Город в северной Молдове

Вторник, 21.11.2017, 09:23Hello Гость | RSS
Главная | Поговорим за жизнь... - Страница 5 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 24«12345672324»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » Наш город » ЗЕМЛЯКИ - БЕЛЬЧАНЕ, ИХ ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО » Поговорим за жизнь... (истории, притчи, басни и стихи , найденные на просторах сети)
Поговорим за жизнь...
papyuraДата: Понедельник, 12.03.2012, 11:32 | Сообщение # 61
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1051
Статус: Offline
Почувствуйте художественный мир Моисея Лемстера, нашего земляка, живущего ныне в Бат-Яме...

Получив образование учителя он преподаёт в школе, но главным делом его жизни становятся стихи.
И тут ему повезло - за его творчеством внимательно следит, помогая выйти на стезю литературы, известный еврейский писатель Ихил Шрайбман.
"Светлый поэт", - так позже скажет он о своём ученике...
Уникальность поэзии Лемстера в том, что в его стихах живёт, мечтает, шутит и страдает мир, которого уже нет. Мир его главных героев - матери поэта, парикмахера Эли, кровельщика Бениамина и шляпника Ицыка... Этот мир уместился ныне каменными столбиками на старом кладбище, он разъехался по всему свету и обрёл себе другую родину.
Столица еврейской духовности тысячелетнего галута - местечко - перестала существовать.
Оно осталось только в адресах на конвертах писем, которые пишут из Израиля, из Америки, из Германии эмигранты своим землякам - русским, украинцам, молдаванам - уже немолодым людям, друзьям детства.
Но в стихах поэта местечко по-прежнему волнуется и ждёт чего-то от этой жизни.
Поэзия Моисея Лемстера - документ времени, память, ставшая историей.
Рудольф Ольшевский

УМИРАЕТ МЕСТЕЧКО

Если в нас и правда есть душа,
То в моей, как тающие свечки,
Умирают тихо, не спеша,
Шумные еврейские местечки.

Улочки уходят в никуда,
Остывают глиняные печки,
Исчезают люди без следа,
Умирают шумные местечки.

Я пока что в памяти храню
Шуток незатейливых словечки
И по одному их хороню.
Умирают шумные местечки.

Кучерявый ребе с бородой
Клал ладонь на белые колечки.
Мама шла к колодцу за водой...
Умирают шумные местечки.

Гулко было, весело вокруг-
В школе, в магазине, возле речки.
Улыбались земляки, и вдруг
Умирают шумные местечки.

Остаются камни - жизни след,
Будто это сбились в гурт очечки.
Я - их завещанье, их завет.
Умирают шумные местечки.

БЕРЁЗА

Посадил я берёзу, и вместе
Мы росли в местечковом раю.
И Берёзой Моисеевной Лемстер
Называли берёзу мою.

И одни у нас были удачи,
И печали бывали одни,
Но однажды я видел, как плачет
Белый ствол в предпасхальные дни.

Тень берёзы качалась неловко,
Хотя ветер не дул на дворе.
Кто-то чёрное слово "жидовка"
Нацарапал на белой коре.

ВРАЩЕНИЕ

Ах, как быстро вертится земля.
Вместе с ней поля и тополя,
Холм и у подножия овечка,
Чуть левей
Еврейское местечко.
Улочка и дом,
И огород,
Яблоки растут возле ворот.
Виснут кисло-сладкие плоды.
Нет вкуснее на земле еды.
Мама вяжет свитер для меня.
Рядом с ней соседи и родня.
Паутина солнечных лучей
Шерстяною пряжей служит ей.
Все ещё живут,
У всех дела.
Места не хватает у стола.
Ах, как быстро вертится земля.
Вот уже без листьев тополя.
Оборот Земли -
И у стола
Нет соседей,
Мама умерла.
А недавно был здесь мир да лад.
Жаль, земля не вертится назад.

Моисей Лемстер
 
chelitaДата: Среда, 14.03.2012, 10:40 | Сообщение # 62
приятель
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Offline
Наш Филипп Исаакович

На уроке музыкальной литературы Филипп Исаакович рассказал нам о Постановлении 1948 года. Это Постановление сурово критиковало формалистов. Формалистами были известные и знаменитые писатели и композиторы. Просто удивительно было чего это их потянуло на формализм.
Вроде бы так хорошо всё складывалось. Пиши себе и радуйся. Так нет же. Вдруг ни с того ни с сего - и на тебе.
Тут Филипп Исаакович перешёл к Постановлению 1958 года. В этом постановлении говорилось, что Постановление 1948 года в принципе было правильным, но уж слишком суровым к этим писателям и композиторам. Уж слишком сильно их обругали. Так сказать, "перегнули палку".
Мне понравилось, что была восстановлена справедливость. Я вообще склонен к либерализму.

Май 1959 года. Экзамен по музыкальной литературе. Мне как раз попался билет о Постановлении 1958 года. Я обрадовался, потому что эту тему я знал хорошо. Чтобы не тянуть время ( я решил поразить комиссию краткостью и чёткостью формулировок), я объяснил комиссии, что Постановление 1948 года было правильным, но они перегнули палку. Члены комиссии еле заметно улыбнулись и незаметно переглянулись. Потом кто-то из них сурово спросил, кто написал Постановление 1958 года?
Я конкретно не задумывался над этим вопросом, но так как по радио помногу раз в день звучала фамилия Хрущёв - я бодро ответил: Хрущёв.
Филипп Исаакович вытянул шею в моём направлении и вкрадчиво и мягко, но твёрдо поправил меня:
не Хрущёв, а Н и к и т а С е р г е е в и ч Хрущёв.
Я молча согласился. Я ничего не имел против ни Никиты Серегеевича, ни Филиппа Исааковича, ни Шостаковича с Прокофьевым.
В 1963 году весной в кинотеатре хроники шёл документальный фильм "Наш Никита Серегеевич". В аннотации говорилось, что так рабочие любовно называют Н.С. Хрущёва. Я решил не идти. Мне почему-то показалось, что там нет ничего интересного.
До сих пор жалею.

Не так давно я узнал, что из всех советских документальных фильмов у него был самый большой тираж.
С нами давно нет ни Хрущёва, ни Шостаковича и Прокофьева.
Филиппа Исааковича Ландсберга я ещё застал в Израиле. Я с ним не виделся, но говорил с ним по телефону.
Он сказал, что помнит меня.


Май 1959 года





1-Лика Шварц, 2-Генрих Исаакович Габер, 3-Юрий Серегеевич Дубровин, 4-Филипп Исаакович Ландсберг, 5-Алла Давыдкова, 6-Людмила Павлова, 7-Григорий Верожинский, 8-Образцова, 9-Рубен Иванович Гюльмисаров, 10-Нора Джинджарадзе, 11-Анатолий Абрамчук, 12-Юрий Шевцов, 13-Хилько, 14-Моня Пекель 15-Григорий Тепер, 16-Виктор Коваленко, 17-Валентин Азаров, 18- Михаил Бланк.

Все довольны и радостны, в том числе и Филипп Исаакович Ландсберг; по его лицу видно, что он надеется и верит, что никто из его учеников не станет формалистом.


Сообщение отредактировал chelita - Среда, 14.03.2012, 10:46
 
sINNAДата: Среда, 14.03.2012, 20:35 | Сообщение # 63
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Ну да! Никто из них не стал формалистом !!! Очень хороший рассказ, Гриша! Так много навеял воспоминаний.
И фотография.. Почти все знакомы.
И "Все довольны и радостны..."
Пиши ещё!! Мы ждём!


Сообщение отредактировал sINNA - Среда, 14.03.2012, 20:36
 
likoanДата: Четверг, 15.03.2012, 17:18 | Сообщение # 64
приятель
Группа: Пользователи
Сообщений: 13
Статус: Offline
Гриша, замечательно. Тебе следует побольше писать и публиковать, в том числе и такого.
 
ПримерчикДата: Пятница, 16.03.2012, 07:42 | Сообщение # 65
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 421
Статус: Offline
Григорий, чтобы вы не жалели "до сих пор", рекомендую заглянуть сюда, где тот самый документальный фильм о Хрущёве, упомянутый вами в так хорошо написанных воспоминаниях о Постановлениях, формалистах и одном экзамене:
http://www.youtube.com/watch?v=Al107EZYLTw&feature=related


Сообщение отредактировал Примерчик - Пятница, 16.03.2012, 07:43
 
sINNAДата: Воскресенье, 18.03.2012, 21:17 | Сообщение # 66
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
ПРИМЕРЧИК !!! Я ( по причине не частого присутствия Гриши у компьютера, а также не очень большой их дружбы ) хочу передать Вам большое спасибо от него (Гриши) за фильм !!! Он очень Вам благодарен и с удовольствием посмотрел его! Спасибо ещё раз!

Сообщение отредактировал sINNA - Воскресенье, 18.03.2012, 21:26
 
sINNAДата: Воскресенье, 18.03.2012, 21:35 | Сообщение # 67
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
ГРИША !!!
А эти искренние слова написала, прочитав твой рассказ, наша общая добрая подруга - Алла (Альзира) Мардиросевич:

Инночка, пишу, для Гриши.
Гриша! Спасибо за прекрасный рассказ. Я знаю всех на этих фото. Ты вернул меня в прошлое, такое недосягаемое и милое, чистое и прекрасное... Только ты способен так тонко тронуть струны души (прости за банальность). У тебя талант, который дан очень немногим людям и не замыкайся в себе, пиши нам на радость и не только рассказы, а ещё и свои прелестные стихи.
 
papyuraДата: Четверг, 22.03.2012, 08:18 | Сообщение # 68
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1051
Статус: Offline
«Сопутствующие» товары

С аптекой я познакомился еще в детстве, когда бегал туда за шоколадом, так мы называли гематоген. Вкуснятина, скажу вам, необыкновенная, и всего за 11 копеек. Рядом с гематогеном на витрине под табличкой “Сопутствующие товары” расположились: банки, градусник, касторка, грелки. А в самом углу витрины из-под рамы виднелась упаковка с надписью: “Изделие № 2, г.Баковка Московской области. Завод резино-технических изделий”. Однако всё по порядку.

Гематоген

Мне не было еще и десяти лет, когда к нам приехал в гости бабушкин племянник из Франции. Звали его ласково Фишелэ. Он чудом остался в живых во время войны и теперь жил в Париже. В те времена в Союз редко приезжали гости из-за рубежа. На следующий после приезда день ему разрешили навестить бабушку.

Фишелэ предупредил нас, чтобы мы не пугались - за ним следят люди из КГБ. И действительно, во дворе на скамейке расположился незнакомый мужчина в строгом костюме, а неподалеку - еще один.

Гость погладил меня по голове и подарил металлический рубль. Взрослые вели свой разговор, а я побежал в аптеку за любимым гематогеном – одним из немногих лакомств, что я мог себе позволить. Один из гебистов незамедлительно последовал за мной.

В кассе аптеки я уплатил за два гематогена, и мой почетный эскорт тоже купил две пластинки. Я медленно возвращался домой, наслаждаясь своим “шоколадом”. Приближаясь к дому, я увидел двух наших соглядатаев, сидящих на скамейке. У каждого в руке было по плитке гематогена, известного в то время средства для повышения уровня гемоглобина в крови. Они с удовольствием ели, не отрывая взгляда от нашего дома. Я думаю, при их вредной работе это им было очень полезно.

Градусник

В одной из отдаленных сибирских деревень врач принимала больных. Пришла женщина с жалобами на головную боль и общее недомогание. Поставив больной градусник, врач стала заполнять карточку. Когда она, подняв голову, обратилась к пациентке с вопросом, то увидела перед собой пустой стул. Женщины и след простыл.

Появилась больная только на следующий день.
- Доктор, огромное вам спасибо. Возьмите, пожалуйста, ваш прибор, держала его день и ночь, здорово помог, чувствую себя просто хорошо. Буду за вас молиться. Дай вам Бог здоровья!

Изделия № 2

В аэропорту при таможенном досмотре в очереди впереди меня стоял человек лет семидесяти. Он не выпускал из рук большую сумку.
- Нам еще далеко, вы бы поставили сумку на пол, - сочувствующе обратился я к незнакомцу.
- Ну, конечно, только чуть отвлечешься и тут же стянут, - жалобно прошептал мне попутчик.

Наконец, подошла его очередь. Старик открыл сумку. Таможенник от удивления широко раскрыл глаза:
- Что это? Зачем вам столько?

Сумка была забита изделиями № 2. Старик заметно заволновался, но тут же пошел в наступление.
- А откуда вы знаете мои возможности? - улыбаясь, сказал он офицеру и кокетливо подмигнул стоящей рядом сотруднице таможни.

Уже в самолете, расслабившись, он доверительно сказал мне:
- Я слышал, что в Израиле презервативы очень дорогие, а у наших - качество отменное, на них написано “Проверено электроникой” и стоят они копейки. Думаю, что я их быстро реализую.

Я выслушал своего собеседника и подумал, что это будет тот еще гешефт, как с одним хеломским евреем, который покупал яйца, варил их, а потом продавал по той же цене. Когда его спросили, что он с этого имеет, спец по яйцам ответил: «Навар».

Касторка

В приемное отделение районной больницы вбежал мужчина, двумя руками держась за вздувшийся живот.
- Доктор, Бога ради, помогите, уже нету сил, замучил понос!
- Сестричка, выдайте больному горшок и проведите его в туалет.

Прошло полчаса, а больной все еще не появлялся.
Вспомнили о нем, когда нянечка принесла записку, написанную на измятом клочке газеты с изображением Никиты Сергеевича в кукурузе, которая оказалась в горшке.
«Уважаемый медперсонал! У меня ничего не получилось. Я пошел домой и в интересах определения диагноза выпью касторку, а потом приду и продолжу. С уважением, Степаныч».

Банки

Через несколько месяцев по прибытии в Израиль меня вызвали в военкомат на медосмотр.
Медкомиссия состояла из двух врачей, сидящих за отдельными столами. Первым меня осматривал русскоговорящий врач.

Сняв рубашку, я повернулся к нему спиной.
- Что, используешь старый метод лечения? - спросил он меня по-русски.
Несколько дней назад я простудился, и жена поставила мне банки. На спине еще красовались бледно-фиолетовые кружочки.

Измерив мне давление, врач сказал:
- Сейчас ты подойдешь к следующему врачу. Я думаю, что он не поймет, что это у тебя за пятна на спине, так как в Израиле такими банками не пользуются.

Сказал, как в воду глядел.
Врач-сабра долго осматривал мою спину, не понимая, что это за странные пятна. Подозвав русскоговорящего врача, он долго с ним совещался. “Русский” врач удивлялся, делая вид, будто тоже ничего не смыслит. Терпению врача-сабры пришел конец, и он сказал, что позвонит профессору - тот-то, наверняка, знает, что это за пятна.

Тут “русский” врач и рассказал сабре о советском методе лечения банками. Израильский врач долго удивлялся.

Уже при выходе из военкомата я снова повстречался с русскоговорящим врачом. Он рассказал мне о случае, произошедшем с ним в детстве.
- Во время эвакуации мы жили в Сибири. Моя бабушка научила меня ставить банки, и я, десятилетний пацан, стал ходить по дворам и лечил заболевших людей. Кто давал за это копейки, а кто - и кусок хлеба. Как-то позвал меня один казак. У его жены разболелся живот. Не долго раздумывая, я поставил ей на живот большой глиняный горшок, предварительно протерев его спиртом. Тут же поднес спичку и, когда пламя вспыхнуло, с размаху посадил горшок больной на живот. Женщина закричала нечеловеческим голосом, так как ее несчастный живот втянулся в горшок.

Казак стал красный, как рак, и у него начали дергаться усы. Спохватившись, я разбил горшок лежащим рядом ухватом. Казак подбежал к стене, снял свою шашку и с криком: “Зарублю, жидёнок!” - побежал за мной.

- Я еле унес ноги, - закончил свой рассказ врач. - Иногда смотрю русское телевидение и скажу тебе честно: когда показывают казаков с шашками, у меня дрожь пробегает по телу.

Мендель Вейцман, Беэр-Шева
 
papyuraДата: Воскресенье, 25.03.2012, 07:15 | Сообщение # 69
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1051
Статус: Offline
Рассказ сей написан сорок два года назад и публикуется на нашем сайте с разрешения человека коему был посвящён:

Красивая девочка Жизнь

Александр Сойфер, з"л

Посвящаю З. Вейцману

Я часто думал об этом названии. Конечно же, предполагал, что оно должно принадлежать рассказу, в котором просто была бы обыкновенная жизнь, происходили бы обыкновенные вещи и чтобы действительно чувствовалось, что по земле бегает такая красивая девочка Жизнь и даже иногда забегает к тебе на минутку, а то и на часок.

Ведь жизнь действительно чудесна, красива в самых различных проявлениях. Когда идет дождь и когда светит солнце. Когда ваше сердце переполняется радостью или когда из него исторгаются звуки плача. Когда ты только что изобрел вечный двигатель или потерял самое дорогое, что есть на свете. В общем, всегда есть жизнь и ее специфические приметы и запахи, что бы ты о ней иногда ни думал.

В ту пору мне не о чем было писать. Жизнь моя была скроена из серых, как мне казалось, неинтересных полос. Я шел по этим серым будням, и было мне тоскливо и одиноко.

Всё же я ждал заветной минуты, чтобы вывести на бумаге этот заголовок и начать легко и радостно писать: "Красивая девочка Жизнь".

Я всё равно дождусь этого момента, твердил я себе, когда вдруг она явится ко мне, эта Красивая девочка Жизнь. Придет в ярком, словно сказочная птица, оперении, со своей скрытой, загадочной улыбкой. А может, без оперения, все равно. Главное, чтобы она явилась.

И вот совсем недавно я встретил ее. Правда, всего лишь на короткий миг, но все же, думаю, стоит написать об этом.

Дело обстояло так. Мы с товарищем пошли навестить его больного отца.

Слишком ранняя весна стояла кругом. Чересчур ранняя, как мне казалось. Возможно, потому что совсем недавно я находился во власти совсем иных ощущений. Судите сами, что может испытывать человек, потерявший одного из близких людей. Мне тогда казалось, что жизнь есть сплошная предыстория к смерти. Все люди, казалось, выглядели кандидатами в иной мир. Вот тогда-то я и встретил красивую девочку Жизнь.

Все началось с солнца. Оно неожиданно показалось в конце февраля. И хотя я знал, что это все временно и в природе могут случиться неожиданные повороты, все равно хотелось верить, что это настоящая весна.

Признаюсь, я не был готов встречать лучшее время года после недавних потрясений. Не готов по причине, что даже мысленно взвесив то, что есть, и перекинув мостик к тому, что будет, в силу своего депрессивного и унылого характера чувствовал, что ничего хорошего не предвидится. Единственное, что мне сейчас требуется, так это крепче слиться с природой и отсюда черпать все радости жизни.

Солнце, когда оно есть, почти всегда прогревает меня насквозь. Для меня настоящее утешение вовсе и не в том, что, может быть, оставишь после себя книги и еще какие-то дела, а то, что всегда, даже после ухода в вечность, с тобой будут и горячее солнце, и беспокойный ветер. Мысль об этом меня всегда почему - то успокаивает.

Больница была расположена в глубине большого парка, рощи или сада, называйте, как хотите, в корпусах зданий, которых уже давно не строят. Кстати, современные здания прескверно вписываются в пейзаж нашего города, они очень геометричны, и эта геометричность отнимает у них жизнь - вид у современных зданий тоскливый и скучный. Двадцатый век словно их выхолостил, отнял у них душу, отнял эту извечную связь между природой и архитектурой.

Мы подошли к высокому зданию, хотя на самом деле оно было всего-навсего двухэтажным. Меня поразила не только его строгая торжественность, но какая-то приподнятость, отличающая эту старинную постройку.

Высокие застекленные двери вели в просторную приемную, широкие лестничные марши поднимались на второй этаж - туда, где лежал больной отец.

Как всегда в таких случаях, посетители, пришедшие в больницу, ищут путь попасть к больному. То же самое и в той же последовательности сделал мой товарищ, потому что часы в это время были неприемные. Товарищ искал общения с отцом, мы вышли из корпуса и завернули за угол.

Двухэтажный корпус - теперь он был бы, наверное, трех- или четырехэтажным сооружением, - такой высоты он казался, особенно когда мы стояли внизу, задрав головы вверх. Мы стояли возле стены этого старого здания, и товарищ, напрягая голос, словно он обратился в голубое небесное пространство, несколько раз прокричал: "Па-па! Па-па!".

И покуда он кричал, с крыши по всей линии фронтона срывались веселые весенние капли. Это происходило на фоне яркого солнца.

Не сразу, а лишь после того, как показалась чья-то физиономия, может быть, медсестры или соседа по палате, в окне открылась большая форточка и высунулась голова отца. Я увидел еще не очень старое, но почти бесформенное лицо, измученное лекарствами и процедурами, почти утратившее черты пола. Возможно, оттого, что лысая голова отца была покрыта полотенцем.

И сын особенным голосом, каким разговаривают выросшие дети с родителями, стал спрашивать про его здоровье. В этом голосе была и теплота, и некоторая доля снисходительности и превосходства, с каким выросшие и прочно укрепившиеся в жизни дети разговаривают со своими ослабевшими и уже теряющими прочные связи с жизнью родителями, видя их немощность и слабость. И была еще в голосе сына радость и жажда еще не выпитой до дна жизни.

О чем говорили они? В основном, про здоровье и еще о самых прозаических вещах. Сын спрашивал больного отца, а отец ему отвечал.

А с крыши всё капало, и звонкая весна стояла кругом, и все это солнечное великолепие не вязалось ни с моим настроением, ни с грустной встречей моего товарища с больным родителем.

И я понял, что этот сюжет мог бы лечь в основу небольшого рассказа о том, как вместе с солнцем и большими прозрачными каплями, летящими откуда-то сверху, ко мне неожиданно пришла та самая красивая девочка Жизнь...

Бельцы, 1970 год
 
sINNAДата: Понедельник, 02.04.2012, 08:30 | Сообщение # 70
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 432
Статус: Offline
Большое спасибо MIXAILУ за добрые и нужные советы.

ОРАНЖЕВЫЙ ПРАЗДНИК

Ранним субботним утром я вышла на прогулку с собакой. Хотелось спать..
Но такова участь всех собачников - в любой день недели, будний ли, выходной - нужно проснуться рано. И идти!
Было прохладно.Только редкие, ещё почти неощутимые струйки тепла проникали в воздух и слегка касались лица, вызывая какое-то неясно-приятное ощущение. А может быть это было предчувствие чего-то хорошего..
Я шла за собакой, было безлюдно. Только чуть поодаль ,за низким забором какой-то человек мыл машину. Мы приблизились. Мой пёс остановился у кустика, обнюхивая его.
Остановилась и я. Взгляд мой упал на машину. Она блестела под струями воды, в её оранжевых боках отсвечивало поднявшееся только что раннее солнце. И искрящиеся оранжевые брызги летели во все стороны…
Какой-то отзвук прошлого слабо зазвучал в моей памяти. Какой-то далёкий, приятный, но забытый.
Я силилась вспомнить. Вновь посмотрела на машину. Она была такая яркая, оранжевая, праздничная. ..
Праздничная! Да! Праздничная!! И я вспомнила.
… Мне было тогда лет тринадцать. Я училась в школе. И ещё ходила во Дворец Пионеров в кружок художественного чтения. Вела его Мария Матвеевна Горлевская. Она заставляла нас всё читать с выражением. А ещё мы учили наизусть, а потом декламировали ей стихи своих любимых поэтов.
Я очень любила ходить туда, мне нравилось подниматься по старой деревянной лестнице, а потом сидеть
и слушать, как читают другие. И нравилось, боясь и замирая, ждать своей очереди..
Только одно обстоятельство немного портило мне настроение. Уж очень я была просто одета.
У меня была обыкновенная школьная форма. Из магазина. Обыкновенные – оттуда же -штапельные фартуки (гладь - не гладь, а вид убогий и помятый).
Белый и чёрный.. Какие-то невыразительные одёжки..
Некоторые мои одноклассницы и подружки по Дворцу Пионеров были одеты понаряднее да и вели себя смелее.
А я временами чувствовала себя очень неуверенно и скованно. Именно по этой причине.
Но вот наступила весна. И мне купили новое пальто! Летнее. Оно вообще-то, было демисезонное, но мы говорили : «Летнее, зимнее»… Оно было оранжевое ! Прекрасное !
Нарядное! Цвет был такой яркий и в то же время мягкий. Такой добрый и такой мой !!
У пальто был высокий воротник, который можно было расстегнуть , чтобы виден был небрежно
повязанный шарфик, а можно было и поднять его и выглядеть такой модной!!
У него были широкие ( в меру) рукава - тоже модные! Оно было ни длинным, ни коротким.
Оно было моим !
Но что было в нём самым замечательным- так это пуговицы!!! Они были большие, оранжевые, с каким-то чуть заметным узором. И они светились изнутри. Таким глубоким, мягким, волшебным светом. Я так восхищалась этими пуговицами!
Я была счастлива! В моей жизни наступил праздник!
Как я уже говорила, была весна. Сняв с себя тяжёлую зимнюю одежду, неуклюжие сапоги - в
лёгких туфлях , я шла по улице. Ах, как гордо я шла по улице в своём новом оранжевом пальто! Каким необыкновенным и звонким был звук моих шагов! Только весной так радостно и гулко звучат шаги! Вы ведь тоже помните это?!
Как мне было приятно! Девчонки смотрели мне вслед. И даже, кажется, мальчики.
В моей душе играла музыка! Той весной я была смелее, умнее, и красивее. Я лучше училась. И стихи я читала с бОльшим выражением …

… Произошло какое-то движение. Подул ветерок. Стало зябко… Я подняла воротник пальто и
мягкая оранжевая ткань прикоснулась к щеке. Пальто облегало меня… А пальцы мои, вспомнив
забытое движение, машинально нащупывали пуговицы, пытаясь их застегнуть..

...Возвратившись в реальное утро, я опустила воротник своей куртки.. Увидела давешний забор,
машину за ним. И свою собаку, натянувшую поводок и стремящуюся вперёд..
Мы пошли, продолжая прогулку. Было прекрасное субботнее утро.
И те недавние, едва ощутимые струйки тепла превратились в прозрачный, ласковый поток воздуха.
Он согревал меня. И снова было счастье. Пришедшее ко мне из прошлого.
Недосягаемого и такого близкого. Где остался мой праздник - любимое оранжевое пальто..

24.03.12.


Сообщение отредактировал sINNA - Понедельник, 02.04.2012, 15:23
 
papyuraДата: Понедельник, 02.04.2012, 10:51 | Сообщение # 71
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1051
Статус: Offline
Ах какие тёплые воспоминания! Они вернули меня (жаль ненадолго!) в прошлое...
Спасибо вам, Инна!
 
ДедДата: Понедельник, 02.04.2012, 19:30 | Сообщение # 72
верный друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 115
Статус: Offline
Инна!Такое впечатление,что мы росли с тобой вместе.Спасибо за воспоминания!
 
ПинечкаДата: Суббота, 07.04.2012, 07:16 | Сообщение # 73
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1111
Статус: Offline
ОПАСЕНИЕ

Вся родня моя - евреи,
От портных до лекарей,
С каждым годом всё острее
Чувствую, что я еврей.

Нет защиты от злодейства,
Мы родились не в раю.
И несу я груз еврейства -
Ношу тяжкую свою.

Я бы сбросил эту ношу.
Отдохнуть бы дал плечу.
Да боюсь. что если сброшу,
Больше в небо не взлечу.

М.Лемстер - наш земляк, проживающий ныне в Бат-Яме
 
дядяБоряДата: Пятница, 13.04.2012, 11:30 | Сообщение # 74
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 431
Статус: Offline
Доброй дороги, Штефан!

Совсем недавно Россия избавилась от своей родной милиции и вместо неё завела полицию. И сразу у широких масс трудящихся возник вопрос: как теперь к ней относиться? Если раньше к блюстителю порядка обращались «товарищ милиционер» и это как бы подразумевало, что он находится с вами в приятельских отношениях, то к «господину полицейскому» на хромой козе уже не подъедешь. Примазываться к «господам», сами понимаете, не каждый сможет и не каждому по карману. С другой стороны, как фуражку ни надень – передом назад или задом наперёд – её содержимое не изменится, и всё-таки…

Что касается дорожных полицейских, то психология их наверняка не изменилась. Больно хлопотно и небезопасно что-то менять как им самим, так и окружающим. Иными словами, всё, что было раньше, так оно и осталось сегодня: добрая половина их берёт взятки, а злая отнимает права у водителей. И если раньше в органах МВД работали люди, в основном, без образования, максимум, закончившие восьмилетку, то сегодня от полицейского требуют как минимум какого-нибудь захудалого рыбного техникума. Но вне зависимости от степени образованности читать хотя бы по слогам и считать с калькулятором до десяти он - кровь из носа! - обязан. Так что от перемены названия суть вряд ли изменилась.

В своё время у нас в штетелэ Бэлц работал гаишником некий молдаванин по имени Штефан, человек хоть и малообразованный, но добрейшей души. Весь милицейский расклад он усвоил крепко и очень хотел пробиться из «злых» гаишников, отнимающих права за просто так, в «добрые», у которых была возможность поживиться червонцем-другим от автовладельцев. Он даже по простоте душевной написал заявление на имя начальника ГАИ, в котором просил перевести его на другое место работы – на Кишинёвский мост, аргументируя просьбу тяжёлым материальным положением. Место это было хлебное, так как машины шли непрерывным потоком, и всегда можно было к чему-нибудь придраться. Как ни странно, но его доводы сочли убедительными, и вскоре он уже работал на новом месте, а его материальное положение стало стремительно улучшаться.

Однажды по Кишинёвскому мосту проезжал на своём «Запорожце» (или как его у нас называли – на «еврейском броневике») журналист Самуил Кац, работавший в одной из центральных газет Молдавии. И надо же такому было случиться: его «броневик» именно на мосту стал тяжело пыхтеть и, в конце концов, заглох. Это мешало движению, и к нему тотчас направился наш доблестный блюститель Штефан, движимый благородным негодованием по поводу такого наглого и злостного нарушения правил дорожного движения.

- Почему автомобиль неисправный? Предьявите-ка свои права! – грозно потребовал он.
- Когда я выехал, было всё нормально, а сейчас уже и сам не знаю, что случилось, - принялся робко оправдываться Самуил.
- Ничего, молодой человек, не хочу знать! Ваши права я забираю, вы их получите в ГАИ. Там разберутся, что случилось…

Риск – благородное дело, подумал журналист и молча сунул в карман Штефана червонец. Тотчас лицо милиционера изменилось, а следом за ним - и окончательное решение:
- Так и быть, сейчас я кого-нибудь попрошу вам помочь, и вы можете продолжать движение по дороге… Кстати, и права свои заберите. Вам уже не нужно ехать за ними в ГАИ.
- А я ведь только оттуда, - набравшись нахальства, заявил Самуил.

При этих словах Штефан побледнел, и в его мозгу зародились страшные подозрения: кто этот нарушитель? Что он в ГАИ делал, если его туда никто не звал?

А Самуил только подливает масла в огонь:
- Я журналист, понимаете ли, и написал статью о бельцкой госавтоинспекции. Статья вскоре будет напечатана в «Советской Молдавии». В ней беседа с вашим начальником, и он давал очень хорошие отзывы о своих подчинённых…
- И обо мне там упоминается? – затаив дыхание, спросил Штефан.
- Конечно. Хотите почитать черновик статьи?

Минут пять милиционер напряжённо изучал бумаги, терпеливо выискивая знакомые буквы, потом, заметив усмешки окружающих, вернул черновик и радостно сообщил:
- Большое вам спасибо, товарищ журналист, за тёплые слова о нашей работе. Теперь обо мне через вашу газету узнает вся Молдавия!

Несколько мгновений он о чём-то напряжённо размышлял, потом полез в карман, вытащил только что полученный червонец и вернул его Самуилу. А ещё через несколько минут вокруг заглохшего «запорожца» хлопотало несколько человек, приведённых Штефаном. Когда машина, наконец, завелась, милиционер подошёл к журналисту, вытащил из кармана ещё червонец и потянул со словами:
- Это вам от меня за добрые слова в статье. А гитн вэг!

Последнюю фразу он произнёс на идиш, и означает она «доброй дороги». Видно, ему для успешной работы необходимо было знать это пожелание на всех языках. Впрочем, этим пожеланием должны были непременно владеть как «хорошие», так и «плохие» гаишники.

Интересно, нынешние полицейские помнят эти слова или придумали что-то новое...

Мендель Вейцман, Беэр-Шева
 
ПинечкаДата: Пятница, 20.04.2012, 06:51 | Сообщение # 75
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1111
Статус: Offline
Приглашаю оценить новую работу нашего общего земляка

ЭШЕЛОН небольшая стихостория

стэф садовников

посвящается вечной памяти
моиx дорогиx и любимыx родителeй

1

в неизвестность
во мрак, в никуда
по транссибу
с тихой скоростью
как похоронный процесс
в этих смертных вагонах
влекомых насильно
паровозом гудящим
с портретом вождя
где смешались
как мусор слоями с навозом
на восток – навсегда
в холода уносились –
недобитые сталиным
судьбы

2

душной ночью
июльской глухой
сорок страшного года
когда город забылся
в сладчайшем из снов
в него тихо вползла
машин превеликая стая
в переулках она
залегла до утра
жертв своих ожидая
чтобы вдосыть наполнить своё
вечно голодное
черное чрево –
сотни юных бойцов
с карабинами наперевес
тихо крались к домам
обреченных

3

о, жестокость!
сорвав
от глубокого сна и постели
как зверей
брали тихо, без шума
и гона собак
даже тех, кто от боли
кричал в колыбели
брали всех
невзирая на возраст
подряд, кто попал
в эти черные списки
врагов из народа…
эти черные судьи
жизней и судеб
те, кто с честным лицом
коммуниста
исполняли с душой
всенародные чистки

4

стук приклада
в окно или дверь
или запросто в душу
вид трясущихся в страхе
почти обнаженных людей
и святая покорность
отдаться
пред силой великой
беззащитность
и смятость рубашек ночных
возбуждала мозги
кровь гоняла по жилам
предвкушая
вкрутить на погоны звезду
легкой поступью шли
фонарем тишину разрезая
победившие зло на войне
офицеры

5

вы такая-то?
да и муж ваш
такой-то сякой-то?
одевайтесь!
на сборы всего лишь пятнадцать минут
обвиняетесь в чем?
да пощады к врагам у нас нету
в списках вы
а у нас ни за что
просто так не берут
что? младенец больной?
ну, так это не наша проблема
так, кончай разговоры
и давай собирайся живей
а не то не доедешь живой
куда надо
а куда?
куда надо туда
и поедешь

6

командир -
прямо в ухо шепнул
конвоир офицеру –
баба есть
а ребенка-то в списочках нет
как же быть –
разделить мать с дитём
это хуже убийства
а в ответ: рядовой!
выполняйте приказ без раздумий!
без приказов –
победы в войне
нам вовек не видать!
наше дело телячье –
мы работаем только по списку
посмотри, там печатей
каких только нет
забирай же её
а ребенка оставь
а потом разберутся без нас
кому надо

7

заурчал грузовик
но не смог её крик
ну, никак пересилить
и каталась на досках его
задыхаясь от смертной тоски
вдруг второй конвоир
саданул что есть сил по кабине:
командир!
мы ее к эшелону, гляди
не дотянем живой!
хочешь, я поклянусь
побожусь всею властью советской
что нет сил видеть, как
убивается мать
помню сам, как моя
по отцу убивалась, да так
что ребенком остался я в полном
сиротстве

8

да хрен с ней –
прохрипел командир –
откричится да отревётся!
бабы сильные, знаешь, а я
выполняю приказ!
конвоир тут в ответ:
а душа твоя, после
чего тебе скажет?
есть ли мать у тебя?
и, наверное, сына всё ждет?
офицер вдруг, как надо
глотнув перегретого спирта
фляжку ткнул конвоиру
чтоб тоже глотнул
за баранку схватился
и крикнул водителю сухо –
повертай-ка назад
мы забыли забрать
и ребенка

9

целый месяц
вёз тот эшелон
горемычный
под маток, ненавидящих всё
конвоиров-солдат:
обреченные взгляды
старушек невинных
и младенцев грудных
недокормленных крик
и младые глаза
омертвлённые
страхом и жутью
и тягучие песни
что души до боли дерут
и стенания
стоны духом упавших –
оглашая нещадно пустыни
тайги

10

но нежданно
в таёжном углу
у поселка, забытого Богом
эшелон вдруг застрял
и сбежались мгновенно к нему
сотни женщин простых
с узелками еды и бинтами
и конвой, оттолкнув
по вагонным прорехам
протолкнули свои узелки
но увидев младенца у матери
почти неживого
слезы брызнули и заголосили они:
нам отдайте его
а не то пропадет ваш мальчонка
вот наш адрес
его выходим мы, а потом
вам его возвернём
непременно

11

исхудавшая –
кожа да кости –
ну, просто врагиня народа
вместо голоса – хрип
вместо глаз – океан немоты
видя помощи рук протянувшихся
искренних женщин
поклонилась она
но кровиночку не отдала
а из глаз покатилась слеза
и сорвавшись с ресниц
тихим звоном разбилась
на уснувшем, иссохшем
и грустном лице малыша
эшелон вдруг пошел
еще долго за ним –
кто бежал, а кто шел –
эти странные люди с добротой
вековечной

12

сквозь июльский
нещадный угар
и зной нестерпимый
без стоянок, без пищи, воды
ну, а клозет
кто куда как умел
сам придумывал каждый
и уже не стесняясь почти
и глаза опустив
за свой срам у НЕГО
он молил о прощенье
среди сотен таких же
потупленных глаз
и мечтал поскорей
о любом избавленье
даже смерти просил
её не боясь

13

а в вагоне одном
где оконце вспотев
от прокисших людских испарений
от жары и прохлады
уральской ночной
всё манило к себе
одного человека худого
и лицом
пожелтевшим от боли души
он на этом стекле
рисовал указательным пальцем
имена, человечков
и свой маленький дом
что в ту ночь
при аресте его
захватил постаревший
завистник иуда
оболгавший по злобе
согласно советам
вождя

14

человек
всё чертил
и болела душа, и страдала
ничего он не знал
ни о сыне своём и жене
а с собой при аресте
успел он схватить
лишь один чемоданчик
где лежали
одни распашонки и фото родных
но вот вздрогнул железом
вагон окаянный
и рисующий палец
воткнулся
в стекольный разлом
кровь заткнул он тряпьем
как попало
оторвав от несвежей рубашки
своей

15

день проходит
другой –
он с нарывом
лежит в лихорадке
на четвертый –
в вагон вдруг вошла медсестра
и сказала:
сейчас мы залечим ваш палец
и достав свой журнал
лишь спросила его, как зовут
всё как нужно
она аккуратно вписала
но потом вдруг спросила
странно взглянув:
а вот женщина в первом вагоне
что с ребенком, увы, умирающим
кстати
а фамилии ваши так схожи –
уж не ваша ли это
жена?

16

так и встретились
снова они
в своем горе, в одном эшелоне
знать судьбу их ОН им
для чего-то хранил
пусть в сибирь
пусть в тайгу
были властью
как звери гонимы –
освященная
Господом встреча
и в любви
разделённых насильно
всё равно состоялась
как бы «ветер»
всевластный и злой
у любви не сдирал
паруса
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » Наш город » ЗЕМЛЯКИ - БЕЛЬЧАНЕ, ИХ ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО » Поговорим за жизнь... (истории, притчи, басни и стихи , найденные на просторах сети)
Страница 5 из 24«12345672324»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz