Город в северной Молдове

Понедельник, 24.07.2017, 19:38Hello Гость | RSS
Главная | еврейские штучки - Страница 6 - ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Мини-чат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 28«12456782728»
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » еврейские штучки » еврейские штучки
еврейские штучки
shutnikДата: Воскресенье, 08.07.2012, 06:17 | Сообщение # 76
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 394
Статус: Offline
две простые, но со смыслом, сказочки

Сказка о недостатке

Жил-был музыкант. Хорошо играл, талантливо… Люди слушали его с восхищением. Даже когда он играл самые простые мелодии, они брали за душу любого, кому приходилось их слышать… И дело не в мастерстве исполнения, а в том, что играл он с душой… Но музыкант ещё и много работал над своим мастерством и стал настоящим виртуозом. Его волшебные пальцы летали над клавишами и из-под них раздавалось чудесное пение. Люди слушали его с замиранием сердца и у многих из них слёзы катились из глаз от его музыки…
Но однажды случилась беда. Кто-то задел крышку рояля, за которым сидел музыкант, она упала и раздробила музыканту палец. Врачи собрали палец по кусочкам, но он теперь не слушался музыканта… А разве можно исполнять виртуозные вещи, когда у тебя не хватает пальца?
Долго горевал мызыкант, грустно наигрывая мелодии девятью пальцами… Как ты вложишь душу, когда на ней тяжёлый камень лежит?
Ходил музыкант к лучшим лекарям. Кто-то из них был честен и не брался за работу, которую не выполнить, а кто-то брал большие деньги, обещая вылечить и только уродовал палец ещё больше… Но музыкант не сдавался! Он снова и снова делал попытки вылечить увечье. Он снова и снова боролся со своим недостатком… Но снова и снова терпел поражение… Он потратил все свои деньги, он очень долго не упражнялся в игре, хотя и мог бы неплохо играть своими девятью пальцами… Но постоянное лечение не давало это делать. Единственная мечта музыканта была - исправить свой палец, чтобы он снова слушался.
И наконец музыкант понял, что не смогут лекари ему помочь и что помочь ему может только чудо…
“Чудо?”, - подумал музыкант…”А почему бы и нет?”
И отправился к Волшебнику. Рассказал он Волшебнику свою грустную историю… Дом Волшебника был уставлен диковинными штучками. На столе стояли посудины с зельем и порошками, под потолком сушились травы, везде валялись разные диковинные вещицы, покрытые пылью… Но Волшебник и не тронул свои магические штучки. Он просто посмотрел в глаза музыканту и сказал:
- Скажи мне, чего ты хочешь…
- Я хочу избавиться от увечья…
- Увечья, - как эхо, повторил Волшебник…, - Скажи мне, чего ты впрравду хочешь!
- Я не могу хорошо играть без этого пальца!
- Не могу хорошо играть…, - снова повторил Волшебник.
Он помолчал немного и сказал:
- Вот ты и сказал, чего ты хочешь на самом деле… Ты это и получил…
- Как же??? Господин Волшебник! Я совсем не этого хочу!
- Тогда почему же, когда я спросил тебя, чего ты хочешь, ты сказал мне: “Увечье”, а потом сказал: “Я не могу играть”? Все твои силушки, всё твоё время ушло на твой потерянный палец! Ты перестал замечать всё хорошее, что у тебя осталось! Ты глядел только на свою потерю и не заметил, как сквозь оставшиеся пальцы утекает твоё время, уходят твои деньги, как твоя любимая жена, устав видеть тебя таким убитым, стала подумывать о другом счастье, как забывается твоё мастерство, как душа перестала петь
Даже если тебе удастся вернуть палец, не слишком ли велика цена?
- Так что же делать?
- Не исправляй недостатки! Работай над достоинствами! Выбрось из мыслей свой покалеченный палец! Или даже….. - Волшебник схватил топор…
Музыкант вскрикнул и прижал руку к себе…
- Ну тогда просто перестань о нём думать и займись тем, что умеешь и любишь. Тем, что тебе дорого… А теперь ступай. Платить мне не надо. Прийдёт время, - сам догадаешься, как меня отблагодарить…

И сел музыкант за свой рояль… И играл он каждый день… И научился он обходиться теми пальцами, что у него были, потому что не думал о том, которого у него нет… И опять пела его душа… И жена его улыбалась со слезами на глазах, глядя на вновь ставшего собой мужа…
А когда настал час великого триумфа, пришёл музыкант к Волшебнику и вручил ему билет на свой концерт в самой большой консерватории… И обнялись два Великих Мастера, как братья…

Недавно кто-то рассказал мне, что палец у музыканта опять стал двигаться…
…Да какая разница?

Сказка о потерянной бедности

Жила - была бедность. И была она такая бедная, что не было у неё денег даже на заглавную букву "Б". Так и звали её все бедностью с маленькой буквы.
И была она настолько неуверена в себе, что не могла жить одна. Она жила всегда с тем, кто думает о ней. Ей казалось, что тот, кто о ней думает, - любит её...
И тот, к кому приходила бедность, почему-то всё чаще думал о ней. Она чувствовала себя всё увереннее с этим человекам и поселялась у него надолго.
Они оба привыкали друг к другу и хотя человек часто проклинал её, получалось, что он всё равно дарил ей своё внимание. Так и жили вместе...
Но иногда человек, увлёкшись чем-то интересным, забывал о своей бедности... ей становилось одиноко и она начинала искать себе другого спутника,
который будет думать о ней и питать её своим вниманием...
А потом случалось, что Человек вдруг вновь вспоминал о ней... И она снова возвращалась к нему...
И уходила она навсегда только от того человека, кто совсем не думал о ней... Он мог думать о чём угодно. Например, он был так увлечён своим Делом, что думал только о нём...
Или у него была Большая Любовь, которая вытесняла все другие мысли...
А были и такие, кто, желая избавиться от бедности, не думал о ней, а думал о Богатстве. И бедность уходила туда, где о ней думали... И приходило ей на смену Богатство...

Вот такая сказочка...
А ещё я подслушал, как кто-то сказал, что бедности нет. Это просто состояние души. Значит и Богатство тоже просто состояние души.
Если вы думаете, что вы бедны, попробуйте думать о Богатстве! Что вы теряете кроме бедности?

Александр Шварц
 
ПинечкаДата: Пятница, 13.07.2012, 11:32 | Сообщение # 77
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1088
Статус: Offline
Ури-Цви Гринберг, с типично ури-цви-гринберговской страстью



Мне мерзостно смирение отцов в огне еще не стихшего погрома,
средь вывернутых внутренностей дома, в крови распотрошённых мертвецов.
Меня тошнит от вспоротых перин, от вони разложения и страха,
от обгоревших трупиков Танаха в грязи проклятых северных равнин.

Отвратна лживость мудрости святой, внушившей нам мораль овечьих хижин,
где Кнессет Исраэль лежит, унижен, под римской императорской пятой.
Как будто трус, отдав врагу Йодфат, нас отравил предательством так сильно,
что с той поры от Кордовы до Вильны поганил наши вены гнусный яд.

Но правда в том, что правда - на войне: она звенит бейтарскими мечами,
над Гуш-Халавом вьётся наше знамя, и сам Бар-Кохба бьётся на стене!
Она и с Гиршем в дальней стороне,
и с Трумпельдором у ворот Тель-Хая…

В овечьем стаде, в сердце и в судьбе вскипает кровь сикариев густая,
и столп огня, дорогу предвещая, стоит и ждет попутчиков себе.

перевод с иврита Алекса Тарна
 
sINNAДата: Суббота, 14.07.2012, 17:51 | Сообщение # 78
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Сиди Таль – Райкин в юбке

Великая еврейская актриса Сиди Львовна Таль – одна из самых легендарных актрис ХХ века. Заслуженная артистка Украинской ССР, которую знали и очень ценили сначала в Румынии, начиная с конца двадцатых годов двадцатого века, а затем в Советском Союзе...
Сиди Таль – Сореле Львовна Биркенталь, родилась 9 сентября 1912 г. в Черновцах, большую часть своей жизни провела в этом родном для неё городе, где выступала долгие годы и где умерла 17 августа 1983 года. Там же она и похоронена. Когда её не стало, телеканалы сорока стран мира прервали свои программы, чтобы сообщить о её смерти.

Родилась Сореле в пекарне по ул. Францосгассе в центре Черновиц. Ее отец, Лейба Биркенталь, был простым человеком, который приобрел известность лишь благодаря своим превосходным булочкам.
Но более всего он гордился «тестом», из которого были сделаны все его четверо детей – три девочки и один мальчик.
Актёрский талант Сорл проявился уже в детские годы. В те годы, годы её детства, в Черновцы приезжали на гастроли передвижные театры, труппы актёров и ставили свои представления именно на сочном идише, выработанном с годами. Этим галицийским, сочным идишем в совершенстве владела маленькая актриса Сорл.
Необходимо напомнить, что представляли собой в то время Черновцы и Буковина в качестве центра еврейской культуры. Когда в 1897 году в Базеле, Швейцария, состоялся 1-й Всемирный Сионистский Конгресс, то в нём участвовали три делегата от Буковины во главе с доктором Меером Эбнером. В начале ХХ века два известных сионистских деятеля Леон Келнер, друг Теодора Герцля, профессор Черновицкого университета, и доктор Натан Биренбаум основали общество "Язык иврит", которое организовало курсы по изучению иврита на Буковине...
По инициативе доктора Натана Биренбаума, любителя идиш, в Черновцах в августе – сентябре 1908 года была созвана конференция по распространению идиша с участием писателей Ицика-Лейбуша Переца, Шалома Аша, Авраама Райзена.
Это была первая международная научная конференция по вопросам языка идиш и литературы на идиш. Она провозгласила идиш национальным языком еврейского народа.

К 1940 году на Буковине работало 30 начальных школ "Тарбут" и 8 гимназий на иврите. Для бедняков было много религиозных школ "Талмуд-Торы". Евреи выпускали много газет и журналов на идиш - "Ди найе Цайтунг", "Арбайтер Цайтунг", "Черновицер Блеттер".
Писатели и поэты на идиш Ицик Мангер, Элиэзер Штейнбарг, Моше Альтман, Иосл Лернер, Иосиф Бург и другие были буковинцами.
Когда Сорл было четырнадцать лет, она вошла в артистическую труппу как исполнительница. На её спектакли шли валом, потому что полюбили эту юную жизнерадостную и проворную артистку, которая играет, танцует и поёт.
После выступлений в Черновцах передвижной театр выехал на турне в Бессарабию. В бессарабских местечках было много кочующих театров, но Сорл Биркенталь была несравненна, желаема. Она стала душой театра и очень полюбилась публике. На её представления приходили по несколько раз.
Когда ей исполнилось пятнадцать лет, её двоюродный брат увёз её в Бухарест, где работал в театре артистом.
С 1927 года она стала выступать как ведущая актриса театра. Её стали называть Сиди Таль...

Спустя много лет Эдита Пьеха в своём обращении к зрителям "Талант и обаяние" сказала: "В искусстве меня с Сиди Львовной Таль очень много объединяло: это прежде всего желание передать людям свои чувства и мысли, свои переживания по поводу происходящего вокруг и своё доброе отношение к человеку.
Когда я пришла на концерт и впервые увидела Сиди Таль, – писала Пьеха, – то опасалась, пойму ли происходящее. Но тут сказалась сила настоящего искусства. Я понимала всё по интонации, по ритму, по реакции зала. А когда артистка пела, я про себя пела вместе с ней".

С 1937 года Сиди Таль – актриса Камерного театра в Бухаресте. Спектакли, в которых она играет ведущие роли, всегда идут с аншлагом. Неожиданно открывается новая грань блестящего таланта Сиди – таланта эстрадной актрисы.
В апреле 1939 года после того как фашистские молодчики стали крепнуть, срывать афиши и бросать в зрительные залы взрывчатку, Сиди Таль покидает Бухарест и возвращается в свой родной город Черновцы. Во время Великой Отечественной войны она выступала в госпиталях и перед отъезжающими на фронт бойцами.
После войны актриса продолжает тему войны и послевоенной жизни. Она часто выступала с балладой А. Нугера "Сердце матери", которая была очень популярна.
…Шёл 1952 год. Однажды из репродукторов всей страны сообщили, что в стране действуют враги народа. Враги – отравители евреи, они же инженеры, изобретатели, конструкторы, продажные космополиты. Людей, ни в чём не повинных, сажали в тюрьмы, отправляли в ссылку.
Среди них – буковинцы Моше Альтман и Меер Харац. Под видом сокращения штатов в СССР закрыли все еврейские театры, в т. ч. и Черновицкий.
И оставили в Черновцах из всей труппы только концертную бригаду в составе трёх человек: Сиди Таль, певица Раиса Мостославская и декламатор Яков Гольдман. Только благодаря Сиди Таль еврейская песня и еврейская шутка звучали на сценах областной филармонии и районных клубов тогда, когда все еврейские театры в стране были закрыты...
Когда в 1959 году проходил юбилейный вечер, посвящённый 100-летию со дня рождения Шолом-Алейхема в Колонном зале имени Лысенко в Киеве, на концерте присутствовала младшая дочь писателя Бэлл Кауфман. Увидев "Мальчика Мотла" в спектакле "Мне хорошо – я сирота!", она воскликнула: "Боже, сколько маленьких Мотлов я видела в исполнении великих артистов, но этот, в концерте Сиди Таль, превзошёл их всех. Именно таким его видел мой отец".

Кроме театрально-концертных дел, Сиди Таль помогала становлению молодых талантов Буковины, содействовала формированию вокально-инструментального ансамбля "Червона рута", "Смеричка", подаривших зрителю Софию Ротару, В. Зинькевича и И. Яремчука.
О творчестве Сиди Таль говорили всегда хорошие слова.
Но я хочу отметить одну рецензию, которую дал Сиди Таль великий режиссёр и педагог Народный артист СССР Соломон Михоэлс.
"Её речь! Язык! - воскликнул он после концерта Сиди Таль в театре сада "Эрмитаж" в Москве и обращаясь к Арону Вергелису, в то время руководителю редакции еврейских передач Всесоюзного радио. – Её галицийский идиш! Ведь он составлен не только из слов, но и из вздохов, вдохов и выдохов, обладает особой музыкальностью и не повторяющейся ни в одном другом еврейском диалекте интонацией"...
Жанр, созданный Сиди Таль, – это нечто на срезе театра и эстрады. Знатоки до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно жанрового определения той авторской феерии, что создала Сиди Таль. Ей, по словам Леонида Утёсова, на сцене были одинаково подвластны и юмор, и лирика, и трагизм. Сегодня, наверное, о ней сказали бы – человек-шоу.
В выступлениях Сиди Таль было всё: и актёрская игра, и песня, и танец, и пантомима… Уникальный симбиоз.
Аркадий Райкин говорил, что именно благодаря любви к людям ей удалось сделать, казалось бы, невозможное. Её даже назвали "Райкин в юбке".

Необходимо упомянуть мужа и антрепренера актрисы Пинхуса Абрамовича Фалика. Он был одновременно импресарио и режиссер, советник и друг, товарищ и супруг. Долгие годы он работал заместителем директора Черновицкой филармонии.
Фалик действительно был заместителем! Он замещал, в смысле – заменял директоров. Они приходили и уходили. Часто их смену и не замечали. Был Фалик, и работа шла.
Его отождествляли с филармонией. Все артисты охотно ездили в Черновцы, зная, что от встречи и до окончания гастролей их будет окружать фаликовское внимание, забота, уважение, деловитость и интеллигентность.
Сиди Таль и её муж Пинкус Фалик были духовными наставниками Софии Ротару.

Черновчане чтут память Сиди Таль. На центральной аллее городского кладбища, возле прекрасного памятника актрисе всегда лежат цветы. Именем её названа одна из улиц города. На доме, в котором она жила, и на фасаде областной филармонии, где она почти четыре десятилетия проработала, установлены мемориальные доски. Создан Международный фонд имени Сиди Таль.
Сейчас общественность города поднимает вопрос о создании музея, который не только знакомил бы с жизнью и творчеством актрисы, но мог бы стать также научно-исследовательским и методическим центром еврейской культуры на Буковине.
Была издана книга воспоминаний о Сиди Таль, в которой многие мастера искусств и десятки других самых разных известных в стране людей с тёплым лиризмом и сердечностью вспоминают актрису...
Вот небольшой отрывок из воспоминаний Тарапуньки и Штепселя:
"Мы очень много хорошего слышали от наших коллег, друзей, тонких ценителей большого искусства о Сиди Таль. И, по секрету говоря, даже испытывали какое-то неудобство от того, что раньше с ней не были знакомы, не видели её на сцене. Но что поделаешь, такова уж наша бродячая судьба, судьба вечных гастролёров. И причина того, что с таким опозданием шли на первое свидание с Сиди Таль, вполне уважительная. Ибо наш брат немного напоминает героев Шолом-Алейхема из "Блуждающих звёзд". Не часто сходятся наши пути-дороги. Скажем, мы выступаем в Киеве, а Сиди Таль – в Москве. Мы на гастролях на Камчатке, а актриса в Ленинграде, в Кишиневе. Вот и попробуй встретиться!..
А тут, на счастье, мы оказались дома. А в театре играла Сиди Таль. Вот и бросили мы все дела и кинулись стремглав в театр! С трудом мы протиснулись в зал, который был до отказа набит благодарнейшими зрителями. И когда дали, как говорится, занавес и выпорхнула легкой, грациозной походкой Сиди Таль, такое началось в зале, что словами не передашь! Аплодисментов – гром. Несмолкаемых...
Актриса и так, и эдак благодарила за горячий приём, просила успокоиться, дать ей возможность начать, но каждый её жест, каждая улыбка вызывали новую бурю аплодисментов. И мы тоже крепко аплодировали и думали про себя, вот оно – счастье актёра! Вот она, подлинная народная любовь и признательность!
И по-хорошему позавидовали этой невысокой ростом, худощавой, необычно талантливой женщине Сиди Таль. С первых произнесенных фраз монолога в зале установилась невыразимая тишина, и надо было видеть глаза, лица зрителей, устремлённые на сцену, где стояла волшебница"...
Сразу же установился полный контакт между зрителями и актрисой и... Тарапунька понял, что может обойтись без перевода Штепселя.

Мы встретились с настоящим искусством! Сиди Таль читала, вернее, играла "Мальчика Мотла" Шолом-Алейхема. Актриса с первого мгновения перевоплотилась в милого, обездоленного, стремительного местечкового бедного мальчишку-сироту, который вызывал к себе необычайную симпатию и любовь.
Зал его полюбил с первых же слов: "Мне хорошо – я сирота..." Естественно звучал негромкий и проникновенный голос мальчишки "черты оседлости", привыкшего ко всем бедам и лишениям.
С неподражаемым юмором и лиризмом он рассказывал страшную историю своей тяжкой жизни. А зрители смеялись. И то был смех сквозь слёзы, смех, который никого не мог оставлять равнодушным.
И мы прониклись к маленькому герою невыразимым сочувствием и любовью. Мы видели не только восхитительную игру актрисы, перевоплотившуюся в мудрого, наивного, горемычного мальчугана, но судьбу всех обездоленных детей, страдающих..., но не унывающих, – у них теплится надежда, что жизнь станет иной, нельзя терять надежду на лучшее будущее.
На какое-то время устами маленького героя актриса вернула зрителей в недалёкое прошлое, когда народ Мотла томился в страшной "черте оседлости", в полной беспросветной безысходности...
В зале ещё не стих гром аплодисментов, как мы уже увидели Сиди Таль в образе старой женщины, которая проводила на фронт своих любимых сыновей и ждёт – не дождётся их. И всё это сыграно было с такой душой и так правдиво. Сидишь и думаешь: какая актриса! Талант! Вот почему она пользуется у зрителей такой любовью. Вот оно – настоящее, большое искусство! Мы увидели на сцене большого мастера перевоплощения, актрису широкого диапазона. С необычайной простотой и выразительностью она читала монологи, пела народные песни, танцевала... И всё это она делала с большим блеском, талантом, вызывая восхищение публики.


Сиди Таль... Это имя незабываемо. Незабываемо то хорошее, что она сделала для искусства.

Яков Вайнштейн
 
МарципанчикДата: Воскресенье, 15.07.2012, 07:26 | Сообщение # 79
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 350
Статус: Offline
через 55 дней исполнится 100 лет со дня рождения великой еврейской певицы...
в память о ней -мне кажется стих(или поэма) немного перекликаются с материалом, опубликованным выше-предлагаю почитать:

Сиди Таль

Как будто тайный высветил экран
Мне Южно-Окружную в день осенний
Решили улететь за океан
Родители, устав от потрясений.

Я прилетел прощаться... Всей семьей
На кладбище - оно неподалеку -
Пошли... Что время делает со мной
И с каждым?... В восклицаньях мало проку...

Мы отдаем прощальный скорбный долг,
Тем, кто ушел навеки из семейства...
Так быстро серых памятников полк
У все еще живущих отнял место...

Двоюродный мой брат, мои дядья -
Я помню их веселыми, живыми -
Ушли невозвратимо... Погодя
Уйду и я - и там я встречусь с ними...

На камне вижу имена родных.
На снимках лица в ретуши посмертной...
В глухой печали головой поник
Пред неохватной массою несметной

Ушедших в неозначенную даль...
Привлек вниманье, видный издалёка,
Мемориал...
-- Там наша Сиди Таль, --
Сказала мама... -
Смерть, увы, жестока

И к светочам, что были средь людей...
Меня судьба на суетных развилках
Один лишь только раз столкнула с ней.
Чтоб я запомнил, как светло и пылко

Сияла эта чистая душа...
А я был юн - и понял лишь позднее:
Она неизмеримо хороша...
В тот день морозец разыгрался злее...

Военный праздник подарил февраль.
Нас, пионеров, шлют к с олдатам в гости.
А в части выступала Сиди Таль...
Да, по еврейски... Непонятно? Бросьте -

Всем было все понятно: мальчик Мотл
Во всей своей печали вековечной
Понятней всех идеологий, мод,
Любовь и боль несущий над увечной,

Отравленной доктриной нелюдской
Страной, глубинной сутью человечной
Понятен - с неизбывною тоской
По радости, сливавшейся со встречной

Тоской в сердцах у зрителей-солдат...
Все понимали, языка не зная.
Ведь всю страну их превратили в ад
Большевики от края и до края...

Всю эту боль безмерную несла
Великая еврейская актриса
Под кожею высокого чела...
Ей не нужны ни задник ни кулиса.

Мгновенно к залу выстроив раппорт,
Несет ему глобальную идею,
Как лил народ еврейский кровь и пот,
Как выстрадал судьбу... Я не владею

Талантом лицедейства вообще,
Да и другим, поверьте, не под силу,
Никто пусть и не тужится вотще -
Не передать, как это мощно было,

Как пела, танцевала Сиди Таль...
В миниатюоном, травестийном теле -
Каленая моральной силы сталь...
Великие в ней зорко разглядели -

Михоэлс, Райкин - гения... Она
Традиции еврейского искусства
В антисемитском обществе одна
Хранила героически, все чувства,

Всю жизнь свою народу подарив...
Уже Михоэлс подло был загублен,
Поэтов иудейских погубив,
Зверел тиран, с чьей смертью был затуплен

Немного изуверства злой топор...
А маленькая женщина на сцене
Системе - неподкупный прокурор,
Судья неумолимый той системе...

А родилась актриса в Черновцах.
Сентябрьская по гороскопу... Лейба,
Отец знал толк в буханках и мацах -
Был пекарем, хватало, значит, хлеба.

А пищу для души давал театр.
"Блуждающие звезды" наезжали,
На идише играли... Па-де-катр,
Ту-степ и шимми страстно танцевали.

Завороженно эти чудеса
Душой впивала маленькая Сорел...
Она спектаклю отдавалась вся.
Смотрела - и восторг сиял во взоре.

Ей, крошке, тоже танцевать и петь,
Шутить и лицедействовать мечталось
И, не успев как должно повзрослеть,
Она сама на сцене оказалась...

И на нее народ валит валом.
Все полюбили юную актрису,
Что одаряла светом и теплом...
Едва уйдет в финале за кулису,

Восторженный аплодисментов гром
Ее тотчас обратно выкликает...
Успех полнейший... И купаясь в нем,
На бис актриса песню запевает

На идише - и умолкает зал -
И затаив дыхание внимает...
И катарсиса чистая слеза
Восторженные лица омывает...

Из Бухареста прикатил кузен -
И девочку в румынскую столицу
Повез - и вот она известна всем.
Теперь стал ею Бухарест гордиться.

Юна, мала, но, если Божий дар,
Ни рост, ни возраст не играют роли...
Ах, как она играет, Сиди Таль!
Березок аккуратно отпороли

От родовой фамилии ее...
И вот она как Сиди Таль известна...
Внимая, зал впадает в забытье...
Она поет... Она сама как песня!

Привносит в лицедейство новизну
И возвышает древнее искусство
Собою на такую крутизну,
Где исчезает все - и только чувство

Над буднями свою являет власть...
Тем временем в Румынии, наглея
Фашизм отверз, страну кровавя, пасть
И антисемитизм ревет, шалея,

Афиши рвет, бросает бомбы в зал...
Румыны озверели в Бухаресте.
Закрыт театр. Пока открыт вокзал.
Ждут Черновцы опять... Со всеми вместе

Актриса оказалась в СССР
За пять минут до мирового криза,
Что сокрушил весь ход небесных сфер.
Она играет. Ведь она актриса.

Война сместила все миры...
Она в госпиталях играла.
Зарядом пламенной игры
Бойцов увечных исцеляла.

А в тех, кто шел в кровавый бой,
Вселяла мужество и силу,
Подзаряжая их собой...
-- Вернитесь, милые! - просила,

Я вам сыграю и спою
Еще сильней, вернитесь только... -
И воин вспоминал о ней
В минуту исполненья долга.

И точно так, как в судьбы всех,
Война вошла в судьбу актрисы.
Весомее ее успех.
Прифронтовые антрепризы

Где - под расстроенный рояль,
Где под аккордеог трофейный.
Прошла с народом Сиди Таль
Стезей войны многоколейной

И день Победы для нее,
Как и для всех - великий праздник...
Но повоенное новье
Показывает: жертв напрасных

Кремлевский жаждет вурдалак,
Вновь выбрав во враги народа
Евреев... И, заклятый враг,
НКВД - шного урода

Послал Михоэдса убить.
Еврейские велел театры -
Не ходят люди, мол, -- закрыть...
У Берии такие кадры -

Им толькр дай позверовать.
Поэтов и врачей еврейских
Сгноить - забить, четвертовать...
Протеста против зверства резких

В оглохшем мире не слыхать...
В молчании еврей галута.
Все это видя, мерзкий тать
Кремлевский разошелся люто.

Уже он всех готов сгубить
Евреев на земле советской.
Уже о них пора забыть.
В терминологии немецкой

Вампирской вскоре "юденфрай"
Весь СССР огромный будет...
Но колесит из края в края
Актриса Сиди Таль - и судит

Палаческий режим Кремля,
И мужество в сердцах рождает.
И сколько будет жить Земля,
Тот тихий подвиг не истает,

А будет жить в живых сердцах...
Из камня белого фигурка
На вечной сцене в Черновцах,
Цветы - и сердце бьется гулко.

И словно слышится мотив
Той песни, что полна печали...
Кто жил достойно, будет жив
В сердцах... Любовью увенчали

Актрису верные сердца.
Ее душа незримо с нами,
А имя будет до конца
Времен сиять нам точно знамя...

Венцимеров Семен Михайлович


Сообщение отредактировал Марципанчик - Воскресенье, 15.07.2012, 07:32
 
sINNAДата: Воскресенье, 15.07.2012, 08:06 | Сообщение # 80
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 433
Статус: Offline
Cпасибо за это , такое эмоциональное стихотворение!

Сообщение отредактировал sINNA - Воскресенье, 15.07.2012, 08:07
 
дядяБоряДата: Пятница, 20.07.2012, 13:07 | Сообщение # 81
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 434
Статус: Offline
Письмо 1.

Здравствуйте. Рива,
пишет вам Бенчик...
Я уже здесь... вот и весь тарарам...
Что вам сказать... если ты диабетчик,
то ты диабетчик и тут да и там....
Ладно, забудем на время болячки,
они не нужны и ни вам и ни нам...
Вы знаете Рива, полет был без качки,
я даже кулек свой запрятал в карман...
Какой самолет, а какие пилоты!
И весь экипаж из еврейских парней...
Я думаю, им за такую работу
дают подходящую пару рублей!!
Но дело не в этом, здесь чудо за чудом!
Я сколько увидел за несколько дней..
куда бы не ткнулся - евреи повсюду...
и сам президент - стопроцентный еврей!...
А что говорить о продуктах и прочем...
в любом магазине - любой ананас...
Вы знаете, Рива, мне вспомнилась очередь,
и очень обидно стало за вас!..
А тут - ни души! И такие товары!
Тебя приглашают, хватают, зовут,
Ах, Рива, одно лишь печально,
что даром нигде никому ничего не дают...
Да, жизнь оперетта, и люди как люди:
Вначале поют, а потом говорят....
Вы знаете, Рива, в чем фокус? - в билете!
На нем есть последний и первый ряд.
Увы! мой билет, как всегда - на галерку,
я поздно приехал, к тому же года...
Но все же мне сладко здесь чаще чем горько,
и я вам советую ехать сюда!

Письмо 2.

Здравствуйте, Рива!
Вам пишет Табачник!
Письма сейчас очень долго идут...
Что вам сказать? - если ты неудачник,
то ты неудачник и там да и тут!
Как я мечтал... вы ведь помните, Рива!
Мирно дожить свои несколько лет!...
Надо ж, чтоб в этом Персидском заливе
расположились Ирак и Кувейт!
Дикие люди - им хочется крови!
Так научил их первейший наш друг!
Вы, извините, мне Рива, на слове...
но этот Хуссейн - стопроцентный гавнюк....
Если б вы знали, как мне постепенно
все здесь становится, Рива родней!
Правда, порою пугают сирены,
но есть разве в мире спокойный еврей?...
В противогаз я как будто бы врос,
и он защищает от всякой отравы...
вот что мне мешает - так собственный нос -
он как вы знаете вырос на славу!...
А в целом, я думаю, Рива,
что скоро хорошие вести услышите вы....
Да, руки отрубят Багдадскому вору...
но я начинал бы рубить с головы...
Мы смотрим здесь, Рива, все ваши программы,
и честное слово - немыслимый стыд!..
Как можно так врать,
что не спим мы ночами
и что магазины вдруг стали пусты?
За нас волноваться не вижу причины,
а в смысле продуктов - то здесь не вопрос...
Дай Бог вам в России иметь половину,
страну охватил бы повальный понос!....
Вот кажется все, таковы мои будни...
Соседям привет и хочу я сказать,
что как только, Рива, вам вызов прибудет,
Единой минуты не нужно терять!!!

Письмо 3.

Здравствуйте, Рива!
Спасибо за письма,
за добрый совет убегать от забот...
Что вам сказать? мне и сладко и кисло,
но это другой совершенно компот!...
В целом грешно говорить о невзгодах,
все позади: и приезд и война...
Можно сказать, что за два этих года
меня насовсем покорила страна!...
Крошка... тот самый пугливый Абрам,
главный герой сволочных анекдотов,
стольким уже надавал по зубам!
но есть у него и другая работа!...
Что говорить? Вы увидите, Рива,
как на песках, и почти без воды,
в поте лица сотворили здесь диво...
трудно поверить - повсюду сады!!!
Словом, страна - это куколка просто!
Правда олимам сейчас не легко..
мы, безусловно, здесь, Рива, не гости....
Но до хозяев пока далеко!...
А старость?... везде неприятная штука,
как говориться не взять и не дать...
Вы, знаете, Рива,
что даже на шуке
по самой дешевке ее не продать...
Но молодые, конечно, пробьются...
Это бесспорно, и место их тут...
Мне бы не плохо поближе к киббуцу...
Только старперов и тут не берут...
Ладно, не плачу, и занят ивритом...
мудрый язык, и на слух очень мил....
Но голова, как дырявое сито:
Вечером знаю... а утром забыл...
Очень спасает наш ласковый идиш...
Он вездеход, словно банковский чек!
Где бы ты ни был -
ровесника видишь...
смело вперед! - это свой человек!!!
В общем, я жду вас!
Мой друг и мой лекарь!
Если признаться - считаю я дни....
Рива, ведь два пожилых человека
вдвое моложе, коль вместе они!!!

Р.S. Еще в 1993 году этот стих появился в Израильской газете на русском языке. Автор не был указан... жаль...


Сообщение отредактировал дядяБоря - Пятница, 20.07.2012, 13:12
 
papyuraДата: Воскресенье, 22.07.2012, 15:17 | Сообщение # 82
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1038
Статус: Offline
Эту книгу знаменитого советского писателя Лазаря Гинзбурга, кстати, родившегося в Витебске, читал каждый...

Если и не читал, то уж точно смотрел одноименное кино. Даже если не смотрел, то слышал название.
Речь о «Старике Хоттабыче».

Не заметили никаких неточностей? Нет? Фамилия автора не смутила? Что ж, продолжим.
Спросите любого русского человека: «Знаете ли вы кто такой Хоттабыч?»
Ответ будет утвердительный, не сомневайтесь. Некоторые даже вспомнят полное имя старика. Дескать, Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб. Кто-то поведает подробности сказочного повествования. Кто-то будет осведомлен о заимствовании сюжета сказки у английского писателя Томаса Энсти Гатри, писавшего под псевдонимом Ф. Энсти…
Но, нас эта повесть интересует в несколько другом аспекте. В эзотерическом, так сказать. Стоит покопаться в тексте «Хоттабыча» внимательнее, всплывает множество «нюансов», о которых хочется рассказать подробнее...

Итак, начнём с фамилии автора на обложке книги – Лагин. Лазарь Лагин.
По одной версии, составление первых букв имени и настоящей фамилии. ЛАзарь ГИНзбург.
Наиболее распространенный вариант.
Есть вторая вариация. Была, дескать, у Лазаря невеста, которую звали Галя. Стало быть, он, Лазарь, был «галин». Анаграмма. Перестановка букв.
Но есть и третья версия! В 1936 году писателю Гинзбургу исполнилось 33 года. Теперь напишем цифры буквами. «Ламед» (30) и «гимел» (3).
Читаем – «лаг»…

Сразу понятно – всё ох как не просто…
Далее, перейдя непосредственно к произведению, дотошно вчитываясь в текст «Хоттабыча», мы обнаружим удивительные вещи. Старик из бутылки, точнее – джинн из глиняного кувшина, хоть и одет изначально в арабские одежды, бормочет свои заклинания… на еврейском языке!
Читаем первый вариант книги.
«Вместо ответа Хоттабыч, кряхтя, … вырвал из бороды тринадцать волосков, мелко их изорвал, выкрикнул какое-то странное слово «лехододиликраскало»…».
... Меня удивляет, почему это пропустила цензура!
И почему Лагина не посадили в 37-м, когда была опубликована эта сказка?
Вы знаете значения этого заклинания?!
Неудивительно.
Это же известнейший еврейский гимн, который ортодоксальные иудеи поют перед каждой субботой! «Лехо доди ликрас кало, пней шабес некабело».
Что означает «иди, мой друг, навстречу невесте, встретим лик Субботы».
Это вам не какой-то там «трах-тибидох-тах-тах», которого, кстати, нет в тексте.

Впрочем, люди «в штатском» приходили с ордером на арест в дом Лагина чуть ли не каждый день (ордер был действителен только в течение суток). Но Лазаря дома не было. Он был в длительных командировках. То на Крайнем Севере, плавал на ледоколе возле Шпицбергена. То в Средней Азии… Это его и спасло.
А точнее, спас лично Фадеев, тогдашний глава советских писателей. Отплатив, таким образом, добром за добро, ведь когда-то именно Лагин распознал писательский талант Фадеева...
Но, вернёмся к Хоттабычу. Какая такая «невеста» упоминается в этом «странном слове»? Ведь главному персонажу Вольке всего… Да, нет же!
В первом издании чётко говорится – Вольке Костылькову 13 лет. Это значит, что тот уже достиг совершеннолетия, с еврейской точки зрения. , может, это упоминавшаяся витебская Галя? Хотя, в иудейской традиции невестой называют Субботу.

В кинотеатре рассерженный Хоттабыч вспоминает, что он настолько могущественный джин, что с ним «ничего не мог поделать сам Сулейман ибн Дауд».
Кто такой этот Сулейман?
Всё просто – царь Соломон. Шломо бен Давид. Соломон, как известно, носил кольцо с надписью «всё пройдёт».
И кольцо это повелевало джиннами. Помните, как гонялся Хоттабыч за иностранцем Ванденталлесом, думая, что тот владеет заветным кольцом?!.

– Да позволено будет мне узнать, что ты, о бриллиант моей души, подразумеваешь под этим неизвестным мне словом «балда»? – осведомился с любопытством старик Хоттабыч.
Волька от смущения покраснел, как помидор. – Понимаешь ли… как тебе сказать… э-э-э… ну, в общем, слово «балда» означает «мудрец».

Нужно заметить, что над этой фразой я тоже смеялся. В детстве. Но, оказывается, смеялся последним автор. И вот почему.
По-еврейски «баал дат» означает… правильно, «мудрец»!
Не соврал Волька Костыльков!
Этого не знали только советские партийные идеологи...
Всё это цитирование объясняется просто.
Детство писателя Гинзбуга прошло в Витебске, местечке, где до революции на 17 христианских
церквей приходилась 51 синагога. Здесь же, в Витебске, он окончил хедер. Отсюда нужно искать корни Хоттабыча и его иудейских высказываний.
Перечитайте «Старика Хоттабыча» и задайте себе вопросы: кто такой царь джинов Джирджим ибн Реджмус? почему его тётку зовут Икриша? что означает название королевства Бенэм и города Сокке?
Прочитав другие произведения Лазаря Лагина, мы лишь утвердимся в правильности наших суждений – иудейские названия сплошь и рядом.
Например, в романе «Патент АВ»: город Бакбук переводится с иврита «бутылка», персонаж Эдуф – «раб», другой персонаж Цфардейа – «лягушка»… И т.д.
За это произведение Лагин получил, кстати сказать, Сталинскую премию...
И это в то время, когда происходит борьба с космополитами! И уже осуждены(Бронштейн) и даже расстреляны Розенфельд и Аронов, которых мы знаем под фамилиями Троцкий, Каменев, Зиновьев...

Неудивительно, что не раскусили борцы за «правильную» идеологию еврейских насмешек Гинзбурга.
К тому времени все советские писатели имели благозвучные фамилии. Штейнкман стал Михаилом Светловым. Фридлянд – Кольцовым. Гликберг переродился в Сашу Черного. Зильбера мы помним как Вениамина Каверина, создателя «Двух капитанов».
Вот и уроженец Витебска Гинзбург вошёл в историю как Лазарь Лагин, автор детской сказки «Старик Хоттабыч», которая, говоря словами своего героя-джинна, всего лишь «удивительная история, которая, будь она написана иглами в уголках глаз, послужила бы назиданием для поучающихся»...
 
ПримерчикДата: Пятница, 27.07.2012, 12:38 | Сообщение # 83
дружище
Группа: Друзья
Сообщений: 405
Статус: Offline
П е с н я у х о д а

Валерия Новодворская об Иосифе Бродском

Иосиф и его фараоны
Иосиф Бродский был осужден и призван повторить путь Набокова, но там, где Набоков пролетел бабочкой, своим любимым радужным созданием, не попавшим ни в советский, ни в гитлеровский сачок, Бродского тащило волоком, обдирая в кровь о булыжники его любимого Петрополя.
Тащили скифские кони, к хвосту которых его привязали советские фараоны из отдела культуры при ЦК КПСС. У этого Иосифа не было братьев, и о сестрах мы тоже не слышали. И никогда ему не пришло бы в голову, подобно Сталину, воззвать к согражданам в тяжелый момент именно так, по-родственному.
Он дружил с немногими фрондирующими от души интеллектуалами, он не собирался поднимать народ в атаку; соборы, камни, дворцы и волны были ему куда ближе людей. Он ненавидел пафос. Впрочем, Набоков тоже не бил в лоб, его диссидентство было сродни «Приглашению на казнь»: коварная, обволакивающая, ядовитая сатира, растворяющая грошовый оптимизм аляповатого и обманного советского лубка. Но Бродский повторил крестовый поход на Запад, за цивилизацией, безопасностью и свободой, он был усыновлен той же Америкой, он вписался в американский пейзаж, он сумел творить свои шедевры по-английски. Он говорил по-английски даже с собственным ребенком. И он лишил жестокое отечество обещанной ему своей могилы на Васильевском острове, и было за что.
Он был несчастен, как и Набоков, его грызла ностальгия, но он не вернулся в ту же реку под названием Нева. Смерти своих отчаявшихся, одиноких, несчастных родителей он не мог простить. Бродский был слишком умен и ироничен, чтобы вляпаться в развесистую клюкву торжественной встречи, рыданий вчерашних доносчиков у него на груди, приветственных адресов, премий, вранья о всеобщей к нему любви, словом, «казуса Евтушенко», который, кажется, даже не понял, за что И. Бродский так ненавидел его, Е. Евтушенко, который хотел сделать ему добро, был посредником между изгоем, отпетым и обреченным, и фараонами в лице чекистов.
Стихи Бродского в нашем Храме – воздушное кружево, опасная, бездонная готика, пространство, зеркала, бездны. Он сродни Мандельштаму, чья плоть переходит в состояние мысли. Как у элементарной частицы. Закон неопределенности Гейзенберга: или движение, или масса. Массы у Бродского нет, как и у Мандельштама. Высший пилотаж. И тут же – зрелая, холодная, злая, сверкающая сатира, которой научили бесхитростного, доброго человека решившие извести его фараоны города Ленинграда.
Собственно, сажать и ссылать его было не за что, его преследовали впрок. Наверное, кто-то из пристяжных экспертов вычислил гениальность рыженького поэта, и поскольку было очевидно, что он не «за», а «против», то следующего Пастернака решили отправить подальше, не дожидаясь ни сборников стихов, ни «Доктора Живаго», ни Нобелевской премии. Его осудили и выслали не за настоящее, а за будущее. Но хотя его будущее протекло вдали от нас, фараоны промахнулись: с «делом Бродского» в рост заколосился самиздат, появилась хорошая и правильная привычка дежурить у закрытых дверей судов, где идут политические процессы, и, главное, кончился роман интеллигенции с властью, поскольку власть нарушила общественный договор оттепели. А договор был такой: власть не трогает интеллигенцию, не мешает ей писать, ваять, рисовать, ругаться шепотом и на бульдозерных выставках. И вот договор был нарушен: сначала обозвали «пид…ми», потом снесли бульдозером картины, потом обыски, нападки и в конце концов – арест и ссылка. Власть напала первой, без объявления войны, и если Пастернак мог бы наплевать и забыть про членство в Союзе совписов, забрать Нобелевскую премию и укатить в голубом экспрессе к пальмам и морям, то за Бродским пришли, посадили, отправили в болота и леса, а потом обещали сгноить в психиатрическом застенке где-нибудь в Сучанах. Пастернаку повезло, по Галичу: «Он не мылил петли в Елабуге и с ума не сходил в Сучане». Впереди колонны будущих диссидентов, антисоветчиков, советологов, неудобных мыслящих людей сталинской эпохи в белом венчике из роз на рыжей голове шествовал великий поэт Иосиф Бродский, сжимая в объятиях очередного любимого кота. Коты всегда были против обожествлявших их фараонов, котов не подкупишь.
Простор меж небом и Невой
Нет, маленький Иосиф родился не в сказочном поместье с нарядными бабочками и гувернантками, как Набоков. Он не был сыном богатого аристократа. Он родился не в Серебряном веке, а в разгар советского Железного века – 24 мая 1940 года в Ленинграде, на Выборгской стороне. Его отцу, профессиональному фотографу Александру Ивановичу Бродскому, было уже 37 лет. На фронте он служил фотокором, вернулся поздно, в 1948 году, устроился в фотолаборатории Военно-морского музея. В 1950 году избавился от армии, работал фотографом и журналистом в нескольких ленинградских газетах. Мать, Мария Моисеевна Вольперт, была моложе на два года, трудилась бухгалтером. Жили трудно, по-советски: от зарплаты до зарплаты, кормили и одевали сына на медные деньги.
Детство Иосифа было безрадостным, голодным и смертельно опасным. Он мог сгореть от зажигалки, его могли убить бомбы, он мог умереть от голода в блокадную зиму, как тысячи других несчастных детей – жертв сталинского зверского решения не сдавать город. Только в 1942 году Марии Моисеевне удалось уехать с сыном в Череповец. Это была жизнь. Не всем так везло. Никто не считал, сколько осталось в блокадном городе в живых малюток – сверстников Иосифа. В 1944 году мать с сыном вернулись в разбитый и полуголодный город. Была жизнь, но не было здоровья, стенокардия Бродского – блокадный след. И не было радости. Собственно, Питер – город не для радости. Эта нездешняя каменная сказка, эта красота, холодная, величественная, заоблачная, на крови и костях, этот город не от России, не для России, но внутри России – это боль и мечта о Несбывшейся Европе, это ее печальный Диснейленд, это город великой печали, недобрый город Петра, столица грубо остановленного в Октябре Февраля, столица Шлиссельбурга, Петропавловской крепости, столица Сенатской и Дворцовой. Столица убитого Александра II, повешенных декабристов, столица казненного Николая IIи его несчастной семьи, столица Семеновского плаца, раскольниковского дворика, столица запертого большевиками приюта Учредительного Собрания – Таврического дворца. Столица мрачного Инженерного замка, вечных наводнений и горькой невской воды. Петербург – столица печальных поэтов. Блока, Ахматовой, Гумилева, Каннегисера, Бродского, Набокова, Мандельштама. В этом городе можно только мыслить и страдать. Так что жизнерадостного школьника из Иосифа не вышло.
В 1947 году он пошел в 203-ю школу. В 1950 году – еще одна школа, 196-я. А в 1953 году – последняя школа, 181-я. Иосиф пошел в 7-й класс – и остался на второй год. У гения были проблемы с рутиной. Ему было скучно в этой казарме, он не видел смысла в уроках, где все гуманитарное подавалось под советским соусом. Инакомыслие принимали за неспособность. Оставшись на второй год, Иосиф бросает школу. Советское образование для него – каторга. А дома нет денег, хочется заработать, помочь немолодым родителям. Бродский пытается попасть в Морское училище, в школу подводников. Его не берут никуда: плохое здоровье и нелады с математикой. Тогда он идет фрезеровщиком на завод «Арсенал». Ему 15 лет, у него 7 классов. Больше не будет никогда.
Иосиф хотел стать врачом, подрабатывал в морге. Трупы – это тоже не для него. Уплыть надводно или подводно в флибустьерское дальнее синее море не удалось. И пять лет будущий поэт и гений – на черной работе. Есть небольшой заработок и не отнимают свободу у «малых сих». «Пролы и животные свободны» (Дж. Оруэлл). Бродский работает истопником в котельной, матросом на маяке, рабочим в геологических экспедициях. Он много читает: поэзия, философия, религия, изучает английский и польский. Он свободен, но не невидим, увы!
В 1958 году Иосиф с друзьями по стихам и мечтам, понимающими, что в СССР – тюрьма, треплется в скверах и парках (там, где якобы нет «ушей») о возможности бегства из СССР путем угона самолета. От этого замысла он отказывается, но в группе, видимо, был сексот. Как напишет поэт в 1986-м: «Ветер свищет. Выпь кричит. Дятел ворону стучит». Но поэту открывается его предназначение: он начинает писать стихи, он понимает, что это дар и долг. Теперь он будет заниматься этим, ну еще и переводами для заработка. Начинает он в 1958 году, а кое-что выходит в самиздате и раньше: «Пилигримы». «Мимо ристалищ и капищ, мимо шикарных кладбищ, мимо храмов и баров, мимо больших базаров, мира и горя мимо, мимо Мекки и Рима, синим солнцем палимы – идут по земле пилигримы». И этот жестокий конец: «И значит, не будет толка от веры в себя и в Бога, и значит, остались только иллюзия и дорога. И быть над землей закатам, и быть над землей рассветам… Удобрить ее – солдатам, одобрить ее – поэтам». Таковой вот советский «Тангейзер», Вагнер постгитлеровской и постсталинской эпохи, когда нечего терять, когда больше святынь для пилигримов не осталось и шествовать некогда и некуда.
Следом за стихами приходят мэтры и учителя. В 1959 году он знакомится с Булатом Окуджавой. В феврале 1960 года Бродский впервые выступает на «турнире поэтов» в ДК имени Горького с участием А. Кушнера и В. Сосноры. Чтение печального и безобидного стихотворения «Еврейское кладбище» вызывает скандал. Нельзя упоминать о «еврейском вопросе» и евреях, нет таких в СССР! «Центральная газета оповестила свет, что больше диабета в стране советской нет» (А. Галич). Знали бы участники турнира, что напишет этот гад Бродский в 1986 году в защиту Израиля! «Над арабской мирной хатой гордо реет жид пархатый». В августе 1961 года Бродского в Комарове привечает Анна Ахматова, потом – Надежда Яковлевна Мандельштам и Лидия Чуковская. Один карасс. Карасс неудобных нонконформистов и порядочных людей.
В 1962 году Бродский встречает свою первую тревожную любовь, молодую художницу Марину Басманову. Она не очень красива, но умна и талантлива. Бродскому она дороже жизни. Но Марина не готова стать безропотной музой поэта, как жена Набокова. Она независимая натура, да и Бродский еще беден и неизвестен миру. Они то сходятся, то расходятся, поэт пытается покончить с собой. В 1968 году, после рождения сына, Андрея Басманова, они расстаются навсегда. А ведь поэт так нуждался в жертвенной любви!
Аутодафе
В 1963 году тупые фараоны Петербурга стали обеспечивать Бродскому дорогу в бессмертие. 29 ноября газета «Вечерний Ленинград» напечатала статью «Окололитературный трутень», подписанную Лернером, Медведевым и Иониным. Бродского клеймили за «паразитический образ жизни». Стихи, за которые его склоняли в статье, отчасти принадлежали Д. Бобышеву, ученику Ахматовой, а отчасти были скомбинированы из «Шествия» Бродского: «Люби проездом родину друзей» + «Жалей проездом родину чужую» = люблю я родину чужую (шедевр КГБ, Бродский этого не писал). 8 января 1964 года эта же газета печатает письма читателей с требованием наказать «тунеядца Бродского». Брать было настолько не за что, что ухватились за тунеядство (на суде стало ясно, что тунеядство выражается в том, что поэт мало зарабатывает и не имеет трудовую книжку где-нибудь в отделе кадров). 13 февраля следует арест и пока КПЗ в отделении милиции, а 14 февраля в камере поэта настигает первый приступ стенокардии, и с тех пор она вечно будет следовать за ним. Интересно, жива ли судья Савельева? С Бродским она управилась за два заседания, записанных Фридой Вигдоровой и пущенных в самиздат «Белой книгой». Вот главное: «Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам? – Бродский: Никто. А кто причислил меня к роду человеческому? Судья: Не пытались ли вы окончить вуз, где готовят поэтов? – Бродский: Я не думал, что это дается образованием. Я думал, что это… от Бога».
У Бродского отобрали карандаш и бумагу, его орудия труда. Судья сжалилась и велела вернуть. Дали поэту максимум: пять лет принудительного труда в отдаленной местности. Это оказался Коношский район Архангельской области. Поэт поселился в деревне Норенская. Это было счастливое и спокойное время: рыбалка, природа, леса, молоко. Ни одного стукача, звезды, луна, книги и много стихов. А к достатку, комфорту и горячей воде он не привык. Но поэта взяли под защиту Д. Шостакович, С. Маршак, К. Чуковский, К. Паустовский, А. Твардовский и Ю. Герман (вот и начало правозащитного движения). Писатели добрались до Сартра, Сартр нажал на советское правительство. Иосиф Александрович вернулся через полтора года.
Его «Шествие» было гениально. Особенно «Крысолов». Опять песня бегства и ухода: «Так за флейтой настойчиво мчись, снег следы заметет, занесет, от безумья забвеньем лечись, от забвенья безумье спасет. Так спасибо тебе, Крысолов, на чужбине отцы голосят, так спасибо за славный улов, никаких возвращений назад. Как он выглядит – брит или лыс, наплевать на прическу и вид, но счастливое пение крыс как всегда, над Россией звенит! Вот и жизнь, вот и жизнь пронеслась, вот и город, заснежен и мглист, только помнишь безумную власть и безумный уверенный свист».
Бегущий по волнам
А власти все это – читали. Не поняли, но осудили и сообразили, что этот гений – бомба замедленного действия. Ведь Бродский писал не только символическую лирику. Злая, убийственная сатира была понятна всем. И интеллигенты жадно читали и перечитывали этот самиздат: «Холуй трясется. Раб хохочет. Палач свою секиру точит. Тиран кромсает каплуна. Сверкает зимняя луна. Се вид отечества, гравюра. На лежаке – Солдат и Дура. Старуха чешет мертвый бок. Се вид отечества, лубок. Собака лает, ветер носит. Борис у Глеба в морду просит. Кружатся пары на балу. В прихожей – куча на полу».
Вот вам и история России.
Плюс русские святые, Борис и Глеб...
Или так: «Если где-то пахнет тленом, это значит, рядом Пленум». Уже можно КПСС распускать...
Анна Ахматова имела неосторожность сказать: «Какую биографию делают нашему рыжему!» А ему не нужна была героическая биография, он хотел жить так: «Не знаю я, известно ль вам, что я бродил по городам и не имел пристанища и крова. Но возвращался, как домой, в простор меж небом и Невой, не дай мне Бог, не дай мне Бог, не дай мне Бог другого».

А здесь 12 мая 1972 года Бродского вызвали в ОВИР и предложили на выбор: эмиграция или пожизненная психушка. Благо и в Питере была такая спецтюрьма. И поэта давно поставили на учет. Его отправляли срочно: в СССР хотел наведаться Никсон. Не дай бог, захочет встретиться.
И 4 июня Бродский вылетел в Вену.

Не закончив даже школы, он оказался настолько компетентным, что несколько лет преподавал в американских университетах историю поэзии и теорию стиха. Он выучил английский в совершенстве и писал на нем. Его наградили орденом Почетного легиона.
Это – от французов.
А прогрессивное человечество в 1987 году присудило ему Нобелевскую премию по литературе: «За всеобъемлющее творчество, насыщенное чистотой мысли и яркостью поэзии».
Он не занимался политикой, он слагал совершенные стихи. Только услышав о том, что Е. Евтушенко высказывается против колхозов, он с возмущением заявил: «Если Евтушенко против, то я – за». Ведь Евтушенко приходил к нему с миссией от КГБ! С точки зрения Евтушенко – это была помощь гонимому, с точки зрения Бродского – верх подлости.

Поэт завел себе шикарного кота и назвал его Миссисипи. Из Нобелевки Бродский отдал часть денег на модный ресторан «Русский самовар», один из центров русской культуры в Нью-Йорке. В 1990 году он даже женился на русско-итальянской переводчице Марии Соццани.

Она была прекрасна, умна и создала поэту хороший семейный очаг. С дочерью поэт говорил по-английски. Но он тяжело страдал от разлуки с родителями, и все чаще болело сердце. Ни мать, ни отца не пускали к нему – ни в гости, ни насовсем. Так не мстили даже Солженицыну. И ведь не было выступлений по «Свободе» или «Голосу Америки». За стихи карали строже, чем за политику. Родители подавали заявление 12 раз, но даже после того, как Бродский в 1978 году перенес операцию на открытом сердце, им было отказано в праве увидеть сына. Мать Бродского умерла в 1983 году, отец пережил ее на год. Бродскому не дали приехать на похороны. Фараоны постарались: Черное море разверзлось и сомкнулось за спиной поэта навсегда. Об этом Бродский напишет в 1986 году: «От любви бывают дети. Ты теперь один на свете. Помнишь песню, что, бывало, я в потемках напевала? Это – кошка, это – мышка, это – лагерь, это – вышка. Это – время тихой сапой убивает маму с папой».
Это случилось 28 января 1996 года: Иосиф Бродский умер от инфаркта в 56 лет. Он писал в начале шестидесятых: «Ни страны, ни погоста не хочу выбирать. На Васильевский остров я вернусь умирать».
Так не случилось.
Он нас наказал, и за дело. Бродский лежит на кладбище Сан-Микеле, в своей любимой Венеции, «в глухой провинции у моря».
«Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке – Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса» (1972).
 
papyuraДата: Суббота, 04.08.2012, 06:22 | Сообщение # 84
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1038
Статус: Offline
Мужчина заходит в магазин сувениров.
Видит маленькую бронзовую фигурку кошки.
На ценнике написано: "кошка - 1000 шекелей , её история - 10000 шекелей ."
- Я могу купить кошку без истории? - спрашивает он продавца.
- Конечно, - отвечает продавец, - Но за историей вы всё равно вернётесь.
Мужик покупает маленькую бронзовую кошку и выходит из магазина...
Проходя по набережной он вдруг замечает, что следом за ним сначала идёт одна кошка, потом другая, потом ещё...
Через некоторое время за ним уже идут тысячи кошек.
Мужик в ужасе пытается убежать. Кошки не отстают.
Тогда он размахивается и бросает маленькую бронзовую фигурку кошки в реку. Все кошки бежавшие до этого за ним, тут же прыгают в воду вслед за статуэткой и вскоре тонут.
Мужчина мчится обратно, в тот же магазин сувениров.
- Я же предупреждал вас, что вы вернётесь за историей, - радостно говорит ему продавец.
- К черту историю! - отвечает тот...
-У вас есть маленький бронзовый араб ?..

***

Одному aрaбскому нефтяному шейху срочно понaдобилось переливaние крови.
У шейхa группa крови очень редкaя и нaшли ее только у одного еврея. Тот соглaсился, сделaли переливaние, зa что aрaб подaрил еврею дом и мaшину.
Через год тa же история - срочно нужнa кровь. Еврей с рaдостью бежит в пункт по переливaнию крови, но после процедуры aрaбский шейх дaрит еврею... коробку печенья.
Еврей удивлённо:
- Но прошлый рaз вы подaрили мне дом и мaшину! . .
Арaб:
- А в тот рaз во мне ещё не теклa еврейскaя кровь...
 
МарципанчикДата: Среда, 08.08.2012, 08:11 | Сообщение # 85
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 350
Статус: Offline
наболело...

...1989 год, за две недели до моего выезда с Украины, ко мне подошёл один ярый украинский "патриот", решивший, что, унизив достоинство еврея, он поднимет своё...
Ему не повезло, потому что слово "жид" и сорванный с моей шеи могендавид заставили меня опустить его "достоинство" на уровень тротуара плошади Дзержинского.
Мне пришлось спасаться бегством, а ему -поневоле- охлаждаться до уровня температуры воздуха...
А теперь о слове "жид", за которое я мог разорвать любого. Сегодня люди, которые только номинально считаются евреями, ведут нас с вами прямо к Холокосту. Эти евреи по рождению: Барбара Боксер, Рам Эмануел, Давид Аксельрод, Арлен Спектер, Барни Фрэнк, Генри Ваксман, Чак Шумер и другие соратники нашего "великого вождя и учителя", люди, приведшие к власти убожество, которое стремится перекроить самую демократическую систему в мире. Они делают это из тех же личных побуждений, которые двигали большевиками, создавшими самую "гуманную систему", уничтожившую 40 миллионов человек и приведшую к власти фашизм, оставив счастливчиков жить за забором самого большого в мире концлагеря.
А может быть мы с вами лучше вспомним, куда завели наш народ эти левые? Может, мы вспомним, что нас, евреев и Израиль, больше всех ненавидят всякие там "прогрессивс", как эти левые сегодня себя называют.
Может, мы вспомним, кто сдавал евреев в Варшавском гетто и кто сотрудничал с немцами?..
Если вы думаете что социализм сильно отличается от фашизма, то вы заблуждаетесь.
Разница в этих двух системах минимальна.
Муссолини был социал-демократом, перед тем как стал фашистом, а Гитлер был просто национал-социалист. Немецких национал-социалистов называли в народе бифштексами - "коричневые снаружи и красные внутри".
А может, вы сомневаетесь, что Путин и Чавес обыкновенные фашисты? Наш президент сегодня делает то же, что делает Чавес, a Путин уже сделал в России..
Мы всегда смеялись над Гондурасом. Но ведь там нормальные люди выкинули "социалиста - президента", который задумал свернуть демократию в стране.
И что же сделали "наш президент" и Госсекретарь Клинтон? Они наказали Гондурас, отказав ему в финансовой помощи, пока те не вернут назад узурпатора власти...
Вы еще не поняли, что наши евреи-левые радикалы, приведшие к власти и поддерживающие нынешнюю администрацию - это раковая опухоль на нашем еврейском теле!?
Мы не выучили и не воспользовались уроками истории...
История евреев полна трагических событий, инспирированных лже-мессиями и их пособниками.
Сегодня, в русском продуктовом магазине ко мне подошел русский человек, не еврей из России, а именно русский человек из Таллина, как он представился. Он увидел на моей шее тот самый могендавид, который мне сорвали на Украине. Это он сказал мне о Холокосте.
И это он сказал, что народ прозреет и своё недовольство выплеснет на евреев. Кто, ты думаешь, будет козлом отпущения? - спросил он, и сам же ответил - вы, евреи.
Я возразил ему, что мы разные, и по меньшей мере 20% американских евреев были против левых и не отдали свои голоса за этого президента.
- Наивный - ответил он. Вы талантливый, и, может быть, Богом избранный народ, но вы заражены бациллой самоубийства...
Кто в следующей бойне будет разбирать?..
Посмотри на Конгресс и Сенат. Там громче всех поют ваши левые братья.
Я знаю,- сказал он, - отвечая моим мыслям - это не евреи - это жиды, но кто вас различит?
Ваши везде на виду. Вы громче всех кричите.. Вам больше всех надо...

Друзья, прекратите думать, что вы можете осчастливить все человечество. Вы не можете осчастливить самих себя. Нас бьют за то, что мы хотим всем угодить.
Не себе, а именно всем.
Мы забыли, что нас уважают прежде всего за наш вклад в науку и технику, в медицину и искусство.
За то, что мы смогли отстоять своё государство в войнах и не сломались. За то, что сохранили свою религию и философию...
Нас перестали уважать, когда мы стали пособниками шарлатанов, когда мы стали стесняться своей силы и проповедовать чуждое всему живому "вечно живучее и ползучее" учение бородатого выкреста и антисемита Маркса, который никогда не работал и жил на подачки своего друга, тщеславного немца Энгельса.
Вам никогда не приходило в голову, почему Маркс стал антисемитом?
Ведь его предки были известными равинами.
Все очень просто. "Вечно живое" несовместимо с еврейством, с еврейской философией и моралью.
Оно несовместимо с нашим врожденным желанием трудиться, преуспеть, быть лучше других, дать больше своим детям и семье.
" Вечно Живое "- это философия люмпенов, чье неизбежное желание все поделить основано на иждивенчестве, лени и невежестве...
Посмотрите на ваших детей, которых пичкает тошнотворной идеологией Маркса левая "профессура" колледжей. Та профессура, которая сушествует на наши деньги, но преподает не технические предметы, а так называемые социальние науки, до боли напоминающие знакомый нам всем марксизм-ленинизм.
Ваши дети смеются в восторге, когда чёрный недоумок и расист Ван Джонс, ставленник Обамы, называет Республиканцев "Ослиными жопами".
Вас это не смущает? Мне вас жаль!..
Друзья, определитесь, наконец, КТО ВЫ?
Либо вы с Меиром Кахане и Борухом Голдштейном - с еврейским патриотом и узником Сиона, сидяшим в американской тюрьме, с великими еврейскими философами, патриотами и борцами, либо вы с последователями бородатого выкреста, которые принесли столько несчастий нашему народу в прошлом столетии.
А может вы с ловким левым израильским политиком, сидящим в Кнессете подлецом и представителем партии пенсионеров, сдавшим своего агента Джонатана Полларда, спасшего сотни евреев в прошлой иракской войне?..
Либо вы ЕВРЕИ, либо рано или поздно, КТО ВЫ, вам скажут ваши соседи.
Так было в России, так было в Германии, так было во Франции, так было в Испании.
Выбирайте сами: либо вы недостойное называть себя евреями стадо, которое ведут на убой морально нечистоплотные "пастухи", либо вы - ЕВРЕИ.
А теперь о медицинской реформе, за которую так ратуют либералы.
В моей семье несколько врачей, не говоря уже о друзьях-врачах. Почему-то никто из наших левых не говорит о страховках, которые оплачивают наши врачи, и не говорит о том, почему наша медицина так дорога. Недавно об этом неожиданно сказал бывший глава Демпартии и бывший врач Ховард Дин.
Оказывается, всё очень просто: в нашей стране больше адвокатов, чем врачей, и все они хотят жить..
Правда, они ничего не производят, кроме проблем и сумятицы, и пишут они на своём "птичьем", только им понятном языке. Так что мы, все остальные, не понимаем, что они за нас решают. Так вот, большинство наших левых законодателей -либералов питаются из этой адвокатской кормушки. Эти "траял лойерс" владеют Демократической партией. И где вы думаете будет эта самая партия? Отстаивать ваши с нами интересы или интересы адвокатов, обдирающих врачей, страховые компании, а значит, и нас с вами!? Может, вы забыли кем был наш "Главный Коммьюнити Органайзер" до того, как попал в Иллинойский Сенат. Правильно, он был тем самым "траял лойер".
И "моралист" Джон Эдвардс, бывший кандидат в президенты от Демократической партии, зарабатывавший по $26,000,000 в год на Тортовых судебных процессах, тоже "траял лойер".
Не бизнесмэн, а адвокатишка, делающий грязный бизнес на нас с вами.
Так с кем мы? С мелким и средним бизнессом, который сделал эту страну великой, или с индустриальными монстрами, профсоюзами и нечистоплотными адвокатами, разрушающими нашу страну?
Страну, что дала приют нам - всем, кто приехали сюда в поисках лучшей жизни.
Не дай нам Бог, чтобы события прошлого века повторились здесь, в Америке!..
Но если это произойдет, винить мы сможем только себя.
А всякие там Рамы Эмануели, Аксельроды, Наумы Чомские, Алинские и прочая левая шваль, ненавидящая и евреев, и Израиль, и Америку, слиняет еще до того, как нас начнут здесь бить.
Крысы знают, когда бежать, и бегут первыми!.. ( Яков Свердлов, один из руководителей большевистского переворота в России, запасся крупными бриллиантами, золотыми царскими десятками и заграничными паспoртами на всю семью уже в 1922 году, всего лишь только через 5 лет после свершения того издевательства, в которое они ввергли всю страну.)
Я не призываю всех записываться в Республиканскую Партию. Там тоже не ангелы, но Республиканцы хотя бы отстаивают интересы того мелкого и среднего бизнеса, который еще сумел выжить среди этой левой вакханали и те свободы, что гарантирует нам Конституция.
Сегодня я призываю всех евреев прислушаться к голосу своей совести и к здравому смыслу, который всегда был присущ думающему большинству нашего народа.
Так кто же вы?
Пусть каждый ответит себе сам, пока не поздно...

Виталий Фейгин, иммигрировал в США в 1990 году, инженер, автор технических статей и патентов.
----------
Впору плакать

Хорошая была страна,
жаль, что недолго…
и становления страда,
и чувство долга
Явили миру Новый Свет –
пример свободы –
Где труд – библейский наш завет,
дал счастья всходы.

Там люди жили лучше всех
других народов,
Неколебим был их успех,
но мчались годы…

Увязло общество на дне
либерализма,
Как будто вставили стране
чумную клизму.

Чикагский шарлатан и лжец
вдруг стал кумиром.
Чей этот тёмный протеже,
кто правит миром?

А что Сенат, а где Конгресс
со здравым смыслом?
Проблемы ростом до небес
бедой нависли.

Устав от глупости людской,
гляжу со страхом
На то, что стало со страной,
и впору плакать.

Анатолий Берлин, Л-А
 
ПинечкаДата: Четверг, 09.08.2012, 12:10 | Сообщение # 86
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1088
Статус: Offline
Бейдер Хаим Волькович (1920-2003), советский литератор и журналист.Исследователь еврейской культуры

ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМ!

- “Шолом-алейхем” – что такое? -
Меня спросили как-то раз.
Сказал я:
- Добрый знак рукою,
Слова надежды без прикрас,
И друг, все двери распахнувший,
Чтобы скорей тебя обнять,
Во тьму дворовую шагнувший,
Чтобы печаль твою унять.
- “Шолом-алейхем” – что такое? -
Меня спросили как-то раз.
Сказал я:
- Мужество большое,
С каким встречаем горький час,
Когда мечты коса скосила
И жизнь твоя дала излом,
Но всё же не иссякла сила
И ты на бой идёшь со злом.
- “Шолом-алейхем” – что такое? -
Меня спросили как-то раз.
Сказал я:
- Слово золотое,
Оно давно в чести у нас;
Оно сильнее, чем оружье,
Оно добро несёт с собой,
Его переводить не нужно -
Его поймёт язык любой!

Из книги “Моя погода”, Москва, “Советский писатель”, 1985. Перевод с идиш.
 
ПинечкаДата: Суббота, 11.08.2012, 11:28 | Сообщение # 87
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1088
Статус: Offline
Музей Ниссима де Камондо

О музее Камондо и их семье я узнал после посещения Еврейского музея в Париже.
Семья сефардских евреев Камондо, бежавшая из Испании в конце XV века, нашла убежище в Оттоманской империи.
В 1802 году Исаак Камондо основал в Стамбуле банк, а позже привлек к нему брата Абрахама-Соломона. Они наладили связи с финансистами Вены, Лондона и Парижа. Семейное дело расширялось, и вскоре Абрахам-Соломон привлек в него своих внуков — Абрахама-Бехора и Ниссима.
Финансисты много внимания уделяли благотворительности: в стамбульском районе Галата они построили банки, школы, больницы. Семья Камондо помогала евреям, жившим в Оттоманской империи и говорившим на испанском, изучать турецкий и французский языки, чтобы быстрее адаптироваться к жизни и стать полноценными гражданами страны. В 1865 году Камондо получили итальянское гражданство в благодарность за помощь Италии в борьбе за воссоединение своей страны.
В 1867 году итальянский король Виктор-Эммануил II присвоил Абрахаму-Соломону наследственный титул графа, а в 1870-м такой же титул получил Ниссим.
В 1869 году семья переезжает в Париж и покупает участок земли рядом с парком Мансо. Архитектор Дени-Луи Дестор возводит для семьи особняк, к которому присоединяется другое здание — дом по улице Мансо...
Вскоре сын одного из братьев, Исаак де Камондо (1851–1911), начинает коллекционировать картины, рисунки, офорты и предметы роскоши — гобелены, вазы, скульптуры, мебель XVIII века, а также произведения японского искусства.
Сенсацией стала покупка в 1881 году за 100 тыс. франков часов «Три грации» работы Этьена Фальконе.
Исаак собрал потрясающую коллекцию французской живописи, в том числе тридцать картин импрессионистов: Э. Дега, некоторые из его работ абсолютные шедевры —
«В балетном классе», «В кафе» («Абсент») и др., П. Сезанн «Игроки в карты», Э. Мане «Лола», «Скаковые лошади перед трибунами» и полотна К. Моне. Кроме того, в его собрание вошли полотна барбизонской школы и картины фламандских живописцев. Сокровища коллекции Исаака Камондо сейчас находятся в парижском музее Орсе и Лувре.
Во время моего пребывания в Париже в залах Еврейского музея была развернута выставка картин и рисунков, собранных когда-то Исааком де Камондо. Выставка имела оглушительный успех, и весь бомонд Парижа стремился увидеть французские шедевры.
В 1893 году Исаак продал дом на улице Мансо и переехал на улицу Глюка, рядом с Парижской оперой. У него была еще одна страсть — музыка.
Исаак, несомненно, обладал даром композитора: им написано около двадцати музыкальных произведений. Камондо хотел создать «музыкальный эквивалент картины». Он написал оперу «Клоун», которая была поставлена в театре Opera-Comiqie. Он любил французскую музыку, особенно творчество Форе и Дебюсси.
В 1905 году Исаак де Камондо организовал Общество артистов и друзей оперы. Он помог своему другу Г. Астрюку купить землю для постройки музыкального театра на Елисейских Полях, который открылся в 1913 году и сейчас является одним из красивейших зданий Парижа. Семью Камондо называли «Ротшильды с востока».
У Исаака де Камондо не было своей семьи, поэтому в 1897 году он решил подарить часть своей коллекции Лувру. Окончательное завещание коллекции Камондо составил в 1911 году. Сейчас экспонаты его собрания находятся в Лувре, музее Орсе и Версальском дворце.
Двоюродный брат Исаака, Моисей де Камондо (1860–1935), был более осмотрительным и разумным в своих пристрастиях. В 1891 году он женился на Кахен де Анвер из богатой еврейской семьи финансистов, и у них родилось двое детей — сын Ниссим (1892) и дочь Беатриса (1894). Моисей был элегантный и рафинированный человек, он увлекался спортом и одним из первых во Франции в 1895 году приобрел автомобиль. В 1901 году он участвовал в автогонках Париж — Берлин...
Моисей владел яхтами, увлекался охотой и много времени проводил на различных курортах, например, в Сент-Морице, Биаррице, Монте-Карло, куда ездил со своими детьми. Он приобрел большую виллу в Aumont и назвал ее «Беатрис». Каждую неделю он проводил там скачки и охоту, в которых участвовали его дети и друзья. После смерти своего кузена Исаака Моисей стал главой фамильного банка и многочисленных компаний. Он был большим знатоком и коллекционером произведений французского декоративного искусства XVIII века, страстно собирал различные предметы того времени.
Его сын Ниссим получил блестящее образование и при этом, так же как и его отец, был прекрасным наездником и охотником. Он готовился стать банкиром, но начавшая мировая война помешала его карьере. В 1914 году Ниссим был мобилизован, воевал в военно-воздушных войсках, занимался воздушной разведкой и в чине старшего лейтенанта участвовал в боях под Верденом и на Сомме.

В бою в Лоррене 5 сентября 1917 года его самолет был сбит, Ниссим погиб…
Поначалу отец ничего не знал о судьбе своего сына. Но в октябре того же года он получил письмо от французского писателя Марселя Пруста, в котором тот описал храбрость Ниссима и то, как он помогал своим товарищам в бою. Это письмо хранится в музее на видном месте. Моисей похоронил сына в фамильном склепе на кладбище Монмартра в январе 1919 года.
В 1924 году Моисей де Камондо решает подарить свой дом и коллекцию французскому народу, «чтобы увековечить память моего отца графа Ниссима де Камондо и моего сына, пилота и офицера Ниссима де Камондо, погибшего в бою… Я завещаю все музею декоративного искусства после моей смерти и прошу назвать мой дом “Музей Ниссима де Камондо”».
После смерти Моисея де Камондо его дочь Беатрис Рейнах исполнила волю отца. Музей был открыт 21 декабря 1936 года. Но у этой истории трагический финал. Началась Вторая мировая война, Париж был оккупирован фашистами, нацисты охотились за евреями. В 1942 году Беатрис Рейнах, ее муж Леон, который был сыном известного ученого Теодора Рейнаха, и их дети, 22-летняя Фанни и 19-летний Бертран, были арестованы и интернированы в лагерь в Дранси. В 1943 году всю семью отправили в Освенцим, где они погибли.
Музей сохранил память о нескольких поколениях семьи Камондо, которая внесла огромный вклад в культуру Франции.
…Когда вы входите во двор дома на улице Мансо и видите здание музея, вас охватывает восторг. В 1911–1914 годах Моисей решил переделать свой дом и пригласил архитектора Рене Сержента, у которого уже был большой опыт возведения (и реконструкции) особняков и дворцов в Париже, Лондоне и других столицах.
Фактически архитектор построил дворец, вдохновившись Малым Трианоном в парке Версаля (1763–1768). С противоположной стороны здание имеет два крыла с огромной ротондой, из которой есть выход в парк Мансо. Конструкция здания потрясает! Но главное впереди: грандиозные холлы, мраморная лестница с балюстрадами, уникальные японские вазы, анфилады комнат с картинами, старинными часами, с изумительной мебелью (в основном XVII–XVIII веков). Вас окружают необыкновенные скульптуры и статуэтки, специально подобранные к мебели, роскошная драпировка стен и мебели, старинные гобелены, посуда из севрского фарфора, и все это свидетельствует о необыкновенном вкусе собирателей. Да, это роскошь, но сразу виден хозяин — человек умный, рафинированный и любящий искусство... но не себя в искусстве.

И имя этого собирателя — Моисей де Камондо!..
Из окон дворца открывается изумительный вид на парк. В залах много света, и когда вы видите всю коллекцию, собранную с таким пониманием и любовью, хочется сюда приходить и смотреть еще и еще.
Семья Камондо преподнесла Франции бесценные дары.
Яков КОВАЛЕНСКИЙ
Прикрепления: 1222942.jpg(153Kb) · 1720277.jpg(98Kb) · 5567911.jpg(138Kb)
 
дядяБоряДата: Вторник, 14.08.2012, 06:42 | Сообщение # 88
дружище
Группа: Пользователи
Сообщений: 434
Статус: Offline
Рабиновичи русской земли

В том краю, где берёзки и сосны,
где сугробы снега намели,
как живётся вам, братья и сёстры,
рабиновичи русской земли?

Пой, Кобзон! Философствуй, Жванецкий!
Веселите угрюмый народ!
Злобный дух юдофобский, советский,
не ушёл и вовек не уйдёт.

Пусть пока лишь слова, не каменья,
но дойдёт и до них, не дремли!
Где вы, крестники батюшки Меня,
рабиновичи русской земли?

От курильской гряды до Игарки,
от Игарки до химкинских дач -
скрипачи, хохмачи, олигархи,
как жуётся вам русский калач?

Домоглись ли, чего ожидали?
Уважаемы, вхожи в кремли?
Ничего, что зовут вас жидами,
рабиновичи русской земли?

Ничего, что вокруг благочинность
и не зверствует правящий класс,
только, что бы в стране ни случилось,
всё смахнут непременно на вас?

Жаль, что предков печальную участь
вы надолго в себе погребли.
Ничему вас погромы не учат,
рабиновичи русской земли.

Вы пройдёте дорогою терний,
будет злым и жестоким урок,
не помогут ни крестик нательный,
ни фамилии, взятые впрок.

Кнут найдётся - была б ягодица!
Под весёлый припев "ай-люли"
продолжайте цвести и плодиться,
рабиновичи русской земли...

Наум Сагаловский
 
ПинечкаДата: Пятница, 17.08.2012, 06:52 | Сообщение # 89
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1088
Статус: Offline
вот уж точно-истину глаголет!
 
ПинечкаДата: Суббота, 18.08.2012, 07:01 | Сообщение # 90
мон ами
Группа: Администраторы
Сообщений: 1088
Статус: Offline


Alexandra Raisman (USA)

March 3, 2012 - Madison Square Garden - New York, N.Y. (ещё до Олипиады)

Заявление 18-летней американской гимнастки Александры Райсман в поддержку минуты молчания в честь 11 израильских спортсменов, убитых 40 лет назад на Олимпийских играх в Мюнхене палестинскими террористами, облетело все мировые СМИ и принесло девушке чуть ли не большую славу, нежели завоевание золота на соревнованиях.
«Она достойна еще одной медали за то, что осмелилась откровенно высказать то, что думала», – пишет New York Post.
 
ВСТРЕЧАЕМСЯ ЗДЕСЬ... » С МИРУ ПО НИТКЕ » еврейские штучки » еврейские штучки
Страница 6 из 28«12456782728»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz