Город в северной Молдове

Пятница, 24.11.2017, 19:20Hello Гость | RSS
Главная | ВСПОМИНАЯ МИНУВШИЕ ГОДЫ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
Главная » 2011 » Июнь » 22 » МОИ БЕЛЬЦЫ
18:28
МОИ БЕЛЬЦЫ

из воспоминаний Ю.Д.Рошкована...
окончание (начало -смотрите материал от 15 марта сего года)

До сих пор в молдавском городе Бельцы помнят главных врачей этого лечебного учреждения: докторов Пинкензона, Галберштадта, Вестермана, Польского, Линецкую.
Руководителями отделений работали: родильного – Пинкензон и Скляр, хирургического – Гурфель и Рыбаков, внутренних болезней – Гробман и Дац, ларинголог – Линецкая, кожно-венерологического – Баршак, детских болезней – Крути, инфекционного – Файнблат и Флейшман.
 Старшие поколения города помнят акушерку Сегал, сестёр больницы Горину, Гельфанд, Судак, Калик. Выше уже говорилось об исключительно сложной обстановке 30-х годов в Бессарабии. Но речь шла также о месте и роли, которую играла еврейская община в Бельцах тех лет, об авторитете её лидеров.
К сказанному можно добавить, что в 1936-1937 годах заместителем примара (мэра) города был Марк Диментберг, а председателем торговой палаты работал Бернард Вальтер. Обстановка в Европе и во всём мире на рубеже 30-40-х годов поставила еврейскую общину Бельц в ситуацию нового разлома. В результате пакта Риббентропа-Молотова от 23 августа 1939 года Бессарабия в июне 1940 года была занята Красной Армией.
 Евреям, как и всему населению, пришлось вновь засесть за учебники и в срочном порядке выучить русский язык. Начались аресты активистов общины, сионистов, а в ночь с 13 на 14 июня 1941 года сотни бельцких семей были высланы в Сибирь как враги народа. Но самое страшное ожидало еврейские Бельцы несколько недель спустя.
22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. На рассвете этого кровавого воскресенья город был подвергнут жесточайшей бомбардировке. Интересно, что и в эту ночь, и во время последующих налётов абсолютно не пострадали военный городок, казармы погранотряда и другие военные объекты. Зато были буквально стёрты с лица земли еврейские кварталы. Ивритские термины "Шоа" (Катастрофа) и "Хурбан" (Разрушение) в полной мере отражают суть небывалого в истории нашего народа потрясения. Уничтожение нацистскими извергами евреев Бельц является частью Холокоста европейского еврейства в годы второй мировой войны.
9 июля 1941 года в Бельцы ворвались части 11-ой германской армии. Вместе с регулярными войсками вермахта в город вошли айнзацгруппы зондеркоманды СС-1ОА. Айнзацгруппы и зондеркоманды были специальными подразделениями, в задачу которых входило уничтожение мирных жителей и прежде всего – евреев.
 Массовым истреблением евреев в Бельцах руководили генерал 3еетцен, командир зондеркоманды полковник Колер, его заместитель капитан Праст. Последние двое были профессиональными убийцами, обладавшими опытом массовых казней польских евреев.
 К погромам в городе и прилегающих к нему местечках были также причастны генералы Зальмут и Хоф. Но, конечно, главным палачом был Отто Олендорф, руководитель айнзацгруппы СС "Д", которая начала своё кровавый путь в Бессарабии, продолжив затем уничтожать десятки тысяч евреев южной Украины, Крыма и Кавказа.
 Штаб одиннадцатой амии с 9 июля 1941 года размещался в Бельцах.
Комендантом города был назначен уже упоминавшийся выше полковник Колер, его помощником-эсэсовский капитан Праст. Под их непосредственным руководством каратели согнали евреев города в два гетто: дворы банка "Молдова" и городской тюрьмы. 11-го июля десять евреев были расстреляны в сквере перед собором св. Николая. По приказу Праста был образован "юденрат".
 Его председателем назначили Бернарда Вальтера.
15 июля весь состав "юденрата" привели в гестапо. Праст потребовал список двадцати евреев-коммунистов. Все члены еврейского комитета были единодушны в своём решении отказать эсэсовцу в его требовании. Они тут же были арестованы. Об этом мы узнаём из капитального труда "Чёрная книга" румынского историка Мататиаса Карпа. У эсэсовского капитана Праста, помимо садистских наклонностей, было ещё одно "хобби": он фотографировал евреев перед расстрелом, во время казни, трупы мужчин, женщин, стариков, детей во рвах, траншеях, расстрельных ямах... 
 Страшные фотографии палача-изувера сохранились в фондах мемориального комплекса Яд ва-Шем и музея Лохамей ХаГетаот. На одном из фотодокументов тех кровавых дней мы видим последний комитет еврейской общины Бельц за час до расстрела.
 Перед эсэсовской командой стоят: Шумер (Итамар) Цитерман, Иосиф Бройтман, Бернард Вальтер, Саша Диагот, Айзик Шехтман, Шмерл Шойхет, Бурэх Бланк, Сухер (Иссасхар)Ройтман, Шимон Гринберг, Авраам Крипс, Лейбиш Головатый, Яков Тененбойм.
 Нельзя без волнения смотреть на этих людей. С каким достоинством стоят они перед своими палачами в предсмертный час!
Недалеко от эсэсовских молодчиков находятся родственники членов еврейского комитета, которые с ужасом наблюдают за этой сценой, прощаясь с родными.
 Закономерен вопрос: каким образом стали известны подробности событий того июльского дня? Об этом рассказал Бернард Вальтер. Я уже упоминал его как видного общественного деятеля города Бельц.
 К сказанному следует добавить, что Вальтер в довоенных Бельцах был владельцем театра "Скала" и кинотеатра "Люкс".
 В последнюю минуту перед расстрелом он был спасён румынским офицером и остался жив...
В фондах Чрезвычайной государственной комиссии СССР имеется акт о совершённых немецко-румынскими оккупантами злодеяниях в городе Бельцы.
Там говорится о расстреле двадцати пяти человек возле мельницы Иоффе, сожжении трёхсот женщин и детей в синагоге на улице Кишинёвской, расстреле двенадцати человек во дворе завода Переца, убийстве шести человек начальником румынской "сигуранцы" в подвале дома Иоффе (на нынешней улице Ленинградской), расстреле трёхсот евреев в румынской жандармерии Слободзеи (здании, где до войны находился крестьянский Банк). Во дворе той же жандармерии были расстреляны позже ещё сто человек...
Для нас представляет также интерес оценка действий "сигуранцы", жандармов, солдат румынской армии германской службой безопасности. Из сообщения в Берлин начальника полиции безопасности СД 17-го июля 1941 года: "Совершенно секретно. Оперативный рапорт номер 25. Айнзацкоманда 10А задерживается в Бельцах. Разрушения оказались более серьёзными, чем предполагалось ранее. Румынские солдаты, преднамеренно и непреднамеренно, устроили несколько пожаров. Возвратилась часть населения города, в котором перед его взятием было около 60 тысяч жителей, из них – 32 тысячи евреев. В последние дни снова имели место серьёзные эксцессы румынских солдат против евреев...
 Вечером 10-го июля румынские военные власти согнали вместе около четырёхсот евреев различного возраста обоего пола, чтобы расстрелять их... У румын нет никакой системы обращения с евреями. Не может быть возражений против многочисленных казней евреев, если сами казни организованы надлежащим образом. Однако румыны обычно оставляют тела на месте расстрела и не закапывают их. 3а нарушение приказа полиции безопасности и за нападения на немецких военнослужащих в ходе карательной операции были уничтожены члены "Юденрата", а также другие евреи, всего 45 человек."
Рапорт подписан штурмбанфюрером 3еетценом.
 29-го июля из Бельц было послано в Берлин новое донесение, в котором обращалось внимание на то, что румыны продолжают массовые убийства евреев: "Румынская полиция в Бельцах и окрестностях действует беспощадно против еврейского населения. Количество уничтоженных не может быть даже точно подсчитано..."
 Документы, хранящиеся в архиве музея "Яд ва-Шем" говорят о том, кто был хозяином в осуществлении планов "окончательного решения еврейского вопроса" в Бессарабии. Руководители айнзацгруппы "Д" Отто Олендорф и зондеркоманды 10A Зеетцен возлагают вину на румынские власти даже за бельцкие пожары в июле 1941 года. Совсем другое утверждают представители румынского режима тех лет.
 На процессе военных преступников в 1946 году в Бухаресте Ион Антонеску в своих показаниях говорил, что евреи из региона Бельц были интернированы немцами в лагерь недалеко от города, в лесу. Бельцы были полностью сожжены. Пожары спровоцированы евреями: румыны были сильно настроены против них в связи с ролью, которую евреи сыграли во время советской оккупации.
 По немецкому плану шла подготовка к румынскому варианту "Святого Варфоломея". "В связи с этим, – продолжал Антонеску, – я решил выслать евреев из зоны движения к фронту резервов и колонн германских войск – в Северную Транснистрию".
 Из слов Антонеску следует, что поголовная депортация евреев Бельц и вообще всей Бессарабии в лагеря уничтожения и гетто Транснистрии было актом их спасения, а роль спасителя принадлежала ему, Иону Антонеску.
Но вот что говорил тот же Антонеску 17 июля 1941 года, выступая на совещании руководителей местной администрации, которое проводилось в Бельцах: "...ни одного еврея не оставить в сёлах и городах, всех интернировать в лагеря..." . После описанных погромов, расстрелов, массовых сожжений бельцких евреев те, кто уцелел, были интернированы в лагерь села Рэуцэл, расположенный в нескольких километрах от Бельц. По состоянию на 31 августа там находились 706 мужчин, 1469 женщин и 1160 детей. Всего 3235 евреев. Режим в лагере был жестоким и бесчеловечным.  28 сентября 1941 года оставшиеся в живых бельчане были угнаны из Рэуцэл в Маркулешты, а затем депортированы в Транснистрию.
 О том значении, которое придавало правительство Румынии полному уничтожению евреев Бельц, говорит и такой факт: на все заседания совета министров Румынии, где обсуждалось положение в Бессарабии, приглашался примар Бельц того времени, Т. Арделяну. Если даже ориентироваться на статистику Антонеску, то можно себе представить масштабы Катастрофы бессарабского еврейства в Транснистрии. Из почти 80000 депортированных евреев Бессарабии, через Днестр были перевезены 56000 человек. Независимые источники указывают на то, что уже к началу мая 1942 года в живых осталось только около 12000-и тысяч человек.
 
Нашей семье (отцу Давиду, маме Чарне и мне) судьба уготовила испытать все ужасы лагерей и гетто. В конце июня 1941 года мы бежали из Бельц. После месяца скитаний под непрерывными бомбёжками оказались в городе Кодыма Одесской области. В конце июля туда ворвались части 11-ой германской армии. Командир 30-го армейского корпуса генерал Зальмут в начале августа отдал приказ уничтожить всех евреев Кодымы.
Акцию осуществили подразделения службы безопасности зондеркоманды СС 10А, а также 300 солдат и офицеров вермахта. Нам чудом удалось уцелеть...
 Бежав из Кодымы, мы попали в Ольгополь, а затем в Чечельник – место концентрации и массовой гибели евреев Бессарабии и Буковины.
 В конце августа – начале сентября 1941 года нас перегнали в гетто города Крыжополя, а 2-го декабря того же года в составе большой колонны узников мы были отправлены в концлагерь села Цыбулёвка. Этот лагерь входил в Ободовскую зону массового уничтожения eвpeeв.
 Зима 1941-1942 годов была суровой. В коровник, рассчитанный на несколько десятков голов скота, фашисты загнали около двух тысяч человек. Колючая проволока, охрана из жандармов и полицейских, никакой еды, повальный сыпной тиф... Это был настоящий ад!
Отец организовал побег из лагеря, и нас спрятала семья украинского крестьянина Тудосия Литовчука. Хозяин, его жена, трое детей относились к нам с исключительной добротой и душевностью. Мы находились в погребе под скотным сараем. В ночь на 18-е декабря хозяева взяли маму и меня к себе в хату. Шла подготовка к празднику Святого Николая, Они решили нас обогреть, угостить. Неожиданно началась облава. Когда жандармы и полицаи начали стучать в дверь, Ольга Литовчук спрятала меня на русской печи рядом со своими детьми. Мама же стала у широкой двери, которая её прикрывала. Ворвавшись в дом, фашисты начали бить Ольгу Литовчук, требовали указать, где она спрятала евреев. Но женщина нас не выдала... 
После этого мы бежали в местечко Жабокрич Крыжопольского района Винницкой области. Как стало известно позднее, в этом гетто были расстреляны более 500 человек.
 С 19 декабря 1941 года по 15 марта 1944-го мы находились в гетто Жабокрич. 28 января 1942 года от тифа скончался отец. Мы с мамой также переболели сыпняком, но выжили. Мама умела шить, научила меня ремеслу. Это нас и спасло. Одним из чудес, позволившим евреям выжить в лагерях и гетто Транснистрии, было разрешение работать. Сохранялись гетто, колючая проволока, продолжались расстрелы, поrpoмы, издевательства.
 Но и в этих условиях, под ежедневным страхом смерти, евреи шили и ремонтировали одежду, обувь, головные уборы, изготовляли бочки, мыло...
А какие мастера работали в Жабокриче! В тех невероятных условиях, при полном отсутствии сырья, мастеровые люди умудрялись производить превосходные товары. По сей день помню прекрасного скорняка Шмулевича, делавшего отличные дублёнки; резника, отца двух красавиц дочерей, Геллера, который стал мыловаром; мельника Шварца, человека феноменальной силы. Еврейские головы и "золотые руки" умельцев делали всё возможное и невозможное для спасения своих семей от смерти.
 Но самым главным, на мой взгляд, была забота о духовном воспитании детей, молодёжи. Раввин из Липкан (к сожалению, я не знаю его фамилии) стал обучать нас, мальчиков, достигших 13-ти лет, молитвам, чтобы мы могли говорить "кадиш" в память о погибших родителях.
 Самые тёплые воспоминания сохранились у меня о семье Янкеля Готта из города Рэдэуц, что в южной Буковине. Две его дочери стали готовить нас, малышей, к школе. Особенно им удавалось преподавание французского и немецкого языков, которыми они владели в совершенстве. 3нания, полученные мною по французскому языку на уроках двух подвижниц, послужили в дальнейшем основой для изучения этого языка в средней школе, университете и сдачи экзамена на кандидатский минимум.
 Великая заслуга этих и многих других подвижников заключалась в том, что они предотвратили деморализацию узников гетто в самый трудный период жизни, пробуждали веру в то, что поражение нацистов неминуемо. Это было, на мой взгляд, самым великим делом. (Мне приходилось видеть, как люди, потерявшие вкус к жизни в тех экстремальных условиях, погибали...)
 С сентября 1943 по март 1944 года меня трижды брали на работу к немцам. В таких случаях надежда на возврашение в гетто была минимальной. Первый раз в декабре 1943 года нас вернули в Жабокрич по настоянию румынских властей.
Второй раз меня взяли на строительство укреплений в самом Жабокриче в январе-феврале 1944 года. Через местечко проходила стратегическая дорога из Умани на Ямполь – Сороки – Бельцы – Яссы. Работали мы в подразделении инженерных войск вермахта. В один из дней февраля 1944 года немцы среди бела дня без предварительной подготовки вдруг сели в машины и, оставив часть техники, покинули Жабокрич. Мы с изумлением наблюдали за их поспешным отъездом...
 К вечеру жандармы привели нас обратно в гетто.
 13 марта в третий раз меня взяли на работу. Пришлось вытаскивать из грязи три немецких грузовика. Пока мы, евреи, занимались этим делом, на горе соседнего села появились несколько телег с немцами. Они что-то сказали офицеру, и вся группа немцев, бросив грузовики, поспешно удалилась. То были последние гитлеровцы, которых мне пришлось видеть.  15 марта 1944 года Жабокрич был освобождён частями Красной Армии...
Просмотров: 4563 | Добавил: papyura
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Профиль




Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь
«  Июнь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
Наш опрос
Что Вы можете сказать о Бельцах?
Всего ответов: 198
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz