Город в северной Молдове

Среда, 22.11.2017, 06:38Hello Гость | RSS
Главная | воспоминания - Страница 26 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 26 из 26«12242526
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » всякая всячина о жизни и о нас в ней... » воспоминания
воспоминания
ПрохожийДата: Среда, 28.06.2017, 08:40 | Сообщение # 376
Группа: Гости





красивая история красивого человека, прожившего красивую и достойную жизнь!
 
МарципанчикДата: Суббота, 22.07.2017, 09:20 | Сообщение # 377
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 374
Статус: Offline
"Всё понимаю, всё могу человеку простить, кроме неблагодарности. Отменять свадьбу в последнюю минуту, выставлять нас на посмешище перед всей Одессой, довести Машеньку до истерики, а моего Серёженьку – до сердечного приступа, и всё из-за пустяка – этого я моему несостоявшемуся зятю никогда не прощу. Мы же взяли этого недотёпу из общежития в одних кальсонах, одели, приласкали, как родного, – и в ответ получили такое?! Да гори он огнём после этого, дрянь бесчеловечная!
Мы живём небогато. Серёженька мой работает бухгалтером в порту, а я, хоть и не старая ещё, но здоровье у меня никудышное ещё с войны – мы тут в Одессе под фашистами не шиковали, вот я, видимо, и надорвалась. Так что, живём мы на одну зарплату, не воруем, взяток не берём и другим не советуем.
 Но всё равно мы никогда ни в чём не отказывали ни Машеньке, ни теперь оборвышу её – всё для детей, всё в них: лишнюю помидорку, ещё одну сливку, последнюю галушку, а как же?
Мать я или мачеха?! Кушай, донюшка, и ты, зятёк дорогой, кушай во все зубы!
Сам-то он, подлец, себя не прокормит на студенческую стипендию, а из родителей у него один только дед-инвалид. От кого ему ждать помощи, зятьку-то?
Получается, только от тестя с тещей, да?
 Да разве ж нам жалко? Серёженька мой прикипел к нему душой, как к родному: где с математикой поможет разобраться, где по дороге с работы домой в общежитие его заскочит, фрукты ему с Привоза свежие закинет. Мы же думали, он свой, хороший – а он, гляди, какой фортель выкинул!
Я вот, если вы меня спросите, даже и не скажу, что нам всего обиднее: как он с Машенькой поступил, как нас на весь город ославил или в какие расходы вогнал – свадьбу-то мы отменили, а задаток в ресторан заплатили? Заплатили. Свадебные платья да костюмы молодожёнам и себе справили? Справили. Кольца золотые им купили? Ясное дело.
Господи, кто бы знал, в какие мы долги влезли, у скольких друзей-знакомых насобирали взаймы по полсотни-сотне! Я ж говорю, мы как на одну зарплату втроём жили, так и собирались вчетвером как-то куковать: когда ещё эти студенты зарабатывать начнут!
И всё пошло прахом. Ну, не сволочь он после этого?!
Только бы не оказалось, что Машка беременна от этого ирода – Серёженька этого просто не переживёт! Я и так в его сторону глядеть боюсь: третий день лежит Серёженька на тахте, уткнувшись в стенку, и зубами скрипит. Его можно понять: единственную дочь так опозорили – и за что?!
Ведь никто из нас ни в чём перед зятем нашим драгоценным не провинился: наоборот, не знали, где лучше его посадить, чем вкуснее угостить, что ещё для него сделать!
Пылинки с него сдували. Рубашки его с протертыми воротничками я сама, этими вот руками по ночам латала, а когда уже ничего не помогало, Серёженька водил его в магазин и покупал две рубашки: себе одну и ему одну – чтоб, значит, самолюбие его грошовое не задеть.
Ах, чтоб он уже сказился, мерзавец этакий!
Всё из-за деда его подлого. 
Да, я ж не сказала: когда мы уже о дате свадьбы сговорились, мы деда его сюда вызвали из Хацапетовки его занюханной. Билеты ему в оба конца на поезд оплатили, а как же! У себя его приняли, на тахте этой самой, где Серёженька сейчас с зубных протезов эмаль сгрызает, постелили. Стол ему с Привоза накрыли – всё честь по чести, мы ж теперь, как-никак, одна семья, нет? Серёженька этого сморчка плюгавого на вокзале сам встретил, с работы специально отпросился, домой к нам на такси его привез, не на трамвае, упаси Бог!
Сидим мы, значит, все вместе, чаёвничаем, а дедуля, гляжу, всё на руки мои косится. Ну, мне стыдиться нечего: руки у меня трудовые, не барские, с суставами опухшими. А откуда взяться здоровым суставам, когда я всю жизнь только холодной водой что полы мыла, что простыни стирала – тёплой воды еле-еле на Машеньку хватало.
Что он, думаю, гриб хацапетовский, такого в моих руках увидел, что глаз оторвать не может?
Заметил он, что мне не по себе стало.
- Вы, Алёна Петровна, наверное, думаете, что это я на ваши пальцы уставился? – говорит дедуля.
Это называется, догадался.
- Да вот, дедушка, – отвечаю я, – не скрою, думаю.
- А я на ваше кольцо смотрю, если честно, – признаётся он.
Ну, надо же! Я это кольцо с незапамятных времен ношу. Да и цена ему, я уверена, рублей двадцать в базарный день: оправа у него потемневшая, а камень, хоть и большой, но, наверняка, стекляшка. Стыдоба, а не кольцо, а что ношу его – так нет у меня другого: с одной зарплаты бухгалтера в порту сильно не пошикуешь. Мы когда с Серёженькой женились, у нас даже на обручальные кольца денег не было, нас так расписали. Тогда другое время на дворе стояло. После войны вообще многое проще было, чем сейчас. Это теперь они ещё не женаты, а костюмы и кольца изволь им от своих доходов справить. А нам тогда самое главное было, чтоб жить вместе. А что на ресторан денег нет - так это ерунда: на весь двор свадьбу гуляли.
- А что кольцо-то? – удивляюсь я. – Ой ты ж, Господи, на какую вы ерунду, дедушка, внимание обращаете! Хотите, я его сниму и вам дам, чтоб вам удобнее было его разглядывать?
- С удовольствием, – отвечает.
Смотри, какой старичок любознательный попался!. 
Оно ж, конечно, после Хацапетовки в жизни всё интересно. Но, однако, снимаю я колечко и в его дрожащую ладошку кладу. Только неловко мне: ещё подумает, что мы нищие, раз я такую чепуховину на пальце ношу.
Склонился дедуля над кольцом, рассматривает его, оторваться не может. Даже лупу у Машеньки попросил.
- Сёма, – слышу я сзади. Это Серёженька тоже забеспокоился за дедулю и к зятю нашему любимому обращается. – С твоим дедушкой всё в порядке?
- Да вы не беспокойтесь, дядя Серёжа, – отвечает Сёма. – Дедушка всю жизнь проработал ювелиром, с детства в родительском магазине крутился – ему, наверное, интересно на кольцо тети Алёны посмотреть.
- Да что на него смотреть-то? – говорю я в сердцах. – Он что, хочет посмеяться над нашей бедностью?
Оторвался старик от лупы, на меня посмотрел.
- Над какой бедностью? – говорит он. – Да этому кольцу цены нет!
Рассмеялись мы.
- Путаете вы что-то, дедушка, – говорит Серёженька. – Я когда с Алёнкой познакомился, это кольцо у неё уже было. Она его где-то нашла, так, Алёнушка?
- Так, – говорю я. – Уже и не помню, где. Да что мы о ерунде какой-то говорим? Кому ещё чаю?
Ну, Серёженька с Машей чашки мне послушно протянули, а эти двое, гляжу, шушукаются.
- Богатый город Одесса, – наконец, говорит ювелир наш недоделанный. – Восемьдесят лет я прожил, но никогда мне на улице такое богатство не попадалось. Не по тем, видать, улицам, ходил.
- Да что это за кольцо такое особенное? – не выдержала Машенька.
И то сказать, после меня кольцо-то ей достанется, вот и хочется девке знать, что ей в наследство перепадёт.
- Кольцу этому не менее двухсот лет, – отвечает старик. – Оправа из белого золота. Очень тонкая работа, смею заметить. Ну, и сам камень. Зрение у меня, конечно, уже не то, да и лупа – не совсем тот инструмент, что требуется, но это чистейший бриллиант в три-три с половиной карата, насколько я могу судить.
Подумал и добавил:
- А судить я могу.
И снова замолчал. Нехорошо так замолчал, недобро.
- Ну, хорошо, – обратился к нему Серёженька. – Допустим, что так оно и есть, хотя, конечно, в вашем возрасте не грех и ошибиться. Но почему вы не верите, что Алёнушка нашла его на улице?
- Я не верю? – встрепенулся старик. – Упаси Бог, кто вам такое сказал?
Я просто говорю, что сам всю жизнь не по тем улицам ходил и потому фамильные двухсотлетние кольца, да ещё и сделанные не то немецкими, не то голландскими ювелирами, никогда не находил. Вот неприятности находил, вернее, они меня находили.
Фронт, арест, смерть жены и сына моего единственного – Сёмочкиного отца – меня тоже находили.
А кольца такие – нет, не приходилось. Вы уж не гневайтесь на старика, хозяйка, если я что-то не то говорю.
Обиделась я. За несколько дней до свадьбы дочери, в собственном доме, да ещё от желанного гостя такое выслушивать – любая бы обиделась!
- Я это кольцо ни у кого не крала, – говорю. – А что оно само свалилось мне в руки, так моей вины в том нет. Когда в декабре сорок первого евреев повели в Богдановку на расстрел, их прогоняли по нашей улице. Ну, мы и побежали смотреть. А евреи, как увидели, что толпа собралась на них поглазеть, начали нам свертки всякие бросать. Вот в меня это кольцо и угодило.
- Я что-то не пойму, – растерянно сказал Сёма, – евреи что, бросали вам свои драгоценности, чтобы они фашистам не достались?
Серёженька мой от этого вопроса только крякнул.. 
А старик вдруг расхохотался.
- Горе ты моё! – сказал он внуку. – Еврейские матери выкидывали из колонн в толпу своих новорождённых детей, надеясь уберечь их от гибели. А чтоб подобравшим было, на что кормить ребёнка, матери клали в пелёнки всё ценное, что имели с собой.
Он помолчал и тяжело добавил:
- Фамильные кольца, например…
- Да что вы понимаете! – взорвалась я. – Мы сами на жмыхе и лебеде жили. Я, хоть и молодая тогда была, а до сих пор вся больная после оккупации этой проклятущей! Авитаминоз у меня хронический, вегето-сосудистая дистония и гипотензия, если хотите знать!
- Не хочу, – сказал старик.
- Что не хотите? – опешил Серёженька.
- Знать не хочу, – обронил старик.
Он поднялся из-за стола и посмотрел на Сёму.
- Проводишь меня на вокзал? – спросил дед внука
Сёма тупо переводил взгляд с него на меня и обратно.
- Погодите, – наконец, сказал он. – Дедушка, тётя Алёна, не торопите меня. Я пытаюсь понять, что произошло. Тетя Алёна, так вы кольцо из пелёнки вытащили, а с ребёнком… что вы с ребёнком сделали?
- Сёмочка, ты не понимаешь, – попыталась я объяснить. – Тогда другая власть была, не наша родная советская! Мы и сами голодали, а за хранение еврейского ребенка фашисты могли всю семью расстрелять и хату спалить, им это было раз плюнуть.
Мне тогда ещё и шестнадцати не исполнилось, я жить хотела. А тут в пелёнке орёт обрезанный младенец. Это ж смертный приговор мне, и не только мне, а всем близким!
- Так вы что, в мусорный ящик кричащего ребёнка засунули или обратно в колонну кинули? – спросил Сёма.
Потом он как-то странно сгорбился и, не дожидаясь моего ответа (а что я могла ему ответить?), вышел из комнаты. И дед его ушёл за ним. Не прощаясь и не подав руки ни мне, ни Серёженьке, ни даже Маше.
На вокзал они, наверное, ушли. И, главное, поезд на Хацапетовку идёт только утром, так они, получается, всю ночь на вокзале на твёрдых скамейках сидели...
На следующий день Серёженька с утра бросился в Сёмин институт, в общежитие – нет нашего зятя, словно его земля поглотила!
Подошёл день свадьбы, мы, как дураки, попёрлись в ЗАГС – ну, а вдруг?
Нет, не пришёл Сёма. Сволочь такая!
Мне что обидно? Опозорил он нас, в расходы ввёл, Машеньку бросил – всё так.
Мне другое обиднее всего: он ведь, гад, всё это в отместку мне!
А что, что я такого сделала? Обшарила пелёнку и выбросила ребенка обратно, да? Так ведь нас там несколько сотен женщин стояло, и все, все до единой сделали то же самое: пошарили в пелёнке и вернули ребёнка матери. Понимаете, все до единой! Так почему же только мне одной это аукнулось?!"


 Aleksandr Rozinskiy
 
ПинечкаДата: Четверг, 03.08.2017, 14:22 | Сообщение # 378
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1111
Статус: Offline
история весьма жизненна..
 
СонечкаДата: Четверг, 10.08.2017, 12:08 | Сообщение # 379
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 234
Статус: Offline
ПОВЕСТЬ О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ:

http://jewish.ru/ru/interviews/articles/179984/
 
REALISTДата: Воскресенье, 13.08.2017, 13:50 | Сообщение # 380
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 164
Статус: Offline
мы все ещё со школы помним это имя -Томас Альва Эдисон - великий американский изобретатель прошлых лет, но оказывается ... он  был большой бизнесмен от изобретательства, но не более:

http://7iskusstv.com/2017/Nomer2/JFraden1.php
 
МарципанчикДата: Среда, 06.09.2017, 11:23 | Сообщение # 381
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 374
Статус: Offline
В 4 года она с мамой, тётей и бабушкой репатриировалась из Киева, в 15 поступила в Технион, в 26 защитила докторат и вошла в список 35 наиболее перспективных молодых учёных от MIT (где в своё время отметились и Марк Цукерберг, и Сергей Брин), а в прошлом году после продажи за $40 млн своей компании Sales Predict международному гиганту eBay, д-р Кира Радински, уже будучи профессором Техниона, заняла пост главного научного сотрудника eBay в Израиле.

Впрочем, своей известностью девушка обязана не этому блестящему (и далеко не полному) послужному списку, а таланту… предсказывать будущее.
Речь не о сверхъестественных способностях, а о науке...
В ходе стажировки в штаб-квартире Microsoft специалист по искусственному интеллекту Радински разработала систему BigData, способную на основании анализа исторических данных предсказывать будущее.
Она любит повторять фразу Марка Твена:
«Прошлое не повторяется, но оно часто рифмуется».

Вспышка эпидемии холеры на Кубе (первая за 130 лет), предсказанная Радински, ошеломила медицинское сообщество, хотя речь шла не более чем о сопоставлении и анализе данных, которые демонстрировали, что после двух лет засухи резко повышается риск эпидемии холеры, причиной которой станет использование грязной воды.
Аналогичным образом сработали предсказания о беспорядках в Судане и Турции, росте цен на пшеницу и снижении цен на электронику после цунами в Японии.
Алгоритм помогает прогнозировать различные события с точностью до 80%. Результатом исследовательской работы стали 10 патентов и международная известность автора.

Но все это было потом, а начиналось, как у многих репатриантов, с нуля: семья Киры приехала в Израиль без гроша (отец развёлся с женой ещё до рождения дочки, впоследствии он полностью ушёл в религию и связь с семьёй не поддерживает), поэтому мама, по образованию математик, была вынуждена "пахать"  на трёх работах, в том числе уборщицей...

«Я всегда хотела быть учёным, — признается она. — Для меня смысл жизни — каждый день открывать что-то новое. В детстве я восхищалась Галилео Галилеем и Леонардо да Винчи».
В 15 лет девушка поступает в Технион, а в 2004 — 2007 гг. служит в технологическом подразделении разведки ЦАХАЛа в качестве программиста, будучи частью команды, получившей впоследствии премию обороны Израиля, вручаемую президентом страны.

После защиты доктората, в мае 2012 года, выпускница Техниона с партнёрами (в частности, бывшими сослуживцами по подразделению электронной разведки 8200) создает компанию Sales Predict, специализирующуюся на интеллектуальном маркетинге. Основным продуктом фирмы стал плагин, на основе записей о взаимоотношениях с клиентами определяющий их заинтересованность в новой покупке.
По словам Радински, армейский опыт позволил сотрудникам научиться совместной ответственности за проваленные задания. «Ты или побеждаешь, или умираешь. Рисковать теперь не страшно, потому что раньше я рисковала гораздо сильнее», — говорит она.
К тридцати одному году д-р Радински стала лауреатом множества премий — в том числе от Yahoo, Facebook и Google — и завсегдатаем множества рейтингов, а в 2014 году Кира в числе 12 выдающихся соотечественников зажигала факел в День независимости на горе Герцля в Иерусалиме.
В 2016-м она удостоилась титула «Женщина года» от делового журнала Globes и стала «Персоной года» по версии Девятого канала Израиля.

В одном из интервью на вопрос, кем вы видите себя в 40 лет, Кира ответила: «Неким синтезом Билла Гейтса и Элона Маска. Я пока не чувствую, что сделала что-то по-настоящему великое. Не думаю, что все должны стремиться к этому, но для меня только такая жизнь имеет смысл», — подчёркивает обладательница чёрного пояса по каратэ...


Сообщение отредактировал Марципанчик - Среда, 06.09.2017, 11:33
 
REALISTДата: Вторник, 26.09.2017, 09:51 | Сообщение # 382
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 164
Статус: Offline
короткие житейские истории... 

Сегодня в магазине стоящая впереди меня в очереди 9-летняя девочка попросила шоколадку у мамы. После нескольких «нет» мама сдалась и купила...
Девочка взяла шоколадку, прошла в очередь за мной и протянула её маленькому мальчику, который плакал там. Мама спросила её, почему она отдала ему шоколадку, и дочка ей ответила, что она слышала, как мама мальчика сказала ему, что у них нет денег почти ни на что, пока она не может найти работу...
 Доброе сердце — оно с детства. 

На днях к нам в салон  дедок заглянул и попросил красиво его постричь - модельную ему. Про себя отметила, что выглядит он весьма опрятно и достаточно привлекательно, учитывая возраст. Да и в таком возрасте обычно стригутся «покороче и побыстрее», а тут аж «модельную»...
Надевает очки, спрашивает: «Ну что, хорош?» Девушка из соседнего кресла: «Да-а, прям жених!»
Мы все заулыбались, а он с обидой в голосе: «Вообще-то я и есть жених».
 Снисходительная улыбка на наших лицах, мол, ладно, жених так жених, молод душой дедуля, всем бы так.
Дедушка, поправляя волосы и вставая с кресла: «У меня сегодня золотая свадьба»... 

На работе полы моет старенькая бабуля. К нам обращается на вы.
Спросила у сотрудницы, как так, она старше нас втрое, а к нам на вы — неловко как-то. В ответ: «Она знает свое место, ведь она уборщица, а мы сотрудники фирмы».. 
Разговорилась как-то с этой бабулей, упросила обращаться ко мне на ты... живёт одна, два высших образования, а к нам ходит, потому что «вы молодые и красивые. Я одна, у меня никого нет. Смотрю на вас всех — и сердце радуется!» 
Узнала, что мечтает о белом персидском коте, да только денег нет, чтобы купить его...
 На её день рождения мы с мужем вручили ей котика и ... 70-летняя бабуля плакала как ребёнок.
 
ПинечкаДата: Пятница, 29.09.2017, 16:33 | Сообщение # 383
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1111
Статус: Offline
и то правда, что доброе сердце — оно с детства!
 
papyuraДата: Суббота, 30.09.2017, 10:35 | Сообщение # 384
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1051
Статус: Offline
Дети победителей

Михаил Веллер

* * *

Мы были, были!.. Мы, старперы, несостоявшееся поколение, дети победителей величайшей из войн, волна демографического взрыва – сорок шестой-пятидесятый года рождения, самое многочисленное поколение за всю историю страны.
Мы, состарившиеся в мальчиках, вино, перебродившее на уксус и не дождавшееся праздника: нас не подпустили к столу, мы не дотянулись до бокалов, а ножи были предусмотрительно убраны: лакеи захватили буфеты и стали хозяевами праздника.
Мы, брюзги, неудачники, одни спившиеся, другие продавшиеся незадорого, потому что дорогой цены уже не давали: предложение с лихвой превышало спрос.
Мы, чьи лучшие рабочие годы – с двадцати пяти до сорока – ушли водой в песок, погрязли в болоте, ухнули в бездонную пропасть, в жизнеподобную пустоту непереносимо фальшивого фанфарного пения: оно скребло своей наглой фальшью нервы, и мы стали истеричны, оно резало сердце, и инфаркты подкрались к нам рано, оно разъедало душу, и нам уже нечем стало верить во всё хорошее и честное.
Мы, плешивые, потому что метались беспорядочно по жизни, пытаясь жить, мы, гнилозубые, потому что жрали всякую дрянь – а что ещё было жрать, потому что не на что было вставлять зубы у частника, поди ещё его найди, не стальных же фикс ждать два года в бесплатной очереди: мы были, были, были!

Нам было по пятнадцать, мы были юны, стройны, красивы, полны сил и веры: острая брага юности запенилась в нас, детях победителей, когда Хрущёв матерился с трибун и учил писателей писать – но никого не сажали, и казалось, что никогда уже не будут сажать, никогда не будет страха: анекдоты о Хрущёве рассказывали везде, издевались над кукурузой: мы выросли без страха в крови, культ личности был историей, Твардовский редактировал и публиковал «Один день Ивана Денисовича» Солженицына, Некрасов печатал в «Новом мире» «По обе стороны океана», «Коллеги» Аксенова были знаменитейшей из книг и «Звёздный билет» тоже, критики громили Асадова – мы его читали: суки, человек потерял глаза на войне, прекрасные стихи, читали Евтушенко, читали Вознесенского, переписывали «Пилигримов» Бродского: мало знали, ещё меньше понимали, но верить умели, это тоже было у нас в крови, – нет, сомневались, издевались, но – верили.
Что было, то было – верили.

И когда слетел Никита – радовались. Демократия, справедливость, хватит кумовства, лысый дурак, наобещал коммунизм через двадцать лет, твёрдо зная, что двадцать лет не протянет и позор не падёт на его лысую голову: восьмиклассники сдавали экзамен по истории СССР, а в коридорах издевались над тем, что отвечали насчёт построения коммунизма: нет, не настолько наивны были; но – верили: в добро, в справедливость, в честь, в правду.

И потрясающее свойство юности: знать – а не понимать, видеть – а не понимать, спорить – а не понимать!
Судили Бродского, выслали: это было плохо, но в основном всё было хорошо.
Судили Даниэля и Синявского по статье, которой и в кодексе-то не было... соглашались: поделом врагам народа, антисоветчикам. Не знали, что они написали, не знали толком, в чём дело, газетам своим вообще не верили – а в частности верили!.. обычная штука, юных так легко заморочить, внушить, направить: энергия брызжет, опыта нет, идеалы жгут, и на этих-то идеалах умело, как всегда, играли прожжённые сволочи, умные и безжалостные бандиты, сделавшие карьеры на костях собственного народа, на пепле своей земли, на почерневшей в застое крови моего поколения.

А мы рвали семирублевые гитары и пели:
Ну и беда мне с этой Нинкою,
она живет со всей Ордынкою!

Но циниками не были, ох не были: был тот цинизм как панцирь на нежном теле краба, который прикрывал душу: всё в порядке было с душой: в любовь верили, в дружбу верили, в советскую власть, в торжество добра, в святые идеалы, в нерушимое преимущество нашего строя над ихним, безжалостным и античеловечным.

Над Канадой небо синее,
меж берёз дожди косые,
хоть похоже на Россию,
только все же не Россия…

Как же мы ухнули, как пролетели мимо кассы, как похоронили уже кое-кого из друзей, как ссучились, упустили свою волну, остались на обнажившемся бесплодном дне; ушёл трамвай, ту-ту, и последними, кто успел прицепиться к колбасе, были те, кто родился на десять лет раньше нас, в тридцать седьмом-восьмом: Распутин, Маканин, Высоцкий. Больше в литературу имён не вошло, да что в литературу, что в искусство: в действительность нашу больше имён не вошло: пардон, все места заняты, двери закрываются, ждите следующего поезда…

И мы ждали, ещё не понимая, что не будет поезда, что тот, на ком форма кондуктора, гонит нас в тупик, а жезл в его руке – на самом деле дубинка…

Уходит наш поезд в Освенцим сегодня и ежедневно…
 
МарципанчикДата: Среда, 11.10.2017, 09:21 | Сообщение # 385
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 374
Статус: Offline
и это, увы, правда!
 
ПримерчикДата: Воскресенье, 29.10.2017, 11:56 | Сообщение # 386
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 421
Статус: Offline
...что я нашла в Братиславе, Вене, Праге и других городах
21 августа
Мне первый день восемнадцать и я впервые лечу навстречу настоящим приключениям – небольшие вылазки в разные места России оказались репетицией относительно большого путешествия по Европе.
Всего 11 дней на то, чтобы чувствовать города, замечать детали, понимать незнакомцев и совершать слегка безумные поступки.
Сегодня самолёт приземляется в Братиславе. Вечер, солнце уже село. Спокойно добираюсь до города и нахожу нужный адрес. Знакомлюсь с парнем с сайта для путешественников, позволяющего останавливаться в разных городах у местных бесплатно.
Единственное правило – должен произойти культурный обмен. Какое-то время я буду жить у Эмира, и вот первая проблема – пока что я плохо его понимаю. У него странное для меня произношение, и говорит он быстро – для того, чтобы понять идею, приходится просить, чтобы он повторил то, что сказал, но медленнее. Иногда переспрашиваешь несколько раз. Чувствуешь себя глупо, но это лучше, чем просто кивать головой, хотя на самом деле не понимаешь, что тебе объясняют.
Важно задавать вопросы и не думать о том, за кого тебя примут.
Вечером, около 2 часов ночи, после разговоров о том, трудно ли переехать в другую страну и реально ли найти работу в Братиславе хочется только спать, что я и делаю.

22 августа
8 утра. Солнце светит в глаза, из окна «невероятный» вид на соседнюю крышу. Проверяю сообщения – один парень из Словакии может показать город. Договариваемся встретиться через 2 часа, а до этого момента я иду гулять одна.
На улице свежо – последние летние дни. Небольшие уютные улочки, извилистые трамвайные пути, десятки мороженщиков… Покупаю своё любимое –  карамельное.
Всё-таки есть что – то в этом: мелочь, но чувствуешь себя ребёнком, который точно знает, что нет в мире большего удовольствия, чем позавтракать мороженым.
Солнце светит ярче, на небе нет ни облака, а мимо размеренно проходят пешеходы.
Дохожу до Михайловских ворот – красиво, но ничего необычного.
Если окажетесь там, посмотрите под ноги – увидите много указателей на другие европейские города: 57 километров до Вены, 290 – до Праги, до Рима – 783...
В 10 утра мы встретились с Эриком – в Братиславе он родился и вырос, но сейчас в этот город возвращается редко: Эрик ездит по Азии, работает учителем английского в разных городах.
Ему нравится преподавать, но всё же он предпочёл бы получать зарплату не работая.
Он любит Словакию, но не любит словаков – говорит, что люди, особенно пожилые, здесь агрессивные и пессимистично настроены. А ещё в Братиславе сходят с ума по суши, да и по японской культуре в целом...
Братислава не похожа на другие европейские города – нигде больше я не находила такого маленького, единственного на город, но уютного пляжа (в России бы его назвали песочницей), зелёных парков, где все дорожки усыпаны белоснежной щебёнкой, нарисованную во всю стену дома спящую лису. И всё это – в центре города....



Весь старый город я увидела за полдня. Теперь нужно проехать всего 15 километров на автобусе, и я у стен замка Девин – здесь когда-то местные жители оборонялись против франков, переводили книги Кирилл и Мефодий.
Сейчас это несколько сохранившихся башен с прекрасным видом на 2 реки – Дунай и Мораву.
Интересно, каким был этот замок несколько веков назад? В любом случае, здесь было очень красиво, и эта красота сохранилась.
На часах – 9 вечера. Я снова в центре города, но всё абсолютно другое.
Странно – здесь строители ещё чинят дорогу, хотя уже темно. Зажигаются фонари.
В центре людей становится меньше, по улицам гуляют, держась за руки, парочки, которым кажется, что в мире кроме них никого нет, а заблудившихся туристов манит тёплый свет кафе и запах выпечки.
Но не только запах выпечки можно почувствовать вечером в Братиславе – в самом центре города уличные музыканты поднимают себе настроение не только играя песни, но и сворачивая самокрутки с марихуаной.
На самом деле эти ребята просто сумасшедшие – они уже 2 часа играют "последнюю песню", и после каждой последней решают сыграть ещё одну.
Интересно, это они в музыке или музыка в них?
Братислава – маленький, тихий, но очень приятный город. Хотела бы вернуться, но не жить здесь. Пора прощаться – завтра в Брно.
23 августа
9 утра. Вместо того, чтобы ехать автостопом в Брно, я решаю поехать на автобусе в Вену. Билет не самый дешёвый – 8 евро, но времени мало, на Вену у меня только 1 день, если я не найду кого-то, у кого можно остановиться.
Около часа в пути в комфортабельном автобусе с Wi–Fi и кофе, и я уже в городе-музее, где можно найти здания, кажется, всех стилей.
В первые полчаса понимаешь, что в Вене не так уж и много людей говорят на английском. Даже в Братиславе было меньше тех, кто отрицательно качал головой, объясняя на родном языке, что меня не понимает.
Ещё 20 минут на метро, и я в центре города.
На главной площади толпятся люди, ездят мимо кареты, чуть в стороне кучер моет лошадей, а рядом с самым известным венским собором – собором Святого Стефана, толпы туристов с селфи-палками...
Огромные улицы, аллеи и площади после миниатюрной Братиславы кажутся ещё больше, а цены как будто кричат о том, что сегодня путешественник с очень маленьким бюджетом может обойтись бутылкой воды..
В отличие от других европейских городов, в Вене с мощёными дорогами конкурируют асфальтированные. Гуляешь, смотришь по сторонам, и первые час – полтора от окружающих тебя красот дух захватывает: дома в стиле барокко и неоренессанс, соборы, которых тут множество и двери которых для всех открыты. Я не могу назвать себя верующей, но даже на меня внутреннее убранство костёлов и соборов произвело впечатление: вокруг – колонны, витражи, скульптуры. Красиво.
Через пару часов привыкаешь к окружающей архитектуре, солнце начинает припекать, а рюкзак уже оттягивает плечи.
Ещё за несколько часов я посмотрела национальную библиотеку с тысячами книг в старинных переплётах, заблудилась в поисках весёлого дома Хундертвассера, попробовала-таки венский хот- дог и прогулялась по набережной Дуная.
Билеты в библиотеку для студентов – бесплатно, дом Хундертвассера – одна из самых неординарных построек в Вене, а венский хот-дог был в 2 раза больше, чем я ожидала...
На часах - около 7 вечера.
В центре познакомилась с итальянцем, который подрабатывал, зазывая всех в оперу. Оказалось, Валентино не совсем итальянец – его мама из Австрии, и сейчас он Вене потому, что она училась в университете в этом городе. Он учится в том же университете на юриста, подрабатывает и мечтает, что когда-нибудь купит мотоцикл харлей и поедет смотреть мир.
Мы сидим в кафе, откуда открывается вид на венские крыши, пьём кофе и думаем о своём. Лично я – о том, какие же разные бывают человеческие истории.

10 вечера. Автовокзал. Вена – красивый, но (мне показалось) немного искусственный город, где многое рассчитано на туристов, а на улице не увидишь артистов и музыкантов, которые и есть  колорит. Через час я сяду в автобус и поеду в Брно, а это уже Чехия. Всю свою жизнь могла бы гулять так – каждый день по новому городу.

24 августа
Пара часов в автобусе, и я в Брно.
Первое, что бросается в глаза - оживлённые улицы и множество подвыпивших компаний.
Пётр – учитель французского и, конечно же, путешественник – встречает меня на остановке в час ночи, спрашивает, не сильно ли я устала и предлагает пойти в бар, где я знакомлюсь с двумя его подругами – девчонки тоже уже весёлые и приветливые.
Заговорившись о ландшафтах, туризме и политике, мы не замечаем, что на часах уже 3 утра, а дома оказываемся в 4.
Утром Пётр показывает мне несколько смотровых площадок и церквей, а ещё гений дизайнерской мысли - розовый танк...
В Брно небольшой, но красивый исторический центр, а ещё несколько странных построек. Весь город расположен на холмах, то есть ты всё время или поднимаешься( это чаще), или спускаешься. Представляю, каково здесь велосипедистам!
Что тут реально низкое, так это цены - после Вены всё кажется очень дешёвым.
Если у вас есть лишние 50 крон(это 2 евро),или если вы чувствуете себя очень эрудированным, то сходите в паб на pub quiz - местные приходят в бар, выпивают и отвечают на 50 вопросов разной сложности и направленности.
Собираются несколько команд, обсуждают вопрос и вместе дают ответ - оказалось, это весело, хотя и понимаешь, что стоит быть образованнее.
Победившая команда получает деньги и выпивку за счёт заведения – в нашем случае это был Джемесон...
Брно – первый чешский город у меня на пути, и это безумно хороший город для того, чтобы "зависнуть" здесь на пару дней, почувствовать вкус Чехии, смириться с тем, что придётся избавиться от предрассудков и временно поменять образ жизни.

25 августа. Микулов.
Чехия славится своим пивом, которое тут пьют большинство жителей, везде и в любое время суток. Но Микулов - маленький городок недалеко от Брно – исключение.
Здесь все сходят с ума по винам – их наливают в кафе, на оживлённых туристических улицах и в далёких от центра, спрятавшихся в закоулках магазинчиках.
Здесь есть музей виноделия, а виноград растёт прямо во дворах.
Всё здесь крутится вокруг вина, и по-моему это одна из причин, почему в городок, сравнимый по размерам с крупной деревней, ещё приезжают туристы.



Я же вино там даже не попробовала, зато рассмотрела дома, тонущие в зелени, поднялась на 3 километра в гору к часовне  со Святой горы можно рассмотреть и местный замок, и виноградники, и поля, и уютные черепичные крыши домиков, а потом купила дешёвых фруктов в шоколаде, и это было отличным завершением небольшой поездки.
На то, чтобы посмотреть Микулов, мне хватило пяти часов, а потом я просто поехала домой - хозяин  оставил мне ключи, а сам уехал на дачу.
Пару часов я покопалась в вещах, убедилась, что ничего не забыла, потом нашла лучшую точку для автостопа из Брно в Прагу, а в 9 вечера я уже видела цветные сны.
26 - 30 августа
Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро, а тот, кто утром начинает автостопить, поступает ещё мудрее.
В 9 утра я уже ищу выход на трассу до Праги. Карты показывают, что я уже на нужном месте, но голос разума кричит, что на остановке, не выходя за пределы города, я поймаю максимум такси.
Спрашиваю у людей – удивительно, но отношение к автостопщикам тут совсем не как в России — у нас многие удивляются когда слышат о бесплатном способе передвижения, а здесь это обычное явление.
Здесь к нам, путешественникам-нищебродам, относятся с пониманием. Один мужчина, у которого я спросила дорогу, достал из кармана фляжку и предложил выпить:
"- Да это Бехеровка – хорошая вещь!"
Чешский ликер, по крепости как водка. Я отказалась и решила сразу искать попутку.
Выход на трассу нельзя назвать простым – в Европе множество развилок, поворотов и съездов, ведущих в разные города, а  большинство трасс – скоростные. На них запрещён автостоп, но именно на них он и работает лучше всего...
Выход на трассу занял час. Я думала, что просижу на одном месте ещё несколько часов, но ... не прошло и пяти минут, как остановилась машина.
Странно, но водитель был не из Чехии, а из Германии.
По-английски он понимал плохо, но и этого хватило, чтобы немного поговорить на простые темы.
Водителя зовут Марио, он путешествует по миру на машине, вместо задних сидений – матрас и вещи, так что ему не нужна даже гостиница. Марио – риелтор, и, как он сказал, работы у него немного. Ехали под Раммштайн и обсуждали ровные дороги, на которые жаловался Марио – в Германии, похоже, идеальные автобаны. 2 часа – и мы в Праге.
Я долго отнекивалась, но, видимо, Марио считал своим долгом накормить меня и довезти прямо до дома.
Остановилась  у парня из Турции, который живёт в Праге по программе "Work and travel".
Он показал крутое место – кафе с подоконником на втором этаже, на котором можно сидеть и смотреть на толпы туристов, ходящих вдоль одной улицы.
На самом деле приятное чувство – смотришь вниз и думаешь – они не знают это крутое место. Одно из самых спокойных заведений в центре города.
Правда на следующий день мы поняли, что менталитет у нас очень разный – он может сидеть и смотреть на пруд больше 2 часов, а меня вечно тянет куда-то бежать, так что остальные дни мы гуляли по отдельности и "зависали" где-то вместе только вечером.
За пару дней я успела подняться по ступенькам огромного Пражского замка на смотровую площадку, насчитала 9 мостов через Влтаву, попробовала кучу сортов мороженого и несколько видов кофе, подписалась на стене Джона Леннона, где слой краски, по-моему, уже толще, чем сама стена, прошлась по самой узкой улочке в мире(и разочаровалась – эта улочка ведёт в кафе), поднялась на несколько самых высоких точек города, нашла башню, которая вошла в топ самых уродливых построек в мире, рассмотрела витражи в костёлах, встретила закат на уютном Вышеграде, ждала, пока будет не так жарко, попивая лимонад в прохладном кафе ... и всё это мне показали местные.
Это самый волшебный город из тех, где я была, это один из лучших городов, которые мне довелось увидеть.
Всё было безумно странно.
... представьте: вы сидите - ты, девушка из России, рядом - девушка из Китая и парень из Турции. И вы, чёрт побери, в Праге, смотрите на Карлов мост, а в плеере - твоя любимая песня...
...представьте - утром вы думали, что будете смотреть достопримечательности по второму кругу, а оказываетесь в чешской сауне.
... представьте - вы приходите в кафе, а там показывают фильм "Амадей" на чешском, и студентов, которые хотят посмотреть хорошее кино так много, что не хватает мест в зале.
... представьте - 6 утра, а ты гуляешь по пустым площадям, почти в одиночестве слушаешь как бьют астрономические часы.
А теперь ты сидишь на набережной, свесив ноги, слушаешь шум улиц и... гремит гром, совсем рядом сверкают молнии. Начинается дождь,  ты бежишь к метро...
А потом ты не бежишь, потому что любишь дождь.
И ещё день: музыканты на улице играют песню, и ты вспоминаешь, что год назад она звучала в наушниках, пока ты ехала в Питер - это было первое маленькое приключение.
Ностальгия. Мощёные улочки. Загораются фонари.




Последняя ночь в Праге, бар, где играют пока никому неизвестные группы, горят синие и красные лампы, а алкоголь наливают в банки. Смех, акустика, сладкое вино.
Прага...
Бесконечные разговоры, необыкновенные встречи, неслучайные случайности, чувство абсолютной свободы и ощущение того, что я могу свернуть горы.
Здесь нет моря, но есть маяки - люди, которые светят тем, кто вот-вот потеряет путь.
Спасибо каждому из тех, кто решил провести со мной время.
Без вас всё было бы по-другому. Я уже скучаю.
Вставать через 3 часа. Почему ночи такие короткие?!..
31 августа, Рига и возвращение домой
Самолёт взлетает и садится. Рига.
Выхожу из аэропорта, нахожу автобус до центра и начинаю говорить по-английски. После ответа водителя:"Чё? Ещё раз" понимаю, что можно расслабиться..
20 минут, я в центре.
Здесь очень много кафе с завышенными ценами, а ещё дует холодный ветер с Балтики.
Рига кажется суровой и не такой уж интересной. Спустя час привыкаешь к городу и начинаешь видеть детали — в них, оказывается, вся Рига. Вот самые известные коты на крыше купеческого дома - в гильдию предприимчивого торговца всё же приняли.
А вот и нарисованные окна – раньше был налог на окна, так что позволить их себе могли не все, а дома всё равно должны были выглядеть гармонично.
А в конце улицы – самая старая аптека, где, по легенде, и был придуман рижский бальзам.
Ещё одна крыша, а на ней – фигурка маленького мальчика. Архитектор намекает, что раньше тоже был ребёнком, и, может быть, даже двойки в школе получал.
Центр здесь приятный, но отойди чуть в сторону, и ощущение, что тебя откинуло во времени лет на 10 - 15 назад.
И большинство людей - мрачные. Это всё потому, что лето у них холодное...

Вижу рыжего веснушчатого парня, достающего гитару. Он пытается поставить стаканчик под мелочь, но у него не получается – ветер слишком сильный. Я подхожу, кидаю евро и несколько центов – вся мелочь, которая тогда была, и говорю что-то вроде: "Чтобы не улетал".
Парень улыбается и отвечает: "Я же ещё даже не начал играть!"..
Как я и ожидала, он из Ирландии. Сначала он был учителем гитары, а теперь бросил работу, попрощался со знакомыми и путешествует уже больше, чем полгода. За это время он успел сыграть в 17 странах.
Немного поговорив о том, как взять барре и переходить между аккордами не вывернув пальцы, я пошла смотреть город дальше.
Каждый раз это безумно интересно – неожиданно встретить где-то пилигрима, такого же, как ты...

А вообще в Риге мне везло на путешественников – один из них продавал фотографии. Фотографии из 42 стран, в которых он побывал за 3 года. Он рассказал про автостоп в Европе и посоветовал лететь в Китай из Иркутска - думаю, хороший вариант...
Вечер. Холодная Рига. Город со своей атмосферой, где идеально пробыть день. Потом хочется двигаться дальше.
Аэропорт. 9 вечера. Самолёт. Москва. Дождь.
 
SigizmoondДата: Пятница, 10.11.2017, 06:03 | Сообщение # 387
Группа: Гости





Невероятная история «Миссис Би»



Роза Блюмкин не получила экономического образования и до конца жизни плохо разговаривала на английском. Но богатейший человек в мире Уоррен Баффет говорит, что она дала бы фору всем остальным дипломированным бизнесменам в Америке...

Он до сих пор приводит Блюмкин, урождённую Горелик, в пример начинающим менеджерам, обращая внимание на те простые, но редкие качества, которые привели её к невероятному успеху: «Если они усвоят уроки Миссис Би, ничему новому я их не научу».
Уоррен несколько раз пытался купить созданный Блюмкин магазин мебели Nebraska Furniture Mart, ставший крупнейшим в США. И почёл за честь, когда она наконец согласилась продать 90 процентов семейного бизнеса его холдингу Berkshire Hathaway’s.
Баффет в конце концов стал чувствовать себя практически членом семьи успешной бизнес-леди. Неслучайно в книге писательницы Элис Шредер, опубликовавшей в 2008 году подробную биографию миллиардера, Миссис Би посвящена целая глава.

Роза Горелик родилась 3 декабря 1893 года под Минском в маленькой деревушке Щедрин (Shchedrin).
Так говорится в биографии Баффета, хотя на сайте магазина Nebraska Furniture Mart дано другое название – Шердин (Shirdeen).
Оба источника сходятся в том, что эта деревня находилась рядом с Минском. Правда, надо помнить о том, что Беларусь входила тогда в состав огромной Российской империи, поэтому «под Минском» может обозначать не два-три, а десятки километров.


 юная Роза с семьёй

«Моей первой мечтой с 6 лет было уехать в Америку», – рассказывала Роза, вспоминая об ужасах погромов. И в 13 лет она босиком прошла почти 30 километров до ближайшей железнодорожной станции, чтобы пощадить кожаные подошвы новых туфель.
Девочка спряталась в поезде под сиденьем и приехала в ближайший город – Гомель, где постучала в 26 дверей, прежде чем на её предложение откликнулся владелец магазина тканей.
«Я не нищая, – сказала Роза. – Позвольте мне переночевать, а я покажу, на что способна».
Наутро, когда она пришла на работу и занялась покупателем, то раскатала полотно и рассчитала его прежде, чем кто-нибудь успел взять в руки мелок.
«В 12 часов хозяин спросил, смогу ли я остаться», – вспоминала Роза позднее.

К 16 годам она была здесь уже управляющей и руководила шестью женатыми мужчинами.
Через 4 года девушка вышла замуж за Изадора Блюмкина, местного продавца обуви.
В то же самое время разразилась Первая мировая, в России начало нарастать беспокойство, и Роза приняла решение: у супругов достало денег лишь на один билет в Америку и она отправила туда мужа, а сама осталась копить на свою поездку.
Два года спустя, когда вновь начались беспорядки, Роза села на поезд, следовавший по Транссибирской магистрали...
Она направлялась в Китай, откуда, правдами и неправдами пересекая границы, перебралась в Японию. А затем на грузовом судне, перевозившем арахис, добралась до Сиэтла. И вскоре воссоединилась со своим мужем.

Через несколько лет, уже обзаведясь детьми, семейная пара переехала в Омаху – город, в котором жило 32 тысячи иммигрантов. Здесь Роза могла говорить с людьми по-русски и на идише.
Изадор начал зарабатывать, открыв ломбард. Жена в его дела пока особо не вмешивалась.
Посылая деньги в Россию, она смогла вывезти оттуда еще десятерых родственников...

Но во время Депрессии ломбард разорился. И тогда бизнес в свои руки взяла женщина.
Роза знала, что предпринять, и сделала ставку на низкие цены. «Покупаешь вещь за три доллара и продаешь за 3.30», – инструктировала мужа она.

Супруга сумела превратить вышедшие из моды костюмы в настоящее золото.
Она раздала по всей Омахе 10 тысяч листовок, в которых говорилось, что Блюмкины оденут любого покупателя за 5 долларов с ног до головы. В набор входили белье, костюм, галстук, туфли и соломенная шляпа.

За один день супруги заработали 800 долларов – больше, чем за весь предыдущий год...

Потихоньку бизнес начал расширяться: в продажу пошли также драгоценности, шубы и мебель. Ставка на низкие цены оставалась их маркой. Скоро покупатели стали всё больше спрашивать мебель.
Роза взяла в долг у брата 500 долларов и открыла в подвале рядом с мужниным ломбардом магазин под названием Blumkin’s. Но столкнулась с проблемой: оптовики не хотели продавать ей мебель из-за жалоб своих дилеров: те говорили, что она сбивает им цену.
Тогда Роза нашла человека в Чикаго и заказала у него товара на 2 тысячи долларов в кредит. Когда подошёл срок возврата, ей пришлось продать мебель из собственного дома...
И тем не менее, начало было положено.

А в 1937 году Роза совершила эпохальный шаг – основала тот самый Nebraska Furniture Mart...
Её по-прежнему бойкотировали оптовики, поэтому Блюмкин разъезжала по всему Среднему Западу, покупая по дешёвке мебель в крупных магазинах.

Её девизом стало знаменитое ныне в США «Продавай дешево и не обманывай».

В 1950-м умер муж Розы Изадор. Поддержкой и опорой ей стал сын Луи. (Он воевал во Второй мировой, получил медаль «Пурпурное сердце» за битву в Арденнах. А затем вернулся и энергично принялся за семейный бизнес.)
Усилиями матери и сына предприятие процветало.
Но вскоре из-за войны в Корее продажи стали падать. Возникла ситуация, когда Роза не могла расплатиться с поставщиками.
Тогда она взяла 50 тысяч долларов кредита. И потеряла покой и сон...
Неожиданно ей пришла мысль арендовать большое здание Omaha City Auditorium и набить его доверху диванами, столами и табуретками.
Затем с сыном они придумали креативную для того времени рекламу, которую разместили в газете.
Распродажа собрала столько людей, сколько не собрал бы проезжий цирк.
В три дня Nebraska Furniture Mart продал товара на четверть миллиона долларов.
«И с этого дня я никому не должна была ни цента», – говорила Роза.

Постепенно «Миссис Би» становилось именем, которое знали в Омахе повсюду.
Оно стало синонимом дешёвой мебели со скидками.
Люди приезжали в магазин на разных этапах своей жизни: когда женились, покупали дом, рожали ребенка, получали продвижение по службе.
Блюмкины покупали товар в огромных количествах, максимально срезали свои расходы и перепродавали с наценкой 10 процентов.
Роза никогда не влезала туда, где не имела знаний и компетенции. Зато в том, в чём разбиралась, решения принимала мгновенно, никогда не оглядываясь назад.

К началу 1980-х Роза и Луи Блюмкины построили самый большой магазин мебели в Северной Америке. Под одной крышей на трёх акрах земли продавалось товаров более чем на 100 млн долларов в год. С каждым годом объёмы росли.

Процветавшие некогда здесь торговые дома, с которыми поначалу конкурировала Роза, исчезли. Пытались было «зацепиться» другие ритейлеры, но мама и сын каждый раз отбивали вторжение, придумывая невероятные планы дисконтных кампаний.
Их же магазин завоёвывал всё новых покупателей, приезжавших уже из Айовы, Канзаса, Дакоты… Магазин в Омахе с обширной парковкой сам по себе превратился в небольшой город.
Розу стали называть «Миссис Би» даже в кругу семьи.
Она вставала в 5 утра, ела только фрукты и овощи. И всю себя отдавала бизнесу. Несмотря на пробивающуюся седину, носилась по магазину с энергией молодой женщины...

Но мало-помалу она всё же начала сдавать. Розе сделали две операции, заменив оба колена. Она стала ездить на трёхколесном карте для игры в гольф. Постепенно все операции в магазине стали переходить к Луи, хотя она всё ещё и заведовала торговлей в отделе ковров.

А в 1983 году Блюмкины продали свой бизнес компании Berkshire Hathaway’s.
По этому случаю Уоррен Баффет приехал в магазин самолично.
В сделке не участвовали ни юристы, ни поверенные. Не было произведено никакого аудита, не делалось никакой описи...... они просто пожали друг другу руки.



«Мы дали Миссис Би чек на 45 миллионов долларов, а она дала своё слово», – вспоминает миллиардер.
Баффет к тому времени проникся к Розе огромным уважением. Он подружился с её внуками Роном и Ирвом, к которым скоро должны были перейти права управления.
Ему очень хотелось приобрести магазин, да к тому же сделать так, чтобы занимались им по-прежнему Блюмкины.
В лице Розы миллиардер не просто добавил к своей коллекции интересных людей ещё одного персонажа. Что-то из её непоколебимой воли, истории лишений и силы характера пробуждало в нём благоговение, говорится в биографии..

Со временем семейные взаимоотношения Блюмкиных пришли к полному разладу. Роза всегда была жёсткой в общении, часто распекая сотрудников за нерасторопность. Она вкладывала в бизнес всё своё время и ожидала того же от других.
Теперь же в присутствии покупателей она отчитывала своих внуков Рона и Ирва, называя их бездельниками.
И постепенно – понятно почему – «мальчики» перестали разговаривать с ней.
Наконец, когда бабушке стукнуло уже 95, они отменили одну её сделку по коврам ... и это стало последней каплей – обиженная на родню Миссис Би вынуждена была уйти из компании «на пенсию».
Это было неприятное, тяжёлое время. Она наговорила журналистам много обидных слов в адрес своих родственников, которые теперь руководили её бывшим детищем.

Но сидеть дома Розе было скучно. Тогда «пенсионерка» решила доказать, что ещё чего-то стоит: реконструировала принадлежавший ей склад, который находился через дорогу от Nebraska Furniture Mart, и открыла там… компанию-конкурента!
И какой бы маленькой поначалу ни была новая компания Розы – Mrs. B’s Clearance and Factory Outlet, доллар за долларом она-таки начала отбивать покупателей у монстра через дорогу.
Началась война за принадлежащие Furniture Mart парковки…
Наконец Луи не вытерпел. Он написал матери, что нет никакого смысла конкурировать друг с другом, и что лучше объединить усилия. И тогда Миссис Би позвонила Баффету, признавшись, что была не права: семья всё же важнее денег...

С букетом роз и коробкой конфет под мышкой Баффет пришёл к Блюмкин-старшей в гости.
Он дал предпринимательнице 5 млн только за то, чтобы использовать её имя. 
И, получая во владение новый бизнес, добавил к пунктам договора следующий: Роза никогда и ни при каких условиях не может конкурировать с ним и со своими родственниками.

«Жалею, что не сделал этого раньше», – говорил Баффет журналистам позднее. И это было не просто желанием обеспечить мир в семье.
Уоррен признался, что если бы Блюмкин исполнилось даже 120 лет, он не хотел бы и тогда оказаться её конкурентом, потому что это чревато...


Скоро Блюмкин-старшая наряду с Баффетом и рядом других бизнесменов была введена в Зал славы в Greater Omaha Chamber of Commerce.
А на 100-летие Розы Уоррен в первый раз за всю свою жизнь спел. И отдал миллион долларов на реконструкцию театра, которым она занималась.

После примирения с семьёй Роза Блюмкин продолжала руководить продажами ковров в Nebraska Furniture Mart и ... делала это ещё долгое время после своего столетнего юбилея.
Умерла она в 1998-м в возрасте 104 года, став легендой американского бизнеса и оставшись в его истории как Миссис Би...
 
СонечкаДата: Суббота, 11.11.2017, 13:48 | Сообщение # 388
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 234
Статус: Offline
НЕОБЫЧНЫЙ МИЛЛИАРДЕР

В мире большого бизнеса одной живой легендой становится меньше — Ингвар Кампрад попрощался с мебельной империей IKEA, которую сам создал и бессменно возглавлял 70 лет. 
88-летний швед покинул советы директоров двух фондов, которым принадлежали основные подразделения компании.
Россия стала последним крупным рынком, где глава IKEA реализовал свою уникальную модель бизнеса. Причём сделал это на свой страх и риск в годы, когда частный западный капитал приходил почти исключительно в сырьевой сектор и под государственные гарантии.
После дефолта Кампрад разглядел на российском рынке зарождающийся средний класс, который станет покупателем его мебели.
Знакомые бизнесмены крутили пальцем у виска, пугали коррупцией и бюрократической волокитой. Но полтора десятка мебельных магазинов, открытые за десятилетие в крупнейших городах страны, посрамили скептиков и убедительно доказали, что расчёт шведа был верным.




Самый богатый европеец Ингвар Кампрад, чьё состояние оценивается в 30 млрд долларов, нигде не учился бизнесу...
Но ...  открыл свою формулу успеха, которую потом изучали во всех бизнес-школах: прежде чем людям что-то продавать, надо завоевать их симпатии, наглядно показав, что дешёвые вещи тоже могут быть качественными, удобными и долговечными.
Ради этого компания пошла на эксперимент, открыв в своих магазинах первые в Старом Свете демонстрационные торговые залы.

Про скромность (если не сказать скопидомство) Кампрада ходят легенды.
В деловой переписке он использует обе стороны бумаги и всякий раз гасит свет, когда даже на 5 минут выходит из кабинета. Одевается на распродажах, ездит на старой машине, летает эконом-классом, селится в недорогих отелях..
«У меня репутация скупердяя, — признаёт Кампрад. — Но я ею очень горжусь».

Вот цитата из его книги, которую стоило бы прочесть любителям роскошных яхт, футбольных клубов и замков на Темзе:
 «Деньги портят человека, если служат средством удовлетворения его прихотей. Бизнесмену деньги следует использовать как ресурсы для инвестиций».

Злые языки судачат: неизвестно, что лучше — транжирить деньги направо и налево или поклоняться бизнесу.
Вопрос почти философский, но для сегодняшней России прав Кампрад.

Когда в 1970-е в Швеции подняли налоги богатым, Ингвар Кампрад в знак протеста перебрался в Швейцарию. И вернулся на родину только в прошлом году, когда правительство ради стимулирования инвестиций пересмотрело налоговую политику...
Еще в начальной школе малолетний Ингвар учился зарабатывать, продавая соседям спички, а одноклассникам — ручки и карандаши. В 17 лет он зарегистрировал торговую марку, использовав начальные буквы собственных имени и фамилии, названия родной фермы Ельм-тарюд и ближайшей деревни Агуннарюд: IKEA

Компании  довелось пережить успех, который в бизнесе случается раз в столетие.
А на закате жизни создателя мебельной империи, имеющей торговые филиалы в 41 стране, вдруг выяснилось, что передать семейный бизнес в родне некому...
Наследникам впору посочувствовать: младший, Матиас, давно рулит Inter IKEA, Ионин ведёт бизнес в Ikea Group, а старший, Пётр, занимается IKANO Group, которая управляет активами семьи и магазинами, но Ингвар Кампрад не слишком высокого мнения о талантах своих отпрысков и потому, в сентябре прошлого года, когда он принял решение уходить из бизнеса, пост главы всей компании был доверен многолетнему помощнику Петеру Агнефьелю, который уже объявил новую стратегию компании,  предполагающую  фактическое удвоение выручки: с сегодняшних 30 млрд до 50 млрд евро к 2020 году.
Но это будет уже другая история IKEA — без Ингвара Кампрада...


Василий Соболев
 
KiwaДата: Понедельник, 20.11.2017, 14:21 | Сообщение # 389
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 355
Статус: Offline
Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения легендарного актёра Михаила Ульянова

Он начинал карьеру в Театре имени Вахтангова, но именно благодаря ролям в кино стал известен широкому кругу зрителей.
Вся страна смотрела фильмы с участием Ульянова, в том числе картины «Председатель» и «Братья Карамазовы».
Кроме того, актёр много снимался в образе маршала Жукова: он сыграл полководца около 20 раз, в таких фильмах, как «Освобождение», «Блокада», «Выбор цели», «Победа», «Битва за Москву».
Ульянов переиграл роли всех председателей, добровольцев и героев, он был честен до конца и на экране, и в жизни.


Актёр до последних дней руководил своим «домом» – Театром Вахтангова...

Судьба выделила Ульянова сразу и всю жизнь помогала.
Вот и роли подкидывала под стать фамилии. Вечный Ленин и в кино, и в театре. Когда в 32 года у Ульянова родилась дочь Лена, его в театре стали называть «Ульянов – Ленин – папа».

– Мама называла его «Четыре «Н» – Нет, Нельзя, Неудобно, Неприлично», – вспоминает дочь. – Он не мог никому отказать. Для себя ничего не сделал. В результате они с мамой всю жизнь прожили в своей мерзопакостной квартире на Пушкинской площади.
– Отец обожал меня. Второго ребёнка не хотел, ему вполне хватало меня одной, так как я хулиганила и за себя, и за того парня. Он и ругался редко. Копил в себе раздражение. И последней каплей могла быть пустяковая ситуация. И уж тогда он говорил, говорил… часа на два моноспектакль с красочными примерами, с возвращением в прошлое, с плачевными перспективами.

Ульянов был бессребреник. Он жил по совести. Его доставали все. Считали, что он всем должен, а он соглашался: да, должен – и делал.
Сами же Ульяновы жили на пенсию и на зарплату худрука.
Весь гонорар за «Ворошиловского стрелка» сгорел в «Мост-банке» в дефолт.
Себе на старость они «мощно» нажили квартирку и маленькую дачку в 42-х км от Москвы...

17 лет подряд Ульянов с женой ездили в свой отпуск в маленький поселок Решма в Ивановской области. Там актёра никто не доставал, не тыкал пальцем, не просил автограф. Супруги ходили по грибы и заготавливали их вёдрами.
В Решме был хороший санаторий, в котором Ульянову помогали восстанавливаться - он страдал болезнью Паркинсона. С годами недуг прогрессировал, да ещё «прицепом» появилась масса других болячек.
Паркинсон неизлечим. У Михаила Александровича отказывали ноги, при этом была совершенно ясная голова.
Как только он нервничал, а было от чего, тут же всё отдавало в ноги. В коляску садиться он не хотел. Поэтому стоически переносил разрушительную терапию.
Михаил Александрович Ульянов скончался 26-го  марта 2007 года...
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » всякая всячина о жизни и о нас в ней... » воспоминания
Страница 26 из 26«12242526
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz