Город в северной Молдове

Понедельник, 23.10.2017, 05:13Hello Гость | RSS
Главная | воспоминания - Страница 18 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 18 из 26«1216171819202526»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » всякая всячина о жизни и о нас в ней... » воспоминания
воспоминания
ИмммигрантДата: Четверг, 02.10.2014, 10:13 | Сообщение # 256
Группа: Гости





сорок лет назад сей мир покинул ВАСИЛИЙ ШУКШИН - писатель, кинорежиссер, актер

Думайте сами, решайте сами...

или

два интервью:

http://7days.ru/stars....era.htm

И...

25 июля знаменитому писателю, режиссеру и актеру Василию Шукшину исполнилось бы 85 лет.
В канун этой даты наш репортер побеседовала со второй женой Василия Макаровича, актрисой Лидией Чащиной...


Их роман начался в 1963 году. В те годы Лида училась во ВГИКе. А Василий Шукшин подыскивал актрис для фильма «Живет такой парень». Девушка ему приглянулась сразу, тем более что он как раз расстался с поэтессой Беллой Ахмадулиной, которая завела роман с писателем Юрием Нагибиным. На фоне Ахмадулиной, опытной женщины, любящей загулы, Лида казалась нетронутым цветком. Она очаровала Шукшина.
По сюжету фильма у нее были романтические отношения с героем Леонида Куравлева. Но в жизни роман сложился с режиссером Василием Шукшиным. Пять лет они прожили вместе.
Сейчас Лидия Александровна живет на Украине. Когда мы ей дозвонились, она шла из поликлиники – у нее серьезные проблемы с сердцем. 70-летняя актриса объяснила, что уже много лет не дает интервью, потому что не хочет врать.
– Говорить правду о Шукшине бесполезно! – устало объяснила она. – Из него сделали кумира! Угодны только те люди, которые будут воспевать его. А я этого делать просто не могу, потому что знаю его совсем с другой стороны.
Мои прежние попытки говорить обо всем так, как есть, оканчивались плохо. Люди со злобой ополчались на меня, я нажила много недоброжелателей, особенно среди земляков Шукшина, которые во время съемок телевизионной передачи много лет назад чуть не набросились на меня с кулаками прямо в студии! Между тем в мою задачу не входит очернить Василия. Я говорю о своей боли, открываю свою душу! А людям на это наплевать! Им кажется, что я пытаюсь навредить его имени, оговорить его.

После долгих уговоров Лидия Александровна все же согласилась немного поговорить о том времени, когда была женой Василия Макаровича.
Он сделал ей предложение, несмотря на то, что в родном селе Сростки у него уже была жена, односельчанка Мария Шумская. Шукшин «на время» простился с любимой, поехав завоевывать столицу. И уже в Москве понял, что в деревню не вернется. Развестись с Марией по-хорошему у Шукшина не получалось и за разводом на родину Василий Макарович не поехал, просто потерял паспорт, а потом получил новый – его-то он и показал Лидии в доказательство того, что свободен...
– Как я могу говорить с благодарностью о человеке, который начал нашу совместную жизнь с такого обмана! – возмущается Чащина. – Я, маленький котенок, едва пришедший в жизнь, встретилась с человеком, прошедшим огонь и воду, который уже все понимал в жизни, хитрил, лавировал.
Сейчас-то я это все осознаю, а тогда для меня, человечка, воспитанного в интеллигентной семье, это был ужас!
Во время учебы во ВГИКе у нее было море поклонников и среди влиятельных людей в кино. Но она сказала «да» Шукшину, который еще только начинал свой путь.
– Тогда Вася был еще никто, у него ни дома, ни денег не было… – рассуждает актриса. – А я-то что, жизнь знала?..
Да, карьерист. Но его можно понять. Он вырвался, увидел красивую жизнь в столице. А как ему пробиться, кроме как хитростью? Когда ни прописки, ничего нет. Он очень ловчил.
Всегда люди из сел более верткие, с быстрой реакцией, они стараются «выбиться в люди».
Ловчил Шукшин во всем. Например, чтобы произвести впечатление на Чащину, пообещал ей роль в своем фильме, а потом не сдержал слово.
Сумел выпутаться и из скандала с женитьбой. Кстати, о том, что Шукшин женат, дозналась мать Чащиной, которая провела целое расследование. Узнав правду, Лида отвергла жениха, но потом ее сердце дрогнуло: ведь Шукшин просил прощения на коленях, произносил клятвы, говорил красивые слова... Простила эту выходку и первая жена Шукшина – Мария. Мотив прощения у нее был тот же – она просто очень любила Василия Макаровича. Даже, можно сказать, боготворила его...По воспоминаниям односельчан, вплоть до последнего дня обмена советских паспортов она хранила свой документ со штампом о браке с Шукшиным...
По воспоминаниям Чащиной, Шукшин ухаживал за другими девушками «для дела» - например, предупредил Лиду, что ему придется приударить за дочерью редактора журнала «Октябрь», куда были отправлены его рассказы.
Он старался оказываться рядом с женами и дочерьми кинорежиссеров, издателей, всех, кто мог быть ему полезен. В таких случаях свою жену Лиду он представлял «сестренкой с Алтая», и она соглашалась. Лида во всем стремилась помогать мужу и из-за этого свою карьеру упустила. Находясь в расцвете сил, после яркого дебюта в фильме «Живет такой парень», она за пять лет снялась лишь в нескольких эпизодах...
Молодая актриса страдала от алкоголизма и тяжелого характера Шукшина. Она много раз уходила из дома, но после его обещаний исправиться возвращалась. Разошлись они только в 1967 году.
– Эти пять лет были для меня самым черным периодом жизни! – говорит Лидия Александровна. – Неблагодарность этого человека будет у меня на всю жизнь занозой. Хорошо писать исследователям творчества о его достоинствах, они с ним не жили. А я так не могу рассуждать. Он не их, а меня бил! Не их, а меня обманывал!
По словам Чащиной, Шукшин создал вокруг нее настоящий вакуум. Режиссеры боялись его «тяжелой руки» и не предлагали роли, друзья уходили из-за пьяных скандалов в семье. Но расстаться с Шукшиным окончательно актриса решилась, только когда поняла, что он не хочет детей.
Переехав на съемную квартиру, Чащина не оставила ему надежды на возвращение...
Шукшин недолго оставался без женского внимания – у него тут же завязались отношения с Лидией Федосеевой. Не говоря уже о том, что в период жизни с Лидией Чащиной, в 1965 году, у него родилась дочь от Виктории Софроновой.
– Шукшина прожила с ним десять лет, а я – пять, но я пережила трудные годы его становления, а Федосеева-то пришла на все готовое, когда у него была квартира, имя, – считает Чащина. – Она была опытная баба и клюнула на это. Когда я слышу, как Федосеева дает интервью, где она рассказывает, как она его любила, какие у них там отношения, меня рвать просто тянет! Я-то, как никто, знаю, как она бегала за ним. А он не мог от нее избавиться. Есть бабы-липучки: как прилипнут, хрен от них отвяжешься! А Васька, он еще из той категории людей, творческая личность. Для него баба – это только постирать, убрать, приготовить. «Женщина-муза» – это у таких, как Мандельштам, Блок… Но не у Шукшина.
Но Лидия этого не скажет. Ведь этот человек ей сделал карьеру. Кто бы она была тут, на студии Довженко?!.
Да, жалко мне, конечно, Ваську, что он такой женщине попался на удочку. С другой стороны… Так ему и надо!
После развода с Шукшиным жизнь, казалось, улыбнулась Лидии Александровне - её второй супруг, Владислав Чащин, ухаживал очень красиво. (Актриса взяла его фамилию, а прежде она была Александровой).
Он работал в Киеве, поэтому семья переехала туда, родился сын Денис. Все бы хорошо, но супруг выпивал, и актриса с ним развелась. Пробовала найти свое счастье в третьем браке, но не сложились отношения у отчима с сыном. Сейчас у нее растут внуки. Лидия Александровна два года назад перенесла тяжелую операцию на сердце, на которую деньги собирали всем миром...
– У меня и сейчас очень плохо со здоровьем, – говорит она. – Сейчас я с вами поговорила, знаю, что буду два-три дня болеть после этого разговора. Ну а как вы думаете, когда пять лет юности выкинуты в тартарары? И положены они к ногам человека, который безжалостно, как по мостику, прошел к своей карьере? Но я не хочу об этом забывать. И говорю честно, потому что есть заповедь: не сотвори кумира. А потом хочу, чтобы молоденькие девчонки не делали того, что сделала я.
У меня цель – не месть Шукшину, а развенчание мифа о нем...
 
REALISTДата: Четверг, 09.10.2014, 09:48 | Сообщение # 257
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
У рассыльных привычный труд, -
Снег ли, дождик ли над киосками, -
А букеты его идут
Со словами: «От Маяковского».

Без такого сияния,
Без такого свечения
Как не полно собрание
Всех его сочинений

Аркадий Рывлин

Из всех женщин, с которыми был близок поэт, только двум он подарил не только сердце, но и строки своих стихов.
И если про Лилю Брик знают почти все, то про его вторую любовь слышали лишь единицы.


Самая трогательная история, которую помнят современники, произошла с поэтом  в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву, покинувшую Россию в 1925 г., спасаясь от голода и туберкулеза.
Она приехала в Париж по вызову дяди, известного художника А.Е. Яковлева. Двадцатидвухлетняя, красивая, высокая, с яркими светящимися пшеничными волосами, пловчиха и теннисистка, она, фатально неотразимая, привлекала к себе внимание.
Точно известен день знакомства - 25 октября 1928 года.
Вспоминает Эльза Триоле - известная французская писательница, родная сестра Лили Брик: "Я познакомилась с Татьяной перед самым приездом Маяковского в Париж и сказала ей: "Да вы под рост Маяковскому". Так, из-за этого "под рост", для смеха, я и познакомила Володю с Татьяной. Маяковский же с первого взгляда в нее жестоко влюбился"...
Татьяна Алексеевна Яковлева – одна из двух муз Маяковского.

На первый взгляд, между ними нет, и не могло быть ничего общего.
Она – утонченная, элегантная, воспитанная, нежная, не воспринимала рубленых, жестких и рваных стихов советского поэта.
Он – яростный, неистовый, живущий на пределе, безгранично талантливый, но  девушку не подкупили его слова и преданность.
Несмотря на все старания, сердце красавицы осталось равнодушным и Маяковский уехал в Москву один, терзаемый душевной болью, страданием и тайной печалью.
Он посвятил ей чудесное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» и… ЦВЕТЫ!
Весь свой гонорар за выступления в Париже Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы для Татьяны Яковлевой несколько раз в неделю приносили букет из самых красивых и необычных цветов: гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, орхидей, чайных роз, хризантем или астр.
Парижская фирма с солидным именем и репутацией четко выполняла указания своего клиента: в любой день, из года в год, несмотря на погоду, к Татьяне Яковлевой приходили посыльные с букетами необыкновенной красоты с единственной фразой: «От Маяковского».
Его не стало в тридцатом году – и пусть она уже была замужем и была счастлива – это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что oн регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы.
Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.
Она уже не понимала, как будет жить дальше - без этой безумной любви, растворенной в цветах.
Но в распоряжении, ocтавленом цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова про его смерть и ... на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: "От Маяковского".
Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни.
Владимиру Маяковскому удалось.

Цветы приносили и в тридцатом, когда поэт уже умер, и в сороковом, когда о Маяковском успели забыть.
В годы войны, в оккупированном немцами Париже, она смогла выжить только благодаря тому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты.
Говорят, великая любовь сильнее смерти, и если каждый цветок был словом «люблю», то именно эти слова спасли возлюбленную от голодной смерти.
Даже когда союзные войска освободили Париж, когда она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин – он был рядом.
Каждую неделю она получала неизменный букет «от Маяковского». Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и все знали, что становятся частью великой истории любви. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили, yлыбаясь улыбкой заговорщиков: "От Маяковского".
Цветы от Маяковского стали парижской легендой и необыкновенной историей…

Советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю еще в юности от своей матери, и всегда мечтал узнать ее продолжение. В семидесятых годах ему удалось попасть в Париж и встретиться с возлюбленной великого поэта.
Татьяна Яковлева была еще жива (умерла Т.А. Яковлева в 1991 году), и с удовольствием приняла своего соотечественника.
В этом уютном доме цветы были повсюду – как дань легенде и искренним чувствам. Они говорили обо всем на свете, однако спрашивать даму о романе ее молодости ему казалось неприличным.
Но в какой-то момент Аркадий Рывлин все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее в тяжелые годы войны?
- Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд.
..
- Пейте чай, - ответила Татьяна - пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?
И в этот момент в двери позвонили.
Он впервые видел такой роскошный букет золотых японских хризантем, похожий на яркие лучи весеннего солнца.
И из-за охапки этого сверкающего великолепия голос посыльного произнес:
"От Маяковского"...
 
дядяБоряДата: Среда, 22.10.2014, 06:30 | Сообщение # 258
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 431
Статус: Offline
IN MY NEXT LIFE I WANT TO BE A JEW
(В моей следующей жизни я хотел бы быть евреем…)

Если бы Всевышний, шутки ради, предложил мне заново родиться на свет и спросил: кем по-нацио­нальности готов ты прожить другую жизнь, я бы, не раздумывая, сказал: евреем.
Я был и есть литовец.
Для первого раза - замечательно, но не настолько, чтобы повторить в дру­гой жизни.
К тому же, будучи литов­цем, я так до конца и не пойму, что значит быть евреем.
Долгое время я не увязывал этих типичных курортников с евреями, о которых слышал по вечерам от ма­мы, читавшей нам вслух книги Вет­хого Завета.
Однако в подростко­вые годы набрел на две тоненькие, послевоенного издания, книжечки Шолом-Алейхема, и они помогли мне совместить эти два мира.
А там и третий возник - приметы когда-то живших здесь и уничтоженных ев­реев.
Буквы каменных надгробий, ставших ступеньками лестниц, кварталы бывшего гетто, скорбные указатели на дорогах, ведущих к местам массовых убийств...
Словно сговорившись, приезжа­ли они в Друскининкай из больших советских городов, устраивались в санаториях, на съемных квартирах. Хоть и говорили по-русски, но были совсем другие, не то что обыкно­венные русские.
Те чувствовали се­бя будто в красном уголке своего колхоза: в увешанных медалями се­рых костюмных пиджаках, пузыря­щихся на коленях спортивных шта­нах и дерматиновых тапочках, они выстраивались в очередь за сине­ватыми свиными ножками, которых в глаза не видели на своих родных прилавках.
Евреи были гораздо пристойнее.
Не помню, чтоб они пьяные шатались по улицам, с кем-то перебранивались.
Даже их, не ви­девшие солнечного света сыновья, временно прекратившие упраж­няться на пианино или штудировать языки, и темноволосые, с больши­ми глубокими глазами дочери, вы­глядели не по-детски серьезными и вдумчивыми.
Местные ребята, веснушчатые, с драными локтями, не приглашали их в свои неугомонные игры, зато не упускали случая при­помнить какую-то юдофобскую присказку или припевку, услышан­ную от взрослых.
Не только архипатриоты, но и те соотечественники, у которых нет охоты нести ответственность за грехи отцов, клянут мои заметки. Я же считаю, что отметить день па­мяти геноцида литовского еврей­ства, умолчав о том, что геноцид осуществляли не какие-нибудь пришельцы из космоса, а такие же литовцы, как мы сами, - это вопи­ющее лицемерие.
Есть разные способы отделаться от укоров со­вести, самый неудачный из них - выискивать еврейские фамилии в списках следователей НКВД или стрибов (истребительные отряды НКВД) и подсчитывать свои соб­ственные жертвы предвоенных, во­енных и послевоенных лет, чтобы бросить их на другую чашу весов.
Разве есть у нас моральное право осуждать несколько процентов, чу­дом спасшихся от гибели литов­ских евреев за то, что часть из них предпочла Советы, воевавшие с осуществлявшими «окончательное решение еврейского вопроса» на­цистами.
Вместо того чтобы изо­бретать хитроумную теорию двой­ного геноцида, поставьте себя на место простого парня, сына ме­стечкового лавочника. Его мать и сестер вытащили из дому и рас­стреляли те самые соседи, что в сочельник приходили за селедкой, которую брали в долг до нового урожая.
В нас говорят жидогубы, когда мы ломаем копья из-за жал­ких трёх миллионов символической компенсации, выделенной нашим государством за присвоенную не­движимость еврейских организа­ций. И впрямь символическая сум­ма: по одному литу с каждого граж­данина Литвы, то есть 15 литов за убитого здесь еврея.
Это не иску­пление греха, это символический акт доброй воли.
Кто не может рас­статься со своим литом, - возьми­те с меня два.
Кто хочет отмеже­ваться от народа-жидогуба, - я приму и его нoшу. Потому что эта ноша освобождает.
Кстати, лишь недавно мой отец рассказал, что, когда началась война, их семья прятала мальчика-еврея, потом переправили его к нашим роди­чам, жившим на отдаленном хуто­ре, и не думали, будто делают что-то особенное.
Антироссийские высказывания говорящему на непонятном язы­ке, когда мы ищем виновника на­ших неудач и кричим об идее за­говора, - я узнаю инстинкт жидогу­ба. Вопрос только времени и сте­чения подходящих обстоятельств: когда именно человек из толпы, пы­таясь убежать от ответственности за свой жизненный выбор, снова обагрит руки кровью тех, на кого укажут поводыри. За неимением евреев, мишенью может послужить кто угодно: мнимые педофилы, секс-меньшинства, кровопийцы- работодатели, соседи, которые по­лучают социальное пособие и ра­ботают нелегально, давно прижив­шиеся тут инородцы и новые бе­женцы из других стран...
Пока я не покончил с жидогубом в самом се­бе, он только и ждет момента, ког­да уснет душа, чтобы завладеть мо­им разумом и телом.
Я хотел бы родиться в другой жизни евреем именно потому, что этот народ тысячи лет обитает в не­доброй, чужой среде, и жестокие уроки судьбы, которые мы получа­ем сегодня, усвоил еще в те време­на, когда бежал от египетского раб­ства, возвращался из вавилонского пленения, строил Храм и видел, как он был разрушен.

Ромас Садаускас-Кветкявичюс
Друскининкай, Литва
 
KiwaДата: Четверг, 06.11.2014, 13:01 | Сообщение # 259
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 348
Статус: Offline
НАСЛЕДНИК

Профессор обычно посещал синагогу не чаще трех раз в году - в Йом-Кипур и в дни годичного поминовения родителей, хотя считал себя верующим с того далекого довоенного времени, когда носил красный галстук пионера, чтобы не отличаться от других еврейских детей в забытом Богом подольском местечке. У выдающегося математика уже давно было рациональное объяснение его веры. И его нерелигиозности. Но в течение последних четырех недель профессор каждую среду приходил в синагогу. Не на богослужение. На лекции рава Бен-Ами. Несколько месяцев назад профессор услышал от русскоязычных соседей о необычном раввине. Знакомые рассказывали, что рав Бен-Ами читает лекции на русском языке, и замершая аудитория слушает его с раскрытыми ртами.
Даже твердокаменные атеисты посещают эти лекции.
Интересно невероятно!
Освещенные невидимым лучом оживают лица и события, описанные в Танах"е. Говорили, что рав Бен-Ами был в Москве блестящим студентом-химиком, потом защитил диссертацию, что, приехав в Израиль, поступил в ешиву и стал раввином. Фамилию он сменил на Бен-Ами не то в ешиве, не то еще в Москве. Просто так, из любопытства, подстегиваемого скепсисом, профессор заглянул в синагогу выяснить, что там приводит в восторг его знакомых. Скепсис был в какой-то мере обоснованным. Не потому ли кандидат химических наук поступил в ешиву, что не сумел найти места, соответствующего положению?
Профессор вспомнил свой приезд в Израиль. В аэропорту, заполняя документы, израильский чиновник спросил, какая у него специальность. - Математик, - ответил профессор. Ему и в голову не пришло, что тупой малообразованный чиновник сможет интерпретировать это по-своему.
Но тот смог.
И в документах профессора, труды которого были знамениты во всем математическом мире, появилась запись "учитель математики".
В течение нескольких месяцев длилось тягостное знакомство профессора с израильским чиновничьим миром, который олицетворял тот первый узколобый чиновник. Кто знает, чем бы завершилось это знакомство, если бы профессор не получил приглашение занять кафедру в одном из американских университетов? Жена, уставшая от сражений, согласилась немедленно. Но профессор возразил.
Не для того он уехал из Советского Союза, чтобы снова оказаться не в своей стране.
Чиновники внезапно пробудились.
Если человека покупают американцы, значит ему есть цена.
Не потому ли кандидат химических наук стал раввином, что израильские чиновники не сумели определить, стоил ли он чего-нибудь? Но уже во время первой лекции пришлось признаться, что скепсис был неуместен. В течение двадцати трех лет, прожитых в Израиле, у профессора была возможность слушать очень хороших лекторов, в том числе и раввинов. Иврит уже давно не был препятствием для полноценного восприятия. Но такие лекторы, как этот молодой человек, действительно рождаются нечасто. Дело даже не только в манере изложения, в образной речи и богатейшем словарном запасе. Никакая риторика не могла бы произвести такого впечатления, не будь она одухотворена глубокой верой и убежденностью. Профессор знал, что материал собственных исследований, особенно трудно давшихся, выстраданных, ставших существенным вкладом в науку, он излагал лучше, чем обычный курс топологии. Освещения темы на каждой лекции рава Бен-Ами были неожиданными. Событие, описанное в Торе, - а профессор в глубине души гордился отличным знанием текста даже в оригинале, - вдруг оказывалось почти незнакомым. Во всяком случае, при прочтении этого текста у профессора никогда не возникало такого видения и таких ассоциаций. Рав Бен-Ами рассказывал о библейском событии так, словно был его очевидцем.
Вот и сейчас, эпизод, когда Эйсав, почитая родителя, решил приготовить Ицхаку самое изысканное блюдо, и для этого целый день охотился на оленя, подвергая свою жизнь опасности, вдруг приобрело неведомый ранее глубокий философский смысл. Сколько раз профессор видел изображение двух скрижалей завета с десятью заповедями! Но только сейчас рав Бен-Ами донес до него глубокий смысл того, что заповедь "Почитай отца твоего..." написана на первой скрижали, еще до запретов "Не убий", "Не прелюбодействуй", "Не укради". У старого скептика возникли некоторые сомнения и ему захотелось обсудить с равом эту проблему с глазу на глаз. Поэтому, в отличие от многих слушателей, он не стал задавать вопросов, а дождался, пока опустела синагога. Рав, воплощение любезности, усадил профессора рядом с собой и весь превратился во внимание. Словно пришел к нему старый добрый знакомый. Опытный ученый не клюнул на эту приманку. Но уже потом, вспоминая начало беседы, профессор заметил, что разговаривать с этим молодым человеком было так же интересно, как со своими юными талантливыми коллегами. Не ощущалась разница в возрасте.
- Два положения, уважаемый рав, заставили меня обратиться к вам с вопросом.
Во-первых, почему вы считаете, что Эйсав захотел приготовить Ицхаку изысканное блюдо из почтения к родителю, а не из желания получить отцовское благословение?
И второй - если я хорошо помню этот текст, там даже не упоминается охота на оленя или опасности, которым подвергался Эйсав.
- Отвечу сперва на второй вопрос. Вы, безусловно, знаете, что существует устная Тора и рабанические источники, написанные на ее основе. Вот откуда сведения об охоте Эйсава. А теперь ответ на первый вопрос. Ицхак попросил Эйсава принести ему пищу. У Эйсава не было никаких сомнений в том, что он получит благословение. Одно лишь желание приготовить отцу самое изысканное блюдо заставило его пойти на охоту.
- Выходит, Эйсав был наказан за добродетель, а Иаков награжден за обман?
- Так может показаться, если читаешь Тору как беллетристику, а не как, скажем, учебник органической химии.
Во-первых, не Иаков, а его мать Рывка была автором обмана.
Во-вторых, этот обман стал судьбоносным для нашего народа, что, конечно, не делает обман легитимным. Иудаизм не оправдывает обмана даже для достижения святой цели - обмана во благо.
И хотя, в-третьих, не Эйсав, а Иаков унаследовал веру отца и деда в единого Творца, а именно это было необходимо для дальнейшего хода истории, он дважды был наказан за обман. Сперва обманут Лаваном, а затем, еще более тяжко, при обстоятельствах, почти подобных тем, при которых Эйсав потерял отцовское благословение.
- Не понимаю.
- Элементарно. Иаков послал любимого сына Иосифа разыскать братьев, пасущих стада. И сын исчез. Иаков поверил солгавшим сыновьям, что Иосифа растерзали звери.
- Да, но ведь, выражаясь шахматным языком, это была многоходовая комбинация. Не будь Иосиф продан в рабство, не стань он затем фактическим правителем Египта, Иаков и его потомство погибли бы от голода в Ханаане. И завершилась бы на этом история еврейского народа.
- Безусловно. Но каково старому Иакову долгие годы пребывать в трауре по любимому сыну, первенцу любимой жены Рахели? Разве это не наказание? Но мнимый грех Иакова, ко всему еще, искупал Иосиф, брошенный в яму, проданный в рабство исмаилитам, страдавший в египетской тюрьме.
- Выходит, дети расплачиваются за грехи родителей?
- В какой-то мере. Вспомните заповедь на скрижали: "Я, Господь Бог твой, Бог ревнитель, карающий за вину отцов до третьего и четвертого рода, тех, которые ненавидят Меня, и творящий милость до тысячных родов любящих Меня и соблюдающих заповеди Мои".
Наследники обязаны отдавать долги родителей. Кстати, если я не ошибаюсь, вы не религиозны?
- Вы правы. Я просто верующий.
- Вы стали верующим уже здесь?
- Нет. В Израиль я приехал двадцать три года тому назад. А верю я столько, сколько помню себя. Я родился в семье религиозных евреев. Но даже если бы не это, я мог бы точно указать день, когда моя вера приобрела, если можно так выразиться, материальное основание. Мы жили в подольском местечке Смотрич. Рав Бен-Ами посмотрел на профессора, как ему показалось, еще внимательнее, чем прежде. В ту пору мне было восемь или девять лет. Помню, это случилось во время голода. В группе, - в школе тогда еще не было слова "класс", классом называли только общественную формацию, обществоведение мы уже проходили, - так вот в группе я чувствовал себя весьма неуютно. Отца все время тягали в ГПУ и сажали в тюрьму за "золотуху". Сколько нас не обыскивали, золота так и не нашли, потому что его не было.
Но ГПУ не унималось. А в группе соседский мальчик Герш не оставлял меня в покое, называя нэпманским отребьем, кулаком и еще как угодно. Ему-то было хорошо. Его отец Велвл был коммунистом.
Мои родители говорили, что до прихода большевиков в нашем местечке не было более отъявленного бездельника, чем этот никчемный человек. Велвл раскулачивал трудолюбивых крестьян в соседних селах. И вообще, как говорили тогда, он был шишкой.
В тот несчастный день все евреи местечка заполнили выложенные булыжником улицы, окружавшие синагогу. Синагога у нас была знаменитая. Мне, ребенку, она вообще представлялась грандиозной. Большое двухэтажное здание. Причем, этажи не нынешние. Высокая крутая двухскатная крыша из оцинкованного железа. Фигурные металлические украшения на углах, у водостоков. А на коньке - шестиконечная звезда. В тот день евреи толпились вокруг синагоги, но войти в нее не могли: власти приказали разрушить это здание - опиум для народа.
В соседнем селе уже разрушили церковь.
Люди стояли, как на похоронах. Пришли и украинцы. И они молчали. Чины из окружкома партии, из округисполкома и ГПУ уговаривали людей взять привезенные на подводе инструменты и приступить к разрушению. Но не только евреи, даже украинцы не соглашались.
Украинцам предложили хлеб.
Вы знаете, что значил в ту пору хлеб?
Но ни один из них не согласился принять участия в разрушении синагоги.
Они говорили, что Бог не простит такого святотатства. И тогда из толпы вышел наш сосед Велвл, отец моего заклятого врага Герша. Он взял тяжелый колун и полез на крышу. К стене была приставлена лестница, связанная из трех частей. Во всем местечке не оказалось лестницы, достающей до крыши. По скату на четвереньках Велвл дополз до конька и занес над головой колун, чтобы сбить шестиконечную звезду. Колун, вероятно, был Велвлу не по плечу, даже если бы тот стоял на ровной поверхности, а тут - крутой скат. Велвл покатился по крыше вниз, и, увлекая за собой оторвавшийся водосток, плюхнулся на булыжник...
Власти похоронили его с почестями. Семья его вскоре покинула местечко, и я избавился от злейшего врага. Не знаю, куда они уехали.
В тот день на всю жизнь я запомнил слова украинцев, что Бог не прощает святотатства.
В тот день моя вера стала осознанной, выражаясь фигурально, приобрела материальный субстрат. Синагога осталась целой даже после немецкой оккупации. Правда, власти использовали помещение для своих нужд. Я уже не помню, кто и когда снял с конька звезду Давида. И, конечно, мне неизвестна судьба этого человека. Но судьба Герша, злейшего врага моего детства, еще долго занимала меня...
Рав Бен-Ами задумчиво поглаживал аккуратную черную бороду, скрывавшую узел галстука. Молчание несколько затянулось. Рав вздохнул и спросил: - Вас и сейчас занимает судьба Герша?
Профессор неопределенно приподнял плечи.
Рав Бен-Ами улыбнулся и начал неторопливый рассказ: - Семья поселилась в Москве. Герш, вернее, Гриша (всем было известно, что его отца убили кулаки) был активным пионером, затем - комсомольцем. Во время войны он закончил военно-политическое училище и стал комсоргом полка.
После войны он продолжал служить в армии и вышел на пенсию в звании полковника. Сына своего он воспитывал в абсолютной преданности идеалам марксизма-ленинизма. Все у него в семье складывалось нормально до пятнадцатилетия сына. Но тут у них начались идеологические разногласия.
Став студентом, сын фактически прервал связь с отцом. Это в какой-то мере устраивало обе стороны. Конфликт всплыл на поверхность, когда сын, взрослый независимый мужчина, имевший свою семью, подал документы на выезд в Израиль. Не могу ничего сказать по поводу того, как Григорий Владимирович воевал на фронте, но тут он, можно сказать, закрыл амбразуру своим телом. Выезд сына - можно сказать, еще одна из множества трагедий, которые вам, вероятно, известны. Вот, собственно говоря, все, если не считать того, что в прошлом году Григорий Владимирович скончался в полном одиночестве. Жена его умерла еще пять лет тому назад...
- Откуда у вас такие подробности? И почему вы думаете, что мой Герш - тот самый человек, о котором вы рассказали?
- О. это элементарно, - улыбнулся рав Бен-Ами, - я не думаю, а знаю.
Григорий Владимирович - мой родной отец...

Иона Деген, 1995 год


Сообщение отредактировал Kiwa - Четверг, 06.11.2014, 13:02
 
ПинечкаДата: Суббота, 15.11.2014, 07:19 | Сообщение # 260
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1105
Статус: Offline
Судьба "Девушки, освещенной солнцем"

Она все равно оставила бы свое имя в истории — как талантливый скульптор, как писательница, как мать нобелевского лауреата.
Но вряд ли знала бы и любила ее вся Россия, если бы Валентин Серов не написал ее портрет, известный всем как «Девушка, освещенная солнцем».
Этот портрет еврейской девушки часто используется для иллюстрации статей о «тургеневских барышнях», о национальном русском женском характере, его печатают на календарях и даже на конфетных коробках, так что в лицо ее знают все, а вот имя ее известно не всем:  Маша Симонович была она двоюродной сестрой художника.
Маша обречена была стать незаурядной личностью, потому что родилась в необыкновенной семье, необыкновенными людьми были ее родственники и друзья. И ее мать не могла не воспитать прекрасных детей.
Родителями Машиной мамы — Аделаиды Семеновны Бергман — были почтенные еврейские торговцы колониальными товарами, но она и ее младшая сестра Валентина мечтали о высшем образовании и творческой работе.
Валентина училась в консерватории и увлеклась, как это часто бывает, своим немолодым уже учителем — композитором Александром Серовым. В 17 лет она вышла за него замуж и родила сына Валентина, ставшего потом знаменитым художником.
Валентина Семеновна рано овдовела и вторую семью Тоша, как звали родные будущего живописца, нашёл в доме тетки Аделаиды,
которая, выдержав экзамен на звание домашней учительницы попыталась поступить в Московский университет, но раз из этого ничего не вышло... она вместе с мужем, да, она уже вышла замуж за детского врача и педагога Якова Мироновича Симоновича, уехала в Швейцарию.
Там она окончила университет и вернулась в Россию, чтобы положить начало детскому дошкольному воспитанию.
Ей было 22 года, когда она открыла первый в России детский сад и начала издавать журнал с таким же названием: «Детский сад».
Она писала книги, ездила с мужем в Лондон, чтобы пообщаться с Герценом, в общем, не имела ничего общего с обычной домохозяйкой. Между тем у нее было пятеро детей да еще сирота Леля Трубникова, да племянник…
Маша была старшей из четырех сестер, с ней, своей ровесницей, Валентин и сдружился. «Ты вот да Надя (Лелю я не знаю), — пишет он Маше, — первая простая девочка, с которой можно говорить по душе». Валентин нарисовал восемь портретов Марии, первый, когда им было по четырнадцать лет.
С ней Валентина связывало и увлечение искусством — она хотела стать скульптором, скульпторкой, как тогда говорили...

Знаменитый портрет Маши «Девушка, освещенная солнцем» Валентин напишет в 1888-м, а пока он веселится с кузинами, знакомит с ними своих друзей по Академии художеств — Владимира Дервиза и Михаила Врубеля.
В доме Симоновичей сразу возникла атмосфера романтики. Серов увлекся Лелей Трубниковой, Дервиз — Надей, а Врубель — Машей. В один из вечеров Врубель сделал ее карандашный портрет и тут же подарил ей. Потом Михаил Александрович написал ее Тамарой в «Демоне», потом Офелией… Но их отношения так и остались только флиртом.
А вот две другие пары соединились навеки.
Барон Владимир фон Дервиз принадлежал к богатой семье, в деньгах себя не стеснял и, женившись на Наде, купил в Тверской губернии живописное имение Домотканово и теперь вся веселая компания друзей-родственников — Дервизы, Симоновичи, Серовы — собиралась в Домотканове.
Рисовали, музицировали — Надя была отличной пианисткой, ставили спектакли, гуляли. Здесь-то и возникла у Серова идея картины.
«Однажды Серов искал себе работу и предложил мне позировать, — вспоминала Мария. — После долгих поисков в саду, наконец, остановились под деревом, где солнце скользило по лицу через листву. Задача была трудная и интересная для художника — добиться сходства и вместе с тем игры солнца на лице. Помнится, Серов взял полотно, на котором было уже что-то начато, другого полотна под рукой не оказалось. «Тут будем писать», — сказал он. Сеансы происходили по утрам и после обеда — по целым дням, я с удовольствием позировала знаменитому художнику, каким мы его тогда считали, правда, еще не признанному в обществе, но давно признанному у нас в семье… Мы работали запоем, оба одинаково увлекаясь, он — удачным писанием, я — важностью своего назначения».
Как только портрет был закончен, Маша уехала в Петербург — в школу Штиглица, где она занималась скульптурой.
За позирование Серов подарил своей натурщице три рубля: оба были бедны, для обоих это были приличные деньги...
Через некоторое время Маша уехала в Париж.
Говорила, что совершенствуется там в скульптуре, но когда Серов приехал на открывшуюся в Париже Всемирную выставку, ему стало ясно, что держит кузину во Франции. Ее избранник Соломон Львов жил в России, но за участие в студенческих волнениях был сослан в Олонецкую губернию, откуда бежал за границу. В Париже Львов получил образование, стал известным врачом-психиатром.
…Портрет Валентина Серова «Девушка, освещенная солнцем» приобрел для своей галереи Третьяков, а через 50 лет в Париже история с портретом получила для Маши интересное продолжение.
В письме сестре Нине она рассказала, что пришел к ним знакомый, инженер, тоже русский, стал играть в шахматы с Соломоном Константиновичем, а сам все поглядывал на висевшую на стене репродукцию «Девушки, освещенной солнцем».
Потом спросил: «Чей это портрет?» — «Моей жены», — ответил Соломон Константинович. Гость крайне удивился.
– Я очень изменилась? — спросила Мария.
Гость ответил:
– Глаза те же.
И рассказал, что девушка с портрета была его первой любовью, что чуть ли не каждый день он ходил в Третьяковку и любовался ею.
И вот теперь наконец встретил свою мечту… Уходя, он сказал: «Благодарю вас за глаза». И поцеловал ей руку.
Через несколько лет Маша, уже Львова, приехала погостить к родным, и тогда, тоже в Домотканове, Серов написал еще один её портрет.
Портрет вышел красивый, «импрессионистский», его колорит оживлял небольшой букет полевых цветов в левом нижнем углу холста. Племянница Маши, художница Мария Фаворская, дочь Нади Дервиз, вспоминала: «Эти цветы мы с сестрой набирали каждое утро свежими. Но смотреть, как пишется портрет, мне не пришлось. Тоша безжалостно выгонял нас, когда брал кисти в руки».
Это полотно завершило серию серовских портретов Марии.
Знаменитый художественный критик Стасов написал о нем: «Серов, все идущий в гору и уже начинающий достигать совершенства, представил… замечательно изящную молодую женщину… Судя по взгляду, выражению, всей внешней обстановке вокруг нее, она предана науке, знанию, она любит и умеет серьезно заниматься делом и посвящает ему всю жизнь. Серов умеет талантом выражать все это, всю истинную натуру и характер человека».
Маша вернулась в Париж и увезла портрет с собой.
А потом закончилась и радостная жизнь в Домотканове. Умерла, молодой еще, Надя, потом — Валентин Серов. Октябрьская революция разметала и погубила обитателей и гостей счастливого имения...
Шестьдесят лет хранила Маша письма и рисунки своего кузена.
А за несколько недель до Второй мировой войны, словно предчувствуя беду, переслала их в дар Третьяковской галерее. Она хотела, чтобы и её последний портрет тоже хранился в России, но ...её  сын — микробиолог, лауреат Нобелевской премии Андре Мишель Львов — после смерти матери передал его в парижский музей Д’Орсэ.
Когда началась Вторая мировая война, Маша писала в Россию: «Дорогие сестры, это мое последнее письмо, может быть. Вся Франция на дорогах, бежит — пешком, на велосипедах, даже на похоронных дрогах — до того давление немцев велико. Мы окружены справа, слева и с севера, я, думаю, буду расстреляна как довольно пожившая. Что же Россия не приходит к нам на помощь?.. Шум адский со всех сторон. Это конец света. Прощайте, Мари».
Но Мария Львова, девушка, освещенная солнцем, уцелела в оккупированной Франции.
Она дожила до девяноста лет и скончалась в Париже в 1955 году...
 
papyuraДата: Пятница, 28.11.2014, 13:59 | Сообщение # 261
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1043
Статус: Offline
рука судьбы или "родился в рубашке"

 
CHU-CHAДата: Воскресенье, 14.12.2014, 08:00 | Сообщение # 262
Группа: Гости





УМЕР САХАРОВ

Это тоже было, как голосование -
Облегченья тайный вздох и боли вздох.
Умер Сахаров. Продолжим заседание.
Встанем траурно в проеме двух эпох.

Помолчим одну минуту по обычаю
И затеем бесконечный разговор.
Торопливое его косноязычие
Красноречью прочих больше не в укор.

Мы и раньше не стыдились неумелости
Говорить с ним, и свистело оттого
Большинство из секторов трусливой смелости
Возле робкого отчаянья его.

И звучало поименное мычание,
Хотя все и знали, что не говори,
Как в период всесоюзного молчания
Затыкали ему глотку главари.

Мы и раньше не венчали его славою.
Разве можно на трибуну высших сфер,
Так картавя, разговаривать с державою,
У которой государственное ЭР?

Будто пойманный прожекторами, в мареве
К микрофону он, бочком, почти бегом
Семенил, чтоб не догнали, не ударили
Через гула поименного погром.

Умер Сахаров. Свеча по месту жительства.
Слава богу, что не газовый огонь.
И пустует место посреди правительства,
Где щеку держала с вывертом ладонь.

Постоим перед закрытыми воротами,
За которыми придется быть и нам.
Пустоту заполнит время патриотами.
Это знаем мы по прежним временам.

Мы то помним, как упасть не дали волосу
С головы его. Упала голова.
Голосуем. Соберет венок по голосу
Безголосо голосящая Москва.

Мы-то помним, мы-то слышали по радио,
Как выпрашивала пять минут рука.
Христа ради. Отказали. Демократия.
Пять не подали. Теперь его века.

Возвеличили. Порочили. Морочили.
Не трибун он, а пророк и чародей.
Вся Россия встала в траурную очередь,
Отказавшись от других очередей.

Рудольф Ольшевский
14 декабря 1989 г
 
shutnikДата: Понедельник, 29.12.2014, 13:56 | Сообщение # 263
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 391
Статус: Offline
В 70-е диски Ивана Реброва расходились у нас, что называется, «из-под полы», проникая сквозь пограничные кордоны диппочтой, через радиоволны «вражьих» голосов. Самые счастливые всеми правдами и неправдами становились обладателями его фирменных дисков, иные слушали бархатный голос Реброва с магнитофонных катушек или с начинавших входить в моду кассет.
И никто не знал, что «запретный» Иван Ребров, это ... Ханс-Хольф Риппер.


Он родился в Шпандау в семье немецкого инженера из Гессена Пауля Рипперта. Его мать, Наталья Нелина, неплохо пела и выступала даже с самим Шаляпиным...

Детство Ханс провёл в Германии в городе Халле, где пел в городском хоре, пока к власти не пришли нацисты. Тогда семья эмигрировала ( вернулись только в 1953 году в Германию ... разумеется, Западную.)
Учился пению в Государственной высшей школе музыки в Гамбурге, а также брал уроки у известного баса, прославленного греческого певца Александра Кипниса.
У молодого немца тоже был бас, хотя уже в самом начале его карьеры обнаружилось, что в голосе Ивана Реброва  скрыто 4,5 октавы.
Да, от природы это был бас, но такой бас, который временами мог превращаться в самый настоящий тенор и более того – возноситься до высот колоратурного сопрано.
До тех пор таким удивляла только одна Има Сумак – знаменитая перуанка, приезжавшая в СССР в конце 50-х годов...

В 1954 году он был принят в Черноморский казачий хор, которым руководил в тот период А.И.Шолух, который, как вспоминал певец, и подал ему идею взять сценический псевдоним «Ребров», переведя на русский фамилию отца (die Rippe — 'ребро'), заметив: «Иван Павлович, если хочешь сделать карьеру с русскими песнями, — пой только по-русски!»
Начав карьеру с русской песни, романса и духовной музыки в известном на весь мир Хоре донских казаков под управлением Сергея Жарова, переняв у них многие вокальные приёмы, оттачивая своё вокальное мастерство, Ребров продолжил ее в жанре оперетты, хотя пел и в опере.
Одной из лучших партий Реброва был Дон Базилио в «Севильском цирюльнике»...
Победив на конкурсе молодых талантов в Мюнхене, он получил трёхгодичный контракт на работу в Гельзинкирхенском оперном театре, где с успехом исполнял партии Дона Базилио, Короля Генриха, Бориса Годунова и многих других.
В период вынужденного простоя певец записал пластинку с несколькими русскими песнями, среди которых была и «Легенда о двенадцати разбойниках»... в начале 1968 года она прозвучала на радио в одной музыкальной передаче и мгновенно посыпались сотни писем с просьбой рассказать о певце с таким уникальным голосом...
Осенью того же года банкир Ротшильд, в поисках главного героя для постановки мюзикла «Тевье из Анатевки» («Скрипач на крыше») по повести Шолом Алейхема, остановил свой выбор на Реброве, что стало поворотным этапом в его карьере.
В театре Мариньи на Елисейских полях французская версия этого мюзикла с Ребровым в партии Тевье-молочника выдержала более 1400 представлений.
С этого начались незабываемые турне Реброва по всему миру с русским репертуаром в сопровождении ансамблей «Чайка» и «Тройка».
В год певец давал до 300 концертов.
Свободно владея пятью языками, в том числе и русским, Ребров распространял и популяризировал русские песни и романсы...
Ребров — универсальный певец с необычайно подвижным голосом и ... факт остается фактом —  он обладал способностью запросто менять свой голос в зависимости от песни.
За время своей карьеры он записал 49 золотых и 1 платиновый диск, из которых 36 посвящены русскому фольклору.
Несмотря на шокирующий некоторых иностранцев облик «русского медведя» — в неизменной меховой шапке, собольей шубе и расшитой косоворотке, Ребров был очень любим в Германии и западной Европе.
«Всей душой я русский, моё сердце принадлежит России!» — говорил певец в редких интервью.
Заработав внушительное состояние он сказал в интервью «Радио Свобода»: «Я напел на двадцать жизней!», однако накопительство и жадность не были свойственны ему совершенно...
Страдая много лет от хронического сахарного диабета, что ускорило его уход из жизни, он много сил отдавал на проведение благотворительных акций. Меценатство и благотворительность исходили от души и сердца Маэстро.
Ребров составил объёмное завещание, в котором часть состояния оставил Ирме Вебер (совладелице «Концертного бюро Ивана Реброва» и его собственной звукозаписывающей студии «Elisar Records» в Оффенбурге), а другую — большую, на благотворительные цели и пожертвования.
Заключив Посмертный договор с десятками европейских издательств, он продолжил свою благотворительность: с определённой периодичностью продолжают выходить в свет диски, сбором средств от продажи которых, финансируются фонды помощи больным сахарным диабетом ( так же, финансируются научные разработки в этой области).
Во избежание злоупотреблений и коррупции, адвокаты-инкогнито контролируют коммерческую сторону всех договоров...

* * * *


 
KiwaДата: Суббота, 03.01.2015, 07:17 | Сообщение # 264
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 348
Статус: Offline
Виктор Суворов: впереди – большая драка за ресурсы

О неизбежности третьей мировой войны

Николай  Поросков – военный журналист, полковник запаса.

Писателя Виктора Суворова знают во всем мире. Его книги расходятся огромными тиражами. Секрет прост: пишет интересно, я сказал бы – захватывающе, так, что трудно оторваться, идеи его необычны.
Главная работа Суворова – «Ледокол».
Это попытка доказать, казалось бы, недоказуемое: Вторую мировую войну начал не Гитлер, а Сталин! И если аргументы автора не вполне убедительны для многих, то сомнение в их головах он посеял точно.
И желание самим разобраться. Пробудил интерес к истории...
Книги Виктора Суворова запрещены и не издаются в США, Израиле и некоторых других странах.
В борьбу с суворовским инакомыслием свою лепту внес и я. Хотя, признаюсь с позиций сегодняшнего дня, аргументы исследователя Суворова для меня много убедительнее скучных и вялых выкладок ученых.
А тогда, в 1992 году, после моего интервью в «Красной звезде» с начальником Главного разведывательного управления Генштаба, где мы прошлись по предателю и хулителю Суворову, автору нашумевшей тогда книжки «Аквариум», мне позвонил из Англии ее автор.
Думаю, помимо прочего он был благодарен за невольную с моей стороны рекламу в газете. Тогда он представился мне как «самый внимательный читатель «Красной звезды».
С тех пор, вот уже два десятка лет, он поздравляет меня с днем рождения, заканчивая разговор, часто долгий, свои традиционным: «Процветайте!» Я отвечаю тем же.
Однажды он прислал мне книгу с дарственной надписью: «Моему честному противнику».
Людям из военной разведки, которые с недоумением спрашивают, что связывает меня с предателем, я показываю эту надпись: мы – честные противники.
Виктор Суворов, он же Владимир Богданович Резун, – бывший военный разведчик. Работал под оперативным прикрытием дипломата в штаб-квартире ООН в Женеве. Оттуда в 1978 году и убежал (с помощью Ми-6) в Англию. Как он уверяет, чтобы иметь возможность рассказать миру об истинных зачинателях великой бойни – Второй мировой войны.
В очередном разговоре я попросил Владимира Богдановича поделиться  своими мыслями относительно возможности третьей мировой.
Вот его ответ:

ПИСАТЕЛЬ О ПЕРЕНАСЕЛЕНИИ ПЛАНЕТЫ

Первая мировая война не решила никаких проблем человечества. Вступая в нее, никто из участников не предполагал и не предвидел, во что эта затея выльется. Иначе говоря, никакой фатальной неизбежности возникновения Первой мировой войны не было.
Она возникла, но могла бы и не возникнуть...

Вторая мировая война тоже никаких проблем человечества не решила. Кто-то что-то урвал, кто-то потерял, кому-то крепко досталось, кому-то – еще больше. Кто-то на той войне хорошо погрел грязные руки.
Но и эта война могла не возникнуть. Где-то в океане японцы сводили бы счеты с американцами, но Европа вполне могла бы решить возникшие территориальные проблемы без большого мордобития.

Сейчас ситуация совершенно иная.
Население планеты стремительно растет. Я не привожу цифр - каждый сам легко найдет, сколько было людей на планете во времена Бонапарта, сколько во времена Гитлера и Сталина.
Нас успокаивают: темпы прироста населения снижаются. Однако население Земли пусть и не так стремительно, но все равно растет. Но главное в том, что ...человечество уничтожает природную среду, в которой оно возникло, в которой оно существует.
Невосполнимые ресурсы расхищаются самым варварским способом.
Топить нефтью – топить ассигнациями. Это сказал великий русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев.
Нефть и газ – ценнейшее химическое сырье. Человечество это ценнейшее сырье попросту сжигает в топках электростанций и двигателях автомашин.
Мы вырубаем леса, истребляем биологические ресурсы планеты, гадим вокруг себя отходами производства.
Ресурсы истощаются. Весьма скоро возникнет ситуация тонущего «Титаника», когда место в шлюпке надо будет брать только нахрапом.
Поэтому третья мировая война, война за жизненные ресурсы, в отличие от первых двух  н е и з б е ж н а.
К числу обороняющихся я отношу Северную Америку, Европу, Россию.
К числу наступающих – Китай и мусульманский мир...

Совсем недавно Китай был отсталой страной третьего мира. Сегодня – это великая экономическая и военная сверхдержава. Превращение произошло на наших глазах. Несколько десятилетий Китай сдерживал рост населения поистине драконовскими методами, когда семья могла иметь только одного ребенка. Эта политика, кроме положительных результатов, дала результат отрицательный. Единственный ребенок в семье – психологически совершенно иной тип человека, чем тот, который вырос в семье, где было пять или семь детей. Если эксперимент с одним ребенком в семье проводить на миллиарде людей, то национальная психология всего населения изменится коренным образом. И отнюдь не в лучшую сторону.
Поэтому в Китае в настоящий момент резко усиливается позиция тех, кто считает семью с одним ребенком ненормальной. Запрет на двух детей в семье скоро будет полностью снят.
Раньше запрет иметь больше одного ребенка был продиктован тем, что Китай не мог себя прокормить. Сейчас Китай не только может себя прокормить, но имеет достаточно средств, чтобы продовольствие скупать в других странах..

Я родился на Дальнем Востоке. В дальних (очень и очень дальних) гарнизонах прошло мое детство. До сих пор поддерживаю связь с теми, кто там живет. Мнение единое: Дальний Восток пока не китайский.
Но он уже не русский.
Китайцы переходят границу и тут оседают. Все проблемы в своих сообществах они решают сами – без вмешательства российских властей, судов, полиции и пр. То есть – они живут в России, но не по ее законам.
Но они живут и не по законам Китая: тут на них не распространяется запрет на многодетную семью.
Проще говоря, Китай будет прирастать Сибирью. Китаю нужны природные ресурсы. Их в Сибири хватает. Не берусь предсказывать, будет решена проблема миром или войной, но в исторической перспективе не могут долго рядом существовать два государства, в одном из которых неисчерпаемые природные ресурсы и вымирающее население, а в соседнем – энергичный, растущий народ, которому эти ресурсы нужны.
Китай осваивает и другие территории. Китайские фирмы пускают корни в Африке. Режимы там повсеместно продажные. Китайцы скупают природные ресурсы и сами недра.
Происходит вторая колонизация Африки, но в несколько иных формах. Формально африканские государства остаются независимыми, но экономически все больше зависят от Китая.

О СИТУАЦИИ В ИСЛАМСКОМ МИРЕ

Ситуацию в исламском мире рассмотрим на примере Египта.
В начале ХХ века население было меньше 10 млн.
В 2000 году – 66 млн. Сегодня – 91 млн.
Население сгруппировано по берегам Нила. Прокормить себя эти люди не могут.. 
Но в каждой кофейне на стенке висит засиженный мухами телевизор (сделанный в Китае). А фильмы в том телевизоре в большинстве своем – американские. Про красивую жизнь. Египетские мужики всю эту жизнь люто ненавидят. Это совершенно естественная психологическая реакция обиженных. И они же миллионами рвутся в Европу и Америку ради этой красивой жизни.
Бегущие в Европу и Америку спасаются от нищеты, от тоталитарного правления, от религиозного безумия. Но ... удивительная вещь: попав в Европу и Америку, в своих сообществах они возрождают те же порядки, от которых спасались.
Вместе с ними в Европу и Америку лавиной идут глупость и невежество, лень и нищета, грязь и преступность, ненависть и нетерпимость, отсталость и первобытные предрассудки.
А старый мир дряхлеет и разлагается...

Город Марсель находится во Франции, но город этот арабский. Во многих городах Испании, Франции, Британии, Германии существуют грязные кварталы, населенные этой публикой. В 2030 году белые люди в Великобритании станут меньшинством.
Так вот при таком демографическом напоре со стороны африканских и арабских народов, при такой дряблости Европы вопрос ее оккупации решен.
Вариантов развития только два:
Либо африканцы и арабы постепенно возьмут власть. Это обернется большой кровью.
Либо европейцы однажды поднимутся на защиту своих стран. Это обернется большой кровью.

О ЖЕРТВЕ ВСЕОБЩЕГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА

В Америке не лучше. В ХХ веке США – экономическая, политическая, финансовая и военная сверхдержава. Самая мощная в мире. Все это скоро станет историей.
Америку, как и Европу, губит всеобщее избирательное право.
Те, которые работают, и те, которые не работают и работать не хотят, имеют одинаковые права. Те, которые работать не хотят, то есть паразиты, голосуют, ясное дело, за доброго дядю, который их будет кормить.
Добрые дяди в Америке нашлись. Они обещают кормить паразитов, обещания свои выполняют.
Но где же они деньги берут? Без проблем: обдирают тех, кто работает. Легко быть щедрым за чужой счет. Легко делить чужие деньги.
Круг замкнулся. Паразиты голосуют за доброго дядю. Доброму дяде выгодно плодить паразитов, которые будут за него голосовать..
Пока паразитов было мало, Америка процветала. Но есть критический рубеж, проскочив который вернуться назад невозможно.
Америка этот рубеж проскочила...
Недавно проехал на поезде из Вашингтона до Нью-Йорка. Тот, кто проехал тем же путем, подтвердит: на всем пути справа и слева бесконечные брошенные цеха заводов с выбитыми окнами.
В Чикаго проехал по кварталам, где живут люди, которые не работают. Ехать по тем кварталам надо часами. Люди эти – четвертое поколение паразитов..

А главные статьи американского экспорта – это фильмы о красивой жизни и зеленые фантики, которые Америка печатает не скупясь.
Люди во всем мире верят зеленому фантику, потому готовы за него продавать плоды своего труда и невосполнимые ресурсы своих стран.
То есть благополучие Америки базируется только на вере миллиардов.
Доллар – самая мощная и самая наглая во всей человеческой истории финансовая пирамида. В любой момент она может рухнуть. Чтобы избежать краха, Америка яростно пытается захватить сырьевые ресурсы других стран. Ирак тому пример. Попытки захватить чужие ресурсы однажды обернутся войной...
Когда начнется большая драка за ресурсы России предстоит сдерживать напор как мусульман, так и китайцев.
У нас самая большая в мире территория. У нас самая мощная концентрация природных ресурсов в мире - есть все: нефть, газ, уголь, золото, платина, алмазы, уран, никель, железная руда, медь, ванадий, вольфрам, олово, молибден.
Есть моря с крабами, есть реки с осетрами и лососями.
Леса сколько хочешь.
Пресной воды ни у кого в мире столько нет, один Байкал чего стоит.
На реках крупнейшие в мире электростанции, рядом бокситы, а это алюминий в каких угодно количествах.
Поэтому на наши богатства зарятся не только китайцы и мусульмане, но еще и американцы, и британцы, и все остальные европейцы..
А у нас вошло в моду оборону страны доверять роскошным блондинкам и торговцам табуретками.
Когда Сердюков получил должность министра обороны, он объявил, что будет посещать лекции в Академии Генерального штаба.
Это примерно то же самое, если бы деятель, не освоивший таблицы умножения, пошел слушать лекции в МГТУ имени Баумана.

Как в новом тысячелетии Россия будет защищать свои просторы и богатства, я даже не пытаюсь себе представить.
Такими словами завершил нашу беседу Виктор Суворов
 
ФилимонДата: Среда, 07.01.2015, 08:47 | Сообщение # 265
Группа: Гости





сейчас вам станет ясно почему?!..

Великая тайна Китая 

 Вас никогда не смущала ситуация с повальным переносом производственных мощностей в Китай?!
 Из Европы и Азии, из Америки и Австралии, да и из России...


И это при том, что у себя на родине творится нечто невообразимое: безработица зашкаливает, вымирают целые промышленные центры и даже города...
 А все мы дружно делаем вид, что искренне верим в сказку о том, что в Китае, мол, маленькие зарплаты и поэтому можно изготовить любую технологическую конфетку за кроху себестоимости ее производства на родине. 
Почему сказку?
Да потому что на одной себестоимости свет клином вовсе не сошелся. Есть еще много чего ценного и важного для экономики и национального развития, помимо себестоимости. Например, стратегическая независимость, покой и порядок в мозгах родных граждан, собственное экономическое развитие, в конце концов!
Двадцать лет назад и американцы, и европейцы, и все остальные прекрасно производили свою продукцию у себя дома. Импортировали из Китая шмоточный ширпотреб да пару-тройку экзотических безделиц и прекрасно себя чувствовали. 
Но ведь собирать на конвейере можно обучить даже обезьяну. 
Почему же только Китай и только в Китае!?
Что же такого случилось за последнее время, что Китай в прямом смысле слова навязал остальному миру собственную монополию на производство? 
Редкоземельные элементы!
 Ведь в любом современном высокотехнологичном продукте используются в производстве редкоземельные металлы.
В частности, в айпаде их как минимум 17 (точная цифра неизвестна, поскольку Apple держит в строжайшей тайне информацию подобного рода): в литий-ионной батарее планшета используется лантан, в боковых магнитах для крепления смарт-крышки – неодимовый сплав, при полировке стеклянной крышки экрана применяется оксид церия и так далее...
Вот вам и объяснение китайской монополии на производство высокотехнологичной техники: в Китае осуществляется добыча 95-97 % всех редкоземельных элементов на земле!
И – финальный аккорд: Китай не позволяет экспортировать редкоземельные элементы в чистом виде, только – в готовой продукции, произведенной в самом Китае!
Согласитесь, эта информация заставляет совершенно по-новому взглянуть на реальную расстановку сил в мировой экономике.
И кто же тогда от кого на самом деле зависит? Кто выступает в роли просителя, а кто – хозяин положения?
Последней надежде – на переработку электронных отходов и извлечение из них редкоземельных элементов – также не суждено сбыться. 
Сегодня выполнять подобный рециклинг умеют лишь три японские компании: Hitachi, Mitsubishi Materials и Showa Denko KK. 
Ни SIMS Recycling Solutions, ни Electronics Recyclers International – крупнейшие американские переработчики электронных отходов – подобными технологиями не обладают.
Такие вот пироги слепили всем нам китайские братья. 
 Да, сделано в Китае... по той простой причине, что нигде больше никто ничего подобного сделать не может!

Сергей Голубицкий
 
МарципанчикДата: Суббота, 10.01.2015, 11:14 | Сообщение # 266
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 370
Статус: Offline
закончились выборы, а скорее борьба за кресла среди различных партийных функционеров Израиля...

предлагаю вам прочитать эти, и сегодня актуальные заметки

ПРЯМАЯ РЕЧЬ ГОДИЧНОЙ ДАВНОСТИ

Срочно нужен премьер-министр...

Пожалуй, после Ицхака Шамира не было у Израиля премьер-министра, который заботился бы о будущем государства, а не о своей карьере, отношениях с европейцами и американцами или о том, как построить палестинское государство.
Это касается не только Ицхака Рабина и Шимона Переса с их авантюрой под названием «процесс Осло», но и всех, кто был после них. До настоящего времени.
Ну, Рабину, как это ни парадоксально, еще «повезло». Его убили до того, как всё, что было им сделано и подписано, дало свои плоды, и плоды эти оказались, мягко говоря, не те.
Которые не ядовитые, те гнилые.
Вопрос, кто и зачем организовал его убийство, оставим в стороне. Не то чтобы тема эта была так неинтересна. Напротив, она показательно рисует нравы левого лагеря и стратегию выживания фигур, воспитанных в этом террариуме единомышленников. Но исправить тут ничего нельзя. Стало быть, и обсуждать бесполезно.

Про Шимона Переса после того, как он сделал всё, что сделал, и сказал всё, что сказал, говорить даже неловко. Если б он мог назначить себя палестинским президентом, чтобы эта химера его молодости наконец-то стала реальностью, без чего ее никак не удается построить, он бы это сделал.
Беда лишь в том, что палестинцы вряд ли этого захотят.
И, кстати, зря. Так, как Перес, им за всю их историю никто не помог. Никакой Арафат без такого добровольного союзника с Израилем сделать бы ничего не смог.

Эхуд Барак с его уходом из Ливана и покойный Ариэль Шарон с «итнаткутом» - два героя войн, которые вел Израиль, два прославленных генерала, сделали, в конечном счете, то, что история им не простит: подарив Ирану готовые укрепленные плацдармы для ракетных атак на Израиль, с «Хизбаллой» и ХАМАСом в качестве союзников.
Они продемонстрировали, что как бы талантлив человек ни был на поле боя, это вовсе не значит, что ему надо доверять управление страной.
Поскольку герой-то он — герой, но в качестве политика прогадит все, что только может.
Наверное, в мирной жизни нужно задействовать другие извилины, чем на войне..

Биньямин Нетаниягу — опытный политик, имевший опыт руководства страной и отличные отношения с американской еврейской общиной — по крайней мере, со старым истеблишментом. Биби вообще ... типичный американец.
Хорошие отношения с Путиным. Достаточно прохладные для того, чтобы быть спокойным за будущее Израиля, с Обамой, чья Нобелевская премия мира требует подтверждения и, похоже, подтверждать ее он намерен именно за счет еврейского государства. Да и вообще...

Трубный голос, правильно построенные фразы, умение сказать везде, где нужно все, что нужно.
Не премьер-министр, а мечта.
Опять же, если и есть среди нынешних израильских политиков такой комбинатор, который имеет шанс сложить правительственную коалицию и как-то худо-бедно протащить ее через взаимное недоверие, недоброжелательность, склоки и свары ее участников, так это именно Нетаниягу. Благо, команда у него есть, умение маневрировать и договариваться с союзниками тоже есть, да и со стороны он смотрится солидно.
Но беда в том, что именно смотрится.
Поскольку те, кто знает Биби лучше, они в курсе, что враль он первостатейный и верить ни одному его слову нельзя.
Опять-таки, за хорошую прессу, особенно американскую, он продаст мать родную. И все его предвыборные обещания, грозно насупленные в адрес Ирана и палестинцев брови и прочие показательные жесты из серии «и врагу никогда не добиться» - мало чего стоят. Но тут вопрос: а у кого они вообще чего-то стоят?

Есть большая надежда на Авигдора Либермана ... поскольку хватает ему терпения и таланта добиваться поставленных целей и задач, демонстрируя, что в отношениях с союзниками, противниками и вообще окружающим миром допустимо, а что нет, не только на словах.
И, как-то потихоньку исправлять все те глупости, которые может сотворить, запутавшись в собственных комбинациях или просто «от большого ума», премьер-министр.

Биби заговорил об эвакуации поселенцев — речь идет примерно о ста тысячах человек. Интересно, если Шарон едва не поставил страну на грань гражданской войны из-за Газы и восьми тысяч поселенцев — о чем думает Нетаниягу, когда произносит то, что сказал?
Опять-таки, когда он говорит об израильских поселенцах, которые останутся на территории палестинского государства, он что, не понимает, что их просто вырежут?
Ему кажется, что, начав играть в эту игру, он сможет остановиться? Или, напротив, первое уничтоженное добрыми палестинцами Иудеи и Самарии еврейское поселение даст ему шанс покончить с самой идеей «мирного процесса»?

Ну, так, вообще-то говоря, процесса этого как не было, так и нет. Никто, кроме тех, кто его организовал, получал за него Нобелевскую премию мира и разворовывал выделенные на него деньги, от этой вялотекущей террористической войны против Израиля и политической супераферы не выиграл.
Да и выиграть не мог. Отчего все они и цепляются за видимость ее продолжения любой ценой, вроде очередной бредовой идеи Переса отказаться от требования к палестинцам признать еврейский характер Государства Израиль.

Чем все это закончится, никто не знает и знать не может. Политики Израиля настолько не стоят ни своей страны, ни военных побед своей армии, ни занимаемого ими положения, что могут угробить эту страну куда вернее, чем все ее враги и недоброжелатели, вместе взятые. И даже обижаться будет не на кого. Все самое плохое, что происходит с Израилем, устраивают ему его собственные руководители. Повторим — все, кто им правил после Шамира.

И вот тут вопрос: пока Нетаньяху что-нибудь совсем катастрофичное не натворил или не подписал, как в свое время в разгар дружбы с Клинтоном он подписал соглашение «Уай-плантейшн», которое отдало Арафату Хеврон и вшестеро расширило границы территории, управлявшиеся его его клептократической мафией, нет ли у израильтян на примете какого-нибудь нормального премьер-министра?
От которого не потребуется громких заявлений, международных прорывов в отношениях и прочей пыли в глаза.

Потребуется всего ничего: чтобы он делал то, что обещает избирателям.
Думал прежде чем что-то сделать.
Заботился о будущем собственной страны.
Работал над укреплением безопасности этой страны.
Поменьше фантазировал.
Не напрашивался в герои мировой прессы.
И, как бы сказать повежливее ... не был таким идиотом, как его предшественники.

Евгений Сатановский, Москва
 
ЛиходейДата: Среда, 14.01.2015, 15:19 | Сообщение # 267
Группа: Гости





Ленин в Холоне 

На Холонском кладбище в Израиле есть десятки надгробий, под которыми нет захоронений. Они установлены в память о стёртых (вместе с их жителями) с лица земли еврейских местечках Польши, Украины и Белоруссии.
Их названия остались на карте, но это уже не еврейские местечки, а польские, украинские, белорусские районные города, села, деревни…

Возле одного из таких надгробий я всегда останавливаюсь, кладу в кучку камней свой камешек и думаю, что "нам не дано предугадать" не только, "как наше слово отзовется", но и как отзовется имя, название…

… Легенда рассказывает – была у тамошнего воеводы дочь Лена. От несчастной любви бросилась она с крутого обрыва в речку и утонула. Безутешный отец назвал основанное им местечко в память о дочери.
Легенда легендой, но вот исторические данные, которые приводит в свое статье доктор исторических наук Леонид Смиловицкий о белорусском местечке Ленин:
"Местечко Ленин расположено на правом берегу реки Случ в 46 км от Житковичей и в 18 км от железнодорожной станции Микашевичи. До революции местечко входило в Мозырский уезд Минской губернии. Еврейская община в Ленине имела давнюю историю, следы которой остались на старом кладбище.
В письменных источниках о нем впервые упоминается в 1568 г., когда король Польши Сигизмунд-Август пожаловал местечко князю Юрию Олельковичу. (По другим сведениям князь Юрий Алелькович Слуцкий в этом же году сам основал это местечко – В. Х.)
В 17-м в. Ленин перешел к Радзивиллам, а с начала 19-го в. – Витгенштейнам. В состав Российской империи местечко было включено после второго раздела Речи Посполитой в 1793 г.
В 1866 г. в нем проживало 437 жителей (77 дворов)…
Первая Всероссийская перепись населения 1897 г. насчитала 753 еврея из 1173 жителей, потом это соотношение продолжало меняться в сторону уменьшения еврейской части.

После революции 1917 г. евреи смогли придерживаться традиционного образа жизни во многом потому, что вскоре Ленин отошел к польскому государству.
В местечке действовало отделение молодежной организации "Бейтар", работала частная еврейская школа Арона-Лейба, которую посещало около 40 учащихся.
К религиозным евреям польские власти относились "с пониманием", препятствий при соблюдении традиций не чинили. В Ленине были свои раввин, моэль и кантор, действовали две синагоги на Новой и Подлипенской улицах – деревянные, с высоким фундаментом, печным отоплением. Они освещались газовыми лампами. Пожилые люди посещали их ежедневно, а в праздники и по субботам там собиралось все население местечка. "За польским часом" традицию соблюдало большинство евреев – обрезало новорожденных мальчиков, пекло мацу. Языком общения был, конечно, идиш.
Говорили, что тот, кто не знает иврита, безграмотен, а если не знает идиш – не еврей".

Интересно, что и при польской власти местечко практически не меняло название. Хотя, если верить воспоминаниям старожилов, на вопрос польского солдата: "Вы кто?" местные жители могли ответить только: "Ленинцы", за что и получали по зубам.
Дважды поляки брались переименовать поселок, запретив упоминать вслух слово "Ленин". Но новые названия – Сгорелое и Соснковичи (в честь польского генерала Соснковского) так и не прижились...
В сентябре 1939 года Ленин стал советским, его присоединили к Белоруссии и по заветам Ленина арестовали всех зажиточных людей, провели конфискацию имущества, коллективизацию и т. д.
Закрыли школу на иврите, запретили сионистские кружки...

Но название старинного местечка только приветствовали.

В 1940 г. Ленин из местечка был преобразован в районный центр Пинской области. Ну, а дальше судьба Ленина похожа на судьбу сотен других мест, где жили евреи – война, оккупация, гетто, расстрелы…
Чудом уцелевшие евреи (несколько сотен совершили побег из гетто, многие при этом погибли, но части удалось присоединиться к партизанам) вернулись в Ленин – вернее, на его развалины.
После войны они всеми правдами и неправдами постарались увековечить память тысяч евреев, погибших от рук немцев и местных полицаев.
Им это удалось: в 1973 году на могиле почти двух тысяч расстрелянных поставили стелу, а в 1989 – памятник – скульптуру скорбящей матери.
Правда, на памятнике не нашлось места для слова "евреи". Написали - "мирные жители".

В разные годы Ленин покинули многие его жители-евреи (среди них - бывший юридический советник правительства Израиля Эльяким Рубинштейн). Часть из них приехали в Эрец Исраэль и приняли участие в Войне за независимость.
До недавнего времени (не знаю, как сейчас) в Холоне существовало Общество выходцев из местечка Ленин.
Оно и установило памятник на Холонском кладбище.
Памятник евреям Ленина на кладбище Холона. Фото автора

А в 1957-м уроженцы Ленина подготовили и издали на иврите монументальную (407 стр. большого формата) книгу памяти общины...

Рассказывая о Ленине, нельзя не упомянуть об одном очень колоритном ее жителе – Владимире Владимировиче Боярине.
Он приехал в Ленин в 1946 году, здесь же учительствовал и всю жизнь пытается (надеюсь, что он жив и здоров) доказать связь между названием поселка и псевдонимом Владимира Ильича Ульянова.

Вот что он сказал в интервью местной журналистке Виолетте Дралюк в день рождения главного большевика в 2004 году: " Я долго искал и все-таки нашел подтверждение своей версии.
Во-первых, до революции на территории Европы не было населенного пункта с таким же названием, как наша деревня.
Во-вторых, выходцы из Ленина, которые после войны эмигрировали в Израиль, письменно подтвердили мою мысль. До 1895 года очень многие ленинцы учились в Вильне, где часто бывал Ульянов, некоторые встречались с ним, и вполне вероятно, что Владимир Ильич решил взять псевдоним после знакомства с революционно настроенной молодежью нашей деревни"..

Увлекшись вождем пролетариата, для родного поселка Боярин сворачивал горы. После Второй мировой войны в название местечка вкралась буква "о" – незаметно для всех оно превратилось в Ленино.
Тогда учитель истории переворошил архивы и организовал поисковые работы в пределах деревни. Вскоре ученики нашли кирпичи, которые до революции обжигали на заводе помещика Огарькова.
На них хорошо просматривалось клеймо: "Н. Огарьковъ. Ленинъ".
Учитель истории с кирпичами в руках дошел до Москвы и добился того, чтобы поселку вернули историческое название.

… И еще раз – насчет "нам не дано предугадать…"
Назовите это злой шуткой, гримасой, вывихом истории – среди расстрелянных немцами ленинцев-евреев был врач по фамилии Гитлер…

Владимир Ханелис, Бат-Ям
 
отец ФёдорДата: Среда, 04.02.2015, 13:42 | Сообщение # 268
Группа: Гости





...Мне было шесть лет, бабушка вела меня в парк Горького, был май и приближался Праздник.
Я уже знал, что это Праздник Победы, но еще не знал что такое война..
И на перекрестке Дзержинского и Маяковского, у молочного магазина я с ней столкнулся.
С войной.
Как воспитанный мальчик, я с ней поздоровался, и, как учил меня дед, спросил: "Йося, как поживаешь? Как родители?"
Смысл этих вопросов тогда был мне недоступен, пришлось чуть подрасти, чтоб понять.
Тот к кому я обратился посмотрел на меня, узнал, и стал рассказывать: как он с мамеле ходил на Благовещенский базар покупать ботинки для школы, что завтра он с папочкой идёт в зоопарк кататься на пони, а летом всей семьей они поедут в Херсон.
Ребята, мне стало реально страшно!
Передо мной стоял высоченный худой еврей лет сорока, совершенно седой, аккуратно застегнутый на все пуговки как школьник. Он болтал о разной житейской ерунде и плакал.
Губы рассказывали о пони и Херсоне, а из глаз текли слезы.
Но страшнее всего был чайник.
Какой чайник?
Латунный чайник, литра на три, наполненный мелочью.. Представили картину маслом?
Это был знаменитый на весь центр Харькова Йося с Чайником. Порождение войны, совесть нашего района.
Каждый Божий день он выходил на перекресток Дзержинского и Маяковского, становился у молочного магазина и смотрел на балкон второго этажа 76-го дома, не выпуская из рук чайника.
Чайник служил Йосе и кошельком, и авоськой, и чехлом для документов. Даже у дворовых сявок считалось западло стянуть из чайника хоть копейку, били за это жестоко.
Все знали Йосину историю.
История же была такой.
Когда немцы первый раз вошли в город, Йосина семья не успела эвакуироваться. Их квартира во втором этаже дома 76 приглянулась двум немецким лейтенантам. И чтоб долго не валандаться, а заодно "окончательно решить еврейский вопрос", Йосиных родителей повесили на их же балконе. Перед смертью мама Йоси положила в чайник немного денег и вытолкала его через чёрный ход, якобы за молоком.
Много ли понимал шестилетний пацанёнок? За молоком так за молоком.
Он стоял у магазина и всё видел, а когда понял что случилось - поседел и сошел с ума.
С того дня ему всегда было шесть лет, и он всегда ждал у молочного магазина маму.
Йосю прятали по семьям до 43- го года. А после освобождения города он снова занял свой пост.
Вы спросите зачем с ним нужно было заговаривать и спрашивать о родителях?
Это был единственный способ вывести Йосю из ступора, отвести домой, накормить, привести в порядок.
А деньги в чайнике не были милостыней, нет.
Мой дед говорил, что это слёзы больной совести...
Последний раз я видел Йосю с Чайником весной 90-го года.
Такой же седой и аккуратно застёгнутый, он стоял у молочного магазина.
И так же приближался Праздник...

Владимир Киященко, Харьков
 
REALISTДата: Четверг, 05.02.2015, 13:30 | Сообщение # 269
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
да уж, страшная история войны!..
 
СонечкаДата: Пятница, 13.02.2015, 11:11 | Сообщение # 270
добрый друг
Группа: Пользователи
Сообщений: 222
Статус: Offline
Юлия Меламед о выпавших из реальности

«Как мне резко и полностью изменить мою жизнь?» Так был сформулирован вопрос в популярной социальной сети.
Но прославился не сам вопрос, которым мучается каждый, а один из ответов: «Я вам скажу, как вам изменить вашу жизнь. Резко и бесповоротно. Очень просто. Надо сделать апгрейд вашего телефона. Смените iPhone на Nokia 1280»...

Измениться, стать лучше — базовое желание человека. На знании этого несомненного факта основана, например, работа любого успешного сценариста. Поэтому основное требование к герою фильма — чтобы он менялся. Но то в кино.
В жизни люди не меняются. Я, по крайней мере, ни одного изменившегося не видела.
Не меняются и приходят к своей законной могиле со своим осточертевшим горбом. Но вот на привычный, натруженный вопрос «Как мне изменить свою жизнь?» вдруг нашелся нетривиальный ответ: поменять новый айфон на старую нокию.
Опрощение, толстовщина — рецепты старые. Римский император Диоклетиан отказался от власти и отправился в провинцию, где прожил восемь лет в уединении и бедности. На все попытки убедить его вернуться к власти бывший всесильный повелитель отвечал знаменитой фразой: «Если б вы видели, какова капуста, которую я вырастил, то не стали бы приставать ко мне со своими предложениями».
Его смиренное поведение, впрочем, не помешало действующему кесарю отравить затворника...
Граф Толстой, истомившись от сытой жизни, тоже устремился к естественному человеку Руссо. Сбросив обувь и костюм. Ибо легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому обрести мир в себе...

Насколько же айфон (то есть зависимость от интернета, от приложений, соцсетей, игрушек и вообще от техногенной цивилизации) формирует нашу жизнь, держит ее в плену? Насколько он меняет человека антропологически?
Когда-то Цветаева писала, что автомобили своровали у нас пейзаж. Конечно, своровали. Просто мы привыкли и не замечаем кражи.
Радио своровало у нас тишину. Телевидение своровало зрение. Дало картинку. Дало новости. Отняло истину.
Соцсети украли общение.
Встретившись с друзьями, мы не поднимаем головы от телефонов, мы не можем смотреть фильм без перерывов на рекламу, не можем успокоить своих детей, не сунув им айфон.
Мы так привыкли. И не чувствуем, что-то не так...
Однажды один несчастливый человек получил травму головы. А именно задней доли коры головного мозга, которая отвечает за обработку зрительной информации. После этого он ослеп. С глазами при этом все было в порядке. Что тут скажешь? Ужасно. Однако история еще страшнее. Он ослеп, но ни на что не жаловался. Он ослеп, но сам не знал, что ослеп. Он ослеп, но у него не возникло никакого ощущения потери.
Обследование показало, что вместе со зрением он лишился и самой идеи зрения. Он совершенно не понимал врача, когда тот употреблял слова «видеть», «свет», «изображение». Он полностью утратил зрительную память и способность формировать зрительные образы.
Это не антиутопия, не научная фантастика, не триллер. Этот невероятный и жуткий реальный случай описан в известной книге знаменитого невролога Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу». О разнообразных нарушениях личности при поражениях центральной нервной системы.
Удачно мне попалась на глаза эта книга. Все сразу встало на свои места. По аналогии с изложенными в ней примерами можно легко разъяснить все, что происходит с нами сегодня и вызывает недоумение.

Антропологи считают, что противопоставление большого пальца руки и остальной кисти сыграло решающую роль в эволюции человека. Новое поколение уже называют поколением самых быстрых больших пальцев, с младенчества натренированных на айфонах. Если добавить к этому тот факт, что мелкая моторика формирует интеллект человека, а писать ручкой мы уже давно не умеем — станет ясно, что рождение айфона будет иметь антропологические эволюционные последствия.
В книге «Человек, который принял жену за шляпу» описан и другой эпизод. Один известный профессор (после нарушения кровообращения в той же задней доле коры головного мозга) остался блистательным профессионалом, образованным человеком, прекрасно функционирующим. И даже большим шутником. Но он был лишен одной маленькой способности — способности эмоционального узнавания. Когда врач принес ему розу с просьбой сказать, что это, профессор отреагировал как машина, а не как человек:
«— Примерно шесть дюймов длиной. Изогнутая красная форма с зеленым линейным придатком.
— Верно, — сказал я ободряюще. — И как вы думаете, что это?
— Трудно сказать... — П. выглядел озадаченным. — Тут нет простых симметрий, как у правильных многогранников, хотя, возможно, симметрия этого объекта — более высокого уровня... Это может быть растением или цветком.
— Может быть? — осведомился я.
— Может быть, — подтвердил он».
Мандельштам писал, что «смертным власть дана любить и узнавать». Любить и узнавать — то, что определяет человека.
«Это очень просто — признаться в любви. Хоть тысячу раз можно... Control+С — Control+V — и готово». А это уже говорит современный подросток, герой документального фильма «Сетевой торчок». Фильм — участник конкурсной программы фестиваля «Сандэнс» и ММКФ этого года.
Израильские документалисты Шоша Шлам и Хилл Медалиа сняли кино о принудительном лечении интернет-зависимости в Китае.
От разных людей я слышала историю, как маленький мальчик, увидев севшую на стекло бабочку, пытается характерным движением ай-сапиенса (i-sapiens, прошу прощения за новое неуклюжее слово) двумя пальцами увеличить изображение, и, когда не получается совершить это действие с живой бабочкой, ребенок впадает в отчаяние. Так будет развиваться цивилизация бесконечного расширения техногенного мира.
Георгий Померанц уже давно это сформулировал получше меня: «Одна из проблем, которую нельзя решить высокоточными ракетами, — миллиарды недорослей, недоучек, недоразвитков.
Примитивные народы умели воспитывать своих мальчиков и девочек. Простая культура целиком влезала в голову, и в каждой голове были необходимые элементы этики и религии, а не только техническая информация. Естественным примером этой цельности оставались отец с матерью. Сейчас они банкроты. Тинейджер, овладевший компьютером, считает себя намного умнее деда, пишущего авторучкой... Культура, не нашедшая опоры в вечном, падет под напором перемен».

Фильм «Сетевой торчок» начинается с кадров тюрьмы — лагеря Дасина в пригороде Пекина. Здесь лечат интернет-зависимость принудительно.
Известно как лечат. Упал-отжался. Час сиди в коридоре на цыпочках с прямой спиной. Куда нагнулся! Назад! Тюремная жизнь, грубые окрики надзирателей, да еще на таком ненежном китайском. Решетки на окнах, построение в шесть утра. Холод, мрак. В клинике у них отнимают мобильники. Каждый по две недели сидит в одиночке.
«Мне больно, мне больно», — кричит игроман в ломке. Так начинается фильм. «А что ты натворил?» — «Я сидел в интернете».
Китай — первая страна, где интернет-зависимость признана клиническим расстройством и главной угрозой подрастающему поколению. Но вот мы уже поспешили сделать вывод: рассказа о репрессиях в тоталитарной стране и нарушении прав человека не будет. Ведь когда тебе показывают подростков, которые неделями сидят в интернет-кафе в памперсах, чтобы не отвлекаться на поход в уборную, и при этом сами считают, что с ними все в порядке, то идея принудительного лечения не кажется такой уж бесчеловечной.
«Я зря теряю время. Меня не нужно лечить», «Я тебе клянусь, что не буду играть больше пяти часов в день. Забери меня отсюда!», «Завтра будете рыдать над трупом!» — кричат дети родителям.
«Знаешь, что мы чувствовали, когда слышали, как ты колотишь по клавиатуре, и видели, что ты не моешься месяц?» — отвечают предатели родители, заточившие детей в лагерь.
«Области мозга, отвечающие за социальность, отключились. Вы боитесь общаться с людьми», — говорит директор лагеря.
...Этим детям не нужно ничего. Только интернет. Если они сбегают из клиники, то поймать их не составляет ни малейшего труда, и санитары неторопливо едут в ближайшее интернет-кафе, потому что беглецы точно там.
И только ты успеваешь подумать, что перед тобой какие-то испорченные роботы, хуже героиновых наркоманов, дети с полностью утраченной личностью, как тебе приходится удивиться еще один раз. Дети оказываются умными, ироничными, несчастными и выдают афоризм за афоризмом.
«По-моему, ты потерял связь с реальностью!» — говорит милейшая доктор. «Что такое реальность? — парирует главный герой. — Реальность — ненастоящая».
«Никакая это не зависимость. Никакая не болезнь. Просто это такое общественное явление» — этими словами сетевого торчка заканчивается фильм.
Возможно, у этой новой цивилизации будут свои плюсы...


Сообщение отредактировал Сонечка - Пятница, 13.02.2015, 11:15
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » всякая всячина о жизни и о нас в ней... » воспоминания
Страница 18 из 26«1216171819202526»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz