельник, 07.10.2013, 14:04 | Сообщение # 231
Группа: Гости





вот, в сети нашёл, наверное это к тому самому Верожинскому, что... "был Челитой Гольденберг", а?!.

Письмо к Верожинскому

Духовной жаждою томим,
Я выбрал долю пилигрима…
Боюсь теперь и мной самим
Сия стезя неодолима.
Оседл я сделался и сед,
Седло закинув на подворье.
И мой сегодняшний сосед –
Сосновый лес на косогоре.
Судьбе потворствуя – и тут
Я не творю себе кумира.
И скуден тихий мой уют
Вдали от Северной Пальмиры.
Я не стяжал обычных благ,
Что подобает в эти лета.
Полубездомен, полунаг…
Но тешусь участью поэта.
Что будет далее – Бог весть.
Иная гнёт меня забота.
Однако – что-то в этом есть,
Хоть и неясно это «что-то».
Честолюбивые мечты…
Вся сладость их перебродила.
А чем довольствуешься ты
В стране пророка Даниила?
Сумел ли обрести покой,
Талмуду следуя и Торе –
Где «пепси» пенится рекой,
И вьются пейсы на просторе?
Не то беда, что не вернуть
Былые дни в их прежней силе.
Не то, что жизненная муть
И смута – нас перекосили.
Не принимать же нам всерьёз
Такие мелочи, как эти!
Беда, что всё-таки мы врозь,
Как растерявшиеся дети.
И пусть на свете счастья нет,
Покой и воля – иллюзорны,
Но и тоннель выводит в свет.
И сор в избе содержит зёрна.
Мы сыщем злак, рассмотрим путь –
Была бы к этому охота…
Но что-то всё же не вернуть
Хоть и неясно это «что-то».

1997 г.
Николай Чернецкий
 
sINNAДата: Четверг, 24.10.2013, 12:35 | Сообщение # 232
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Мендель Вейцман

НАСТОЯЩАЯ ЖИДОВКА

Как-то к нам зашла соседка.
- Чем ты так озабочена? - полюбопытствовал я. - Почему на тебе лица нет?
- Чему радоваться? До свадьбы дочки остался месяц, а мне в раббануте говорят, что я не еврейка. Господи, как я ждала этого дня, чтобы стоять рядом с дочкой под хупой. И вот тебе, пожалуйста!
- Да все уладится, не волнуйся. Надо же им показать, что они там в раббануте работают, а не бездельничают, - стал я ее успокаивать.
- Где же уладится? - чуть не плача, возразила соседка. - Не знаю, что им от меня еще нужно. Документы в порядке, свидетели были - маму с папой приводила. Родители показывали фотографии деда с бабушкой, рассказывали, что в доме готовили только кошерную пищу. Спели даже куплет из песни: “Ицик от шойн хасэнэ геат”. Один из работников раббанута подпевал, а остальные хлопали в ладоши. Они кивали, кивали, а нужную бумагу так и не подписали. Тут мой отец не выдержал и стал кричать на идиш: “Это мы не евреи?! Меня грудным ребенком родители везли на подводе за сто километров в город, на обрезание, а вы не верите!” - и стал расстегивать ремень. Мы с мамой его еле успокоили. В очереди с нами сидела одна женщина. Мне кажется, она вообще никакого отношения к еврейству не имеет. Так вот - ее признали еврейкой, наверное, только потому, что картавит, как Ленин.
- И что же теперь будет?
- Вот, дали направление в Иерусалим к какому-то раву. На следующей неделе еду на прием.

Вернувшись из столицы, моя соседка снова зашла к нам. По ее счастливым глазам я сразу всё понял. Она, торопясь и сбиваясь, стала рассказывать:
- Зайдя в кабинет, я увидела возле стола рава. Он, наклонившись, держался за поясницу. “Что с вами такое, вам плохо?” “Да радикулит не дает мне жить. Ничего не помогает. Врачи говорят - только операция”. “Не вздумайте делать операцию, - сказала я. - Я тоже этим страдаю. Сейчас у меня все в порядке, благодаря одному врачу, живущему в Нетивоте”. Записав номер телефона врача, я отдала его раву.

Просмотрев мои документы, он подписал бумагу о моей причастности к еврейству и превозмогая боль, на ломаном русском сказал, усмехаясь: “Ит-ти, жи-довка...”
- Первый раз в жизни мне было приятно услышать, что меня обозвали жидовкой, - довольно улыбаясь, закончила рассказ моя соседка.


Сообщение отредактировал sINNA - Четверг, 24.10.2013, 12:36
 
ПримерчикДата: Воскресенье, 27.10.2013, 02:29 | Сообщение # 233
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 419
Статус: Offline
узнаю стиль автора... грустный юмор и краткость.

спасибо!
 
ПримерчикДата: Четверг, 07.11.2013, 16:59 | Сообщение # 234
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 419
Статус: Offline
Как мы когда-то любили... 
Из книги "Веселые бедняки"

В дверь настойчиво постучали. Я знал, кто пришёл к нам, и побежал открывать. Это был наш старый сосед Баверман. Высокого роста, худощавый, всегда тщательно выбритый и опрятно одетый, он постоянно тщательно расчёсывал редкие седые волосы на косой пробор и душился одеколоном "Шипр". В последнее время он ходил, опираясь на палочку, - всё-таки возраст...

- Их об шойн ды фердэше юрн, ой менделэ, сы швер мир цы шлепн дэм вугн, - пробормотал он, с трудом переводя дыхание. - У меня уже "лошадиные годы" - возраст старой клячи, и нет сил тянуть свой воз...

Так когда-то говорили у нас в Бессарабии пожилые люди, перешагнувшие свой восьмидесятилетний рубеж.

Баверман приходил к нам каждое воскресенье по утрам и подолгу беседовал с моей бабушкой. Я же, будучи десятилетним мальчуганом, почти всегда присутствовал при их встрече. Каждый раз, когда он входил к нам, бабушка задавала ему один и тот же традиционный вопрос:

- Зугт мир, Баверман, виазой арбэт ба ах дер мугн, виазой лост ир дэ аштунэ? - Скажите, как у вас работает желудок, без проблем ли вы мочитесь?

Ему было уже за восемьдесят, поэтому такие вопросы его не смущали. При всём этом он сохранил удивительную память и ясность ума, что не раз демонстрировал мне, умножая в уме трёхзначные числа. Его жена давно умерла, но он частенько вспоминал её и рассказывал, в какой любви и согласии они прожили свои годы.

- Моя Роза была исключительной женщиной, - очередной раз рассказывал он моей бабушке, - теперь таких нет! Помню, будучи женихом, я отправился навестить мою невесту верхом на лошади. Дорога лежала через рощу и поле, а жила её семья в соседней деревне. Едва я проскакал половину дороги, лошадь чего-то испугалась и понесла. Само собой разумеется, я не был первоклассным наездником и не смог удержаться в седле. Что было со мной дальше, не помню. Подобрали меня спустя какое-то время люди, которые ехали следом за мной на бричке. Очнулся я уже в розиной комнате, на её постели. Она же сидела со мной рядом и заботливо меняла мне компрессы. Чувствовал я себя прескверно, голова и тело болели, но осознание того, что я в её комнате, на её постели, было для меня наивысшим блаженством... Прежде, чем мы поженились, прошло целых два года. Это не то, что у нынешней молодёжи - едва познакомятся, сразу в ЗАГС бегут. Что из такого брака может получиться хорошего? Поживут такие молодожёны пару годков или того меньше, произведут несчастное дитя на свет Божий и скорее разводиться. Говорят, прошла любовь... Мы же с Розой прожили долгую жизнь. Аф алэ идн гезугт геворн - на всех евреев будь сказано! Честно признаюсь, никогда я не смотрел на других женщин - они меня просто не интересовали! Ну, вот ни капельки! А когда я ездил в командировки, то всегда привозил ей подарки. Никогда не забывал. Однажды даже привёз ей семь ночных рубашек. Одна красивей другой - короткие и длинные, белые и цветные, с кружевами и прозрачные, как паутина... Каждую ночь Роза надевала новую ночную рубашку, и я представлял свою любимую то француженкой, то полячкой, то румынкой... На день рождения я дарил ей букет превосходных алых роз - такие сейчас уже не растут. Каждый год я прибавлял по одному цветку, а букет из семидесяти шести роз я был вынужден положить на её могилу...

- Да, Баверман, - задумчиво отзывалась бабушка, печально покачивая головой, - к сожалению, ничего вечного на свете нет. Но у нашего поколения было всё по-другому, наверняка лучше, чем у нынешнего. Мы и любили совсем не так, а искренней и крепче. И вернее были друг другу... Посмотрите, сколько сейчас красивых еврейских девушек не могут выйти замуж. Вы спросите меня, почему? Да потому что еврейские парни сегодня без мозгов! Встречаются мит шикселэх, и эти бесстыдницы им сразу говорят "пойдём", и они таки идут с ними! А через некоторое время сообщают: "Дорогой, я беременна!" И тут уже ничего не поделаешь, надо жениться. А еврейские девочки себе такого позволить не могут, у них другое воспитание!.. Есть у меня один знакомый, мужчина в расцвете сил, так он живёт с такой фурией, что врагу не пожелаешь. Работает, бедный, с утра до вечера, а недавно вот что мне рассказал. Прихожу, говорит домой усталый, еле на ногах держусь, открываю дверь, а в нос так и ударяет запах моего любимого росэлэ - гусиного жаркого. Ну, думаю, сейчас поужинаю на славу, а на столе пусто. Все, что жена приготовила, сама же и съела. На здоровье, конечно, но вот так... Взял я кусок хлеба, налил стакан воды, сел на стул и жую. А моя Настя слова не промолвит, только переоденется в прозрачную ночную рубашку, надушится "Красной Москвой" и вертится как назло туда-сюда. Я же забываю все обиды и, глядя на неё, схожу с ума - вэрих мешигэ. А она закроется от меня в спальне - и всё...
Отвечаю я ему: "Еська, ты же дурак! Что, не мог жениться на хорошей еврейской девушке? Разве она себе такое позволила бы?" А он мне в ответ: "Я её люблю"...
Ну, Баверман, что вы на это скажете? Что, спрашивается, не хватает современной молодёжи? Сейчас, слава Богу, мирное время, есть работа, можно учиться, всегда есть, что покушать. Женщинам нечего волноваться, потому что существуют разные противозачаточные средства.
А у нас что тогда было - рожали чуть ли не каждый год! И я вам откровенно должна сказать, Баверман, что дус итеныш от цугенэмэн дус копт хаис - такая настороженность лишает тебя всех ощущений и начисто отключает чувства!.. Я, например, прожила со своим мужем в любви и согласии много лет, но таких сцен, как происходили у некоторых наших знакомых, и быть не могло. Когда мой муж меня впервые увидел в нашем местечке Теленешты, то эр геворн ступит - остановился в изумлении, настолько я была стройна и красива для него. А в те годы были в моде пышные женщины, и ему "доброжелатели" неоднократно намекали на мою худобу, но он их и слушать не хотел. А вскоре мы поженились. Правда, нам так и не суждено было прожить вместе до глубокой старости, как-то он заболел, и Господь разлучил нас. Но те годы, которые мы прожили вместе, дай Бог прожить в такой любви и согласии сегодняшним молодым...

Баверман грустно вздохнул и пошевелил свою палочку. Потом посмотрел на меня, десятилетнего мальчугана, и вдруг сказал бабушке:

- Смотри-ка, он слушает! Неужели ему эти наши разговоры интересны? Ишь, как у него глаза горят!

- Может, мы говорим что-то такое, что ему слушать ещё рано? - забеспокоилась бабушка.

- Ничего, - успокоил её Баверман, - пускай слушает и учится, как любить надо. Как мы когда-то любили...

Мендель Вейцман, Беэр-Шева


Сообщение отредактировал Примерчик - Четверг, 07.11.2013, 17:04
 
БелочкаДата: Суббота, 09.11.2013, 07:33 | Сообщение # 235
Группа: Гости





прекрасный рассказик!
 
sINNAДата: Суббота, 16.11.2013, 16:16 | Сообщение # 236
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
ТРЕВОЖНО МУЗЫКА ЗВУЧИТ...

Тревожно музыка звучит,
Вплетаясь в струи ветра,
И иногда сверкнёт в ночи
Свет дальних молний где-то…

Унылый цвет промокших  стен...
Упавший лист, как пьяный,
Стыдливо уползает в тень -
Пожухший, жалкий, рваный…

Прохладно.С каждым днём река
Сильней дрожит в ознобе.
И всё мрачнее облака
В невысказанной злобе…


Сообщение отредактировал sINNA - Суббота, 16.11.2013, 17:44
 
МиледиДата: Воскресенье, 17.11.2013, 11:13 | Сообщение # 237
Группа: Гости





хорошо, но ... грустно и печально.
может это осень так действует, а?!
 
sINNAДата: Понедельник, 18.11.2013, 13:12 | Сообщение # 238
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Может...  Спасибо, Миледи!

Сообщение отредактировал sINNA - Понедельник, 18.11.2013, 13:12
 
ГостьДата: Суббота, 23.11.2013, 09:52 | Сообщение # 239
Группа: Гости





Красивый стих, "зримый" - так и вижу этот мокрый лист, но это наверняка по воспоминаниям из прошлого.
В Израиле (у меня там друзья) и сейчас ещё тепло и солнечно...
А у нас на Камчатке давно снег лежит...
 
sINNAДата: Суббота, 23.11.2013, 12:42 | Сообщение # 240
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Конечно, из  воспоминаний...Спасибо.
Да,  здесь   всё   ещё   тепло  и   солнечно.
Редко  пройдёт  небольшой дождь... Ну  а  снег  -  это  уж  только во  снах...


Сообщение отредактировал sINNA - Суббота, 23.11.2013, 12:43
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » Наш город » ЗЕМЛЯКИ - БЕЛЬЧАНЕ, ИХ ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО » Поговорим за жизнь... (истории, притчи, басни и стихи , найденные на просторах сети)
Страница 16 из 24«1214151617182324»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz