Город в северной Молдове

Пятница, 26.05.2017, 02:45Hello Гость | RSS
Главная | строки, ставшие классикой... - Страница 8 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 19«126789101819»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » В СТРОКАХ СИХ МУЗЫКА ЗВУЧИТ... » строки, ставшие классикой » строки, ставшие классикой...
строки, ставшие классикой...
sINNAДата: Воскресенье, 17.06.2012, 14:55 | Сообщение # 106
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Очень, очень хорошее стихотворение!
Я тоже очень люблю Евтушенко .
Добавлю, если можно, ещё один его стих, который знаю с юности..

Н Е
Н А Д О

Не надо…
Всё призрачно -
и тёмных окон матовость,
и алый снег за стоп-сигналами машин.
Не надо…
Всё призрачно,
как сквер туманный мартовский,
где нет ни женщин, ни мужчин -
лишь тени женщин и мужчин.
Не надо…
Стою у дерева,
молчу и не обманываю,
гляжу, как сдвоенные светят фонари,
и тихо трогаю рукой,
но не обламываю
сосульку тоненькую с веточкой внутри.
Не надо…
Пусть в бултыхающемся заспанном трамваишке
с Москвой,
качающейся мертвенно в окне,
ты,
подперев щеку рукою в детской варежке,
со злостью женской вспоминаешь обо мне.
Не надо…
Ты станешь женщиной,
усталой, умной женщиной,
по слову доброму и ласке голодна,
и будет март,
и будет мальчик, что-то шепчущий,
и будет горестно кружиться голова.
Не надо…
Пусть это стоит, как и мне, недёшево,
с ним не ходи вдвоём по мартовскому льду,
ему на плечи свои руки ненадёжные
ты не клади,
как я сегодня не кладу.
Не надо…
Не верь, как я не верю,
призрачному городу,
не то,
очнувшись, ужаснёшся пустырю.
Скажи: «Не надо!»,
опустивши низко голову,
как я тебе сейчас
«Не надо…»
говорю.


Сообщение отредактировал sINNA - Воскресенье, 17.06.2012, 14:56
 
sINNAДата: Понедельник, 18.06.2012, 07:54 | Сообщение # 107
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Дмитрий Шапиро

Из РОБЕРТА ФРОСТА
------------------------

ОСТАНОВИВШИСЬ У ЛЕСА СНЕЖНЫМ ВЕЧЕРОМ

Тому, чей лес укрыт снежком
Чей дом в деревне мне знаком,
Не надо знать, что был я здесь,
Смотрел на лес, смотрел на дом.

Зачем стоим, чего я жду
Над сонным озером во льду?-
Моей лошадке невдомек
Темнейшим вечером в году.

Она встряхнется нервно вдруг,
Но бубенцов утонет звук
В тех хлопьях, что наискосок,
Мелькая, падают вокруг.

Лес так заманчиво глубок,
Но отдыхать еще не срок -
И путь мой труден и далек
И путь мой труден и далек.
 
sINNAДата: Среда, 20.06.2012, 08:21 | Сообщение # 108
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Сегодня день рождения Роберта Рождественского.
Он - любимый поэт моей юности. И до сих пор я отношусь к нему с почтением.

ГОРОДСКОЙ РОМАНС


Я - как город. Огромный город.
Может, ближний. А может, дальний...
Города на приезжий гомон
поворачиваются площадями.
Поворачиваются, охмуряют
главной улицей, главной набережной,
Речкой - будто хвостом - виляют.
Рассыпаются в речи набожной.
В них тепло, торжественно, солнечно!
Есть Центральный проспект, а поблизости:
Площадь Юмора, Площадь Совести,
Дом Спокойствия, Дом Справедливости...

А дома - просторны, дома - легки.
Всё продуманно. Целенаправленно...

Я - как город. Но есть в городах тупики.
Прокопчённые есть окраины.
Там на всех углах темнота хрипит.
Там плакатами дыры заделаны.
Равнодушный тупик. Усталый тупик.
Дом Бездельничанья. Дом Безденежья...
Никого нет на этих улочках.
Страшновато с ними знакомиться:
тупики не тупые - умничают.
Тупики не тупые - колются.
А дворы заборами скручены.
Дождь лоснится на кучах мусора...
Знаю, что идёт реконструкция.
Жаль, что медленно. Жаль, что муторно...
Ты до площади успей - добеги!
Осторожнее разберись в душе.
Не ходи в тупики! Забудь тупики!
Я и сам бы забыл, да поздно уже!..
Вот опять слова немотой свело.
Невесомы они донельзя...

Я - как город. Тебе в нём всегда светло.
Как на выезде из тоннеля.

А это стихотворение - самое моё любимое, написанное Рождественским.

ВЗЯЛ БИЛЕТ ДО СТАНЦИИ ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ,,,,

Взял билет до станции
Первая любовь.
Взял его негаданно.
Шутя.
Невзначай.
Не было попутчиков.
Был дым голубой.
Сигареты кислые.
И крепкий чай.
А ещё шаталась
монотонная мгла.
А ещё задумчиво
гудел паровоз…

Там, на этой станции,
вершина была.
Тёплая вершина.
До самых звёзд.
Ты её по имени сейчас не зови,
хоть она осталась –
лицом на зарю…
Встал я у подножия
Первой любви.
Пусть не поднимусь уже –
так посмотрю.
Потянулся к камню
раскалённой рукой.
Голову закинул,
торопясь и дрожа…

А вершины вроде бы
и нет
никакой.
А она,
оказывается,
в пол-этажа…
Погоди!
Но, может быть,
память слаба?..
Снег слетает мудро.
Широко.
Тяжело.
В слове
буквы смёрзлись.
Во фразе –
слова…
Ах, как замело всё!
Как замело!..

И летел из прошлого
поезд слепой.
Будто в долгий обморок,
в метели
нырял…
Есть такая станция –
Первая любовь.
Там темно и холодно.
Я проверял.


Сообщение отредактировал sINNA - Среда, 20.06.2012, 08:23
 
papyuraДата: Воскресенье, 24.06.2012, 05:10 | Сообщение # 109
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1037
Статус: Offline
и ещё одно от Роберта Рождественского:

Приходить к тебе,
чтоб снова
просто вслушиваться в голос
и сидеть на стуле, сгорбясь,
и не говорить ни слова.
Приходить,
стучаться в двери,
замирая, ждать ответа...
Если ты узнаешь это,
то, наверное, не поверишь,
то, наверно, захохочешь,
скажешь:
"Это ж глупо очень..."
Скажешь:
"Тоже мне -
влюблённый!" -
и посмотришь удивлённо,
и не усидишь на месте.
Будет смех звенеть рекою...
Ну и ладно.
Ну и смейся.
Я люблю тебя
такою.
 
shutnikДата: Среда, 04.07.2012, 06:45 | Сообщение # 110
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 394
Статус: Offline
Знаменитое стихотворение Маргариты Алигер, отрывок из поэмы «Твоя победа».

Это стихотворение передавалось из рук в руки, переписывалось, перечитывалось, заучивалось наизусть, о нем знали все, кто имел отношение к еврейству, ибо оно очень точно выразило мысли и чувства подавляющего большинства евреев, и оно было проявлением еврейского самосознания в исторический момент его безжалостного попрания.

...Разжигая печь и руки грея,
наскоро устраиваясь жить,
мать моя сказала: «Мы евреи.
Как ты смела это позабыть?»

Да, я смела, - понимаешь? – смела.
Было так безоблачно вокруг.
Я об этом вспомнить не успела, -
с детства было как-то недосуг.

Родины себе не выбирают.
Начиная видеть и дышать,
родину на свете получают
непреложно, как отца и мать.

Было трудно, может быть, труднее,
только мне на всё достанет сил.
Разве может быть земля роднее
той земли, что верил и любил,

той земли, которая взрастила,
стать большой и гордой помогла?
Это правда, мама, я забыла,
я совсем представить не могла,
что глядеть на небо голубое
можно только исподволь, тайком,
потому что это нас с тобою
гонят на Треблинку босиком,
душат газом, в душегубках губят,
жгут, стреляют, вешают и рубят,
смешивают с грязью и песком.

«Мы – народ, во прахе распростёртый,
мы – народ, повергнутый врагом»...
Почему? За что? Какого чёрта?
Мой народ, я знаю о другом.

Знаю я поэтов и учёных
разных стран, наречий и веков,
по-ребячьи жизнью увлечённых,
благодарных, грустных шутников.

Лорелея, девушка на Рейне,
старых струй зелёный полутон.
В чём мы провинились, Генрих Гейне?
Чем не угодили, Мендельсон?

Я спрошу и Маркса и Эйнштайна,
что великой мудростью полны, -
может, им открылась эта тайна
нашей перед вечностью вины?

Милые полотна Левитана –
доброе свечение берёз,
Чарли Чаплин с бледного экрана, -
вы ответьте мне на мой вопрос:

разве всё, чем были мы богаты,
мы не роздали без лишних слов?
Чем же мы пред миром виноваты,
Эренбург, Багрицкий и Светлов?

Жили щедро, не тая талантов,
не жалея лучших сил души.
Я спрошу врачей и музыкантов,
тружеников малых и больших.

Я спрошу потомков Маккавеев,
кровных сыновей своих отцов,
тысячи воюющих евреев –
русских командиров и бойцов.

Отвечайте мне во имя чести
племени, гонимого в веках,
мальчики, пропавшие без вести,
мальчики, погибшие в боях.

Вековечный запах униженья,
причитанья матерей и жён.
В смертных лагерях уничтоженья
мой народ расстрелян и сожжён.

Танками раздавленные дети,
этикетка «Jud» и кличка «жид».
Нас уже почти что нет на свете,
но мы знаем, время воскресит.

Мы – евреи. Сколько в этом слове
горечи и беспокойных лет.
Я не знаю, есть ли голос крови,
только знаю: есть у крови цвет.

Этим цветом землю обагрила
сволочь, заклеймённая в веках,
и людская кровь заговорила
в смертный час на многих языках.

Вот теперь я слышу голос крови,
смертный стон народа моего.
Всё слышней, всё ближе, всё суровей
истовый подземный зов его.

Голос крови. Тесно слита вместе
наша несмываемая кровь,
и одна у нас дорога мести,
и едины ярость и любовь...

1945
 
ПримерчикДата: Среда, 04.07.2012, 10:26 | Сообщение # 111
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 394
Статус: Offline
а ведь есть и ответ МАРГАРИТЕ АЛИГЕР на этот стих, который многие из нас читали задолго до того, как стало известно имя автора:

Михаил Рашкован

"В чем мы виноваты,

Генрих Гейне?

Чем не угодил им Мендельсон?

Нас уже почти что нет на свете,

Нас уже ничто не оживит..."


На Ваш вопрос ответить не умея,

Сказал бы я: нам беды суждены.

Мы виноваты в том,

что мы - евреи.

Мы виноваты в том, что мы умны.

Мы виноваты в том, что наши дети

Стремятся к знаньям,

к мудрости земной.

И в том, что мы рассеяны по свету

И не имеем родины одной.

Нас сотни тысяч, жизни не жалея,

Прошли бои, достойные легенд,

Чтоб после слышать:

«Эти кто? – Евреи!-

Они в тылу

сражались за Ташкент!»

Чтоб после мук и пыток

Освенцима,

Кто смертью

был случайно позабыт,

Кто потерял

всех близких и любимых,

Услышать вновь:

«Вас мало били, жид!»

Не любят нас за то, что мы - евреи,

Что наша ВЕРА –

остов многих вер…

Но я горжусь,

горжусь, а не жалею,

Что я еврей, товарищ Алигер!

Нам не забыть:

средь самых ненавистных

Первейшими с жестокостью тупой

Эсесовцы "жидов" и "коммунистов"

В Майданек угоняли на убой...

А наши дети гибли вместе с нам

У матерей несчастных на руках,

Протягивая ручки к нам сквозь пламя ,

Кричали: "Мама! Мама!"

и слезами

Лишь ярость вызывали в палачах...

Нас удушить хотели в грязных гетто,

Замучить в тюрьмах, в реках утопить,

Но несмотря, но несмотря на это,

Товарищ Алигер,- мы будем жить!

Мы будем жить!

И мы еще сумеем,

Талантами сверкая, доказать,

Что наш народ - гонимые евреи -

Имеет право жить и процветать!

Нам кровь и слезы дали это право,

Благословили жертвы из могил,

Чтоб наш народ для подвигов, для славы,

Для новой жизни сердце возродил!

Народ бессмертен!

Новых Маккавеев

Он породит грядущему в пример...

Да! Я горжусь!

Горжусь, а не жалею,

Что я еврей, товарищ Алигер!

1947.

... или послушайте как свой ответ читает автор...

http://www.netzulim.org/Sound/Rashkovan/RashkovanOtvet.html


Сообщение отредактировал Примерчик - Среда, 04.07.2012, 10:40
 
ПинечкаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 12:59 | Сообщение # 112
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1084
Статус: Offline
Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Н. Гумилев.
 
papyuraДата: Понедельник, 23.07.2012, 09:54 | Сообщение # 113
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1037
Статус: Offline




Сколько их было, тех чинов от литературы и прочая, которые запрещали и не пущали к читателям Ахматову, Гумилева, Мандельштама и многих других талантливых людей?!
А они и сегодня с нами!
А тех, кто не "пущал" не помнит никто...
 
ПинечкаДата: Среда, 25.07.2012, 06:32 | Сообщение # 114
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1084
Статус: Offline
Нет лет

«Нет
лет...» —
вот что кузнечики стрекочут нам
в ответ
на наши страхи постаренья
и пьют росу до исступленья,
вися на стеблях на весу
с алмазинками на носу,
и каждый — крохотный зелёненький поэт.
«Нет лет...» —
вот что звенит,
как будто пригоршня монет,
в кармане космоса дырявом горсть
планет,
вот что гремят, не унывая,
все недобитые трамваи,
вот что ребячий прутик пишет на песке,
вот что, как синяя пружиночка,
чуть-чуть настукивает жилочка
у засыпающей любимой на виске.
Нет лет.
Мы все, впадая сдуру в стадность,
себе придумываем старость,
но что за жизнь, когда она — самозапрет?
Копни любого старика
и в нём найдёшь озорника,
а женщины немолодые —
всё это девочки седые.
Их седина чиста, как яблоневый цвет.
Нет лет.
Есть только чудные и страшные
мгновенья.
Не надо нас делить на поколенья.
Всепоколенийность —
вот гениев секрет.
Уронен Пушкиным дуэльный пистолет,
а дым из дула смерть не выдула
и Пушкина не выдала,
не разрешив ни умереть, ни постареть.
Нет лет.
А как нам быть, негениальным,
но всё-таки многострадальным,
чтобы из шкафа, неодет,
с угрюмым грохотом обвальным,
грозя оскалом тривиальным,
не выпал собственный скелет?
Любить. Быть вечным во мгновении.
Все те, кто любят, — это гении.
Нет лет
для всех Ромео и Джульетт.
В любви полмига — полстолетия.
Полюбите — не постареете —
вот всех зелёненьких кузнечиков совет.
Есть
весть,
и не плохая, а благая,
что существует жизнь другая,
но я смеюсь, предполагая,
что сотня жизней не в другой,
а в этой есть
и можно сотни раз отцвесть
и вновь расцвесть.
Нет лет.
Не сплю,
хотя давно погас в квартире свет
и лишь поскрипывает дряхлый табурет:
«Нет
лет...
нет
лет...»
18 июля 1992, станция Зима

Евг. Евтушенко
 
sINNAДата: Среда, 08.08.2012, 10:22 | Сообщение # 115
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Б. Ахмадулина

Так щедро август звёзды расточал.
Он так бездумно приступал к владенью,
и обращались лица ростовчан
и всех южан - навстречу их паденью.
Я добрую благодарю судьбу.
Так падали мне на плечи созвездья,
как падают в заброшенном саду
сирени неопрятные соцветья.
Подолгу наблюдали мы закат,
соседей наших клавиши сердили,
к старинному роялю музыкант
склонял свои печальные седины.
Мы были звуки музыки одной.
О, можно было инструмент расстроить,
но твоего созвучия со мной
нельзя было нарушить и расторгнуть.
В ту осень так горели маяки,
так недалёко звёзды пролегали,
бульварами шагали моряки,
и девушки в косынках пробегали.
Всё то же там паденье звёзд и зной,
всё так же побережье неизменно.
Лишь выпали из музыки одной
две ноты, взятые одновременно.
1958 г
 
МарципанчикДата: Суббота, 11.08.2012, 10:58 | Сообщение # 116
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 340
Статус: Offline
ах, несравненная Ахмадулина!
 
sINNAДата: Суббота, 11.08.2012, 14:49 | Сообщение # 117
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
И я её очень люблю.
Тогда вот ещё!

БЕЛЛА АХМАДУЛИНА

Я ДУМАЛА, ЧТО ТЫ МОЙ ВРАГ..

Я думала, что ты мой враг,
что ты беда моя тяжелая,
а вышло так: ты просто враль,
и вся игра твоя - дешевая.

На площади Манежная
бросал монету в снег.
Загадывал монетой,
люблю я или нет.

И шарфом ноги мне обматывал
там, в Александровском саду,
и руки грел, а все обманывал,
всё думал, что и я солгу.

Кружилось надо мной вранье,
похожее на воронье.

Но вот в последний раз прощаешься.
В глазах ни сине, ни черно.
О, проживешь, не опечалишься,
а мне и вовсе ничего.

Но как же всё напрасно,
но как же всё нелепо!
Тебе идти направо.
Мне идти налево.

И ещё:

Что так Снегурочку тянуло
к тому высокому огню?
Уж лучше б в речке утонула,
попала под ноги коню.

Но голубым своим подолом
вспорхнула - ноженьки видны -
и нет ее. Она подобна
глотку оттаявшей воды.

Как чисто с воздухом смешалась,
и кончилась ее пора.
Играть с огнем - вот наша шалость
вот наша древняя игра.

Нас цвет оранжевый так тянет,
так нам проходу не дает.
Ему поддавшись, тело тает
и телом быть перестает.

Но пуще мы огонь раскурим
и вовлечем его в игру,
и снова мы собой рискуем
и доверяемся костру.

Вот наш удел еще невидим,
в дыму еще неразличим.
То ль из него живыми выйдем,
то ль навсегда сольемся с ним...


Сообщение отредактировал sINNA - Суббота, 11.08.2012, 14:52
 
ПримерчикДата: Воскресенье, 12.08.2012, 05:57 | Сообщение # 118
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 394
Статус: Offline
мастерство просто ни с чем несравнимое-хочется слушать мелодию стиха и ...молчать
 
ПинечкаДата: Понедельник, 20.08.2012, 12:16 | Сообщение # 119
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1084
Статус: Offline
ЧУЖОЕ РЕМЕСЛО

Чужое ремесло мной помыкает.
На грех наводит, за собой маня.
моя работа мне не помогает
и мстительно сторонится меня.

Я ей вовеки соблюдаю верность,
пишу стихи у краешка стола,
и все-таки меня снедает ревность,
когда творят иные мастера.

Поет высоким голосом кинто,
и у меня в тбилисском том духане,
в картинной галерее и в кино
завистливо заходится дыханье.

Когда возводит красную трубу
печник на необжитом новом доме,
я тоже вытираю об траву
замаранные глиною ладони.

О, сделать так, как сделал оператор -
послушно перенять его пример
и, пристально приникнув к аппаратам,
прищуриться на выбранный предмет.

О, эта жадность деревце сажать,
из лейки лить на грядках неполитых
и линии натурщиц отражать,
размазывая краски на палитрах!

Так власть чужой работы надо мной
меня жестоко требует к ответу.
Но не прошу я участи иной.
Благодарю скупую радость эту.
 
papyuraДата: Среда, 22.08.2012, 16:21 | Сообщение # 120
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1037
Статус: Offline
Это стихотворение Анна Ахматова считала одним из лучших у Марии:


Назначь мне свиданье
на этом свете.
Назначь мне свиданье
в двадцатом столетье.
Мне трудно дышать без твоей любви.
Вспомни меня, оглянись, позови!
Назначь мне свиданье
в том городе южном,
Где ветры гоняли
по взгорьям окружным,
Где море пленяло
волной семицветной,
Где сердце не знало
любви безответной.
Ты вспомни о первом свидании тайном,
Когда мы бродили вдвоем по окраинам,
Меж домиков тесных,
по улочкам узким,
Где нам отвечали с акцентом нерусским.
Пейзажи и впрямь были бедны и жалки,
Но вспомни, что даже на мусорной свалке
Жестянки и склянки
сверканьем алмазным,
Казалось, мечтали о чем-то прекрасном.
Тропинка все выше кружила над бездной...
Ты помнишь ли тот поцелуй
поднебесный?..
Числа я не знаю,
но с этого дня
Ты светом и воздухом стал для меня.
Пусть годы умчатся в круженье обратном
И встретимся мы в переулке Гранатном...
Назначь мне свиданье у нас на земле,
В твоем потаенном сердечном тепле.
Друг другу навстречу
по-прежнему выйдем,
Пока еще слышим,
Пока еще видим,
Пока еще дышим,
И я сквозь рыданья
Тебя заклинаю:
назначь мне свиданье!
Назначь мне свиданье,
хотя б на мгновенье,
На площади людной,
под бурей осенней,
Мне трудно дышать, я молю о спасенье...
Хотя бы в последний мой смертный час
Назначь мне свиданье у синих глаз.

1953 год

Мария Петровых
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » В СТРОКАХ СИХ МУЗЫКА ЗВУЧИТ... » строки, ставшие классикой » строки, ставшие классикой...
Страница 8 из 19«126789101819»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz